WWW.NET.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет ресурсы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ПРАВОМ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ РОССИИ ...»

-- [ Страница 1 ] --

Институт законодательства и сравнительного правоведения

при Правительстве Российской Федерации

На правах рукописи

Радченко Сергей Дмитриевич

ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ПРАВОМ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

РОССИИ

12.00.03 - граяеданское, семейное, предпринимательское,

международное частное право

Диссертация

на соискание учёной степени

кандидата юридических наук

Научный руководитель доктор юридических наук,

профессор

Садиков Олег Николаевич

Москва 2007

ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ 3

1. ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ

СУБЪЕКТИВНЫМ ГРАЖДАНСКИМ ПРАВОМ 13

§ 1. Теории злоупотребления субъективным гражданским правом.. 13 §2. Определение понятия злоупотребления субъективным граж­ данским правом 35 §3. Отграничение гражданско-правового запрета злоупотребления правом от смежных правовых институтов 87

2. ПОСЛЕДСТВИЯ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ ПРАВОМ 106 § 1. Отказ в применении способа защиты права 106 §2. Лишение субъективного права 115 §3. Понуждение к совершению действия 119 §4. Недействительность сделки 129

3. ОСОБЕННОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ ЗАПРЕТА

ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ ПРАВОМ В ОТДЕЛЬНЫХ ВИДАХ

ГРАЖДАНСКИХ ПРАВООТНОШЕНИЙ 141 § 1. Применение запрета злоупотребления правом в корпоратив­ ных отношениях §2.


Применение запрета злоупотребления правом в денежных обязательствах ЗАКЛЮЧЕНИЕ 194 БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК 197 ВВЕДЕНИЕ прошедшая в России в 1990-е гг. реформа гражданского законодательст­ ва привела к расширению действия принципов равенства, свободы договора, беспрепятственного осуществления гражданских прав. Гражданский кодекс РФ (далее - ГК РФ) включил в предмет гражданского права отношения, ос­ нованные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников. Это сопровождалось как введением в гражданское законода­ тельство России новых, так и сохранением ранее известных правовых инсти­ тутов, однако в значительно переработанном и обновлённом виде. К числу последних относится и запрет злоупотребления субъективными граждански­ ми правами (ч. 1 ст. 10 ГК РФ), сформулированный в ГК РФ в виде недопу­ щения действий граждани юридических лиц, осуществляемых исключитель­ но с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотреблений правом в иных формах.

Институт злоупотребления субъективными гражданскими правами су­ ществовал ещё в советском гражданском праве как запрет осуществления гражданских прав в противоречии с их социально-хозяйственным назначени­ ем (ст. 1 ГК РСФСР 1922 г.) и в противоречии с назначением этих прав в со­ циалистическом обществе в период строительства коммунизма (ч. 1 ст. 5 ГК РСФСР 1964 г.). В настоящее время формулировка запрета злоупотребления гражданскими правами приведена в соответствие с «мировыми стандарта­ ми», что требует его осмысления и анализа в контексте системы современно­ го российского законодательства. Анализ судебной практики по применению ст. 10 ГК РФ свидетельствует с одной стороны о существенном увеличении случаев применения судами нормы ст. 10 ГК РФ, а с другой стороны, - об от­ сутствии единообразия в толковании и применении судами данной нормы. В связи с этим возникает необходимость в исследовании правовой природы данного института, определении его места среди других правовых институ­ тов, а также путей совершенствования норм о запрете злоупотребления праBOM и практики их применения, что предопределяет актуальность настоящего диссертационного исследования.





Предмет диссертационного исследования обусловлен предметом юри­ дической науки в целом и предметом гражданско-правовой науки в частно­ сти, и включает в себя:

1) сведения российских источников по истории института запрета зло­ употребления правом, а также теоретические воззрения российских и зару­ бежных учёных по различным вопросам злоупотребления правом;

2) нормы российского гражданского, семейного, трудового и других от­ раслей права - как действовавшие ранее, так и действующие в настоящее время;

3) гражданско-правовые отношения, образующиеся в результате урегу­ лирования общественных отношений нормами, составляющими институт злоупотребления правом;

4) результаты правоприменительной практики арбитражных судов и су­ дов общей юрисдикции.

Цели и задачи диссертационного исследования. Цель настоящего ис­ следования состоит в выявлении, постановке и разрешении теоретических и практических проблем, связанных с определением правовой природы граж­ данско-правового злоупотребления правом; выработке применимых на прак­ тике критериев для максимально точного установления судом наличия или отсутствия признаков злоупотребления правом.

Логическая систематизация вопросов, составляющих предмет исследо­ вания, позволила сформулировать задачи диссертационного исследования:

1) выявить правовую природу института злоупотребления субъективным гражданским правом, его разграничение со смежными правовыми институ­ тами;

2) определить круг возможных последствий злоупотребления правом;

3) раскрыть особенности применения гражданско-правового запрета злоупотребления правом в наиболее распространённых на практике судебных спорах, связанных с применением ст. 10 ГК РФ, к которым относятся споры из корпоративных отношений и денежных обязательств.

Структура исследования. Система поставленных научных задач нахо­ дит отражение в структуре настоящей работы. Решению каждой из общих за­ дач соответствует отдельная глава. Задачи же более конкретные решаются в содержании отдельных параграфов, в которые объединён материал внутри глав. Весь материал исследования разбит на три главы, включающие в себя девять параграфов, каждый из которых посвящен выявлению и разрешению той или иной проблемы злоупотребления правом. Список использованной литературы включает 211 источников.

Методология исследования. Диссертационное исследование проведено на основе методов исторического, комплексного, системно-структурного анализа, а также способов толкования норм и категорий в праве, в частности посредством формальной логики и сравнительного правоведения. Особое ме­ сто в методологии диссертации занимает культурологический метод, со­ стоящий в анализе правовой природы юридических явлений с использовани­ ем сведений иных гуманитарных наук: философии, истории, лингвистики и др.

Теоретическая основа исследования. В своей теоретической основе настоящая диссертационная работа опирается на сочинения выдающихся отечественных и зарубежных философов — Аристотеля, М. Бубера, И. Бентама, Н. А. Бердяева, Г. Гегеля, Г. Гроция, И. А. Ильина, И. Канта, Г. В. Лейбница, Дж. С. Милля, Б. Паскаля, Платона, Б. Спинозы, В. С. Со­ ловьёва, Ж. Ж. Руссо, С. Л. Франка, Ф. Шеллинга, А. Шопенгауэра; работы дореволюционных российских правоведов — Е. В. Васьковского, Ю. С. Гамбарова, В. П. Доманжо, С. А. Муромцева, Е. В. Пассека, Л. И. Петражицкого, И. А. Покровского, В. М. Хвостова, Г. Ф. Шершеневича; труды известных за­ рубежных правоведов — Ж. Л. Бержеля, Е. Годэме, Л. Дюги, Р. Иеринга, Ж. Карбонье, Ж. Морандьера, Ф. Нордмана, М. Планиоля, Г. Радбруха, Ж.-Д. Руле, Р. Саватье, Л. Эннекцеруса, Янко Г. Янева.

Диссертантом широко использованы исследования отечественных учё­ ных-юристов М. М. Агаркова, М. И. Бару, В. А. Белова, О. Ф. Богатырёва, М. И. Брагинского, С. Н. Братуся, С. И. Вильнянского, Г. А. Гаджиева, В. П. Грибанова, Д. В. Дождева, В. И. Емельянова, О. С. Иоффе, С. Г. Зайце­ вой, С. Ф. Кечекьяна, Н. И. Клейн, Л. А. Лунца, Н. С. Малеина, Ю. Г. Мат­ веева, С. В. Михайлова, И. Б. Новицкого, Е. А. Павлодского, В. М. Пашина, В. А. Рясенцева, О. Н. Садикова, С. В. Сарбаша, К. И. Скловского, Ю. К. Тол­ стого, Ю. Б. Фогельсона, В. Ф. Яковлева, Т. С. Яценко и др.

Нормативную основу диссертации составили положения Гражданско­ го кодекса РФ об осуществлении гражданских прав, способах защиты граж­ данских прав и др., а также нормы Федерального закона «Об акционерных обществах» от 26.12.1995 г. № 208-ФЗ (в ред. Федерального закона о т 05.01.2006 г. № 7-ФЗ)', Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 08.02.1998 г. № 14-ФЗ (в ред. Федерального закона о т 29.12.2004 г. № 192-ФЗ), Федерального закона «О защите конкуренции» о т 26.07.2006 г. № 135-Ф3\ Уголовного кодекса Российской Федерации"^, Се­ мейного кодекса Российской Федерации^ и других нормативных актов.

В качестве фактического материала использованы материалы судебной практики: постановления и определения Конституционного Суда РФ, Вер­ ховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ и федеральных арбит­ ражных судов округов.

Степень научной разработанности темы. В науке отечественного гра­ жданского права первое по времени комплексное исследование проблемы злоупотребления правом принадлежит перу М. М. Агаркова. В его статье «Проблема злоупотребления правом в советском гражданском праве»*" сфор

–  –  –

мулирована и поставлена проблема злоупотребления правом, дан анализ по­ нятия осуществления права и его пределов, предложено определение зло­ употребления правом. Первая и единственная в советской цивилистике моно­ графическая разработка темы была осуществлена В. П. Грибановым в его докторской диссертации в 1972 г.\ Данная работа содержит отдельную главу «Правовая природа и социальное назначение принципа недопустимости зло­ употребления гражданскими правами», в которой дан исторический и догма­ тический анализ проблемы на основе парных диалектических категорий; вы­ явлены признаки злоупотребления правом. В качестве результата была сформулирована первая в отечественной цивилистике теория злоупотребле­ ния правом - теория «пределов осуществления гражданских прав», оказавП1ая влияние, в том числе, на действующее гражданское законодательство.

Обе названные работы заложили основы теоретического исследования дан­ ной темы.

В 1995 г. после того, как вступила в силу первая часть действующего ГК РФ, провозгласившая в качестве одного из основных начал гражданского за­ конодательства беспрепятственное, своей волей и в своём интересе осущест­ вление гражданами и юридическими лицами гражданских прав, а также со­ держащая ст. 10 «Пределы осуществления гражданских прав», задача науч­ ного изучения запрета злоупотребления субъективными гражданскими пра­ вами обрела новую повышенную актуальность.

В современных научных исследованиях можно выделить два направле­ ния. Первое из них продолжает и развивает на базе действующего законода­ тельства идущее от В. П. Грибанова понимание злоупотребления субъектив­ ным гражданским правом через категорию «пределов осуществления гражданских прав» (Т. С. Яценко, О. А. Поротикова ). Второе направление осноГрибанов В. П. Пределы осуществления и з а щ и т ы гражданских п р а в. М., 1972; пе­ реиздание см. в Сб. Грибанов В. П. Осуществление и з а щ и т а гражданских прав. М., 2000.

С. 19-212.

^ Яценко Т. С. Категория ш и к а н ы в гражданском праве: история и современность.

М.,2003.

^ Поротикова О. А. Проблема злоупотребления субъективным г р а ж д а н с к и м правом:

вано на критике данной теории и формулировании нового понимания зло­ употребления правом, которое бы основывалось не на идеологических дог­ мах, а на цивилистических ценностях. Данное направление привело к появ­ лению в отечественной гражданско-правовой науке ряда альтернативных концепций злоупотребления правом. Так, в монографии В. И. Емельянова «Разумность, добросовестность, незлоупотребление гражданскими правами»' в целях выявления правовой природы данного института предложена и обос­ нована теория «целевых прав - обязанностей». Заслуживают быть отмечен­ ными исследования злоупотребления правом с точки зрения нарушения принципов права, и интересов третьих лиц (С. Г. Зайцева, П. А. Избрехг), через категории «использование прав в противоречии с их назначением» и «исключительного намерения причинения вреда» (А. А. Малиновский)"^. В диссертационном исследовании А. Ю. Белоножкина^ сущность злоупотреб­ ления правом раскрывается через категории «преимущественного правового положения», «формы» и «содержания» права. Самая глубокая, на наш взгляд, работа по исследуемой теме - статья В. М. Пашина «Институт злоупотребле­ ния субъективными правами de lege ferenda»^ обосновывает понимание зло­ употребления правом через категорию «интерес». Наблюдается особое вни­ мание к истории развития данного правового института (Т. С. Яценко, В. И.

Емельянов, А. А. Малиновский, О. А. Поротикова). Возможно, это вызвано тем, что раздел, посвященный истории, хотя и был в монографии В. П. ГриАвтореф. д и с. к а н д. ю р. наук. Саратов, 2002; Поротикова О. А. П р о б л е м а злоупотребле­ ния субъективным гражданским правом. М., 2007.

' Емельянов В. И. Разумность, добросовестность незлоупотребление г р а ж д а н с к и м и правами. М., 2002.

^ Зайцева С. Г. «Злоупотребление правом» как правовая категория и как к о м п о н е н !

нормативной системы законодательства Р о с с и й с к о й Федерации. Рязань, 2002.

^ Избрехт П. А. Злоупотребление гражданскими правами в сфере п р е д п р и н и м а т е л ь ­ ской деятельности: А в т о р е ф. д и с. к а н д. ю р. наук. Екатеринбург, 2005.

Малиновский А. А. Злоупотребление правом. М., 2002.

^ Белоножкин А. Ю. Содержание и ф о р м ы злоупотребления с у б ъ е к т и в н ы м граждан ским правом: А в т о р е ф. д и с... канд. ю р. наук. Волгоград, 2005.

^ Пашин В. М. Институт злоупотребления субъективными п р а в а м и de lege ferenda II Актуальные п р о б л е м ы гражданского права: Сб. статей / П о д ред. О. Ю. Шилохвоста. М.,

2003. С. 28-62. В ы п. 7.

банова, но исторические факты истолковывались им в идеологическом клю­ че.

Вместе с тем, несмотря на повышенное внимание к рассматриваемой теме, в современной науке отечественного гражданского права нет единооб­ разия в понимании сущности и правовой природы запрета злоупотребления субъективным гражданским правом, остаются неисследованными вопросы, связанные с применением запрета злоупотребления правом в отдельных ви­ дах гражданских правоотношений, возможные меры государственного реа­ гирования на злоупотребление правом.

Научная новизна исследования. В настоящем диссертационном иссле­ довании впервые в науке российского гражданского права осуществлена все­ сторонняя разработка дискуссионных вопросов, связанных с пониманием правовой природы и практическим применением запрета злоупотребления субъективным гражданским правом через философские категории «зло», «свобода» и «интерес», впервые специально исследованы виды мер государ­ ственного реагирования на действия, образующие злоупотребления правом, а также особенности применения запрета злоупотребления правом в корпора­ тивных отношениях и денежных обязательствах.

На защиту выносятся основные выводы, отражающие новизну дис­ сертационного исследования:

1. Право - это признанная и защищенная государством свобода в осуще­ ствлении интереса. Поскольку в самой материи свободы заключена возмож­ ность её использования как в целях добра, так и зла, такая же возможность существует в праве. Злоупотребление возможно только при осуществлении права, как волевого действия, направленного на реализацию интереса. Со­ вершение управомоченным субъектом действий по осуществлению права в своём интересе отвечает интересам общества. Осуществление права в отсут­ ствии интереса есть социальное зло, против которого направлен запрет зло­ употребления правом. Если субъект осуществляет право при отсутствии или в противоречии с имеющимся у него интересом, то государство в публичных интересах вправе ставить пределы такому правоосуществлению с помощью запрета злоупотребления правом. Злоупотребление субъективным граждан­ ским правом - это осуществление принадлежащего управомоченному лицу права в противоречии с имеющимся у данного лица признанным законом ин­ тересом в его осуществлении.

2. Управомоченное лицо при осуществлении права в принудительном порядке не обязано доказывать наличие интереса в осуществлении права.

Сторона спора, полагающая, что другая сторона злоупотребляет правом, обя­ зана доказать это обстоятельство.

3. Злоупотребление субъективным гражданским правом необходимо от­ личать от: (1) недобросовестности в субъективном смысле, так как недобро­ совестным является лицо, не имеющее права, тогда как злоупотребить пра­ вом может только лицо, имеющее право; (2) недобросовестности в объектив­ ном смысле, так как последняя определяется путём сопоставления действий управомоченного лица с интересами других лиц (контрагентов), между тем, злоупотребление правом определяется по отношению к интересу самого управомоченного лица; (3) злоупотребления родительскими правами, по­ скольку данные права не являются субъективными гражданскими правами;

они предоставлены родителям не для обеспечения поведения обязанного ли­ ца в целях реализации их интересов, а для удовлетворения интересов детей, а также общества, в связи с чем, осуществление данных прав приравнено к обязанности; (4) злоупотребления доминирующим положением, так как по­ следнее не является субъективным правом и обозначает запрещённые, т. е. не связанные с осуществлением какого-либо права действия.

4. Причинение вреда не является обязательным признаком злоупотреб­ ления правом. Реакция государства на злоупотребление носит превентивный характер с целью предотвращения наступления отрицательных последствий.

Цель запрета злоупотребления правом - побудить управомоченное лицо дей­ ствовать в своём интересе. Если притязание такого лица представляет собой злоупотребление правом, то третьи лица вправе игнорировать данное требоИ вание. Если управомоченное лицо обращается за помощью к государству в лице суда, то в этом случае будет затрагиваться публичный интерес, и суд на основании ч. 2 ст. 10 ГК РФ может отказать в защите права. Если же в ре­ зультате «злоупотребительного» осуществления права произойдёт наруше­ ние прав или охраняемых законом интересов третьих лиц, то последние вправе прибегнуть к их защите способами, указанными в ст. 12 ГК РФ, в за­ висимости от характера нарушения.

5. Указанный в ч. 2 ст. 10 ГК РФ «отказ лицу в защите принадлежащего ему права» означает отказ стороне спора в применении испрашиваемого им способа защиты гражданского права как полностью, так и в части. По своей природе эта мера является санкцией, но не является видом гражданскоправовой ответственности, поскольку отказ в защите права не связан ни с лишением управомоченного лица какого-либо права, ни с возложением на него какой-либо обязанности. Последствия злоупотребления правом не могут выражаться в виде: (1) недействительности сделки; (2) лишения субъектив­ ного права; (3) понуждения к совершению действия.

6. Особенность злоупотребления корпоративными правами в том, что оно может состоять в осуществлении этих прав не только в противоречии с личным интересом, но также в противоречии с общим корпоративным инте­ ресом участников юридического лица.

7. При рассмотрении судом спора, возникшего из денежного обязатель­ ства, в качестве злоупотребления правом не должны считаться действия, на­ правленные на осуществление права взыскания процентов по договору займа (кредита), вне зависимости от того, насколько высок размер процента (в том числе, если причиной его повышения явились резкие колебания валютного курса), а также длительная задержка кредитора с предъявлением иска о взы­ скании денежного долга, приведшая к увеличению времени начисления про­ центов.

Научная и практическая значимость. Изложенные в диссертации по­ ложения решают ряд теоретических проблем злоупотребления правом и могут являться теоретической основой для совершенствования практики при­ менения норм, предусматривающих гражданско-правовой запрет злоупот­ ребления правом. Научные выводы, сформулированные в настоящей работе, могут быть использованы при совершенствовании действующего российско­ го гражданского законодательства и практики его применения, в процессе преподавания общего курса гражданского права, а также специального курса по теме «Осуществление и защита гражданских прав». Положения работы могут быть востребованы при подготовке лекционных курсов по дисципли­ нам цивилистического направления, а также при проведении дальнейших на­ учных исследований по данной проблеме и близким к ней темам, а также в целях совершенствования правоприменительной практики.

Внедрение и апробация результатов. Диссертация подготовлена в от­ деле предпринимательского законодательства Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, г д е проходили её рецензирование и обсуждение. Основные результаты исследо­ вания нашли отражение в шести опубликованных работах автора, список ко­ торых указан в автореферате настоящей диссертации

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ

СУБЪЕКТИВНЫМ ГРАЖДАНСКИМ ПРАВОМ

§ 1. Теории злоупотребления субъективным гражданским правом Вопросы, требующие исследования в рамках проблематики злоупотреб­ ления правом, напрямую вытекают из содержания правовых норм, регули­ рующих данный правовой институт. В соответствии с ч. 1 ст. 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исклю­ чительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребле­ ние правом в иных формах. Данная норма не определяет понятия злоупот­ ребления правом, а также не раскрывает признаков, дающих основания ква­ лифицировать «иные формы» злоупотребления правом. Поскольку пробле­ мы, связанные с применением данного института, уже исследовались в науке гражданского права, то рассмотрение вопроса целесообразно начать с анали­ за и оценки уже выдвинутых в отечественной цивилистике теорий злоупот­ ребления правом.

1. Теория пределов осуществления гражданских прав. Самая влиятель­ ная теория, нашедшая отражение в действующем ГК РФ (ст. 10 ГК РФ оза­ главлена «Пределы осуществления гражданских прав»). Её основоположник, В. П. Грибанов, исходил из следующих посылок. Всякое субъективное право, будучи мерой возможного поведения управомоченного лица, имеет опреде­ лённые границы как по своему содержанию, так и по характеру его осуществления\ Наряду с обеспечением реального осуществления субъективных прав управомоченного лица право призвано так же гарантировать защиту ин­ тересов всего общества в целом, прав и интересов других граждан и органи­ заций, которые могут быть затронуты при осуществлении права управомоченным лицом^. Данная функция выполняется установлением в законе «пре­ делов осуществления гражданских прав». К их числу В. П. Грибанов относил Грибанов В. П. П р е д е л ы осуществления и з а щ и т ы гражданских прав / Осуществле­ ние и защита гражданских прав. М., 2000. С. 22.

^ Там же. С. 24.

субъективные границы осуществления права, определяемые рамками граж­ данской дееспособности; временные границы - сроки осуществления граж­ данских прав; требование осуществлять права в соответствии с их назначе­ нием; способы осуществления права (в том числе, соблюдение предусмот­ ренной законом формы сделки); средства принудительного осуществления или защиты (например, пределы необходимой обороны)'. Пределы осущест­ вления гражданских прав - это юридическое выражение и гарантия сущест­ вующего экономически равного положения людей в системе общественных отношений. Выход лица за пределы этого экономического и правового рав­ новесия путём использования принадлежащих им гражданских прав, нару­ шение пределов их осуществления является злоупотреблением правом". По­ следнее представляет собой «особый тип гражданского правонарушения, со­ вершаемого управомоченным лицом при осуществлении им принадлежащего ему права, связанный с использованием недозволенных конкретных форм в рамках дозволенного ему законом общего типа поведения»^ По мнению В.

П. Грибанова, если управомоченное лицо превыщает границы дозволенного типа поведения, то оно действует противоправно.

Вели же общий тип дозво­ ленного поведения им соблюдается, однако его конкретные формы, избран­ ные управомоченным, недопустимы, имеет место злоупотребление правом. В качестве примера приводится случай, когда съёмщик жилого помещения сам им не пользуется, а систематически сдаёт в поднаём. С точки зрения типа дозволенного поведения съёмщик осуществляет предоставленное ему право на заключение договора поднайма (ст. 320, 321 ГК РСФСР 1964 г.). Но с точ­ ки зрения конкретных форм данного поведения (систематическая сдача в поднаём вместо использования помещения для удовлетворения личных по­ требностей в жилье) он делает то, на что фактически права не имеет. В таких и иных подобных случаях, когда наблюдается известное соединение дозво­ ленного и недозволенного, правомерного и неправомерного, принято говоГрибанов В. П. Указ. соч. С. 48-49.

^ Там же. С. 25.

^ Там же. С. 63.

рить о нарушении не пределов самого права, а пределов его осуществления'.

В своей основе теория пределов осуществления гражданских прав вос­ ходит к позиции М. М. Агаркова, определявшего злоупотребление правом как поведение лица, остающегося в пределах границы, очерченной законом, но вышедшее за пределы той границы, которую суд сочтёт по данному делу правильной. Подобного подхода, с некоторыми уточнениями редакционного характера, придерживались ранее и придерживаются в настоящее время мно­ гие учёные^. В одной из последних монографических работ злоупотребление правом определяется как неправомерное осуществление субъективного гра­ жданского права, нарушение управомоченным лицом установленных преде­ лов осуществления''.

Давая оценку данной теории вообще и взглядам В. П. Грибанова на зло­ употребление правом, в частности, необходимо отметить, что между поня­ тиями «зло» и «пределы» существует лексическая связь. По свидетельству Д. Перкина, английское слово «evil» восходит к понятию избытка и ведения войны за предписанными границами. Д. Поккок полагает, что это слово (так же, как и немецкое «das bel») произошло от тевтонского «ubilez» — выхо­ дящее за должную меру, преступающее собственные гpaницы^ Значение данной теории в том, что в её рамках В. П. Грибановым верно сформулиро­ ваны исходные положения для последующей разработки данной темы: зло­ употребление правом может быть допущено только лицом, имеющим данное ' Иоффе О. С, Грибанов В. П. П р е д е л ы осуществления субъективных гралсданских прав // Советское государство и право. 1967. № 7. С. 77.

^ Агарков М. М. П р о б л е м а злоупотребления правом в советском г р а ж д а н с к о м праве // И з б р а н н ы е т р у д ы п о гражданскому праву: В 2 т. М., 2002. Т. 2. С. 370.

^ Свердлык Г. А., Страунинг Э. Л.

Защита и самозащита гражданских п р а в : Учеб. по­ собие. М., 2002. С. 138; Коренной С. И. Ю р и д и ч е с к а я природа п р е в ы ш е н и я пределов осу­ ществления субъективных гражданских прав // В о п р о с ы теории и практики гражданского и трудового права и гражданского судопроизводства. Томск, 1981. С. 65; Белоножкин А.

Ю. С о д е р ж а н и е и ф о р м ы злоупотребления субъективным гражданским п р а в о м : ABTopecj).

д и с... канд. ю р. наук. Волгоград, 2005. С. 16; Валиев Р. Г. Злоупотребление субъектив­ н ы м правом: теоретико-методологические в о п р о с ы // У ч ё н ы е записки К а з а н с к о г о госу­ дарственного университета. Казань, 2002. Т. 142. С. 17.

Поротикова О. А. Проблема злоупотребления субъективным г р а ж д а н с к и м правом.

М., 2007. С. 154.

^ СкрипникА. П. Моральное зло в истории этики и культуры, М., 1992. С. 19.

право; злоупотребление правом имеет место только при осуществлении пра­ ва; злоупотребление правом — это использование права «во зло» '.

В судебной практике можно встретить немало примеров судебных по­ становлений, ориентирующихся на данную теорию. По одному из дел, касса­ ционный суд охарактеризовал злоупотребление правом как осуществление права недозволенным способом^. По обстоятельствам другого дела генераль­ ный директор ЗАО «Торговый Дом «Ростсельмаш-Дон» на общем собрании участников ООО «Торговый Дом «Юнион» проголосовал за принятие пунк­ тов устава общества, явно не выгодных для ЗАО как учредителя ООО, так как в новом варианте учредительных документов, являясь обладателем 95,5% голосов в уставном капитале созданного им юридического лица, ЗАО «Тор­ говый Дом «Ростсельмаш-Дон» имеет столько же голосов на собрании, сколько другой учредитель - ООО «Радар», обладающее 0,05% доли в устав­ ном капитале. Суды оценили действия генерального директора ЗАО «Торго­ вый Дом «Ростсельмаш-Дон» как совершенные с превышением пределов осуществления гражданских прав, установленных статьей 10 ГК РФ~\ Вместе с тем в науке гражданского права, на наш взгляд, справедливо указано на уязвимые места данной теории. Так, по мнению Н. С. Малеина, «возможно одно из двух: или субъект действует «в границах принадлежаще­ го ему права», тогда он не злоупотребляет своим правом, или он выходит «за пределы, установленные законом», тем самым, нарушая закон, тогда имеет место элементарное правонарушение, за которое должна следовать ответственносты/. В. И.

Емельянов по результатам анализа данной теории выдвига­ ет против неё два возражения:

1. Субъективное право есть мера дозволенного поведения, определяемая

^ Грибанов В. П. Указ. соч. С. 43, 50.

^ Постановление Ф А С Западно-Сибирского округа от 21.11.2006 г. № Ф04-7702/2006 (28518-А70-12).

^ Постановление Ф А С Северо-Кавказского округа от 24.12.1999 г. № Ф08-2919/99.

^ Малеин Н. С. Закон, ответственность и злоупотребление правом // Советское госу­ дарство и право. 1991. № 11. С. 29; О б этом ж е говорит М. Планиоль: «Le droit cesse o

l'abus commence» («право заканчивается т а м, где начинается злоупотребление») / См.:

PlaniolM., Ripert G. Trait lmentaire de driot civile. Paris, 1946. P. 157.

всей совокупностью правовых норм, влияющих на его объём. Поэтому пре­ делы осуществления субъективного гражданского права совпадают с преде­ лами субъективного права. Действие может считаться правомерным только в том случае, если оно не выходит за пределы, установленные как управомачивающей правовой нормой, которая определяет исходный объём субъективно­ го права, так и совокупностью обязывающих и запрещающих правовых норм, которые ограничивают это право. Если же действия находятся в пределах меры дозволенного поведения, установленной управомочивающей нормой, но при этом выходят за границы дозволения, уменьшенного различными за­ претами и предписаниями, то такие действия должны считаться совершён­ ными уже за пределами права, то есть не осуществлением права, а правона­ рушением'.

2. С позиции рассматриваемой теории субъективное право до начала его осуществления - это мера возможного дозволенного поведения. Когда же субъективное право начинает осуществляться, мера дозволенного поведения становиться иной: сокращается до размеров пределов осуществления граж­ данского права, из чего неизбежно следует вывод о том, что существует одна мера дозволенного поведения для потенциального, абстрактного субъектив­ ного права, а другая - для права осуществляемого. Значит, можно нарушить одну границу дозволенного, не нарушая другой. Занимая такую позицию на­ до было бы признать, что действие может быть одновременно и правомер­ ным и противоправным^.

Критикуя позицию В. И. Емельянова, А. А. Малиновский указывает на то, что в данном случае имеет место «правомерное злоупотребление правом», когда субъект совершает действие в пределах субъективного права, выходит за пределы осуществления субъективного права. В качестве примера приво­ диться ситуация, когда предприниматель, осуществив пассивное избиратель­ ное право, становится депутатом с целью уйти от уголовной ответственноЕмельянов В. И. Разумность, добросовестность, незлоупотребление г р а ж д а н с к и м и правами. М., 2002. С. 41.

^ Там же. С. 40.

сти, используя полученную неприкосновенность. В данном случае предпри­ ниматель осуществляет своё конституционное право быть избранным. Дру­ гое дело, что он может использовать данное право не по назначению (оно, как известно, предоставляется для осуществления представительских и пра­ вотворческих функций), чем причинит вред обществу и государству, иными словами - злоупотребит правом. Вместе с тем такое деяние не является нака­ зуемым, поскольку оно совершено в пределах субъективного права'.

На наш взгляд, это возражение не достигает цели. Если «такое деяние»

не наказуемо, то тем самым законодатель признаёт, что таким осуществлени­ ем права не причиняется никому зла того уровня, который заслуживает его внимания. Вместо того, что бы объяснить или устранить подмеченное В. И. Емельяновым логическое противоречие («противоправное осуществле­ ние права») А. А. Малиновский объявляет это противоречие нормой, называ­ ет его разновидностью злоупотребления правом и вводит для его обозначе­ ния новое понятие «правомерное злоупотребление правом». При этом им ис­ пользуется крайне неудачный пример: право баллотироваться на выборах в представительный орган государственной власти не есть субъективное граж­ данское право. Избирательное законодательство не предусматривает такого основания для отказа в регистрации в качестве кандидата как намерение по­ следнего избежать уголовной ответственности (кстати, откуда известно, что это лицо подлежит уголовной ответственности до вступления в силу обвини­ тельного приговора суда?).

В. М. Пашин, исследуя данную теорию, обращает внимание на то, что она не даёт ответ на вопрос о том, как отличить пределы самого права от пределов его осуществления? В. П. Грибановым описывается лишь соотно­ шение между поведением, составляющим содержание субъективного права, и поведением, составляющим содержание осуществления права как соотно­ шение между возможностью и действительностью, объективного и субъекМалиновский А. А. П р е д е л ы субъективного права // Ж у р н а л р о с с и й с к о г о права.

2005. № 11.

тивного, общего и конкретного^ однако, «здесь проанализировано лишь со­ отношение содержания субъективного права и его осуществления, но остаёт­ ся без ответа вопрос о соотношении пределов субъективного права и преде­ лов осуществления права»^.

Тот же автор отмечает, что пределы права и пределы осуществления права, если они существуют, устанавливаются законом, который всегда абст­ рактен и объективен, не зависит от поведения и воли участников правоотно­ шений. Соотношение между пределами права и пределами осуществления права не может подобно соотношению между поведением, составляющим содержание субъективного права, и поведением, составляющим содержание осуществления права, характеризоваться как соотношение объективного и субъективного, общего и конкретного, как соотношение между возможно­ стью и действительностью. И пределы права и пределы осуществления пра­ ва, поскольку и те и другие устанавливаются законом, всегда являются объ­ ективными, общими и действительными'^.

Никак не усиливает теорию В. П. Грибанова и предложенное О. А. Поротиковой определение пределов осуществления субъективных гражданских прав как отраслевой разновидности общеправовых сдерживающих стимулов поведенческой активности, призванных оказать внешнее упорядочивающее воздействие на мотивацию, способы, средства и характер использования за­ ложенных в содержании субъективного гражданского права возможностей.

По её мнению, пределы осуществления прав по форме должны быть прямы­ ми обязанностями, а не следовать из общего запрета злоупотребления пра­ вом. В этом случае управомоченное лицо будет одновременно и обязанным лицом. Поведение управомоченного лица, хотя и действующего в границах содержания своего субъективного права, но выходящего за пределы осуще

–  –  –

ствления, есть поведение противоправное, неисполнение обязанности'.

На наш взгляд, после такой модернизации рассматриваемой теории по­ следняя преврагцается в набор юридических банальностей: субъективное право должно осупдествляться с соблюдением пределов осуществления; пре­ делы могут устанавливаться законом; лицо, осуществляющее право должно делать это с соблюдением закона; если лицо осуществляет право, не соблю­ дая закон, то совершает правонарушение; такое правонарушение является злоупотреблением правом; отличие этого правонарушения от других в том, что оно совершается в ходе осуществления субъективного права, между тем как все иные правонарушения совершаются при отсутствии права.

При таком подходе, даже если мы (условно) признаем злоупотребление правом противоправным поведением, то столкнёмся с невозможностью от­ граничить злоупотребление правом от других видов противоправного поведе­ ния, ведь любое правонарушение - это неисполнение обязанности и «любое правонарушение можно при желании представить как действие, совершаемое лицом при осуществлении какого-либо субъективного права».

Несмотря на отмеченную ранее связь рассматриваемой теории со ст. 10 ГК РФ, использование основных её постулатов для целей толковании ст. 10 ГК РФ малоплодотворно. «Дело в том, что прежде чем квалифицировать дей­ ствия лица как злоупотребление своим правом [с точки зрения рассматри­ ваемой теории - С. Р.]..., мы должны установить противоправность этих действий (т. е. установить недозволенность конкретных форм осуществления права). А из ст. 10 ГК РФ вытекает обратная конструкция: если действия ли­ ца можно квалифицировать как злоупотребление правом, то такие действия не допускаются, т. е. являются противоправными. Если же мы попробуем «подставить» в положение ст. 10 ГК о том, что не допускается злоупотребле­ ние правом, дефиницию этого понятия, данную В. П. Грибановым, то полу­ чим плеоназм: не допускается осуществление лицом принадлежащего ему ^ Поротшова О. А. Указ. соч. С. 57, 61, 141 ^ Пашин В. М. Указ. соч. С. 44.

Права, связанное с использованием недозволенных конкретных форм в рам­ ках дозволенного обгцего типа поведения, иными словами - не допускается недозволенное»'. Как следствие теория «пределов осуществления граждан­ ских прав» едва ли может быть применена на практике. Как суду уяснить для себя где предел осуществления права, а где выход за пределы самого права, если, по признанию самой же О. А. Поротиковой «в настоящее время... пре­ делы осуществления обозначены в самом общем виде, трудно установимы из текста нормы» ?

Уязвимость теории «пределов осуществления гражданских прав» выде­ ляется ещё более рельефно в анализе примеров злоупотребления правом, приводимых её сторонниками. Так, В. П. Грибанов приводит следующий пример: «... Собственнику автомашины принадлежат право владеть, пользо­ ваться и распоряжаться этим объектом права собственности. Определяя со­ держание этого субъективного права, закон отвечает на вопрос, что именно может делать собственник с принадлежащей ему вещью? Но вместе с тем, закон устанавливает так же, что, например, продажа автомашины может быть произведена только через комиссионный магазин. В данном случае закон да­ ёт ответ уже на иной вопрос... как именно, каким способом собственник мо­ жет реализовать принадлежащие ему правомочия. Поэтому понятия дозво­ ленного и недозволенного относятся к разным явлениям: первое к содержа­ нию субъективного права, второе к его осуществлению»^ Между тем, обя­ занность продавать автомобиль только через комиссионный магазин - предел самого субъективного права; возможность продать автомобиль помимо ко­ миссионного магазина вообще не входит в содержание права собственности.

В этом случае лицо, нарушающее эту обязанность, не злоупотребляет пра­ вом, а действует за пределами права. Пределы как раз и появляются в резуль­ тате различных запретов и обязанностей, возлагаемых на собственника. Все эти запреты и обязанности, наряду с триадой правомочий определяют содерПашин В. М. Указ. соч. С. 45-46.

^ Поротикова О. А. Указ. соч. С. 149 ^ Грибанов В. П. Указ. соч. С. 56.

жание субъективного права собственности, отвечая на вопрос, что вправе де­ лать собственник со своей вещью. При данном подходе места для пределов осуществления права не остаётся'.

О. А. Поротикова в качестве примера различения пределов права и пре­ делов осуществления права приводит позицию Г. Ф. Шершеневича, который «рассматривая случаи «права участия частного» применительно к соседским городским правоотношениям... перечисляет в одном ряду запрещение выво­ дить окна и двери на соседний двор (ч. 1 ст. 455 т. 10 СЗ) и недопустимость сливания нечистот и сметания мусора на дом или двор соседа». По мнению О. А. Поротиковой, «если первое ограничение (запрещение выводить окна на соседний двор) непосредственно относилось к механизму использования возможностей, содержащихся в праве собственности, позволяющих собст­ веннику произвольно определять, с какой стороны ему делать окна, то во втором случае речь велась о поведении, не входящем в содержание права собственности. В первой ситуации самостоятельное поведение собственника по осуществлению права ограничивалось в связи с защитой интересов сосе­ дей и их прав на тайну частной жизни. Таким образом, не прекращалась сама возможность размещать в принадлежащем лицу доме окна и двери как часть содержания права собственности, а исключались соответствующие действия собственника по осуществлению этой возможности в условиях городской за­ стройки. Второй пример не может относиться к описанию содержания субъ­ ективного права, так как мусорить и загрязнять чужое имущество и земель­ ный участок не позволительно ни одному собственнику»^.

Иными словами, в понимании О. А. Поротиковой, если собственник до­ ма делает окна выходящими во двор соседа, то он действует в пределах при­ надлежащего ему права собственности, но превышает пределы осуществле­ ния этого права, и таким образом, злоупотребляет правом, а если сметает му­ сор во двор соседа, то действует за пределами принадлежащего ему права ' Пашин В. М. Указ. соч. С. 43.

'^Поротикова О. А. Указ. соч. С. 53-54.

собственности, и таким образом его действия злоупотребления права не об­ разуют. Данная позиция внутренне противоречива, так как с позиции теории «пределов осуществления гражданских прав» ничто не мешает запрет уста­ новки окон во двор соседа считать ограничением самого права собственно­ сти, а не пределов его осуществления, а в запрете сметать мусор во двор со­ седа видеть предел осуществления этого права, ведь само по себе сметание мусора противоправным не является, закон лишь ставит пределы осуществ­ ления этого права, запрещая такие действия по его осуществлению, которые ведут к попаданию мусора во двор соседу.

По итогам рассмотрения данной теории мы солидарны с В. М. Пашиным в том, что (1) само существование понятия «пределы осуществления права»

сомнительно, (2) даже если такая категория имеет право на существование, то следует признать, что в юридической литературе не предложены чёткие критерии разграничения пределов содержания права и пределов его осущест­ вления, (3) даже если согласиться с теоретической обоснованностью этой теории, то с практической точки зрения она не имеет почти никакого значе­ ния, так как любое правонарушение можно представить как злоупотребление неким правом'.

Таким образом, следует признать, что научный потенциал теории «пре­ делов осуществления гражданских прав» на современном этапе развития отечественной цивилистики не достаточен для объяснения природы и назна­ чения института злоупотребления субъективными гражданскими правами.

2. Теория целевых прав-обязанностей. Заслуга в разработке этой теории принадлежит В. И. Емельянову. В его понимании злоупотреблением субъек­ тивным гражданским правом является нарушение управомоченным лицом установленной законом или договором обязанности осуществлять субъек­ тивное гражданское право в интересах другого лица в непредвидимых усло­ виях^.

' Пашин В. М. Указ. соч. С. 45.

^ Емельянов В. И. Указ. соч. С. 56—57.

к такому выводу автор приходит следующим образом. По его мнению, состав элементов правонаругцения «злоупотребление гражданскими права­ ми» в части конструкции объективной и субъективной сторон совпадает с со­ ставом уголовного преступления, которое называется «злоупотребление должностными полномочиями»'. Это объясняется тем, что единственное оп­ ределение понятия «злоупотребление правом» содержится в Уголовном ко­ дексе РФ, «поэтому полезно более внимательно рассмотреть структуру уго­ ловно-правовых норм (ст. 201 и 285 Уголовного кодекса РФ (далее - УК РФ), устанавливающих ответственность за злоупотребления субъективными пра­ вами (полномочиями), поскольку элементный состав объективной стороны злоупотребления гражданскими правами должен быть аналогичен тому, ко­ торый предусмотрен названными уголовно-правовыми запретами, так как в обоих случаях противоправные действия заключаются в использовании субъективных прав вопреки определённой цели»^. Особый акцент учёный делает на анализе ст. 201 УК РФ, устанавливающей уголовную ответствен­ ность за злоупотребление полномочиями, под которым понимается исполь­ зование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой ор­ ганизации, поскольку именно «она представляет собой уголовно-правовой запрет злоупотребления гражданскими правами»^. При злоупотреблении должностными полномочиями наряду с нарушением одного генерального за­ прета - не причинять вред, нарушается ещё один запрет - не использовать право в недозволенных целях. Только сочетание нарушения обоих этих за­ претов является необходимым признаком злоупотребления полномочиями''.

Поскольку во многих случаях право должно реализовываться различными действиями, зависящими от конкретных жизненных ситуаций, многообразия которых невозможно предвидеть, то в этих случаях право предоставляется в ^ Емельянов В. И. Указ. соч. С. 59.

^ Там же. С. 47.

^ Т а м же. С. 48.

Т а м же. С. 52.

сочетании с установлением обязанности его использования в определённых целях («целевое право-обязанность»). В качестве наиболее яркого примера предоставления целевого права в гражданских правоотношениях автор назы­ вает договор доверительного управления имуществом (ст. 1012 ГК РФ)'.

Данный подход к пониманию злоупотребления правом можно найти и в судебной практике. В качестве конкретного примера можно привести сле­ дующее дело, связанное с разрешением спора из договора комиссии. В дан­ ном деле подлежала применению ч. 1 ст. 992 ГК РФ, согласно которой по до­ говору комиссии принятое на себя поручение комиссионер обязан исполнить на наиболее выгодных для комитента условиях в соответствии с указаниями комитента, а при отсутствии в договоре комиссии таких указаний — в соот­ ветствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. Суд, установив факт реализации комиссионером переданной ему на комиссию партии товара по ценам значительно ниже установленных договором комиссии без предварительного согласования с комитентом, а также приняв во внимание, что после получения от комитента товара с согла­ сованной ценой комиссионер заключил дополнительное соглашение к кон­ тракту с зарубежными партнёрами, которым значительно снизил цены на реализуемую партию товара, сделал вывод о том, что комиссионер, исполняя поручение комитента, действовал против его интересов, чем допустил зло­ употребление правом'^.

В обоснование своей позиции В. И. Емельянов приводит ряд норм рос­ сийского законодательства, называющих определённые действия злоупот­ реблениями правом: ст. 69 Семейного кодекса РФ от 29.12.1995 г. № 223-ФЗ'' (далее - СК РФ) (лишение родительских прав в случае злоупотребления Емельянов В. И. Указ. соч. С. 53.

^ Постановление Ф А С Московского округа от 02.07.1998 г. № К Г - А 4 0 / 1 3 8 1 - 9 8 ;

(Здесь и далее постановления федеральных арбитражных судов округов приводятся по С П С «КонсультантПлюс: Арбитраж: Все округа»).

^ Постановление Ф А С Западно-Сибирского округа от 27.02.2001 г. № Ф 0 4 / 5 4 7 А03-2001.

^ С З Р Ф. 1996. № 1.Ст. 16.

ими), ст. 201 и 285 УК РФ (злоупотребление полномочиями руководителя), ст. 31 Закона «О психиатрической помощи» (злоупотребления законных представителей при госпитализации несовершеннолетнего)'. Выявив у дан­ ных примеров общий признак (нарушение обязанности действовать в интере­ сах другого лица), автор объявляет его сущностью злоупотребления субъек­ тивным гражданским правом; затем он обнаруживает, что данная обязан­ ность существует в качестве элемента в различных гражданско-правовых ин­ ститутах, после чего нарушение этой обязанности называет злоупотреблени­ ем правом. Поскольку последствия таких злоупотреблений полностью опре­ делены законодательством, регулирующим указанные отношения, В. И.

Емельянов естественно приходит к выводу о том, что запрет злоупотребле­ ния правом является лишним в законе: «Гражданские права, по общему пра­ вилу могут осуществляться в своём интересе, ограничивающие их целевые предписания должны устанавливаться договором. Негативные последствия для лица, нарушившего целевое предписание, в таких случаях наступают по правилам о договорной ответственности... Поэтому нет необходимости иметь в законе... норму об ответственности за злоупотребление граждан­ скими правами»^.

Следует согласиться с автором в том, что родительские права и права руководителя организации предоставлены для того, чтобы действовать в чу­ жом, а не в своём интересе. Между тем согласно абз. 1 ч. 2 ст. 1 ГК РФ граж­ дане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своём интересе. Таким образом, примеры, взятые учёным за основу, представляют собой не общее правило, а ряд исключений, основанных на абз. 2 ч. 2 ст. 1 ГК РФ, обязывающих субъ­ ектов гражданского права в определённых законом случаях действовать в чужом интересе. Приводимый автором в качестве наиболее характерного примера договор доверительного управления, содержащий обязанность довеЕмельянов В. И. Указ. соч. С. 46-47.

^ Там же. С. 57.

рительного управляющего действовать в интересах учредителя управления, т. е. чужом интересе, принимается на основании договора за вознаграждение (ст. 1012, 1023 ГК РФ). Неисполнение этой обязанности образует не зло­ употребление правом, а обычное правонарушение.

При выявлении сущности злоупотребления правом опираться на статьи УК РФ было бы допустимо только в том случае, если бы за любые действия, образующие злоупотребление правом в смысле ст. 10 ГК РФ, была преду­ смотрена уголовная ответственность. Между тем, тот факт, что определён­ ные действия УК РФ называет злоупотреблением, ещё не означает, что те же действия являются злоупотреблением правом в понимании ст. 10 ГК РФ.

Действия руководителя коммерческой организации в противоречии с интере­ сами последней ГК РФ не называет злоупотреблением правом, более того это не гражданско-правовые, а трудовые отношения (гл. 43 Трудового кодек­ са РФ от 31.12.2001 г. № 197-ФЗ' (далее - ТК РФ). Такое наименование («злоупотребление») этим действиям даёт ст. 201 УК РФ. При этом деяние, предусмотренное данной нормой, влечёт уголовную ответственность руково­ дителя, а вовсе не отказ в защите права, как это предусмотрено ст. 10 ГК РФ.

Особо необходимо указать на невозможность извлечь материал для анализа сущности злоупотребления гражданским правом из ст. 285 УК РФ. Указанная норма предусматривает уголовную ответственность за использование долж­ ностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы. В тексте, отмеченном курсивом, заключается радикальное отличие объектив­ ной стороны состава ст. 285 УК РФ от злоупотребления субъективными гра­ жданскими правами, которые осуществляются их обладателями в своей воле и в своём интересе, чего нельзя сказать о служебных полномочиях.

5. Теория «легальной видимости».

По мнению одного из сторонников данной теории, сущность злоупот­ ребления правом заключается в «выстраивании определённых логических ' С З Р Ф. 2002. № 1 (ч. 1). Ст. 3.

цепочек, в которых мысленная модель будущего результата, к достижению которого стремится лицо», и положения законов вступают в особое отноше­ ние, называемое «легальной видимостью», в результате которого не проис­ ходит видимого нарушения определённых предписаний нормативных право­ вых актов, однако происходит нарушение принципов права', равенства по­ тенциальных возможностей субъектов к действию, заложенных в праве", страдает юридически признанная свобода других лиц^ По мнению других авторов, злоупотребление правом представляет собой одну из форм «обхода закона», т. е. видимости правомерности, под которой понимается попытка представления при помощи любых способов и форм действий, неправомер­ ных с точки зрения объективного права, в качестве правомерных''.

«Видимость» в контексте данной теории — это реально существующий внешний, эмпирический признак злоупотребления правом, когда формальное осуществление права на деле ведёт к результату, определённым образом не­ совместимому с признаваемыми и защищаемыми правом ценностями (свобо­ да^, равенство, автономия воли и др.). Подобное поведение вполне согласует­ ся с таким аспектом философского понимания зла как «призрачного бытия, призрачного пути к полноте, свободе и блаженству»^, поскольку «зло в чело­ веческой жизни наиболее беспокойно и наиболее жутко не тогда, когда оно видно и бьёт в глаза, а тогда, когда оно прикрыто ложью и обманом, когда соблазняет добром. Большая часть зла в мировой истории принимает обличье Зайцева С. Г. «Злоупотребление правом» как правовая категория и как к о м п о н е н т нормативной системы законодательства Российской Федерации. Рязань, 2002. С. 81.

^ Т а м ж е. С. 115.

^ Т а м же. С. 121, 145.

Мурате А. И. П р о б л е м а «обхода закона» в материальном и к о л л и з и о н н о м праве:

Автореф. д и с... канд. ю р. наук. М., 1999. С. 1 0 — И ; Малеина М. Н. Л и ч н ы е н е и м у щ е с т ­ венные п р а в а граждан: понятие, осуществление, защита. М., 2000. С. 37. (К сторонникам этой теории м о ж н о отнести и А. А. М а л ы г и н а / См.: Малыгин А. А. Злоупотребление пра­ вом н а л о г о в ы м и органами как проявление этатизма // Налоги. 2006. № 1).

^ А. В. К р у ч и н и н запрет злоупотребления правом называет ч а с т ь ю общеправового п р и н ц и п а справедливости / См.: Кручинин А. В. Ф о р м ы злоупотребления правом субъек­ тами трудового договора (по материалам судебной практики) // Вестник У д м у р т с к о ю университета. Правоведение. 2005. № 6. С. 140. ' ^Бердяев Н. А. Философия свободы. М., 2004. С. 174.

–  –  –

шения правовых норм означает, что действия, образующие, по мнению сто­ ронников данной теории, злоупотребление правом, правовые нормы нару­ шают, однако имеются трудности с их квалификацией в качестве противо­ правных. Поскольку принципы права находят своё выражение в конкретных правовых нормах, то любое действие, противоречащее принципам права, яв­ ляется противоречащим нормам права, т. е. противоправным.

Теория «легальной видимости» не даёт ответа на вопрос о том, как рас­ познать видимость правомерности. Указание на последствия (нарушение принципов права и др.) ничего не даёт, так как принципы права и выражае­ мая в них охрана определённых ценностей могут допускать необходимые правопорядку исключения, например, обязательное заключение договора (ст.

426, 445 ГК РФ) как исключение из принципа свободы договора. Теория «ле­ гальной видимости» не даёт ответ на вопрос о цели и назначении института злоупотребления правом, его отличии от обычного правонарушения. Нако­ нец, затруднительность квалификации каких-либо правовых отношений не может быть основанием для выделения норм, регулирующих такие отноше­ ния, в отдельный правовой институт.

4. Теория интереса.

Включает в себя три группы теорий. Общим для данных теорий является признание в качестве обязательного признака злоупотребления правом - от­ сутствие интереса в осуществлении права.

Разница между ними - в указании сопутствующего ему дополнительного признака, который может быть одним из следующих:

1. Намерение причинить вред другому лицу (Ю. С. Гамбаров", И. А. ПоБердяев Н. А. Экзистенциальная диалектика божественного и человеческого / / О человеке, его свободе и духовности: И з б р а н н ы е труды / Ред.-сост. Л. И. Новикова.

И. Н. Сиземская. М., 1999. С. 89.

'^Гамбаров Ю. С. Гражданское право. О б щ а я часть. М., 2003. С. 413.

кровский', л. Эннекцерус^, Р. Саватье'^, Раденка Цветич'', Ю. Б. Фогельсон^).

Так, по мнению Л. Эннекцеруса, для признания каких-либо действий злоупотреблением правом из обстоятельств дела должно вытекать, что осу­ ществление права для лица, совершающего данное действие, не может иметь никакой иной цели, чем причинение вреда. Однако сделать такой вывод можно только тогда, когда осуществление права не имеет для управомоченного лица никакого интереса. По иному аргументирует данную позицию Ю. Б. Фогельсон: каждая гражданская обязанность одного участника оборота должна устанавливаться в интересах какого-то другого участника оборота.

Если полномочие на подачу иска о применении принуждения при неиспол­ нении обязанности предоставить участнику оборота, не заинтересованному в исполнении этой обязанности, то этот участник имеет возможность исполь­ зовать свои полномочия (положительное позволение) не для реализации сво­ их интересов, а исключительно для причинения вреда другому лицу, т. е.

злоупотреблять правом^.

2. Наступление «неблагоприятных последствий» для другого лица (В. М. Пашин)1

3. Нарушение интересов других лиц^ (П. С. Maлeин^, А. Я. Курбатов ', Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. М., 1998. С. 113.

^ Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права: Введение и о б щ а я часть. / П о д ред. Д. М. Генкина, И. Б. Новицкого; пер. И. Б. Новицкого, Г. Н. П о л я н с к о й.

В. А. Альтшулера. М., 1950. Т. 1. П о л у т о м 2. С. 437—438.

^ Саватъе Р. Теория обязательств. Ю р и д и ч е с к и й и экономический очерк / П е р. и вступ. статья Р. О. Х а л ф и н о й. М., 1972. С. 338.

^ Шрам В. П. Интересная книга о злоупотреблении правом // Государство и право.

1 9 9 7. № 4. С. 122.

^ Фогельсон Ю. Б. Избранные вопросы общей теории обязательств: К у р с лекций.

М., 2001. С. 6 4, 7 1.

^ Фогельсон Ю. Б. Указ. соч. С. 64, 71.

^ Пашин В. М. Указ. соч. С. 61.

^ На н а ш взгляд к данной группе теорий тесно примыкает и позиция Л. Д ю г и, пола­ гавшего со ссылкой на Рипперта и Феррона, что злоупотребление начинается тогда, когда индивид ненормальным, чрезмерным развитием своей деятельности, своей с в о б о д ы или своей собственности препятствует нормальному р а з в и т и ю свободы или собственности другого / См.: Дюги Л. Общие преобразования гражданского права со времён К о д е к с а На­ полеона. М., 1919. С. 109.

^ Малеин Н. С. Гражданский закон и права личности в С С С Р. М., 1981. С, 63.

л. А. Бирюкова^, М. И. Брагинский^ В. И. Крусс"*). Так, по мнению М. И.

Брагинского, требование надлежащего осуществления гражданских прав оз­ начает, что интересы того, кто обладает правом, не должны вступать в про­ тиворечие с интересами всего гражданского оборота и его отдельных участ­ ников. Такое противоречие возникает в случае злоупотребления правом\ По мнению А. Я. Курбатова, использование субъективного права исключительно с целью причинения вреда другим лицам невозможно в силу наличия интере­ са в основе любого субъективного права. Однако под воздействием интереса право может реализовываться с выходом за его пределы, что приводит к на­ рушению законных интересов других лиц, большей частью не участвующих в конкретном правоотношении, интересы которых выражаются либо в виде частного (группового), либо в виде публичного (общественного) интереса.

Именно выход за пределы права под воздействием субъективных интересов и соответствующее нарушение законных интересов других лиц составляют суть злоупотребления правом^. Отсюда автор делает вывод о том, что для Курбатов А. Я. Сочетание частных и п у б л и ч н ы х интересов при п р а в о в о м регули­ ровании предпринимательской деятельности. М., 2001. С. 175.

^ Бирюкова Л. А. Злоупотребление правом в теории и практике п р и м е н е н и я норм о банковской гарантии // Цивилистические записки: М е ж в у з. сб. науч. т р. М., 2002. В ы п. 2.

С. 293.

^ Брагинский М. И. Осуществление и защита гражданских прав. Сделки. Представи­ тельство. Доверенность. Исковая давность // Вестник В ы с ш е г о А р б и т р а ж н о г о Суда РФ.

1995. № 7. С. 99.

" Крусс В. И. Актуальные аспекты проблемы злоупотребления правами и свободами человека // Государство и право. 2002. № 7. С. 49.

^ Брагинский М. И. Осуществление и защита гражданских п р а в... С. 99. ( Д а н н у ю по­ з и ц и ю чётко выразили Ф А С Поволжского округа: «Суть принципа, закрепленного в ст. 10 ГК Р Ф, заключается в том, что к а ж д ы й субъект гражданских прав волен свободно осуще­ ствлять п р а в а в своих интересах, но не должен при этом нарушать права и интересы дру­ гих лиц» / См.: Постановление Ф А С Поволжского округа от 18.10.2005 г. № А 5 5 и Ф А С Московского округа: «Свобода предпринимательской деятельности не является абсолютной и ограничена сферой п у б л и ч н ы х интересов, а о ч е в и д н о е игнори­ рование п р и осуществлении предпринимательской деятельности п у б л и ч н ы х интересов д о л ж н о рассматриваться как злоупотребление субъективными правами» / С м. : Постанов­ ление Ф А С Московского округа от 4.11.2004 г. № КГ-А40/10179-04).

^ Курбатов А. Я. Указ. соч. С. 172—173. По о д н о м у из дел суд указал н а т о, что в за­ коне в ы р а ж е н ы государственные и общественные интересы, поэтому д е й с т в и я, соответст­ в у ю щ и е закону, не могут признаваться противоречащими государственным и обществен­ ным интересам, если эти действия не являются злоупотреблением правом / См.: Поста­ новление Ф А С Северо-Кавказского округа от 16.12.2002 г. № Ф08-4750/2002. Следоваквалификации каких-либо действий как злоупотребления правом необходима совокупность двух фактов: во-первых, нарушений законных (охраняемых за­ коном) частных и публичных интересов; во-вторых, реализация права с вы­ ходом за его пределы, т. е. не в соответствии с объективным интересом, ле­ жащим в его основе'. Близкой позиции придерживается Л. А. Бирюкова, по мнению которой цель ст. 10 ГК РФ можно определить как устранение кон­ фликта интересов при реализации субъективного права управомоченным ли­ цом, в действиях которого отсутствуют признаки нарушений норм права^.

Представляет интерес выдержанная в этом ключе судебная практика, в которой квалификация действий в качестве злоупотребления правом произ­ водится судами с учётом категории «интереса».

По одному из дел, при рассмотрении иска о признании права удержания на имущество ответчика суд указал на то, что имущество, право удержания которого просит признать за ним истец, представляет собой газопровод, от­ носящийся к основным средствам ответчика. Эксплуатация газопровода — основной вид деятельности ответчика и основной источник получения дохо­ дов. Поэтому погашение долга ответчика перед истцом прямо зависит 0 1 эксплуатации имущества газораспределительных участков. Поскольку удер­ жание истцом этого имущества лишит ответчика возможности осуществлять свою деятельность и погашать имеющуюся перед истцом задолженность (в этом случае истец не сможет удовлетворить свой интерес в погашении дол­ га), суд отказал в иске о признании права на удержание имущества ответчика1 По другому делу суд признал злоупотреблением правом действия кон­ курсного управляющего, который передал в субаренду имущество предпри­ ятия-банкрота менее чем за один месяц до окончания конкурсного производтельно, п о м ы с л и суда, злоупотребление правом образуют действия, закону соответст­ вующе (здесь суд расходиться с позицией А. Я. Курбатова), но п р о т и в о р е ч а щ и е государ­ ственным и л и общественным интересам (здесь суд солидарен с А. Я. К у р б а т о в ы м ).

' Курбатов А. Я. Указ. соч. С. 174—175.

^ Бирюкова Л. А. Указ. соч. С. 294.

^ П о с т а н о в л е н и е Ф А С Северо-Кавказского округа от 05.03.2001 г. № Ф 0 8 - 5 7 5 / 2 0 0 1.

ства, поскольку данная сделка не была направлена на получение доходов для удовлетворения требований кредиторов'.

По третьему делу оспаривалась законность акта органа местного само­ управления, которым была установлена высокая цена приватизации муници­ пального имущества. Рассматривая дело суд не нашёл в действиях органа ме­ стного самоуправления признаков злоупотребления правом, поскольку орга­ ны местной власти, устанавливая стоимость приватизируемого имущества, действуют в интересах населения и вправе рассчитывать на получение мак­ симальной прибыли^.

В четвертом деле арбитражный суд первой инстанции пришел к выводу о ничтожности сделки на основании ст. 53 ГК РФ ввиду того, что в результа­ те её совершения практически всё имущество, связанное с производственной деятельностью, было передано ответчику и продолжение хозяйственной дея­ тельности для истца стало невозможным. Такие действия директора и членов Совета директоров истца нарушают законные интересы как истца, так и его кредиторов, поскольку не направлены на улучшение финансовохозяйственной деятельности истца и в связи с этим квалифицированы арбит­ ражным судом как злоупотребление правом по ст. 10 ГК Р Ф 1 Сильная сторона рассматриваемой теории состоит в выявлении сущно­ сти злоупотребления правом через категорию «интереса». Вместе с тем необ­ ходимо отметить, что каждая из групп этой теории содержит уязвимые места.

Применительно к первой из них следует обратить внимание на то, что осуществление права при отсутствии в этом интереса не тождественно осу­ ществлению права с целью причинения вреда лицу, обязанному перед упра­ вомоченным, поскольку осуществление права без интереса не находится в необходимой причинно-следственной связи с причинением вреда (в понима­ нии ст. 1064 ГК РФ). В отношении позиции Ю. Б. Фогельсона можно указать, ' Постановление Ф А С Восточно-Сибирского округа от 07.05.2002 г. № А З З С2-Ф02-1056/02-С2.

^ Постановление Ф А С Центрального округа от 12.07.2002 г. № А 6 2 - 8 0 8 / 0 2.

^ Постановление Ф А С Восточно-Сибирского округа от 12.09.2003 г. № А74-1808/02К1-Ф02-2890/03-С2.

ЧТО на должнике лежит обязанность исполнить своё обязательство даже если при этом для него наступают неблагоприятные последствия (трудное эконо­ мическое положение, вплоть до появления признаков банкротства); при этом последние опять-таки не подпадают под понятие вреда в смысле ст. 1064 ГК РФ. Слабость позиции В. М. Пашина усматривается в неопределённости по­ нятия «неблагоприятные последствия»; неясно, что необходимо понимать под такими последствиями, какова должна быть глубина их интенсивности.

Наконец, третья группа теории интераса ориентирована на ситуацию противоречия интересов разных лиц. Между тем устранение конфликта ин­ тересов предполагает установление приоритета одного интереса по отноше­ нию к другому. Если сталкиваются законный и незаконный интерес, приори­ тет, очевидно, должен отдаваться законному интересу. Коллизия между дву­ мя законными интересами решается в соответствии с нормами законодатель­ ства, регулирующего правоотношения, в рамках которых возник конфликт. В обоих случаях он разрешается за пределами ст. 10 ГК РФ, так как «в области уголовного (как и гражданского) права, свобода одного лица ограничивается не частным или субъективным интересом другого лица, в отдельности взя­ тым, а объективными нормами общего блага»'.

Таким образом, каждая из рассмотренных нами выше теорий злоупот­ ребления правом, не будучи свободной от недостатков, вносит свой ценный вклад в объяснение сущности злоупотребления правом. Однако в целях вы­ работки целостного понимания правовой природы данного института пред­ ставляется необходимым проведение дальнейшего анализа, связанного с ис­ пользованием философских категорий «свободы» и «зла», а так же их прояв­ ления в праве.

Соловьёв В. С. Право и нравственность: Очерк из прикладной этики / Собр. соч.

В. С. Соловьёва. Т. 7. (1894-1897). СПб., Б/г. Т. 7. С. 516.

–  –  –

В научной литературе обращается внимание на то, что лексическое зна­ чение слова «злоупотребление» указывает на возникновение некого «зла» в результате осуществления права способами, запрещёнными ст. 10 Г К РФ'. В связи с этим нуждается в обсуждении вопрос о связи права и зла, а так же о возможных формах проявления зла в праве.

Не вдаваясь в дискуссию о природе права, поскольку это выходит за рамки настоящей работы, примем во внимание два ведущих подхода к опре­ делению сути этого явления. Сторонники первого из них (наиболее яркий представитель — Г. В. Ф. Гегель), видят природу права в свободе («право наличное бытие свободной воли»). Сторонники второго (основоположник — Р. Иеринг), исходят из понимания права как защищенного публичной вла­ стью интереса. Синтезировав эти подходы, можно дать следующее определе­ ние права - признанная и защищенная государством свобода в осуществле­ нии интереса.

Свобода, являясь единственной достойной формой существования чело­ века, предоставляет ему возможность выбора целей и путей их достижения.

По словам С. Л. Франка, «Бог даровал человеку свободу», чтобы он «по соб­ ственному свободному выбору, шёл по пути, указанному ему. Человек зло­ употребил этой свободой, избрав путь греха»^. Подобно тому, как свобода по своей природе заключает в себе возможность её использования не для добра, а для зла, подобно этому право как нормативное выражение свободы может ' Зайцева С. Г. Указ. соч. С. 133; Крусс В. И. Указ.соч. С. 47; Грибанов В. П. Пределы осуществления и з а щ и т ы гражданских п р а в... С. 50-51.

^ Франк С. 77. Реальность и человек: Метафизика человеческого б ы т и я / Реальность и человек. М., 1997. С. 371. А н а л о г и ч н ы е взгляды у И. Канта: « В ы с щ а я м у д р о с т ь вершит господство и управление над р а з у м н ы м и существами согласно п р и н ц и п у их свободы, и всё добро и л и з л о, которое они д о л ж н ы совершить, и м следует п р и п и с ы в а т ь т о л ь к о себе самим» / См.: Кант И. Религия в пределах только разума. / П е р. Н. М. Соколова.

А. А. С т о л я р о в а / / Собр. соч.: В 8 т. М., 1994. Т. 6. С. 83) и у П. Я. Чаадаева: «... С идеей о м о е й свободе связана другая ужасная идея, страшное, беспощадное следствие её - зло­ употребление моей свободой и зло как его последствие» / См.: Чаадаев П. Я. Ф и л о с о ф и ­ ческие письма. П и с ь м о четвёртое. / Апология сумасшедшего. СПб., 2004. С. 97.

быть также использовано не для тех целей, ради которых оно предоставлено, поскольку «реальное...и живое понятие свободы заключается в том, что она есть способность» одновременно «к добру и злу»'.

На неразрывность и внутреннюю органическую связь добра и зла в рам­ ках свободы указывали многие философы прошлого и современности. По словам Шеллинга, «моральный закон как таковой находит своё выражение в долженствовании, он допускает возможность, что ему можно не следовать, допускает понятие добра наряду с понятием зла»^. По мнению М. Бубера, нельзя «трактовать, как это принято, добро и зло как две полярно противопо­ ложные друг другу силы или направленности. Их смысл становится нам по­ нятным только в том случае, если мы познаем их как неодинаковые по своей сущности: «злое влечение» как страсть...как присущую человеку силу, без которой он не может ни порождать, ни создавать, но которая, предоставлен­ ная самой себе, теряет свою направленность и ведёт к заблуждению, а «доб­ рое влечение» — как чистую, т. е. безусловную направленность к Богу»"\ Ис­ ходя из материалистических позиций А. П. Скрипник даёт следующее объяс­ нение этому феномену: «Аморализм ведёт свою родословную от того ж е предка, что и нравственность. Способность поступать произвольно, сообра­ зуясь с собственными понятиями о необходимом, реализовывалась как в ма­ териальном и духовном творчестве, так и разрушительных, аморальных дей­ ствиях, оказавшись одновременно движущей силой нравственного прогресса и причиной разнообразных пороков и бед... Система, тем совершеннее, чем богаче многообразие её элементов. Для многообразия необходима самостоя­ тельность, свобода элементов, а это составляет онтологическое основание зла»"*. Аналогичного мнения придерживается В. Ш. Сабуров, который, исхо

–  –  –

дя из диалектического закона единства и борьбы противоположностей, ука­ зывал на борьбу добра и зла как источник развития общества и человека'.

Ответ на вопрос о том, откуда в материи права появляется возможность использовать право в целях зла, логически необходимо проистекает из ответа на вопрос: откуда происходит зло в материи самой свободы? В философии данная проблема решается в учениях, ставивших перед собой задачу «теоди­ цеи», т. е. оправдания существования Бога как начала безусловного добра, несмотря на то, что сотворенный им мир оказался полон зла. Так, М. Бубер, исходя из анализа Библейской книги Бытия (1:31), в которой речь идёт о том, как Бог вечером того дня, когда он создал человека, посмотрел на всё создан­ ное им и увидел, что оно «очень хорошо», сделал вывод о наличии частицы субстанции зла изначально в самом Боге, так как слова «очень хорошо» от­ носятся к злому влечению, тогда как доброе влечение сопровождается пре­ дикатом «хорошо»^. Близкое по смыслу мнение высказывал и Шеллинг: «Ес­ ли бы Бог, желая избежать зла, не совершил откровения, зло победило бы добро и любовь» и «чтобы не было зла, не должно было бы быть и самого Бога»'^. По словам В. С. Соловьёва: «Бог отрицает зло как окончательное и пребывающее, и в силу этого отрицания оно и погибает, но Он допускает его как преходящее условие свободы, т. е. большего добра. Бог допускает зло, поскольку, с одной стороны, прямое его отрицание или уничтожение было бы нарушением человеческой свободы, т. е. большим злом, так как делало бы совершенное (свободное) добро в мире невозможным, а с другой стороны, Бог допускает зло, поскольку имеет в своей Премудрости возможность из­ влекать из зла большее благо, или наибольшее возможное совершенство, — что и есть причина существования зла... внутренняя свобода, т. е. добро­ вольное и сознательное предпочтение добра злу во всём есть главное, принСабуров В. Ш. Два лика зла (размышления русских мыслителей о добре и зле). М..

1992. С. 15.

^ Бубер М. Указ. соч. С. 138.

Шеллинг Ф. В. И. Философские исследования о сушности человеческой свобо­ ды С. 146.

ципиальное условие этого совершенства, или полного добра»'. Моральные добро и зло могут быть вменены человеку только в том случае, если являют­ ся результатом его свободной воли^. Заслуживает внимания также позиция Н.

А. Бердяева, удачно выразившего слитность и неразрывность добра и зла в свободе: «Свобода зла есть добро и без свободы зла не было бы свободы до­ бра. Насильственное недопугцение зла и насильственное уничтожение зла было бы большим злом... Бог терпит зло, допускает зло во имя блага свобо­ ды^...Свобода греха...есть величайшая тайна, рационально не постижимая, но близкая каждому суп];еству, каждым глубоко испытанная и пережитая. Но и для философствуюш(его разума ясно, что насильственное добро, насильст­ венная прикованность к Богу не имела бы никакой ценности, что существо, лишённое свободы избрания, свободы отпадения, не было бы личностью»''.

По результатам сделанного нами краткого экскурса в область философ­ ских взглядов и мнений в рамках треугольника «свобода—добро—зло» мож­ но сформулировать следующий предварительный вывод: право - норматив­ ное выражение свободы. Свободе присуще свойство быть использованной не только в целях добра, но и зла. Как следствие, аналогичным свойством обла­ дает и право, которое как мера свободы и добра должна иметь внутри себя границу, отделяющую добро в праве от зла в праве. Право (а значит и его осуществление) не может быть безграничным. Представление о злоупотреб­ лении правом как раз и появилось в виде реакции на избыток абсолютизма в правах (т. е. представлений об их безграничности) и как утверждение их относительности^ Утверждение «высший закон - высшее противозаконие» ещё ' Соловьёв В. С Оправдание д о б р а... С. 187, 188, 189.

^ Кант И. Религия в пределах только разума...С. 46.

^ Бердяев Н. А. О назначении человека. О п ы т парадоксальной этики. П а р и ж, 1931. С.

45.

БердяевН. А. Ф и л о с о ф и я свободы.... С. 177.

^ Бержель Ж. - Л. Общая теория права / П о д общ. ред. В. И. Д а н и л е н к о ; Пер. с фр.

М., 2000. С. 442. П о замечанию Л. Д ю г и, теория злоупотребления правом была средством, в ы д у м а н н ы м ю р и с т а м и для того, что бы устранить последствия, логически п р о и с т е к а ю ­ щ и е из абсолютного характера права собственности, и поддержать в то же время этот ха­ рактер / См.: Дюги Л. О б щ и е преобразования гражданского права со времён К о д е к с а На полеона. М., 1919. С. 108.

Цицерон в книге «Об обязанностях», называл «избитой поговоркой»'. По мнению Шеллинга, вывод о том, что суть зла не в ограничении или лишении, следует из способности человека к злу, поскольку человек - совершеннейшее из всех земных созданий.

Абсолютная неограниченность по христианскому вероучению характерна только для одного существа - Дьявола, религиозного символа зла^. Допустимость абсолютно неограниченных субъективных прав, по мнению В. С. Соловьёва, логически противоречива, «ибо воля, разру­ шающая всякое право, оказалась бы тоже неприкосновенной, и, следователь­ но, никакого неприкосновенного права не осталось бы»^. Ограниченность всякого права является следствием его (права) социального характера, по­ скольку права, «хотя и имеют в виду прежде всего индивида, находятся, од­ нако, под влиянием общества, сообразуются с требованиями его»''.

Близкие к изложенным соображения дают основания некоторым совре­ менным учёным усматривать суть права именно в ограничении свободы, а не в её предоставлении^ Подобного рода «отрицательные» определения права встречались ещё у А. Шопенгауэра, который определял право как «поступки, которые можно совершать, не обижая других, т. е. не причиняя неправого» ' и у Г. Гроция: «Право есть то, что не противоречит справедливости»''. Такое понимание права восходит к классической формуле Ульпиана, усматривав­ шего один из элементов сути права (uris praecepta) в «alterum non laedere»

(D. 1.1.10.1), T. e. предписании «не вредить другому»

о (перевод Д. В. Дождева).

Цицерон М. Т. О старости. О дружбе. Об обязанностях. / П е р. В. О. Горенштейна.

М., 1993. С. 66.

^ Шеллинг Ф. В. И. Философские исследования о сущности человеческой с в о б о д ы...

С. 106.

^ Соловьёв В. С. Оправдание д о б р а... С. 367.

Иеринг Р. Цель в праве. Я р о с л а в л ь, 1881. С. 385.

^ Семенюта Н. Н. Право - социально необходимый ограничитель с в о б о д ы // Право и политика. 2003. № 2. С. 12.

^ Шопенгауэр А. Об основе м о р а л и / Собр. соч.: В 6 т. М., 2001. Т. 3. С. 454.

^ Гроций Г. О праве войны и мира. М., 1994. С. 68.

^ Дождев Д. В. Римское частное право. М., 1996. С. 3. О р и г и н а л ь н ы й латинский текст См.: Д и г е с т ы Юстиниана. / Пер. с лат.; Отв. ред. Л. Л. К о ф а н о в. М., 2002. Т. 1. С.

86—87.

Таким образом, возможность права быть использованным для целей зла заложена в самой природе права. Как определить для какой цели (добра или зла) используется право в данном конкретном практическом случае?

Из анализа содержания ст. 10 ГК РФ можно сделать вывод о том, что злоупотребление возможно только при осуществлении права. Осуществление права - действие, как правило, волевое. В свою очередь воля функционирует не сама по себе.

Двигателем, приводящим в действие волю, является интерес.

В науке гражданского права существуют различные понимания интере­ са. По словам Р. Иеринга, «интерес в смысле субъективном указывает на чув­ ство зависимости в жизни. Основание, в силу которого меня интересует из­ вестная вещь или отношение, лежит в том, что я чувствую в моём существо­ вании и благосостоянии, в моём довольствии и счастье от них свою зависи­ мость. Интерес, следовательно - это суть жизненные требования в широком смысле»'. В. М. Хвостов определял интерес как всякую потребность, равно как и благо, к которому лицо стремится для её удовлетворения^. Ю. Б. Фогельсон на основании анализа содержания ст. 929, 931, 932, 939, 1012, 1016, 1022 ГК РФ приходит к выводу о том, что контексты указанных норм связы­ вают интерес с выгодой или пользой. Наиболее ярко эта связь интереса с вы­ годой или пользой видна из текста п. 1 ст. 980 ГК РФ, где прямо указано, что действия могут квалифицироваться как действия в чужом интересе, если они совершаются исходя из выгоды или пользы заинтересованного лица. Интерес описывается как фактически возможное поведение заинтересованного лица, приносящее ему пользуй По утверждению Л. Л. Гервагена, «каждое право имеет ввиду какойлибо интерес», при этом «зло заключается в предпочтении низших интересов ' Иеринг Р. Интерес и право / П е р. А. Борзенко. Б/г. Б/м. С. 83 Хвостов В. М. Система римского права: Учебник. М., 1996. С. 58—59.

^ Фогельсон Ю. Б. Конструкции «интерес» и «риск» в Г р а ж д а н с к о м кодексе // Хозяй­ ство и право. 2003. № 6. С. 24.

перед высшими»'. По мнению Г. Дернбурга, «в своей конечной цели право предназначено служить человеческим потребностям»^.

Интерес не порождается сознанием, а суш;ествует в действительности в форме связи субъекта с окружаюп];ими условиями. Эта связь проявляется в виде общественных отношений, содержанием которых является потребность субъекта^. Потребности - это объективные нужды, выражающие необходи­ мую связь, зависимость человека от природы и общества''. Таким образом, интерес - это объективная категория, по форме представляющая собой общественное отношение. Содержанием этого общественного отношения яв­ ляется потребность, имеющая социальный характер, что и делает её интере­ сом. Субъективный элемент имеет место не в интересе, а в реализации инте­ реса. Именно в реализации интереса происходит отражение объективного интереса в человеческом сознании, психике человека^.

Действия человека в своих интересах — норма его социально-значимого поведения. Стремление человека к тому, что он считает добрым, и отвраще­ ние от того, что он считает злым, Спиноза называет сущностью человека''.

Степень нравственной силы человека, по его мнению, определяется интен­ сивностью поиска им своей пользы, под которой понимается стремление со­ хранить своё существование^. По мнению И. Бентама, в основе действий ин­ дивида и общества лежит принцип полезности, состоящий в одобрении или неодобрении какого бы то ни было действия, смотря по тому, имеет ли оно стремление увеличить или уменьшить счастье той стороны, об интересе коГерваген Л. Л. Обязанности как основание права. С П б., 1908. С. 95, 106.

^ Дернбург Г. Пандекты. О б щ а я часть / Пер. Г. фон Рехенберга; П о д ред. П. Соколов­ ского М., 1906. Т. 1. С. 106.

Михайлов С. В. Категория «интереса» в российском гражданском праве. М., 2002.

С. 20., 23.

^ Чинакова Л. И. К вопросу об интересе как социологической категории // В о п р о с ы научного к о м м у н и з м а и философии: Материалы теоретической конф. Красноярск, 1965.

С. 156.

^ Михайлов С. В. Указ. соч. С. 23, 25 ^ Спиноза Б. Этика. Минск, 2003. С. 231—232.

^ Спиноза Б. Э т и к а... С. 232.

торой идёт дело'.

Право (как и государство) генетически связано с интересами. Интерес есть непосредственный и основной правообразующий фактор, первооснова права. Интерес является существенной чертой, субстанцией права. Право есть нормативное выражение согласованных (общих) интересов^. На этой почве выросло идущее от Р. Иеринга'^ понимание субъективного права как защищенного интереса или защиты интереса в форме предоставления ини­ циативы защиты самому защищаемому субъекту (Ю. С. Гамбаров)'', т. е. за­ щищенная возможность осуществления интереса, а также как сферы свобо­ ды, обеспеченной за субъектом нормами объективного права для того, чтобы субъект мог удовлетворить какому-либо признанному правом интересу (всё равно — своему или чужому)^.

В связи с изложенным нуждается в исследовании вопрос о связи интере­ са с субъективным гражданским правом. Автор одной из последних в науке отечественного гражданского права работ, посвященных исследованию кате­ гории интереса, С. В. Михайлов, соотношение субъективного права и инте­ реса видит в том, что интерес, отражаясь в сознании, является смыслообразующим, целеполагающим фактором волевого поведения субъекта общест­ венных отношений, а субъективное право представляет собой особое юриди­ ческое средство реализации целей, в конечном счёте - интереса субъекта''. По его мнению, категория интереса не входит в содержание субъективного пра­ ва как специфического правового средства. Объясняется это тем, что мера возможного поведения, предоставляемая объективным правом лицу, выража­ ет возможность не фактическую, а юридическую^.

' Бентам И. Введение в основания нравственности и законодательства М., 1998. С.

10.

^ Иванец Г. И. Право как нормативное выражение согласованных интересов: А в т о реф. д и с... канд. ю р. наук. М., 2001. С. 8, 9.

^ Иеринг Р. Борьба за право. М., 1874. С. 36.

^ Гамбаров Ю. С. Гражданское право. Общая часть. М., 2003. С. 385.

^Хвостов В. М. Система римского права: Учебник. М., 1996. С. 59.

^ Михайлов С. В. Указ. соч. С. 95.

^ Братусь С. К О соотношении гражданской правоспособности и субъективных Сторонники иного подхода указывают на то, что сугцность субъективно­ го права не может находиться вне его пределов, что требует включения инте­ реса в содержание субъективного гражданского права: «...Природа...субъективных гражданских прав, обнаруживает себя прежде всего в харак­ тере интереса, охраняемого правом....Основной смысл...права заключается не только в том поведении обязанных лиц, которое обеспечивается юридиче­ ски, но, и...в том интересе, для удовлетворения которого он нуждается в по­ ведении обязанных лиц....Если субъективное право есть категория общест­ венная вообще, то объясняется это прежде всего тем, что в индивидуальном интересе, проявляющем в себе определённый общественный...интерес, з а ­ ключается сущность субъективного права. Следовательно, содержание субъ­ ективного права сводится не только к обеспечению определённого поведения обязанных лиц и возможности совершения известных действий управомоченным, но и к интересу, удовлетворение которого обусловливается его осу­ ществлением»'. Точка зрения В. П. Грибанова, отрицавшего вхождение ин­ тереса в субъективное гражданское право^, основана на понимании субъек­ тивного права как меры возможного поведения^ У В. П. Грибанова в дейст­ виях по осуществлению права находят своё выражение «воля самого управомоченного лица... и специфические особенности данного конкретного слу­ чая»'', а вовсе не интерес управомоченного лица.

Ситуация меняется, если подойти к пониманию субъективного права к а к

гражданских прав // Советское государство и право. 1949. № 8. С. 34.

' Иоффе О. С. Правоотношение п о советскому гражданскому праву / И з б р а н н ы е труды п о гражданскому праву. М., 2000. С. 556. Такое п о н и м а н и е права восходит к Г. Ф. Ш е р ш е н е в и ч у, полагавшему что «законодатель, находя известные интересы заслу­ ж и в а ю щ и м и ввиду общего блага з а щ и т ы, обещает и м судебную з а щ и т у в случае наруше­ ния их со с т о р о н ы других лиц, — с этого момента возникают п р а в а... Как бы ни казался суду в а ж н ы м известный интерес, суд не будет з а щ и щ а т ь его, если законодатель не обещал заранее з а щ и т у... » если суду будет представлен иск, в основании которого не лежит даже грошовый интерес, суд откажет в иске» / См.: Шершеневич Г. Ф. Н а у к а гражданского пра­ ва в России. М., 2003. С. 231—232.

^ Грибанов В. П. Интерес в гражданском праве / Осуществление и защита граждан­ ских прав. М., 2000. С. 242.

^ Грибанов В. П. Пределы осуществления и з а щ и т ы гражданских п р а в... С. 44.

^ Т а м ж е. С. 45.

Средству регулирования путём обеспечения определённого поведения других лиц в целях удовлетворения интересов управомоченного*. Полемизируя со сторонниками определения субъективного права как меры возможного пове­ дения, О. С. Иоффе указывал на то, что «управомоченный нуждается в юри­ дическом обеспечении не своего собственного поведения, а поведения дру­ гих, обязанных лиц. Следовательно, право всегда является правом не на свои собственные, а на чужие действия, ибо право не призвано к регулированию отношения человека к веш(и, отношения человека к самому себе или к своим собственным действиям. Право регулирует отношения между людьми»^. В дальнейшем эта позиция была уточнена О. Ф. Богатырёвым, указавшим на то, что тезис «интерес входит в содержание права» и тезис С. Н. Братуся — «интерес это предпосылка и цель субъективного права» не противоречат друг другу, так как интерес - это предпосылка субъективного права, потому что без интереса не может быть субъективного права; интерес - это цель субъек­ тивного права, потому что субъективное право выступает в качестве средства достижения цели, направленной на удовлетворение интереса субъекта^ Та­ ким образом, интерес, являясь частью содержания субъективного права, на­ ходит своё проявление также в категориях предпосылки и цели права'*.

Значение интереса для выявления суш;ности субъективного права под­ вергалось критике и с иных позиций. Так, С. Ф. Кечекьян указывал на то, что само понятие интереса является весьма неопределённым. Оно может озна­ чать некоторое стремление получить известное благо, некоторое психическое состояние индивида; кроме того, под интересом можно разуметь то благо, к которому стремится индивид, которым он хочет овладеть. Но и в том и в дру­ гом понимании «интерес» может исчезнуть и даже отсутствовать с самого начала, а право сохраняется несмотря на это. Можно иметь права на предме

–  –  –

ТЫ, не представляющие никакого интереса для уполномоченного лица, бес­ полезные для него или даже вредные, и это обстоятельство безразлично для прав индивида\ В. С. Соловьёв, критикуя формулу Р.

Иеринга «право есть охранённый интерес», указывал на тавтологичность данного определения:

«Ведь не о всяком интересе говорится и не о всяком охранении... В указан­ ном определении, несомненно, имеется в виду лишь интерес правомерный, охраняемый на правовом основании, в силу закона и с помощью (если нуж­ но) законной власти. А если так, то, значит, в этом определении уже присут­ ствует определяемое, что логикой не допускается...»^.

На наш взгляд, эти доводы были бы убедительны только в случае, если бы были направлены против тезиса, отождествляющего субъективное право и интерес'^. Между тем данный тезис ошибочен: целью использования субъ­ ективного права является не интерес, а удовлетворение интереса. Ведь, по указанию того же Р. Иеринга, «право не служит само себе целью, а лишь средством к достижению цели. Конечной целью как государства, так и права, должно быть установление и гарантия жизненных условий общества - право существует для общества, а не общество для права»"*. Для примера. Закон ох­ раняет интерес субъекта в приобретении в порядке наследования имущества, оставшегося после смерти близкого родственника. Охрана происходит путём установления правил принятия наследства и оформления наследственных прав. Однако у субъекта после открытия наследства может не возникнуть ин­ терес в его принятии, например, если долги наследодателя превышают стои­ мость его имущества. Отсутствие в этом случае интереса у данного конкрет­ ного субъекта, во-первых, не означает отсутствия интереса в этом у других ^ Кечекъян С. Ф. П р а в о о т н о ш е н и я в социалистическом обществе. М., 1958. С. 52.

^ Соловьёв В. С. Право и нравственность. М и н с к, 2001. С. 25-26.

^ И м е н н о так ошибочно трактовали взгляды Р. Иеринга р я д ц и в и л и с т о в / См.: Суво­ ров Н. В. О б юридических лицах по римскому праву. М., 2000. С. 86. О ш и б к а ж е В. С. С о ­ ловьёва, н а н а ш взгляд, в том, что он не различает право в объективном и субъективном смысле. М е ж д у тем, такое различение проводилось Р. Иерингом / См.: Иеринг Р. Борьба за право / И з б р а н н ы е труды: В 2 т. С П б., 2006. Т. 1. С. 25-26). П о д правом, «как з а щ и щ е н ­ н ы м интересом», Р. Иеринг п о н и м а л именно «право в субъективном смысле» как «кон­ кретное о б р а щ е н и е абстрактного правила в правомочие лица» / См.: Т а м же.

Иеринг Р. Цель в праве. Ярославль, 1881. С. 309.

субъектов, имеющих право принять наследство, во-вторых, не исключает возможности появления у данного субъекта интереса в принятии иного на­ следства, открывшегося в его пользу. Теоретически мыслима ситуация, когда государство предоставляет право, в осуществлении которого у субъекта не может быть интереса'. Но и в этом случае в основе наделения субъекта пра­ вом так же лежал бы интерес - интерес публичный, отражающий потребность государства в предоставлении субъектам гражданского права возможности осуществлять данные права. Аргументы С. Ф. Кечекьяна на самом деле под­ тверждают иной тезис, с которым мы можем полностью согласиться: интерес не определяет и не может определять пределы субъективного права. Данные пределы определяются только законом. Следовательно, осуществление пра­ ва при отсутствии в этом интереса управомоченного лица не является осуще­ ствлением права с выходом за его (права) пределы.

В связи с изложенным возникает следующий вопрос: допустимо ли при­ знавать реализацию интереса целью субъективного права?

По мнению В. С. Соловьёва, «право всецело определяется той созна­ тельной целью, которую ставит себе совокупность договаривающихся лиц».^ С точки зрения Б. Спинозы, «закон...есть образ жизни, предписываемый че­ ловеком себе или другим ради какой-нибудь цели/. Ю. С. Гамбаров называл В научной литературе в качестве примера подобного р о д а субъективного права приводилось право акционера требовать ликвидации акционерного общества, если р а з м е р чистых активов общества становился м е н ь ш е предусмотренного законом м и н и м а л ь н о г о размера уставного капитала (ч. 6 ст. 35 первоначальной р е д а к ц и и Ф З «Об а к ц и о н е р н ы х обществах» от 26.12.1995 № 208-ФЗ) / См.: Белов В. А. Злоупотребление правом и л и зло­ употребление законом? // Законодательство. 2002. № 8. С. 9. П р и м е р ы обязательственных прав на фактически невозможные действия из римского частного права / См.: Долсдев Д. В. Римское частное право. М., 1996. С. 440.

^ С этим согласуется поразительное по своей глубине замечание О. С. Иоффе о т о м, что н о р м а ст. 1 Г К Р С Ф С Р 1922 г., (дававшая охрану гражданским п р а в а м, за и с к л ю ч е н и ­ ем т е х случаев, когда они осуществляются в противоречии с их социально-хозяйственным назначением и в силу этого традиционно рассматриваемая в отечественной цивилистике как п е р в ы й в российском праве законодательный запрет злоупотребления правом) «это, по существу, не ограничение, а самое содержание гражданских прав в социалистическом о б ­ ществе» / См.: Иоффе О. С. Ответственность по советскому г р а ж д а н с к о м у праву / Из­ бранные труды: В 4 т. СПб., 2003. Т. 1. С. 300.

^ Соловьёв В. С. Право и нравственность... С. 11.

Спиноза Б. Богословско-политический трактат. М., 2003. С. 79.

общественный интерес целью права, «которая достигается отправлением права... Всякое право, каково бы ни было его содержание, имеет целью за­ щиту и обеспечение...постоянно изменяющихся условий жизни общества»'.

Иное понимание вопроса представлялось ему невозможным, так как право никогда не бывает целью для самого себя. По словам Ж. Л. Морандьера, да­ же когда соблюдены установленные нормой права, в частности законом, ус­ ловия осуществления права, это осуществление может оказаться противным социальной цели, ввиду которой право было закреплено за его носителем».

Такую ситуацию Ж. Л. Морандьер называет злоупотреблением правом^ За­ служивает внимания также позиция О. С. Иоффе и В. П. Грибанова, отожде­ ствлявших назначением права с целью, достижение которой должно быть обеспечено"'. По мнению С. В. Михайлова, правовые нормы предоставляют субъектам общественных отношений правовые средства (в том числе субъек­ тивные права) для реализации их интересов и тем самым достижения соци­ ально-экономических целей в общественных отношениях^.

Обратимся к доводам учёных, отрицавших наличие цели в праве. По мнению А. Кашанина, «право, определяя содержание и границы поведения субъектов, по своей природе не может регламентировать цели участников оборота»^. Согласимся с этой мыслью, уточнив её: право не только не может определять конкретные цели участников оборота (в качестве общего правила немыслим нормативный акт, предписывающий, например, одному из субъек­ тов гражданского права достижение цели вступить в договор с другим субъ­ ектом гражданского права), оно и не нуждается в этом, поскольку право мо­ жет определять, с той или иной степенью конкретизации, только цели обще

–  –  –

ства и государства (они же — цели правового регулирования'): благосостоя­ ние и безопасность граждан (в терминологии B. C. Соловьёва - «общая нольза»), что на языке действующей Конституции России звучит как признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина (ст. 2 ).

Если по мысли законодателя можно в суде установить цель причинения вреда (как об этом прямо сказано в ст. 10 ГК РФ), то можно установить лю­ бую другую цель осуществления права. Если есть цели, для которых право не предназначено, то, очевидно, должны быть цели, для которых право предна­ значено. В связи с этим представляется ошибочной позиция В. И. Емельяно­ ва, утверждающего, что «адресованное суду предписание оценивать осуще­ ствление права с точки зрения его назначения и на основе этого делать вывод о его правомерности есть не что иное, как возложение на суд обязанности оценивать действия лица с точки зрения их целесообразности»^ Между тем оценка целесообразности - это оценка соответствия действий по осуществ­ лению права целям управомоченного лица, а не целям правового регулиро­ вания. Право предоставляется для его использования в целях, признаваемых государством и необходимых обществу. Следовательно, определяя соответ­ ствие осуществления права заложенным в законе целям общества и государ­ ства, суд определяет не целесообразность, а законность"'. В целом понятие С. В. М и х а й л о в называет это «субъективной волей законодателя» / См.: Михайлов С. В. Категория интереса в российском гражданском праве. М., 2002. С. 95.

^ Соловьёв В. С. Право и нравственность... С. 12.

^ Емельянов В. И. Указ. соч. С. 26.

Показательно, что сам же В. И. Емельянов в качестве одного из н е о б х о д и м ы х при­ знаков злоупотребления правом называет «нарушение запрета использовать право в не­ дозволенных целях» (см.: Емельянов В. И. Указ. соч. С. 52.), признавая, тем с а м ы м, воз­ м о ж н о с т ь различения дозволенных и недозволенных целей права. П р и з н а н и е наличия у права цели не является абстрактным теоретизированием, а влечёт вполне конкретные практические последствия. Так, Ф А С Северо-Кавказского округа, разрешая с п о р о взы­ скании убытков, п р и ч и н ё н н ы х отключением электроэнергии, указал с л е д у ю щ е е : «Пре­ доставляя э н е р г о с н а б ж а ю щ е й организации право на прекращение или о г р а н и ч е н и е пода­ чи электроэнергии, законодатель преследовал цель п о н у ж д е н и я получателей энергии к её своевременной оплате. Однако из материалов дела видно, что имеющееся у истца обору­ дование не позволяет ему производить адресное о т к л ю ч е н и е н е п л а т е л ь щ и к о в и в целях н е д о п у щ е н и я прекращения подачи электроэнергии добросовестным п л а т е л ь щ и к а м и по­ требителям, к о т о р ы м недопустимо прекращение подачи энергии, истец при отключении ответчиком 7 фидеров вынужден подавать электроэнергию через оставшиеся 9 фидеров.

целесообразности необходимо для выяснения содержания права. Справедли­ вость этого сделать не позволяет, так как определяет лишь форму права. По­ скольку право по преимугцеству выражает волю государства, а государство по большей части •— правовое учреждение, то вопросы о цели права и цели государства неразделимы'.

Поскольку субъективная воля приводится в действие объективным ин­ тересом, то весьма показательно, что в научной литературе и судебной прак­ тике ситуации, допускаюгцие произвольное, «голое» волеизъявление, не ос­ нованное на какой-либо пользе для управомоченного лица, характеризуются как потенциально создающие почву для злоупотребления правом. При этом под произвольным волеизъявлением понимается внешнее проявление воли, направляемое не интересом, а любыми иными побудительными мотивами.

На практике это бывает в случаях, когда осуществление или прекращение права какого-либо лица поставлено в зависимость от волеизъявления (согла­ сия) третьего лица, которое по своему усмотрению может как дать такое со­ гласие (изъявить волю), так и отказать в этом.

Например, в венгерской правовой литературе в качестве примера зло­ употребления субъективными гражданскими правами приводится отказ соб­ ственника жилища дать согласие нанимателю поменяться нанятой квартирой с другим нанимателем. Для разрешения подобных ситуаций ст. 5 ГК ВНР предусматривала следующее правило: «Если злоупотребление правом выра­ жается в отклонении от волеизъявления, предусмотренного правовой нор­ мой, вследствие чего нарушаются существенные интересы общества или за­ служивающие особого внимания личные интересы, суд имеет право заменить волеизъявление своим решением при условии, что невозможно устранить наувеличив нагрузку кабелей, что привело к перегреву контактных соединений и п р о б о ю изоляции. И з этого следует, что реализация ответчиком права на п р е к р а щ е н и е подачи электроэнергии неплательщикам не привела к д о с т и ж е н и ю п р е д у с м о т р е н н о й законом це­ ли, а принесла ущерб стороне договора, что недопустимо в силу статьи 10 ГК Р Ф ».

/ См.:

Постановление Ф А С Северо-Кавказского округа от 26.05.2004 г. № Ф08-1621/2004.

' Радбрух Г. Ф и л о с о ф и я права / Пер. с нем. М., 2004. С. 65.

рушение интересов другими средствами»'.

Ряд примеров с указанием на подобную разновидность злоупотребления правом даёт практика Конституционного Суда России. Наиболее характерны в этом отношении следующие два дела.

1. Согласно п. 2 ст. 278 ТК РФ помимо оснований, предусмотренных ТК РФ и иными федеральными законами, трудовой договор с руководителем ор­ ганизации может быть расторгнут в связи с принятием уполномоченным ор­ ганом юридического лица либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о досрочном прекращении трудового договора. Кроме того, согласно ч. 4 ст. 69 ФЗ «Об акционерных обществах» общее собрание акционеров, если образование ис­ полнительных органов не отнесено уставом общества к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества, вправе в любое время при­ нять решение о досрочном прекращении полномочий единоличного испол­ нительного органа общества (директора, генерального директора). В случае если образование исполнительных органов отнесено уставом общества к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества, он вправе в любое время принять решение о досрочном прекращении полномо­ чий единоличного исполнительного органа общества (директора, генерально­ го директора).

Из содержания этих норм следует, что уполномоченное лицо может принять решение об увольнении руководителя совершенно произвольно, в любой момент, без обоснования увольнения какими-либо мотивами.

Конституционный Суд России, давая оценку соответствия этих положе­ ний Конституции РФ, указал на то, что законодательное закрепление права досрочно прекратить трудовой договор с руководителем организации без указания мотивов увольнения не означает, что собственник обладает неогра­ ниченной свободой усмотрения при принятии такого решения, вправе дейстЯнко Г. Янев Правила социалистического общежития. Их ф у н к ц и и при применении правовых норм. М., 1980. С. 229—230.

вовать произвольно, вопреки целям предоставления указанного правомочия, не принимая во внимание законные интересы организации, а руководитель организации лишается гарантий судебной защиты от возможного произвола и дискриминации. Общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, как и запрещение дискриминации при осуществлении прав и свобод, включая запрет любых форм ограничения прав граждан по признакам соци­ альной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности (ч. 3 ст. 17; ст. 19 Конституции РФ), в полной мере распространяется на сфе­ ру трудовых отношений, определяя пределы дискреционных полномочий собственника'.

2. Норма ч. 2 ст. 4 Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в Рос­ сийской Федерации» от 04.07.1991 г. (в ред. Закона РФ от 23.12.1992 г.) по­ зволяла собственникам жилищного фонда или уполномоченным ими орга­ нам, а также предприятиям, за которыми закреплён жилищный фонд на праве хозяйственного ведения, и учреждениям, в оперативное управление которых передан жилищный фонд, принимать решения о приватизации комнат в ком­ мунальных квартирах.

Оценивая данное правило на соответствие Основному закону. Консти­ туционный Суд РФ обратил внимание на то, что для граждан возможность осуществить приватизацию на основании этой нормы связана с дополнитель­ ными, ограничительными по своему характеру, условиями. Одно из таких условий — решение собственника (владельца) жилья, а также нанимателей других комнат в данной квартире, который вправе произвольно, не будучи связанным какими-либо установленными в законе предпосылками, разре­ шить или не разрешить приватизацию. Стремление учесть волю других на­ нимателей в принципе может быть обосновано положением ч. 3 ст. 17 Кон­ ституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод человека и ^ П о делу о проверке конституционности п о л о ж е н и й п. 2 ст. 278 и ст. 278 Трудового кодекса Р Ф и абзаца второго пункта 4 ст. 69 Федерального закона «Об а к ц и о н е р н ы х об­ ществах» в связи с запросами Волховского городского суда Л е н и н г р а д с к о й области, Ок­ тябрьского районного суда города Ставрополя и жалобами ряда граждан: П о с т а н о в л е н и е Конституционного суда Р Ф от 15.03.2005 г. № 3-П // Российская газета. 2005. 23 марта.

гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Однако уста­ новленное оспариваемой нормой регулирование, как подтверждает практика, не исключает, что гражданин, являющийся нанимателем жилого помещения в коммунальной квартире, может произвольно (необоснованно) препятство­ вать приватизации. Следовательно, оспариваемая норма не согласуется в полной мере с целями и сущностью указанного положения ст. 17 ( ч. 3) Кон­ ституции РФ*.

В первом случае от свободного волеусмотрения компетентного органа (лица) зависело прекращение права (трудовые отношения руководителя с ор­ ганизацией). Во втором случае от свободного волеусмотрения компетентного органа (лица) зависело возникновение права собственности на комнату в коммунальной квартире. Реализация указанного волеусмотрения, осуществ­ ление прав работодателя или собственника жилья могут быть сопряжены с отсутствием интереса в их осуществлении данных прав, что является основа­ нием для квалификации таких действий в качестве злоупотребления правом".

' П о д е л у о проверке конституционности отдельных п о л о ж е н и й статьи 4 Закона Рос­ сийской Федерации «О приватизации ж и л и щ н о г о фонда в Российской Федерации» в связи с запросами Волгоградской областной Д у м ы, Дмитровского районного суда М о с к о в с к о й области и жалобой гражданина В. А. Мостипанова: Постановление К о н с т и т у ц и о н н о г о Суда Р Ф № 2 5 - П от 03.11.1998 г. // С З Р Ф. 1998. № 45. Ст. 5603.

^ П р и м е р из арбитражной практики: «Статья 40 вступившего в д е й с т в и е с 01.03.1998 г. Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» п р е д у с м а т р и ­ вает избрание единоличного исполнительного органа о б щ и м собранием. В случае, если общество после преобразования Т О О в О О О не изберёт нового директора, то единолич­ н ы й и с п о л н и т е л ь н ы й орган, действовавший до преобразования Т О О, продолжает с в о ю деятельность в силу статьи 58 Г К Р Ф. И н о й подход к этому вопросу повлек б ы невозмож­ ность деятельности юридического лица до назначения нового единоличного органа. Дей­ ствительность всех сделок, заключенных директором, назначенным до реорганизации общества и продолжающим свою деятельность после реорганизации общества, зависела бы исключительно от усмотрения участников общества, что является злоупотреблени­ ем правом (курсив м о й - С. Р.) и противоречит принципу стабильности гражданских пра­ в о о т н о ш е н и й хозяйствующего субъекта с и н ы м и лицами». См.: П о с т а н о в л е н и е Ф А С Се­ веро-Кавказского округа от 26.04.2004 г. № Ф08-1510/2004. По д р у г о м у делу суд обсуж­ дал д о п у с т и м о с т ь применения запрета злоупотребления правом п р и оценке законности одностороннего волеизъявления арендодателя о расторжении договора а р е н д ы на основа­ нии ч. 2 ст. 610 Г К Р Ф. См. Постановление Ф А С Западно-Сибирского округа от 1.07.2003 г. № Ф04/3016-791/А46-2003. Д л я обозначения подобных ситуаций А. Фердроссом, со ссылкой н а практику Международного суда О О Н, предложен у д а ч н ы й, на н а ш взгляд, термин «злоупотребление правом собственного усмотрения (dtournement de pouvoir).

См.: Фердросс А. Международное право. / Пер. с нем. Ф. А. К у б л и ц к о г о и Если удовлетворение интереса - это цель субъективного права, и дости­ жение этой цели, безусловно, есть добро, то можно ли вести речь о том, что осуществление права в отсутствии интереса в этом есть некое зло1 Гегель, характеризуя гражданское общество, обращал внимание на то, что участник такого общества без соотношения с другими не может достиг­ нуть своих целей во всём их объёме, так как «эти другие суть...средства для цели особенного». Однако отдельный интерес, приходя в соприкосновение с другими частными интересами, «придаёт себе форму всеобщего и удовле­ творяет себя, удовлетворяя вместе с тем стремление других к благу. Способ­ ствуя осуществлению моей цели, я способствую и осуществлению всеобще­ го, а оно, в свою очередь, способствует осуществлению моей цели... Всё де­ ло в том, чтобы закон разума и закон особенной свободы взаимно проникали друг в друга и чтобы моя особенная цель стала тождественна всеобщему, в противном случае государство повисает в воздухе»'. Следовательно, только совершение управомоченным субъектом действий по осуществлению права в своём интересе с целью получения выгод от такого осуществления отвечает интересам общества. От обратного это доказывается тем, что интерес обще­ ства - сумма интересов отдельных, составляющих его членов^. В этой утили­ таристской формуле заключена идея солидарности всего человечества, вследствие чего частное благополучие каждого человека связано со всеоб­ щим благополучием. При этом всеобщая солидарность как естественный за­ кон существует и действует через отдельных лиц независимо от их воли и поведения^. Частный эгоизм, таким образом, способствует общественному благу. Соответственно, действия, в том числе по осуществлению принадле­ жащих субъекту гражданских прав, предпринимаемые при отсутствии в этом частного интереса, идут вразрез как с интересами общества"', так и самого Р. А. Н а р ы ш к и н о й ; П о д ред. и с предисл. Г. И. Тункина. М., 1959. С. 109.

' Гегель Г В. Ф. Ф и л о с о ф и я права. М., 1990. С. 228-229, 291.

^ Вентам И. Введение в основания нравственности... С П.

^ Соловьёв В. С. Оправдание д о б р а... С. 147.

" Это не затрагивает благотворительность (спонсорство). Во-первых, от благотвори­ * тельности обществу польза, а не вред, во-вторых, как показывает практика, известную управомоченного субъекта, ведь особенность зла в том, что оно оказывает воздействие не только на того, кому оно причиняется, но и на того, кто его совершает'.

Изложенные соображения дают основания для вывода о том, что осуще­ ствление права при отсутствии в этом интереса управомоченного лица и есть то самое зло, против которого направлен запрет 5ло-употребления правом.

В связи с этим возникает вопрос: в силу каких причин управомоченный субъект может осуществлять своё право при отсутствии в этом своего инте­ реса? В поисках ответа целесообразно обратиться к одному из основных по­ ложений влиятельной в зарубежном правоведении теории «Права и экономи­ ки» («Law and Economics»), обозначаемому как «Rational Choice» (т. е. «ра­ зумный выбор»). Согласно этому положению «любой разумный индивид бу­ дет стремиться к наибольшему удовлетворению значимой для него потреб­ ности с наименьшими затратами для себя. При этом существует и вероят­ ность некоторого отклонения от рационального поведения, обусловленная психологическими особенностями человека»^. По нашему мнению, примени­ тельно к злоупотреблению правом, таких особенностей две.

Во-первых, влияние естественных человеческих страстей. Этот аспект удачно выражен Спинозой, который, раскрывая в «Богословскополитическом трактате» причины возникновения права и государства, указы­ вает на то, что если бы люди поступали всегда так, как им «указывает истин­ ный разум, то общество, конечно, не нуждалось бы ни в каких законах». Для Спинозы само собой разумеется, что каждый человек «отыскивает свою пользу». Вот только при решении вопроса о том, что есть польза, люди руко­ водствуются не здравым рассудком, но большей частью страстями и душевпользу и з этого извлекает и сам благотворитель (реклама).

' Шердаков В. Н. Д о б р о и зло (очерк нравственной философии). М., 1992. С. 38.

А. П. Скрипник цитирует Августина: «Тот, кто восстаёт против божественной справедли­ вости наносит ущерб не ей, а себе» («О граде божьем» (14, 11). / См.: Скрыппык А. П. М о р а л ь н о е зло в истории этики и к у л ь т у р ы... С. 20.

^ Бушев А. Ю. К вопросу о правовой доктрине рисков // Актуальные п р о б л е м ы науки и практики коммерческого права. Сб. науч. статей / П о д общ. ред. В. Ф. П о п а н д о п у л о и О.

Ю. Скворцова. М., 2005. В ы п. 5. С. 117.

ными аффектами, которые нисколько не считаются ни с будущими, ни с дру­ гими вещами'. По Канту, злонравие человеческой природы совместимо с доброй волей и возникает из слабости человеческой природы, недостаточно сильной для следования принятым принципам^. По словам С. Л. Франка, су­ щественный признак человека в том, что он — духовное существо, т. е. обла­ дает центральной контролирующей инстанцией. Все его естественные не­ произвольные хотения в силу самого его существа как личности подлежат проверке и контролю этой высшей инстанции. Он не просто «хочет», как хо­ чет животное - он одновременно одобряет и санкционирует - или не одобря­ ет и отвергает - свои хотения^. По утверждению того же философа, которое он делает со ссылкой на Ап. Павла и Блаженного Августина, мы можем ясно отличать добро от зла и всё же впадать в грех; слабость человека заключается не в слабости его мысли, а в слабости его волевого существа. Умышленное совершение человеком злого действия говорит о том, что его сознание пора­ бощено страстью и вышло из-под контроля его воли''. Показательно, что в решении одного из французских судов 1856 г., которое приводиться в науч­ ной литературе в качестве примера первого судебного применения запрета злоупотребления правом, квалифицированный в качестве злоупотребительного акт назван как «une action inspire par la malveillance, accomplie sous l'empire d'une mauvaise passion (курсив мой - С. P. ) » l т. е. действие, совер­ шённое под властью дурной страсти.

Во-вторых, неправильное понимание или незнание человеком (субъек­ том права) истинной сущности своих интересов. Речь здесь идёт исключи­ тельно о незнании в интеллектуальном аспекте, т. е. как отсутствие инфор­ мации. Для данной ситуации не важна как медицинская (отличие от недее­ способности по причине психического расстройства), так и волевая сторона ' Спиноза Б. Богословско-политический трактат. М., С. 100—101.

^ Кант И. Религия в пределах только р а з у м а... С. 38.

^ Франк С. Л. Указ. соч. С. 379.

^ Франк С Л. Указ. соч. С. 373, 374.

^ Roulet J.-D. L e caractre artificiel de la thorie de l'abus de droit en droit internitional public. Neuchatel, 1958. p. 14-15.

вопроса (отличие от ограничения дееспособности вследствие злоупотребле­ ния спиртным и наркотиками). Поскольку процесс реализации интереса в от­ личие от самого объективного интереса есть динамическое, постоянно нахо­ дящееся в развитии, объективно субъективное явление, то при определённых обстоятельствах, обусловленными теми или иными объективными фактора­ ми, можно получить неверное представление об интересе'. Г. И. Иванец по степени осознанности классифицирует интересы на стихийно действующие и осознанные, с целевым формированием. Осознание интереса — необходимое условие его законодательного закрепления^. Ещё в диалогах Платона можно встретить мысль о том, что ошибка в выборе между добром и злом происхо­ дит по недостатку знания^. Соответственно мудрость рассматривается как источник счастья, так как необходимо заставляет человека правильно дейст­ вовать и преуспевать, а невежество объявляется злом''. Аристотель приводил в «Никомаховой этике» разделяемый им тезис пифагорейцев, видевших от­ личие зла от добра в том, что зло беспредельно, а добро ограничено^. На наш взгляд, таким же способом можно проиллюстрировать сходство добра со знанием. Истинное знание единично. В этом его отличие от многовариантной лжи и сходство с добром, которое также единично в отличие от многовари­ антного зла. Этот подход получил в дальнейшем богатую философскую под­ держку. Так, Спиноза видел истинное счастье и блаженство человека в муд­ рости и познании истины^. Г. В. Лейбниц сравнивал зло не только с мраком, но и с незнанием и заблуждением^. По словам Гегеля, «когда говорят о добре, то имеют в виду знание его»^. В рамках данного подхода полемика велась лишь в вопросе о том, можно ли признать злом такое поведение человека, ' Михайлов С. В. Указ. соч. С. 34.

^ Иванец Г. И. Право как нормативное выражение согласованных и н т е р е с о в... С. 18.

^ Платон. Протагор. / Собр. соч.: В 4 т. М., 1990. Т. 1. С. 471.

^Платон. Евтидем. / С о б р. соч.: В 4 т. М., 1990. Т. 1. С. 168, 170.

^Аристотель. Этика. Политика. Риторика. Поэтика. Категории. М и н с к, 1998. С. 178.

^ Спиноза Б. Богословско-политический трактат... С. 58.

' Лейбниц Г. В. О п ы т ы теодицеи о благости Божьей, свободе человека и начале зла // Сочинения: В 4 т. М., 1984. Т. 4. С. 151.

о Гегель Г. Ф и л о с о ф и я права... С. 184.

при котором он не осознаёт свою злостность, т. е. добросовестно полагает, что, творя зло, он совершает добро. Отрицательный ответ на этот вопрос даёт М. Бубер со ссылкой на фрагмент Авесты, где говорится: «Все добрые мыс­ ли, все добрые слова, все добрые дела я совершаю сознательно. Все злые мысли, все злые слова, все злые дела я совершаю бессознательно»'. Нам представляется более соответствующим действительности иной подход, со­ гласно которому зло совершает даже тот, кто не понимает значения своих действий. С богословской точки зрения эта позиция удачно обоснована Б.

Паскалем: «Св. ап. Павел называет себя первым из грешников, за грех, кото­ рый сам признаёт совершённым по неведению или из религиозного рвения.

Недостаточно ли видеть из Евангелия, что распинавшие Иисуса Христа нуж­ дались в прощении, о котором Он просил для них, хотя они не понимали гре­ ховности своего действия, и, как говорит св. ап. Павел, никогда бы не совер­ шили его, если бы понимали, что творят»^.

Если субъект в силу каких-либо причин неправильно осознаёт свой ин­ терес или не осознаёт его вообще, или в силу страстей не следует ему, то мо­ жет ли и вправе государство в публичных (общественных) интересах указы­ вать ему на эту неправильность и ставить пределы, за которые не может вый­ ти лицо, по каким-либо причинам сознательно или неосознанно действуя не в своём интересе? Цель государства есть «всеобщий интерес как таковой, а в нём - сохранение особенных интересов, субстанцию которых он составля­ ет... эта субстанциальность есть прошедший через форму образования знающий и волящий себя дух. Поэтому государство знает, чего оно хочет, и знает это в своей всеобщности, как мыслимое...»1 Как следствие, государст­ во может принудить «индивида к тому, что он, при правильном разумении, делал бы сам с собою»'^. Цель таких действий в конечном итоге — «полити­ ческое развитие народа», что означает «правильное разумение его собствен

–  –  –

ных интересов»'. Отвечая на вопрос: зачем необходимо принуждение, если каждый субъект, казалось бы, всегда должен действовать в своих интересах, Р. Иеринг даёт ясный и недвусмысленный ответ: недостаточное разумение.

По его мнению, «не всякий обладает разумением, необходимым для того, чтобы знать, что общий интерес есть вместе с тем его собственный....Закон есть единение разумных и дальнозорких, направленное против близоруких.

Первые должны принуждать последних к тому, что требуется их собствен­ ным интересом. Не ради их самих, не с тем, что бы осчастливить, вопреки их желанию, а ради общего интереса»^. По словам И. А. Ильина, цель закона как раз и состоит в том, что бы «сообщить... воле верное направление для само­ руководства и самовоспитания. В основной своей идее и в своём нормальном действии правовой закон есть формула зрелого правосознания, закреплённая мыслью, выдвинутая волею и идущая на помощь незрелому, но воспиты­ вающему себя правосознанию...»1 Государство, ограничивая в своих инте­ ресах возможность субъекта осуществлять принадлежащее ему право, отно­ сится к управомоченному субъекту не как к средству для достижения своего публичного блага, а как к цели, так как «человек, творящий понуждение или пресечение от лица духа, не делает понуждаемого средством для своего ин­ тереса и своей похоти, не отрицает его автономной духовности, не предлага­ ет ему стать покорной одупювлённой вещью, не делает его жертвою своего произвола... он не попирает его автономию, а требует её восстановления...»''.

Изложенные рассуждения позволяют сделать выводы о сущности и на­ значении института злоупотребления субъективными гражданскими праваИеринг Р. Ц е л ь в п р а в е... С. 406.

I Там же. С. 408-409.

^ Ильин И. А. О сопротивлении злу силою / Собр. соч.: В 10 т. М., 1996. Т. 5. С. 64.

"* Ильин И. А. Указ. соч. С. 76. Аналогичная м ы с л ь высказана Р. И е р и н г о м (Цель в п р а в е... С. 380) и Ж. Ж. Руссо: « Ч т о б ы общественное соглашение не стало пустой фор­ м а л ь н о с т ь ю, оно молчаливо включает в себя такое обязательство, которое только одно м о ж е т дать силу другим обязательствам: если кто-либо откажется подчиниться общей во­ ле, то он будет к этому принуждён всем Организмом, а это значит не что иное, как то, что его силою принудят быть свободным (курсив мой - С. Р.)»- / См.: Руссо Ж. Ж. Об обще­ ственном д о г о в о р е или п р и н ц и п ы политического права / Об общественном договоре.

Трактаты / Пер. с фр. М., 1998. С. 211.

МИ.

Прежде всего, необходимо обратить внимание на то, в какой жёсткой императивной форме сформулировано правило ч. 2 ст. 1 ГК РФ: «Граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своём интересе» (курсив мой - С. Р.). По­ этому заслуживает внимания позиция тех учёных, которые раскрывают сущ­ ность злоупотребления правом исходя из категории интереса безотноситель­ но к наступлению каких-либо последствий для других лиц. Исходят они при этом из того, что лицо, обладая субъективными правами, должно иметь инте­ рес в их осуществлении. Два эти элемента (субъективное право и интерес в его осуществлении) существуют неразрывно друг от друга'. При этом имеет­ ся ввиду не всякий, а лишь признаваемый (охраняемый) законом интерес. За­ конен тот интерес, реализация которого не нарушает норм права^. С этой точки зрения можно правильно истолковать один из самых известных в су­ дебной практике примеров злоупотребления правом, связанный с примене­ нием норм о банковской гарантии. Бенефициар предъявил гаранту требова­ ние о платеже. Гарант отказался от выплаты суммы по гарантии, указав, что, по имеющимся у него данным, оплата товаров бенефициару была произведе­ на третьей организацией по просьбе принципала и, следовательно, обеспечи­ ваемое обязательство исполнено. Бенефициар повторно потребовал оплаты ' Васильев Ю. С. Взаимодействие права и морали // Советское государство и право.

1966. № 11. С. 20; Захаров Ю. Ю. Интерес в осуществлении гражданских прав // Арбит­ ражная практика. 2003. № 7. С. 17. П о н и м а н и е злоупотребления правом через категорию интереса субъекта права позволяет говорить об отличии подобного п р а в о п о н и м а н и я, вопервых, от теории солидаризма Л. Д ю г и, суть которой в том, что за и н д и в и д о м отрица­ лись вовсе какие-либо субъективные права, а на их место становились с о ц и а л ь н ы е функ­ ции, которые он д о л ж е н выполнять (См.: Покровский И. А. Основные п р о б л е м ы... С. 108во-вторых, от господствовавщего в науке советского гражданского права подхода к исследуемому я в л е н и ю, когда п о д осуществлением права вопреки его социальнохозяйственному н а з н а ч е н и ю понималось осуществление права вопреки задачам советско­ го государства /(См. Агарков М. М. Указ. соч. С. 380), а не управомоченного субъекта.

^ Витрук И. В. Основы теории правового положения личности в социалистическом обществе М., 1979. С. 146.; Мальцев Г. В. Социалистическое право и с в о б о д а личности (теоретические вопросы). М., 1968. С. 135. Ф А С Северо-Кавказского округа сформулиро­ вал это так: «Интерес и с т ц а... н е охраняется и з л о ж е н н ы м и правовыми н о р м а м и, поэтому не подлежит защите». / См.: Постановление Ф А С Северо-Кавказского округа от 28.01.2005 г. № Ф08-6057/2004.

от гаранта и после отказа последнего от платежа обратился с иском в суд.

Свои требования бенефициар основывал на положениях ч. 2 ст. 376 ГК РФ, согласно которой, если гаранту до удовлетворения требования бенефициара стало известно, что основное обязательство, обеспеченное банковской гаран­ тией, полностью или в соответствующей части уже исполнено, гарант дол­ жен немедленно сообщить об этом бенефициару и принципалу. Полученное гарантом после такого уведомления повторное требование бенефициара под­ лежит удовлетворению гарантом. Рассматривая спор, суд установил, что бе­ нефициар, являясь кредитором в основном обязательстве, уже получил опла­ ту за поставленный принципалу товар. При таких условиях суд расценил действия бенефициара как злоупотребление правом и на основании статьи 10 ГК РФ в иске отказал'.

В данном деле интерес бенефициара состоит в получении оплаты о т принципала. Этот интерес охраняется законом, в связи с чем бенефициар на­ деляется правом требования оплаты суммы долга. Однако данный интерес признаётся государством только в размере суммы долга. После получения бенефициаром данной суммы его интерес считается полностью реализован­ ным. Если, получив платёж от принципала, бенефициар обращается к гаранту с требованием оплаты той же суммы, а гарант это требование выполняет, т о на стороне бенефициара возникнет неосновательное обогащение, что зако­ ном не допускается (ст. 1102 ГУ РФ). Бесспорно, у бенефициара, как лица, ведущего предпринимательскую деятельность, есть интерес в получении максимального количества денег. Однако закон предоставляет защиту этому интересу только в пределах сумм, причитающихся бенефициару по обяза­ тельству, и не предоставляет защиту интересу бенефициара в той части, в ко­ торой этот интерес выходит за рамки обязательственного долга. Таким обра­ зом, в исследованном Высшим Арбитражным Судом РФ деле требование бе­ нефициара к гаранту было заявлено при наличии у бенефициара субъективно

–  –  –

го гражданского права на получение денежных средств от гаранта (ч. 2 ст.

376 ГК РФ), однако при отсутствии у бенефициара признаваемого законом интереса в их получении. Таким образом, требование бенефициара было правильно квалифицировано Высшим Арбитражным Судом РФ как злоупот­ ребление правом'.

Переходя к анализу содержания ч. 1 ст. 10 ГК РФ, прежде всего, необхо­ димо отметить, что лексическое значение понятия «злоупотребление правом»

даёт основание для вывода о том, что действия по злоупотреблению правом может совершить лишь то лицо, которое обладает соответствующим правом, в ином случае ему злоупотребить нечем. Как следствие, в качестве злоупот­ ребления правом не могут быть квалифицированы действия при отсутствии самого права^. Если суд установит незаконность требований истца, что ука­ зывает на отсутствие у него подлежащего судебной защите права, то такие действия не могут быть квалифицированы как злоупотребление правом^. О возможности злоупотребить только при наличии права говорит и то обстоя­ тельство, что в силу ч. 2 ст. 10 ГК РФ суд может отказать в защите принад­ лежащего лицу права, что невозможно, если признать, что лицо, злоупотреб­ ляющее правом, не обладает этим правом.

ГК РФ не определяет понятия злоупотребления правом. Обратимся к тексту первого абзаца ч. 1 ст. 10 ГК РФ: «Не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причиТ о й ж е логикой руководствовался кассационный суд в деле, по обстоятельствам которого взыскатель получил д е н е ж н ы е средства, взысканные реп1ением Третейского су­ да Н А У Ф О Р. Через некоторое время после этого взыскатель обратился в а р б и т р а ж н ы й суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение того же ре­ ш е н и я третейского суда, то есть, по сути, претендовал н а получение с д о л ж н и к а взыскан­ ной третейским судом суммы д в а ж д ы. Ф А С Московского округа к в а л и ф и ц и р о в а л такие действия как злоупотребление правом, так как о н и и м е ю т целью необоснованное получе­ ние заявителем с д о л ж н и к а взысканной третейским судом д е н е ж н о й суммь? в д в о й н о м размере, д л я чего отсутствуют какие-либо правовые основания / См.: П о с т а н о в л е н и е Ф А С Московского округа 5.10.2006 г. № КГ-А40/8846-06-П.

^ И н а я позиция — Постановление Президиума Высшего А р б и т р а ж н о г о Суда Р Ф от 21.08.2001 г. №. 1194/99 // Вестник В ы с ш е г о А р б и т р а ж н о г о Суда Р Ф. 2001. № 12. С. 36Постановление Ф А С Московского округа от 19.09.2002 г. № К Г - А 4 0 / 6 2 3 0 - 0 2.

^ Постановление Ф А С Северо-Кавказского округа от 5.02.2002 г. № Ф 0 8 - 4 4 9 5 / 2 0 0 1.

вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах».

НИТЬ «Достоинства» этой нормы с точки зрения юридической техники лучше всего видны на её условной схеме: Запреп];ается действие А {действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить

–  –  –

формах.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
Похожие работы:

«Школы для всех Включение детей со спецнуждами в образование Опубликовано: фонд "Спасите детей"Адрес: 17 Grove Lane London SE5 8RD Тел.: +44 (0)20 7703 5400 Факс: +44 (0)20 7793 7630 Первое издание 2...»

«Тема: ПСН Дата обновления: 30.11.2014 Аналитический обзор !!! Приказ ФНС России от 17.11.2014 N ММВ-7-3/586@ О внесении изменений в приказ Федеральной налоговой службы от 14 декабря 2012 года N ММВ-7-3/957@ Рекомендуемая форма заявления на получение патента на право применения ПСН не подлежит применению С 1 января 2015 года вводи...»

«УДК 332.1 СОЗДАНИЕ ИНФОРМАЦИОННОЙ МОДЕЛИ ПАСПОРТА КАЧЕСТВА ЖИЗНИ НАСЕЛЕНИЯ МУНИЦИПАЛЬНЫХ ОБРАЗОВАНИЙ Слепченко С.А. Научный руководитель – доцент Лихачева Т.П. Сибирский федеральный университет Право на доступ...»

«Белорусский государственный университет ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ Идеологическая и воспитательная работа на филологическом факультете БГУ в 2015–2016 учебном году НОРМАТИВНАЯ ПРАВОВАЯ ОСНОВА Идеологическая и воспитательная р...»

«"Религия и право".-2012.-№2(61).-С.6-8. С вобода с о в е с ти — что это тако е? Исповедуя принцип "свободы совести для всех", мы должны проявлять христианскую солидарность со всеми страдающими за веру в мире Сипко Ю. пастор, христианский общ ественный деятель и пропо ведник, с 20 м арта 2002 года до 25 м арта 2...»

«СПРАВОЧНИК ТУНТО Структурные покрытия для внутренних стен Творите, вдохновляйтесь вместе с Tikkurila и у Вас получится Семейство материалов Тунто придает цвету третье измерение и превращает его в осязаемое ощущение, которое, буквально, можно потрогать рукой. Теперь при создани...»

«УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ "МОГИЛЕВСКИЙ ИНСТИТУТ МИНИСТЕРСТВА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ" Кафедра тактико-специальной подготовки БЕЗОПАСНОСТЬ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА методические рекомендации по изучению учебной дисциплины для специально...»

«· Влияние конституционного принципа народовластия на гражданское судопроизводство Н.С. Бандорина российского и европейского законодательства, интерес российского нотариата к этому правовому явлению. См.: Российская газета 2010. 30 июля. Аболонин В.О. Нотариус и обязательная примирительная процедура: опыт Германии и перспективы России // Нотариальн...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)" Центр студенческой юридической помощи УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПО ДЕЛ...»

«Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь, 02.02.2017, 9/81247 РЕШЕНИЕ МИНСКОГО ГОРОДСКОГО СОВЕТА ДЕПУТАТОВ 29 июня 2016 г. № 213 О закупках товаров (работ, услуг) за счет собственных средств На основании пункта 1 статьи 13 Закона Республики Беларусь от 4 января 2010 года "О местном управлении и само...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ СТАТИСТИЧЕСКОЕ НАБЛЮДЕНИЕ Нарушение порядка представления статистической информации, а равно представление недостоверной статистической информации влечет ответственность, установленную статьей 13.19 Кодекса Российской Федерации...»

«А. П. САЛЬКОВ СОВЕТСКИЙ ФАКТОР В УРЕГУЛИРОВАНИИ АЛБАНО ГРЕЧЕСКОГО КОНФЛИКТА В СЕВЕРНОМ ЭПИРЕ (1945—1949) В статье рассмотрено завершение территориального спора в Северном Эпире....»

«· Конкурентные отношения как предмет гражданского права М.В. Новиков На наш взгляд, для того чтобы минимизировать последствия действий недобросовестных заемщиков и оптимизировать применение положений о поручительстве, целесообразно в гл. 42 ГК РФ вклю...»

«Меньшикова Н.С. Феномен "толерантность": сущностная характеристика и правовые основы. УДК 342.7 ББК 67.412 Н.С. Меньшикова* Феномен "толерантность": сущностная характеристика Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России № 3 (67) 2015 и правовые осн...»

«Творчество Николая Васильевича Гоголя Мистика и повседневная жизнь. Совместимы или противоположны, на ваш взгляд, эти понятия? ".Я почитаюсь загадкою для всех, никто не разгадал меня совершенно", – так однажды сказал о себе Н. В. Гоголь. Прошло два века, а загадку так никто и не разгадал. Уже отмеч...»

«Ярославская областная универсальная научная библиотека имени Н. А. Некрасова ЯРОСЛАВСКИЙ КАЛЕНДАРЬ НА 2016 ГОД Ярославль Издательское бюро "ВНД" УДК 030(470.316) ББК 0я25 Я76 Ярославский календарь на 2016 год / Яросл. обл. универс. Я76...»

«РАБОЧАЯ ПРОГРАММА дисциплины "ДЕЛОВОЙ ИНОСТРАННЫЙ ЯЗЫК" для направления "Юриспруденция" ( наименование направления) "УТВЕРЖДАЮ" Проректор по учебной работе И.В.Щербакова Программа одобрена на з...»

«Учебно-методический комплекс "Работа с КРМ "Директор" Модуль 8 Структура книги приказов Для работы с документами с целью упрощения создания многих из них предназначено окно "Приказы", которое вызывается командой Документы/Приказы из главного меню программы: Рис. Окно "Приказы"В левой части окна отображается структура "Папки документов". При вы...»

«Протокол № 42-ТПВ/КР/5-01.2017/И от 12.07.2016 стр. 1 из 5 У УТВЕРЖДАЮ П Председатель конкурсной комиссии С.В. Яковлев "12" июля 2016 года ПРОТОКОЛ № 42-ТПВ/КР/5-01.2017/И заседания конкурсной комиссии ОАО "АК "Транснефть" по лоту № 42-...»

«УТВЕРЖДАЮ Заместитель главы администрации города – председатель Комитета по управлению имуществом А.В. Мищенко " 06 " декабря 2011г. ДОКУМЕНТАЦИЯ об аукционе № 26 (2011 г.) на право заключения договоров аренды имущества муниципального образования городского округа "Город Комсомольск-на-Амуре"...»

«ТАТАРИНЦЕВА КРИСТИНА НИКОЛАЕВНА ОГРАНИЧЕНИЯ ПРАВ УЧАСТНИКОВ РЫНКА ЦЕННЫХ БУМАГ ПРИ ОБОРОТЕ АКЦИЙ Специальность 12.00.03 – Гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Диссертация на соискание ученой...»

«Муниципальное казенное дошкольное образовательное учреждение Агинский детский сад № 2 "Золотой ключик" Годовой план на 2016-2017 учебный год СОДЕРЖАНИЕ ГОДОВОГО ПЛАНА РАБОТЫ ДОШКОЛЬНОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕ...»

«МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ УНИВЕРСИТЕТ УПРАВЛЕНИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА МОСКВЫ ИНСТИТУТ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ Кафедра юриспруденции Направление "Юриспруденция" Форма обучения очная Реферат По учебной дисциплине "Авторское право" на тему: "Увеличени...»

«Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь, 29.05.2014, 8/28420 ПОСТАНОВЛЕНИЕ МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 8 ноября 2013 г. № 108 Об утверждении типовых учебных программ по учебны...»

«Формулировки договора ГПХ, которые помогут избежать споров с контролерами Ревизоры из ФСС России с особой тщательностью проверяют компании, если видят, что те выплачивают вознаграждения по договорам подряда или оказания услуг. Так контролеры хотят убедиться, н...»

«Нормативные правовые акты, регулирующие вопросы клубного отдыха, условно можно разделить на несколько групп. В первую группу входят международные правовые акты, регулирующие отношения в сфере международного туризма: Манильская декларация по мировому туризму от 10 октября 1980 г.; Резолюция девятой Генеральной ассамблеи ВТО (Буэнос...»

«Программный диспетчер Trans Music Manager для аудиоустройств марки DENON Руководство пользователя Охраняется авторским правом © 2008 D&M Holdings Inc. Все права защищены 3525 10001 003D Установка программы "Trans Music Manager" 1 Вставьте в...»








 
2017 www.net.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.