WWW.NET.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет ресурсы
 

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

«ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ЭКСТРЕМИСТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (ЭКСТРЕМИЗМУ) В РОССИИ (СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВОЕ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ) ...»

-- [ Страница 5 ] --

С конца XVIII в. у многих народов Северного Кавказа утвердился суфизм в форме тарикатов (путь) – накшбандитского, кадирийского и шазилийского, различные вирдо, (ордена) которых стали одной из форм этнической идентичности, выражавшейся в институте наставничества (шейх – мюриды).

В 1990-е гг. влияние ислама в республиках резко возросло, мусульманские ценности стали восприниматься как основа возрождения духовности горцев. Высочайшие темпы возрождения ислама на Северном Кавказе (иногда говорят о вторичной исламизации Северного Кавказа) объясняются не столько вакуумном в идеологической сфере после распада СССР, но, в первую очередь, грандиозной по масштабам своего распространения миссионерской деятельностью зарубежных религиозных организаций, диаспор, которые опирались на значительную финансовую поддержку249.

Так в ДАССР было 27 мечетей, а к январю 2001 г. в Республике Дагестан зарегистрировано 1585 мечетей, 2 исламских университета, 11 исламских институтов, 25 филиалов вузов, 121 медресе, 97 примечетских начальных школ. В Адыгее зарегистрировано 16 общин250, в Ингушетии – 6, Кабардино-Балкарии – 96, Карачаево-Черкесии – 91, Северной Осетии – 17, в Чечне – несколько сот251. Наряду с традиционным исламом, в результате деятельности международных религиозных центров, получают развитие новые для региона течения в исламе, в том числе ваххабизм.

Ваххабизм — исламское религиозно-политическое движение. Ваххабизм назван по имени Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба ат-Тамими, являвшегося, в свою очередь, последователем знаменитого теолога и правоведа Ибн Таймийа, проживавшего в 1263–1328 гг. и считавшегося одним из яростных противников каких-либо нововведений в исламе. Мухаммад ибн Абд-альСм.: Дагестан в период социальных реформ. Махачкала, 2002. С. 61–62.



См.: Ислам у адыгов Северо-Западного Кавказа. Майкоп, 2001. С. 29.

См.: Ислам и политика на Северном Кавказе. Ростов-н/Д., 2001. С. 4.

Ваххаб заявил, что истиный ислам практиковался только первыми тремя поколениями последователей пророка Мухаммеда, и протестовал против всех последующих толкований учений пророка, считая их привнесенной извне ересью. Ваххабизм упал на благодатную почву и был воспринят беднейшей частью бедуинского населения, а также многими религиозными деятелями как противовес богатству городских жителей. При этом ваххабизм сыграл положительную роль в войне арабов с турками, поскольку сплотил и объединил арабов. Ваххабизм в качестве государственной религии принял принц Абдель Азизибн Сауд, который на базе этого учения основал СаудовскуюАравию, а затем стал первым королем этой страны. Главный догмат ваххабизма – вера в единого Бога (таухид). Своей основной задачей ваххабиты считают борьбу за очищение ислама от различных чуждых, с их точки зрения, ему примесей, основанных на культурных, этнических или каких-то других особенностях тех или иных мусульманских народов. Методы их действия нередко основаны на насилии. В то же время в настоящее время во многих странах мира ваххабизм признан сектой, с представителями которой исламские муфтии ведут непримиримую идеологическую войну.

Распространению ваххабизма в России способствовали как социальноэкономический кризис, так и неразвитая религиозная культура и просчеты в правовом регулировании конфессиональных отношений со стороны государства и общества.

В 1998 г. создан координационный центр мусульман Северного Кавказа, объединяющий духовные управления мусульман (ДУМ) всех регионов Северного Кавказа.





Обе основные религиозные конфессии на Северном Кавказе (православие и ислам) имеют между собой толерантные отношения. Как правило, единым фронтом выступают против активной деятельности в регионе нетрадиционных сект, распространения религиозного экстремизма.

К традиционным конфессиям на Северном Кавказе относится также иудаизм (роль которого падает в связи с сокращением еврейского населения и противоречиями между традиционалистами и хасидами), а также буддизм (ламаизм).

В настоящее время исламский фактор во многом определяет состояние и тенденции развития общественно-политической обстановки в России, в частности, на Северном Кавказе и в ряде регионов Поволжья. Отмечается усиленное развитие процессов исламизации общественной жизни северокавказских республик, культивирование в них радикальных течений исламского фундаментализма с искусственным нагнетанием межконфессиональной напряженности.

Помимо этого активизировались процессы политизации ислама, обусловленные совокупным действием трех составляющих факторов:

• борьбой за власть национальных политико-экономических объединенных групп людей, сумевших аккумулировать у себя денежные средства и связанных с ними организованных преступных группировок;

• смыканием антироссийского национал-сепаратизма с реакционным фундаменталистским течением в исламе на общей платформе насильственного изменения существующего конституционного строя;

• стремлением ряда иностранных государств, прежде всего стран арабского Востока, Турции и США, усилить свое влияние в регионах традиционного проживания российских мусульман.

Не ослабевает интерес к религиозной обстановке в Российской Федерации у мусульманских государств, и в первую очередь у стран Ближнего и Среднего Востока, скоординированные действия которых стимулируют распространение ислама. Официальные круги этих государств, их специальные службы и связанные с ними религиозные центры стремятся обеспечить благоприятные условия для оказания выгодного им воздействия на развитие политической и экономической ситуации на Северном Кавказе, используя для этого многочисленные международные исламские центры, зарубежные культурно-просветительные и благотворительные организации, расширяющие масштабы своего влияния в регионе.

В конечном итоге, проводимая мусульманскими странами политика исламизации России и насаждения крайних радикальных течений ислама ведет к усилению межэтнических и межрелигиозных противоречий, что объективно ведет к ослаблению влияния федеральных органов власти России на регионы Поволжья, Закавказья, Каспийско-Черноморского бассейна.

При этом мы утверждаем, что США и Великобритания, используя влияние на Турцию, усиливают свое присутствие в Каспийско-Кавказском регионе, через создание здесь различных международных правительственных и неправительственных организаций, благотворительных фондов, которые пытаются ослабить роль мусульманских государств на мировой арене. Для укрепления своих позиций в регионе Северного Кавказа США, Великобритания через созданные при их содействии организации и различного рода гуманитарные структуры (под прикрытием которых работают, как представляется, агенты внешних разведок) действуют активно и скоординировано, кроме того, их деятельность способствует образованию в республиках Северного Кавказа ряда, так называемых, «территорий регулируемых конфликтов».

Касаясь ситуации внутри страны, необходимо отметить, что в ряде национальных республик ислам всё активнее выступает как эффективный механизм регулирования общественно-политических, межэтнических, семейных и межличностных отношений. Его влияние, помимо Чечни и Дагестана, последовательно распространяется на другие национальные республики, ощущается в мусульманских общинах адыгов, ногайцев, карачаевцев, балкарцев и других народностей, компактно проживающих на территории Ставропольского, Краснодарского краев и южных областей России, где в последнее время отмечается резкое увеличение числа верующих, появляется всё больше мечетей, открываются исламские учебные заведения. В связи с этим, различного рода национал-сепаратистские и иные экстремистские движения стремятся использовать мусульманскую религию, и в особенности, радикальные, фундаменталистские течения для разжигания антирусских настроения в антигосударственных целях.

При этом следует признать, что традиционный для России ислам в значительной мере ослаблен, поскольку не имеет единого общего духовного центра для всех мусульман России. Традиционный ислам обладает существенными особенностями применительно даже не к субъектам, а к отдельным регионам страны. Особенность же радикальных течений в исламе, и в первую очередь ваххабизма, как раз и заключается в том, что они не признают национальных границ и выступают в качестве эффективного средства межэтнической консолидации и политической мобилизации масс. Поэтому исламские радикалы быстро находят общий язык с лидерами сепаратистских сил в создании единого антироссийского фронта. По своей сути радикальные течения в исламе являются одним из видов тоталитарной деструктивной секты, куда вовлекаются в основном малограмотные и малообеспеченные люди, стремящиеся к духовной и материальной поддержке. В секте они попадают под жесткий морально-психологический контроль духовных наставников, их сознание «зомбируется», и они готовятся для выполнения любых указаний своих лидеров, в том числе и к совершению самых жестоких преступлений.

Основное внимание ваххабиты уделяют привлечению на свою сторону молодежи, используя для этого все доступные средства и не в последнюю очередь материально-финансовые ресурсы. Они стремятся оторвать молодых людей от родителей и духовных наставников, исповедующих традиционный ислам, при этом молодежи, с одном стороны, внушается пренебрежение к труду, с с другой преувеличенное чувство собственного превосходства, неуважение к национальным и семейным традициям. Насаждаются идеи о том, что ваххабит имеет право на имущество «неверных» (причем к неверным относятся не только христиане, но и мусульмане, не признающие этого вероучения), может убить «неверного». Прививается интерес молодежи к оружию и военному делу, внедряется система боевой подготовки. Незаметно они становятся настоящими участниками незаконных вооруженных формирований.

Проведенное нами исследование подтверждает наличие четкой программы распространения и становления структур исламского фундаментализма. Если в первые годы насаждения ваххабитского движения энергично действовали те, кого определяли как мусульманских просветителей, то затем всё более заметными стали политические претензии «поборников возрождения ислама». При этом выдвигались лозунги и требования, хорошо известные в странах Ближнего и Среднего Востока – возрождение истинного ислама, приведение норм общественной и личной жизни в соответствии с заповедями мусульманской религии, утверждение основ исламистской экономики.

В качестве явно выраженных тенденций в деятельности исламских радикальных организаций, считаем необходимым обратить внимание на следующие:

• расширение географии и численности ваххабитских структур за счет привлечения новых сторонников, активизация деятельности представителей зарубежных, в том числе религиозных экстремистских, организаций по оказанию им финансовой и иной помощи;

• вытеснение проповедников традиционного ислама более молодыми имамами252, прошедшими специальную подготовку за рубежом; смыкание определенных кругов традиционного ислама с ваххабитами;

• проникновение сторонников ваххабизма и их пособников в местные органы власти национальных республик и в отдаленные регионы, что создает предпосылки для легализации их деятельности;

• создание на основе ваххабитских общин нелегальных боевых структур – «джамаатов», активное вовлечение их членов в экстремистскую и террористическую деятельность;

• подготовка идеологической и материально-ресурсной базы для вооруженного захвата власти в отдельных субъектах Северного Кавказа.

Проявления экстремизма многообразны, цели экстремистов различные.

Порой бывает очень трудно отличить обычные выражения несогласия, протеста, недовольства, социальной или межнациональной напряженностью, коИмам происходит от араб. находящийся впереди. Имам – и духовный руководитель, наставник мусульман, и глава мусульманской общины, и правитель мусульманского государства (халиф).

торые в каждом обществе всегда были, есть и будут, от действий экстремистского характера.

Проведение разного рода митингов и собраний с призывами к насильственным действиям в отношении других народов неоднократно фиксировалось на территории Чечни в последнее десятилетие. Обычно подобный сценарий развития событий организаторами митингов не декларируется, они утверждают, что массы действуют стихийно. Митинги начинались в форме традиционных национальных сходов, религиозных праздников или посвящались каким-либо знаменательным датам, а затем раздавались экстремистские призывы к «смерти неверных» и т.п. Такие действия при большом скоплении народа разжигали страсти, служили мощным эмоциональным фактором при проведении националистической пропаганды и могли заканчиваться прямыми насильственными действиями со стороны разгоряченной толпы.

В последнее годы начал активно проявляться «неформальный» сепаратизм. Это автономизация и даже суверенизация отдельных районов в республиках Северного Кавказа, которая производится, как бы, явочным путем. Это можно назвать процессом создания «государства в государстве», формирования на конкретной территории, входящей в то или иное государство, вполне самостоятельных институтов власти конкретной территории, альтернативных официальным – это еще один деструктивный фактор, влияющий на распространение экстремизма на Северном Кавказе.

Включение религии в сферу политических, экономических и других противоречий углубляет и обостряет последние, так как они получают социальное, культурное и психологическое обоснование.

Для религиозных исламских экстремистов характерны: религиозный фанатизм, неразделимость религии и государства, опора на раннюю исламскую идеологию, установление на земле власти Аллаха на основе шариата, джихад, позволяющий применять насилие ко всем несогласным до полной победы ислама.

Наибольшую опасность, как уже говорилось, сегодня представляют сторонники нетрадиционного для российских мусульман течения ислама – ваххабизма.

На Кавказе, как и в Афганистане, на идеологию и практику «ваххабитов» мощное воздействие оказали и фундаменталистская составляющая, и местная этничность, и сложившаяся культурная ментальность, и исторические традиции, и рост криминальных настроений и т.д. Такое переплетение и предопределило сложное протекание процесса «ваххабизации» общества, что позволило квалифицировать данное явление как «северокавказский ваххабизм».

В период своего расцвета (вторая половина 1990-х гг.) каждая крупная ваххабитская община, в основном на территории Северо-Восточного Кавказа, старалась создать собственные исламские институты, в частности, школу при мечети и шариатский суд. Сегодня эти институты ваххабитов, после известных августовских событий 1999 г.253, по всему региону вынуждены действовать подпольно. Само движение в ходе противостояния с мусульманамитрадиционалистами и властями всех уровней преобразовалось в крайне ультрарадикальную организацию и по существу стало носить экстремистский характер. Этому способствовало и то обстоятельство, что на Северном Кавказе радикальные идеи ваххабитского толка были взяты на вооружение лидерами террористов и сепаратистов.

Вместе с тем нельзя игнорировать и то, что хотя ваххабизм действительно длительное время активно насаждался при внешнем воздействии, он всё же твердо укоренился на местной, хорошо подготовленной для него почве, а его основными приверженцами стали молодые люди. Наибольшего развития северокавказский ваххабизм, как и в целом исламизированность населения, достиг в восточной части Северного Кавказа. После августа 1999 г. в 7 августа на территорию Дагестана вторглись незаконные вооруженные формирования во главе с Басаевым и Хаттабом. Бои шли до 11 сентября, когда вся территория Дагестана была очищена от боевиков. Эту же дату принято считать началом контртеррористической операции в Чечне, или Второй Чеченской войной.

Дагестане и в связи с проведением контртеррористической операции в Чечне, практически во всех республиках Северного Кавказа были приняты «антиваххабитские» законы, в результате чего было оказано массированное разноплановое давление на ваххабитов. Были ликвидированы их оплоты, так называемые, «ваххабитские анклавы» в Дагестане и Чечне. Ваххабиты лишились мечетей, культурных центров, официальных газет и других средств массовой информации, подверглись жесткому административному воздействию. Ваххабизм в регионе ныне существует исключительно как экстремистское религиозно-политическое движение, находящееся в полу-подпольном состоянии.

Исламский фундаментализм и радикальный национализм с огромной силой влияют на политическую обстановку в Северо-Кавказском регионе, особенно в Чечне, что подтверждают многочисленные примеры оказания различного рода помощи чеченским сепаратистам со стороны Турции, Афганистана, Ирана, Пакистана. Кроме того, на Северном Кавказе теснейшим образом переплетаются между собой, дополняют и поддерживают друг друга политический и криминальный терроризм. Криминальные группировки, в основе функционирования которых лежат кланы, стремятся использовать национальный фактор для придания внешней псевдозаконности своих действий, а в действительности, для своего обогащения. Таким образом, на почве экстремизма произошло объединение бандитизма с националистическим экстремизмом.

Как следствие этого на Северном Кавказе имеет место мощная миграционная волна, наблюдается активное переселение во внутренние, русскоязычные районы беженцев из этого региона. Обычные люди не хотят жить по новым законам, устанавливаемым в местах их прежнего проживания. Проблема заключается в том, что в новых относительно благополучных местах проживания, никто не жаждет их переселения, поскольку возрастает нагрузка на существующую инфраструктуру, начинается конкуренция с местным населением за рабочие места, а у самих мигрантов возникают трудности с адаптацией к местным условиям. Характерно, что переселенцы с Северного Кавказа не только не подстраиваются под местные условия, а наоборот, ломают сложившиеся традиции, навязывают свой образ жизни и проявляют пренебрежительное отношение к местным жителям и их традициям.

В последние годы, как уже говорилось, регион столкнулся с проблемой, которая ранее не была столь актуальна, – это экспансия экстремистских псевдорелигиозных учений и тоталитарных сект. Правоохранительные органы правопорядка сталкиваются с увеличивающимся количеством правонарушений со стороны тоталитарных сект. Нередко внутренняя структура, методы работы, применяемые такими сектами, полностью совпадают со структурой преступного сообщества. В своей основе секта (от лат. secta – отрезанная, отделенная) опирается на непререкаемый и не обсуждаемый авторитет учителя и на личные отношения с каждым членом секты, им присуща строгая организация, культивирование слепого подчинения, уничтожение свободных связей с внешним миром, всеобщий контроль всех сторон жизни члена секты. Низкая религиозная культура населения и служащих государственного аппарата, которые должны были отвечать за установление цивилизованных взаимоприемлемых отношений между верующими и не верующими гражданами, только способствовали распространению под видом «чистого возрожденного» ислама учения такой тоталитарной секты, как ваххабизм, являющейся, как и ее многочисленные «иноконфессиональные» аналоги, инструментами международных экстремистских центров, лишь прикрывающихся религиозной фразеологией. Вместе с тем сотрудники органов правопорядка не обладают знаниями об особенностях тоталитарных сект, о традиционных культурообразующих религиозных конфессиях, у которых сложились устойчивые и конструктивные правовые отношения с государством. Это затрудняет своевременное распознавание сектантов.

Помимо религиозных экстремистских организациях большое значение имеют политические экстремистские организации, о которых говорилось в других главах работы: НПБ, РНЕ и др. Впрочем, их деятельность тесно переплетается с политической, что не входит в предмет нашего исследования.

Конкретные преступления, совершенные участниками этих организаций интересны, прежде всего, с точки зрения изучения личности человека, который их совершал.

Среди других факторов, детерминирующих совершение преступлений, связанных с осуществлением экстремистской деятельности, следует выделить социально-психологические. Так, проведенные нами исследования свидетельствуют, что экстремизм по-разному оценивается гражданами в зависимости от того, на кого направлены его проявления. Например, чеченцы не считают экстремистами представителей незаконных вооруженных формирований, которые пропагандируют борьбу за независимость и чистый ислам, а русские в своем большинстве не считают экстремистами скинхедов. Более того, примерно по такой же схеме действуют сотрудники правоохранительных органов: скинхед в Чечне – это безусловно экстремист, он же, находясь в центральных регионах России – человек, который отстаивает интересы русских.

Специфическое воздействие на экстремизм оказывают административно-бюрократические факторы. Так, причиной распространения религиозного экстремизма остается бесконтрольный выезд молодежи на учебу в зарубежные мусульманские учебные учреждения. При этом, отсутствует статистика о количестве выехавших, не ведется анализ деятельности конкретных учебных заведений, в которых учится наша молодежь. В результате экстремистские религиозные организации (в том числе, ваххабитские) имеют возможность не только направлять молодежь на учебу за границу, но и оплачивать их обучение. Очевидно, что при таком подходе молодежь оказывается в крайне сомнительных исламских учебных центрах.

Решением этой проблемы может стать подготовка и утверждение на уровне Президента концепции государственно-конфессиональной политики Российской Федерации как ориентира для государственных органов при обеспечении законности в сфере отношений между государством и религиозными конфессиями. Подобная политика станет важным фактором по предотвращению религиозного экстремизма.

В качестве объективной причины, способствующей не достаточно эффективной правоприменительной практике в борьбе с проявлениями экстремистской деятельности следует указать неадекватность тяжести наказания за данное преступное деяние, когда выявление преступлений с экстремистской окраской становится второстепенным делом, а выявление и пресечение общеуголовных преступлений – первоочередной задачей. Не секрет, о чем уже говорилось, что представители правоохранительных органов не хотят возбуждать уголовные дела по экстремистским мотивам, полагая, что: 1) их могут объявить политически ангажированными; 2) к их действиям будет привлечено чрезмерное внимание представителей СМИ, что затруднит их работу; 3) будут испорчены статистические показатели; 4) многие из них в сложной социально-политической обстановке испытывают симпатии к экстремистам, проповедующим простые националистические лозунги.

Таким образом, полагаем, что основными причинами распространения противоправных явлений, связанных с экстремистской деятельностью, являются следующие.

1. Экономические факторы, к которым относятся: различные экономические кризисы, сопровождающиеся безработицей, обнищанием большой части населения; криминализация определенной части экономики; возникновение большого социального расслоения в обществе; наличие на той или иной территории запасов природных богатств или выгодное географическое положение, что может вызвать рост сепаратистских настроений.

2. Социально-политические факторы, к которым относятся: ослабление государственной власти и пассивность ее силовых структур; высокая коррумпированность чиновников; криминализация общества; содействие экстремистам со стороны представителей зарубежных общественных организаций, направляющих деньги на финансирование экстремистской деятельности.

3. К идеологическим факторам возникновения экстремизма можно отнести отсутствие в государстве какой-либо общепризнанной идеологической концепции, разделяемой подавляющим большинством населения.

4. Государственно-правовая разностатусность этносов создавала объективные предпосылки для латентной межнациональной и межэтнической напряженности на основе исторических обид, экономических, территориальных и социальных противоречий.

5. Не решенной проблемой остается регулирование противоречивой конфессиональной ситуации в России и, в особенности, на Северном Кавказе.

6. Активизация процессов политизации и криминализации некоторых исламских организаций, обусловленных совокупным действием трех составляющих: 1) борьбой за власть национальных политико-экономических групп, сумевших аккумулировать у себя денежные средства и связанных с ними организованных преступных группировок; 2) смыканием антироссийского национал-сепаратизма с реакционным фундаменталистским течением в исламе на общей платформе насильственного изменения конституционного строя; 3) стремлением ряда иностранных государств, прежде всего стран арабского Востока, Турции и США, усилить свое влияние в регионах традиционного проживания российских мусульман.

7. Основной идеологической базой современного экстремизма экстремизма и терроризма на Кавказе является исламский фундаментализм, облеченный в форму ваххабизма. При этом способствует распространению экстремизма экспансия экстремистских псевдорелигиозных учений и тоталитарных сект.

8. Причинами совершения преступлений, связанных с осуществлением экстремистской деятельности, являются: несовершенство законов; слабость правоохранительной системы; социальные и национальные противоречия;

рост экономического неравенства людей; разочарование населения в возможности обретения социальных благ законными способами; отсутствие престижного статуса, материального достатка, необходимых медицинских и реабилитационных услуг; неэффективность прежних ценностных идеалов и несформированность новых; отсутствие в государстве стимулов, культурных навыков и условий для равноправного участия всех граждан в свободной социальной конкуренции; массовая маргинализация и криминализация населения; рост социального недовольства.

ГЛАВА 4. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ МЕР БОРЬБЫ С ЭКСТРЕМИСТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ

–  –  –

Одним из способов противодействия экстремизму на территории Российской Федерации является мирное проживание различных национальных, религиозных и иных групп при соблюдении условий толерантности (терпимости). В Париже 16 ноября 1995 г. странами – членами ЮНЕСКО была принята Декларация принципов толерантности, в которой были определены основные принципы толерантности и дано наиболее общее определение, через перечисление этих главных принципов, среди которых наиболее важными считаются уважение, принятие и правильное понимание богатого разнообразия культур нашего мира, форм самовыражения и способов проявления человеческой индивидуальности.

Государства, ратифицировавшие Декларацию принципов толерантности (в том числе и Российская Федерация), заявили о своей готовности поддерживать программы научных исследований в области воспитания населения в духе терпимости, соблюдения прав человека и неприменение насилия.

Полагаем, что практической реализации указанных принципов применительно к Российской Федерации могла бы способствовать определенная программа, в которую было бы полезно включить следующие мероприятия:

• создание нормативно-правовой базы, обеспечивающей реализацию принципов толерантности и определение субъектов ее осуществления;

• разработка механизма внедрения правил толерантного поведения в практику борьбы с экстремистской деятельностью;

• организация взаимодействия со средствами массовой информации в вопросах пропаганды установок толерантности в целях борьбы с экстремистской деятельностью;

• использование возможностей системы образования для формирования установок толерантного поведения у молодежи, профилактика среди нее социальных противоречий, национализма и экстремизма;

• включение в содержание учебных планов, учебников, учебных материалов и занятий тем и вопросов, направленных на воспитание душевных, отзывчивых и ответственных граждан, открытых к восприятию других культур, способных уважать человеческое достоинство и индивидуальность, способных предупреждать конфликты или разрешать их ненасильственными средствами;

• повышение уровня педагогической подготовки работников образования, а также иных лиц, так или иначе связанных с осуществлением профилактики экстремистской деятельности, разработка и внедрение новых образовательных технологий, направленных на противодействие экстремистской деятельности.

Кроме Декларации принципов толерантности правовую основу борьбы с преступлениями, связанными с осуществлением экстремистской деятельности, составляют следующие нормативно-правовые документы.

1. Всеобщая декларация прав человека.

2. Международный пакт о гражданских и политических правах.

3. Декларация о мерах по ликвидации международного терроризма.

4. Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений.

5. Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах.

6. Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации.

7. Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него.

8. Конвенция о правах ребенка.

9. Конвенция о статусе беженцев и Протокол, касающийся статуса беженцев, а также региональные правовые акты в этой области.

10. Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин.

11. Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения и наказания.

12. Декларация о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам.

13. Венская декларация и Программа действий Всемирной конференции по правам человека.

14. Декларация и Программа действий, принятые на Всемирной встрече на высшем уровне в интересах социального развития, состоявшейся в Копенгагене.

15. Декларация ЮНЕСКО о расе и расовых предрассудках.

16. Конвенция и Рекомендации ЮНЕСКО о борьбе с дискриминацией в области образования.

17. Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом.

Необходимо отметить, что значительно больше международноправовых документов принято по вопросам борьбы с терроризмом, как крайней формой экстремизма. Так, первая декларация Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности о мерах по ликвидации международного терроризма была принята в 1994 г. Затем были резолюции и декларации 1996, 1999, 2001, 2002, 2003 гг. До этого действовали конвенции ООН о преступлениях, совершаемых на борту воздушного судна (1963 г.), о борьбе с незаконным захватом воздушных судов (1970 г.), о защите дипломатов от террористических актов (1973 г.), о пресечении терроризма (1977 г.), о борьбе с захватом заложников (1979 г.), о борьбе с морским терроризмом (1982 г.). Всего в этой сфере действует более двух десятков международных документов254.

См.: Лунеев В.В. Курс мировой и российской криминологии. М., 2011. С. 994.

Общими для всех этих документов является понимание экстремизма как идеологии самоизоляции и действий, направленных против всех, кто отрицает пропагандируемые экстремистами взгляды и убеждения. Логичным завершением идеологии экстремистов является стремление к насильственному захвату власти с целью установления собственного миропорядка. В частности в ст. 1 Шанхайской конвенции под экстремизмом понимается какоелибо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в вышеуказанных целях незаконных вооруженных формирований или участие в них, и преследуемые в уголовном порядке в соответствии с национальным законодательством255.

Международно-правовые документы, направленные на борьбу с экстремизмом необходимо изучать, в том числе и потому, что Конституция Российской Федерации считает международные договоры составной частью правовой системы нашего государства. В ст.

15 Конституции РФ указывается:

«1. Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.

2. Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы.

3. Законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения.

Цит. по: Долгова А.И. Вступительная статья // Экстремизм: социальные, правовые и криминологические проблемы. М., 2010. С. 10–11.

4. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

При этом большое значение имеет, что рассматриваемая статья Конституции РФ находится в главе 1 «Основы конституционного строя», положения которой не могут быть изменены.

Следует отметить, что Парламентская ассамблея Европы (ПАСЕ) в своих документах дала легальное определение экстремизма – это такая форма политической деятельности, которая прямо или косвенно отвергает принципы парламентской демократии. При этом в документах ПАСЕ говорится, что проблема экстремизма заключается в том, что демократия должна обеспечить максимальные гарантии свободы мнений, собраний и объединений, но в то же время защитить себя от сил, чья идеология отрицает эти принципы. Самый сложный вопрос – это как определить ту черту, за которой убеждения одних могут рассматриваться как угроза правам других256.

С нашей точки зрения такое определение экстремизма однобоко, поскольку в нем, кроме оценочного отношения экстремистов к демократии (причем, только в том ее виде, как понимается ПАСЕ), ничего не содержится, но важное позитивное значение имеет то обстоятельство, что в международном праве существуют законодательные подходы к нормативному определению экстремизма. Это тем более актуально, если иметь в виду процессы глобализации, которые порождают мутантные формы экстремизма, способные стать уникальной питательной средой, в которой будут формироваться кадры всех уровней, которые, в свою очередь, будут поставляться для различных Цит. по: Долгова А.И. Экстремизм и терроризм, террористические и иные экстремистские преступления: понятие, анализ, динамика // Экстремизм и другие криминальные явления. М., 2008. С. 21 международных экстремистских, в том числе террористических корпораций257.

Как справедливо отмечает В.В. Лунеев, глобализация и интернационализация жизни людей имеет не только позитивные, но и негативные последствия. К негативным последствиям следует отнести интернационализацию преступности и распространение ее типичных закономерностей, тенденций и форм на другие регионы и страны258.

В свою очередь В.В. Гордиенко полагает наиболее ощутимыми по негативному воздействию следующие угрозы, связанные с глобализацией:

1) вышедшие из-под контроля международные переливы капитала, вызывающие быстрое распространение локальных экономических сбоев на другие регионы мира (приводящие, добавим от себя, к полномасштабным мировым экономическим кризисам);

2) трудности в приспособлении к глобализации для развивающихся стран и стран с переходной экономикой, поскольку неравные стартовые возможности вынуждают эти страны принимать невыгодные для себя «правила игры» более сильных участников мирового хозяйства;

3) растущий разрыв в уровне, благосостояния и степени вовлеченности в процессы глобализации между богатыми и бедными странами, оставляющий последним крайне невыгодный выбор для развития – зависимость или изоляция:

4) опасность унификации на базе англо-саксонской традиции, моделей поведения и норм бытия, а значит, утрата традиционных ценностей, результатом чего могут стать межнациональные и межконфессиональные конфликты;

См.: Сундиев И.Ю. Экстремизм и терроризм: методология познания экстремальных форм социальной реальности// Экстремизм и другие криминальные явления. М.,

2008. С. 33.

См.: Лунеев В.В. Курс мировой и Российской криминологии. М., 2011. С. 991.

5) вытеснение из сферы занятости менее подготовленных к техническому прогрессу работников и следующий за этим процессом – рост безработицы, особенно в развивающихся странах259.

Среди негативных процессов, которые порождает глобализация, распространение экстремизма можно считать одним из главных побочных эффектов этого философского и социального явления.

При этом живучесть экстремизма обеспечивается в умелом использовании чувства социальной несправедливости. Реакция на социальную несправедливость приводит к порождению устойчивого желания восстановить социальную справедливость, в том числе путем мщения людям и даже государствам, которые допустили социальную несправедливость. Страшнее, если понятое превратно желание восстановить социальную справедливость перерастает в чувство мести и ненависти. На основании такой мести возникает целая идеология, объединяющая под своими знаменами не государства, а народы. «Речь идет о такой ненависти, которая оправдывается общественной моралью, точнее общественным мнением, а при ее осуждении правом – оправдывается в большей степени»260.

Из сказанного, следует сделать два вывода.

1. Экстремизм как социально-правовое негативное явление, с одной стороны, не имеет национальных границ, а с другой стороны, носит ярко выраженный международный характер.

2. Бороться с экстремизмом необходимо только при условии объединения усилий разных стран.

Важнейшее значение в этих условиях имеет разработка международных документов, в которых, как говорилось, предпринимаются попытки дать общее определение экстремизма и терроризма и правил борьбы с этим явлением. Российская Федерация активным образом не только включена в эти См.: Гордиенко В.В. Криминальные угрозы национальной безопасности России в условиях глобализации. Тула, 2004. С. 132–133.

Горшенко Г.Г., Горшенков Г.Н. Экстремизм как объект криминологического интереса // Экстремизм: социальные, правовые и криминологические проблемы. М., 2010.

С. 90–91.

процессы, но и на уровне национального законодательства делает свои усилия для реализации тех международных концепций, которые нацелены на борьбу и с экстремизмом, и с терроризмом, как его крайней формой. Здесь имеются определенные трудности и противоречия.

Так, национальное законодательство России в ст. 2 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» определило принципы противодействия этой деятельности, среди которых: признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина, а равно законных интересов организаций; законность; гласность; приоритет обеспечения безопасности Российской Федерации; приоритет мер, направленных на предупреждение экстремистской деятельности; сотрудничество государства с общественными и религиозными объединениями, иными организациями, гражданами в противодействии экстремистской деятельности; неотвратимость наказания за осуществление экстремистской деятельности.

В то же время правоприменительная практика свидетельствует, что реализация положений федерального закона затруднена следующими факторами: нежеланием отдельных руководителей уполномоченных государственных органов и должностных лиц документировать и расследовать преступления экстремистской направленности, преследующие политические цели; дефицитом и значительной текучестью квалифицированных кадров правоохранительных и контролирующих органов, задействованных в борьбе с экстремистской деятельностью; недостаточно высокой координационной деятельностью прокуратуры, правоохранительных органов и судов по противодействию экстремистской деятельности; слабым использованием возможностей профилактических мероприятий, направленных на предупреждение экстремизма261.

Существует и более общая причина. В связи с отсутствием четкой концепции национальной политики и соответствующих законодательных полоСм.: Красинский В.В. Об основных проблемах применения Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» // Закон и право. 2003. № 8. С. 13–15.

жений в этой сфере, по нашему мнению, этот закон не принес ожидаемых результатов, что создает почву для использования экстремистами в своих целях не решенных проблем как в национальных, так и в религиозных вопросах.

Вместе с тем, выделяя его положительные стороны (в нем изложен механизм взаимодействия в сфере национальных отношений органов государственной власти и национальных общественных объединений, определены роль межнациональных отношений в укреплении социально-экономической, политической стабильности в обществе и значение государственных структур по формированию национальных отношений в полиэтническом государстве), отметим, что Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» продолжает оставаться одним из действенных способов борьбы с экстремизмом.

Таким образом, важное значение приобретает осуществление прокурорского надзора за его исполнением. Анализ полученных в ходе нашего исследования материалов свидетельствует, что, несмотря на сравнительно небольшой срок действия данного закона, можно говорить, что его положения позволили придать прокурорскому надзору в этой сфере целенаправленный наступательный характер. Полагаем, что в целях реализации требований ст.

3 Федерального закона «О противодействии экстремисткой деятельности» работа правоохранительных органов могла бы осуществляться по следующим основным направлениям:

• проведение профилактических мероприятий по предупреждению антиконституционной деятельности общественных и религиозных объединений, юридических и физических лиц;

• выявление и пресечение каналов поступления оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, литературы, аудио- и видеоматериалов экстремистской направленности;

• установление и пресечение каналов финансирования экстремистских организаций различного толка.

Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» расширил полномочия регистрирующего органа по применению санкций к общественным, в том числе религиозным, объединениям в случае осуществления ими экстремистской деятельности, наделив его правом внесудебного приостановления деятельности общественного (религиозного) объединения. Кроме того, предусматривается ответственность не только зарегистрированных, но и незарегистрированных общественных объединений (деятельность последних может быть также запрещена решением суда). Тем самым разорван многолетний порочный круг, когда организацию, не имевшую регистрации, фактически невозможно было ликвидировать, потому что деюре она не существовала.

В целях усиления прокурорского надзора за исполнением законодательства о противодействии экстремистской деятельности Генеральный прокурор Российской Федерации 19 ноября 2009 г. издал приказ № 362 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законодательства о противодействии экстремистской деятельности». В поручениях и указаниях Генеральной прокуратуры РФ от 7 февраля 2007 г. № 27/2-16-2007 «Об активизации работы по направлению в суды обращений о признании материалов экстремистскими на основании ст. 13 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности», «О соблюдении законодательства о противодействии экстремизму в деятельности средств массовой информации и при размещении материалов в сети «Интернет», от 28 марта 2007 г.

№ 27-16-2007 «О состоянии прокурорского надзора за исполнением законодательства в сфере межнациональных отношений и противодействии экстремизму», от 4 апреля 2007 г. № 30-42-2007 «О предоставлении анализа работы органов прокуратуры в сфере противодействия экстремистской деятельности, от 19 марта 2007 г. № 27-44-2007 «О соблюдении законодательства о противодействии экстремизму в сфере конфессиональных отношений» содержатся дополнительные задания прокурорам в этой сфере.

О порядке реализации в органах военной прокуратуры приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 19 ноября 2009 г. № 362 заместителем Генерального прокурора Российской Федерации – Главным военным прокурором издано указание от 24 декабря 2009 г. № 252.

В соответствии с предложениями Главной военной прокуратуры изданы приказ министерства обороны России от 29 августа 2009 г. № 900дсп «О мерах по предупреждению преступлений в сфере межличностных отношений военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации», указания начальника Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации – первого заместителя Министра обороны Российской Федерации о пропорциональном распределении в подразделениях военнослужащих, призванных из республик Северного Кавказа (исх. от 29 июля 2009 г. № 172/1/11ш), статс-секретаря – заместителя Министра обороны Российской Федерации об учете командирами личных качеств и национальных особенностей молодого пополнения (от 10 июля 2009 г. № 172/1/4201, от 18 июля 2009 г.

№ 172/1/4369), в войска направлены методические рекомендации по организации воспитательной работы с военнослужащими, призванными из республик Северного Кавказа.

Вместе с тем, правоприменительная практика свидетельствует, что реализация положений действующего законодательства о противодействии экстремистской деятельности затруднена рядом обстоятельств: нежеланием отдельных руководителей уполномоченных государственных органов и должностных лиц документировать и надлежащим образом расследовать преступления экстремистской направленности, преследующие политические цели;

дефицитом и значительной текучестью квалифицированных кадров правоохранительных и контролирующих органов, задействованных в борьбе с экстремистской деятельностью; недостаточно высокой координационной деятельностью прокуратуры, правоохранительных органов и судов по противодействию экстремистской деятельности; слабым использованием возможностей профилактических мероприятий, направленных на предупреждение экстремизма.

Имеются и недостатки в действующем законодательстве. Так, ст. 6 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» несколько иначе раскрывает сущность такого правового средства прокурорского надзора, как предостережение, чем это указано в федеральном законе «О прокуратуре Российской Федерации». Основанием для объявления предостережения о недопустимости осуществления экстремистской деятельности является наличие достаточных и предварительно подтвержденных сведений о готовящихся противоправных действиях, содержащих признаки экстремистской деятельности.

Таким образом, прокурору для принятия решения о применении этого правового средства необходимо исходить из критериев, положенных в основу определения экстремизма (ст. 1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности»). Однако не во всех случаях наличие информации будет поводом для немедленного реагирования. При этом для определения содержания в действиях виновного признаков экстремистской деятельности прокурору может потребоваться консультация различных специалистов.

Принимаемое прокурором решение об объявлении предостережения обусловливается и возможностью обжаловать такое решение прокурора в суд. С точки зрения вопроса о защите прав лица, осуществляющего экстремистскую деятельность, установление судебного порядка обжалования прокурорского решения, по нашему мнению, не логично, поскольку сам факт объявления предостережения не влечет никаких существенных ограничений.

В то же время, в отличие от ст. 251 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», в ст. 6 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» говорится об отсутствии в готовящихся противоправных действиях, содержащих признаки экстремистской деятельности, оснований для привлечения к уголовной ответственности виновного лица, что требует дополнительной серьезной проверки.

В отношении субъектов, которым прокурор вправе объявить предостережение, также есть некоторые расхождения со ст. 251 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», согласно которой допускается принятие такого решения только в отношении должностных лиц, при этом содержание этого понятия не раскрывается.

В отличие от этого в соответствии с требованиями Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» прокурор вправе объявить в письменной форме предостережение о недопустимости такой деятельности руководителю общественного или религиозного объединения либо руководителю иной организации, а также другим соответствующим лицам с указанием оснований объявления предостережения. Полагаем, что под «другими соответствующими лицами» следует понимать лиц, которые могут совершить действия, содержащие признаки экстремистской деятельности, при отсутствии оснований для привлечения к уголовной ответственности. Что же касается вопроса реализации данного полномочия, то он решается в зависимости от компетенции прокурора соответствующего уровня.

Помимо этого, практика прокурорского надзора за исполнением законодательства о противодействии экстремистской деятельности выявила ряд пробелов, также требующих законодательного решения. Так, ст. 7 и 8 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» Генеральному прокурору Российской Федерации или подчиненному ему соответствующему прокурору предоставлено право выносить предупреждение общественному или религиозному объединению, либо иной организации, средствам массовой информации о недопустимости осуществления экстремистской деятельности, распространения экстремистских материалов. Однако, Федеральным законом «О внесении изменений и дополнений в законодательстве акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» соответствующих изменений в Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» не внесено, а необходимость такой имплементации назрела давно.

Кроме того, редакция ст. 7 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» (предоставляющей прокурору право выносить предупреждение общественному или религиозному объединению либо иной организации о недопустимости осуществления экстремистской деятельности) выглядит неудачной и порождает немало вопросов. Так, сопоставляя названное полномочие прокурора с сущностью предостережения, можно выявить ряд схожих позиций, так как и тот и другой акт прокурорского реагирования объявляется как предостережение (предупреждение) о недопустимости осуществления экстремистской деятельности.

С другой стороны, законодатель разграничил основания реагирования, установив условием для объявления предостережения подготовительную стадию, а для вынесения предупреждения – признаки экстремизма, при этом необходимо отметить, что предупреждение выносится не конкретному лицу, а коллективному органу. Также при наличии нарушений закона прокурор в соответствии со ст. 24 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» вправе вносить представление об их устранении. Причем срок для принятия конкретных мер по устранению допущенных нарушений закона, причин и условий, им способствующих, составляет не более месяца. В то же время ст. 7 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» предусматривает установление в случае вынесения предупреждения срока для устранения нарушений не менее двух месяцев со дня его вынесения. Очевидно явное противоречие в законе, которое необходимо устранить, установив единый срок – один месяц для устранения указанных в представлении нарушений.

Кроме того, в ст. 7 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» указано, что в случае, если предупреждение не было обжаловано в суд в установленном порядке или не признано судом незаконным, а также, если в установленный в предупреждении срок соответствующими общественным или религиозным объединением, либо иной организацией, либо их региональным или другим структурным подразделением не устранены допущенные нарушения, послужившие основанием для вынесения предупреждения, либо если в течение двенадцати месяцев со дня вынесения предупреждения выявлены новые факты, свидетельствующие о наличии признаков экстремизма в их деятельности, в установленном законом порядке соответствующие общественное или религиозное объединение либо иная организация подлежит ликвидации, а деятельность общественного или религиозного объединения, не являющегося юридическим лицом, подлежит запрету.

То есть прокурору необходимо обращаться в суд с заявлением о ликвидации таких организаций или объединений или об их запрете, если они не являются юридическими лицами. Полагаем, что законодателю необходимо в указанной норме установить срок, продолжительность которого соответствует сроку исковой давности для гражданско-правовых отношений (т.е. трем годам), и определить, что повторное проявление фактов экстремизма в течение тридцати шести месяцев является достаточным основанием для начала осуществления ликвидационной процедуры.

В ст. 8 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» закреплено, что в случае распространения через средства массовой информации экстремистских материалов либо выявления фактов, свидетельствующих о наличии в его деятельности признаков экстремизма, учредителю и (или) редакции (главному редактору) средства массовой информации Генеральным прокурором Российской Федерации или подчиненным ему соответствующим прокурором выносится предупреждение в письменной форме о недопустимости таких действий, либо такой деятельности с указанием конкретных оснований вынесения предупреждения, в том числе допущенных нарушений.

Закон устанавливает, что срок для устранения указанных в предупреждении нарушений не может быть менее десяти дней со дня его вынесения. В случае, если предупреждение не было обжаловано в суд в установленном порядке или не признано судом незаконным, а также если в установленный в предупреждении срок не приняты меры по устранению допущенных нарушений, послуживших основанием для вынесения предупреждения, либо если повторно в течение двенадцати месяцев со дня вынесения предупреждения выявлены новые факты, свидетельствующие о наличии признаков экстремизма в деятельности средства массовой информации, деятельность соответствующего средства массовой информации подлежит прекращению в установленном порядке.

В случае, если требование прокурора не исполнено, он обязан внести в уполномоченный орган представление об устранении нарушений закона либо обратить в суд с заявлением о прекращении деятельности такого средства массовой информации.

Проблема заключается в том, что действующим законодательством на органы МВД, ФСБ, ФТС России в пределах предоставленной им компетенции возложена обязанность по изъятию печатной продукции и материалов, направленных на пропаганду фашизма, возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни. Однако ст. 13 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» предусматривает возможность изъятия экстремистских материалов только после вынесения судом решения об установлении факта наличия в информационных материалах признаков экстремизма. При таких обстоятельствах прокурор при наличии, по его мнению, в печатных, аудио-, аудиовизуальных и иных материалах указанных в этой статье признаков экстремизма должен обратиться в федеральный суд по месту нахождения организации с заявлением об установлении наличия в информационных материалах экстремистских идей и взглядов.

Принятое судом решение служит основанием для изъятия экстремистских материалов. Повторное (в течение двенадцати месяцев) издание экстремистских материалов приводит к лишению права на ведение издательской деятельности.

Анализ практики применения действующего законодательства свидетельствует, что изъятие экстремистских материалов только после соответствующего решения суда приводит к их укрытию распространяющей организацией. Учитывая изложенное, предлагаем три самостоятельных варианта возможных изменений в ст. 13: первый – предоставить право уполномоченным органам государственной исполнительной власти и прокурорам изымать материалы до принятия судом решения о признания их экстремистскими; второй – предоставить уполномоченным органам государственной исполнительной власти и прокурорам право в ходе проверки назначать и проводить экспертные исследования экстремистских материалов, а также обращаться в суд с ходатайством о применении обеспечительных мер (арест либо передача на ответственное хранение таких материалов) до вынесения судебного решения при сохранении за судом полномочий по признанию материалов экстремистскими; третий – исключить судебный способ признания материалов экстремистскими, предоставить такое право уполномоченным органам государственной исполнительной власти и прокурорам по результатам проведенной экспертизы с сохранением права обжалования в суд указанных решений.

Кроме того, в ст. 1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» дано неконкретное определение экстремистским материалам, под которыми понимаются предназначенные для обнародования документы либо информация на иных носителях, призывающие к осуществлению экстремистской деятельности либо обосновывающие или оправдывающие необходимость осуществления такой деятельности, в том числе труды руководителей национал-социалистской рабочей партии Германии, фашистской партии Италии, публикации, обосновывающие или оправдывающие национальное и (или) расовое превосходство либо оправдывающие практику совершения военных или иных преступлений, направленных на полное или частичное уничтожение какой-либо этнической, социальной, расовой, национальной или религиозной группы.

Такая ситуация формирует у правоприменителя частично оценочный подход: при поступлении сообщений граждан и их объединений о тех или иных фактах возбуждения религиозной, национальной, расовой вражды, при принятии решения о возбуждении, либо об отказе в возбуждении уголовного дела, не всегда удается с точностью определить экстремистский характер имеющихся материалов. Для принятия законного решения правоприменителю необходимо проведение качественного экспертного исследования: оценка смысловой направленности материалов специалистами, профессионально владеющими познаниями в области социальной психологии, лингвистики, психолингвистики, а в определенных случаях, и в других научных областях (истории, религии, политологии, этнологии, антропологии и др.).

В ряде случаев по материалам проверок и уголовным делам данной категории возникала необходимость проведения комплексных исследований с привлечением специалистов в области филологии, религиоведения, истории, культурологии и других гуманитарных отраслей знания. При этом поручение исследований узкопрофильным специалистам (лингвистам, филологам, историкам и т.д.) зачастую влекло за собой индивидуальную и субъективную оценку исследуемых материалов в нарушение требований Федерального закона от 31 мая 2001 г. № 73–ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»262 о необходимости единого научнометодического подхода к экспертизе.

Поэтому, полагаем целесообразным, на законодательном уровне проработать вопрос о производстве психолого-социологических исследований и экспертиз, создании соответствующих подразделений в системе экспертных учреждений Министерства юстиции России. Создание государственной системы экспертных учреждений для проведения исследований в данной области, либо укомплектование имеющихся судебных экспертных учреждений специалистами в области социальной психологии и лингвистики, а также выработка необходимой методики исследования печатных, аудио-, видео-, кино- материалов и озвученных текстов, позволит повысить качество проводимых экспертиз (исследований) и существенно повлияет на сроки доследственных проверок и расследования уголовных дел указанной категории.

Собрание законодательства РФ. 2001. № 23. Ст. 2291.

При этом необходимо иметь в виду, что в условиях правового государства принудительная ликвидация средства массовой информации представляется крайней мерой и должна соответствовать соответствующим международно-правовым актам, а не быть только ориентированным на национальное законодательство.

На основании изложенного, еще раз подчеркнем, что борьба с экстремизмом не может быть успешной без широкомасштабного международного сотрудничества, основанного на принятых и разрабатываемых международно-правовых актах.

§ 2. Общие и специальные меры предупреждения экстремистской деятельности Теория предупреждения преступности есть практическое воплощение борьбы с ней. При этом предупреждение преступности, будучи одним из видов управления общественными процессами, имеет свои формы организации этой деятельности263. Считается общепризнанным, что меры предупреждения подразделяются на общие и специальные, также как и субъекты предупредительной деятельности могут быть как общими, так и специальными. Соглашаясь с этим, тем не менее, хотелось бы обратить внимание, что в реальной действительности бывает трудно разделить степень ответственности и степень эффективности деятельности тех или иных субъектов профилактической работы. Поэтому, предлагая свое видение проблемы предупреждения экстремистской деятельности, мы, прежде всего, исходили из того, насколько эффективно должны, с нашей точки зрения, действовать предлагаемые нами меры. А уж потом относили их к общим или специальным, в соответствии с установившимися в теории предупреждения преступности принципами и классификационными подходами.

См.: Курс советской криминологии / под ред. В.Н. Кудрявцева, И.И. Карпеца, Б.В. Коробейникова. М., 1986. С. 17–18.

В отечественной криминологии термины «превенция», «предупреждение», «профилактика» традиционно употребляются как синонимы и обозначают систему мер, направленных на устранение причин преступности и предотвращение преступлений. При этом, под профилактикой, как правило, имеют в виду предупреждение преступлений, когда преступная деятельность находится на ранней стадии развития и речь идет о формирование умысла, цели и мотивации противозаконных действий.

В последнее время развивается теория мер безопасности, согласно которой специальные меры не охватывают целый комплекс иных мер, направленных на противодействие преступности, которые в совокупности образуют меры безопасности. Исходя из этих подходов, противодействие преступности

– есть специфическая разновидность социального управления, целью которого является снижение вероятности преступного поведения, для чего субъект, используя комплекс предусмотренных законом мер воздействия, включая принудительные меры воздействия, стимулирует включение объекта в систему общественно полезных и ограничивает его общественно опасные отношения. В данном случае все меры противодействия преступности подразделяются на: меры стимулирования, наказания, восстановления и безопасности.

При этом под мерами безопасности понимаются предусмотренные как правилами, так и санкциями безопасности нормы, которые расположены во всех отраслях законодательства264.

Что касается противодействия преступности, то следует сказать, что до последнего времени использовался термин «борьба с преступностью». Однако в настоящее время прослеживается тенденция, согласно которой законодатель в названии федеральных законов, регламентирующих основы борьбы с тем или иным видом преступности использует термин «противодействие», который означает больше оборонительную позицию, чем наступательную.

Связано это, в том числе и с теоретическим обоснованием подобных См.: Концептуально-теоретические основы правового регулирования и применения мер безопасности / под ред. Н.В. Щедрина. Красноярск, 2010. С. 163–165.

подходов. Например, В.В. Лунеев говорит о контроле за преступностью, о минимизации преступности. Под предупреждением преступности он понимает совокупность различных взаимосвязанных между собой мер, проводимых правоохранительными и иными государственными органами и общественными организациями, а также отдельными гражданами и направленными на предотвращение уголовно наказуемых деяний в семье, школе, общественных местах, на производстве, в городе, области, стране и минимизацию причин, порождающих преступность265.

Полагаем, что законодатель не должен идти в вопросах борьбы с преступностью, а тем более с экстремизмом ни на какие компромиссы. Так, законодатель, при формулировании названия Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности», а теперь и Федерального закона «О противодействии терроризму» не совсем верно обозначил меры предотвращения данных явлений, угрожающих национальной безопасности Российской Федерации, поскольку в ст. 114 Конституции Российской Федерации, ст. 1, 2, 8 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»

говорится о «борьбе с преступностью». Употребление этого термина представляется нам более предпочтительным, поскольку, исходя из опасности дальнейшего распространения в России экстремизма, обусловленного, в том числе, существующими межнациональными и межконфессиональными противоречиями, органы государственной власти Российской Федерации, и прежде всего правоохранительные органы должны вести целенаправленную борьбу с антиконституционной деятельностью экстремистских организаций, в том числе, связанных с нетрадиционным исламом, особенно на территории Северо-Кавказского, Южного федеральных округов и в Поволожье. Считаем, что такая борьба могла бы осуществляться одновременно по нескольким направлениям:

1. Усиление контроля за регистрацией и деятельностью на территории См.: Лунеев В.В. Курс мировой и российской криминологии. Общая часть. Т. 1.

М., 2011. С. 925–926.

Российской Федерации международных благотворительных и религиозных организаций, российских религиозных и общественных исламских объединений.

В регионах традиционного расселения мусульман в Российской Федерации наблюдается стабильный рост числа зарегистрированных религиозных объединений. Только за последнее время на Северном Кавказе были созданы и действуют международная благотворительная организация «Тайба-ТульХария», комитет по оказанию гуманитарной помощи «Спасение», культурнопросветительская организация «Аль-Исламия» (имеет филиалы в Ингушетии, Дагестане, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии), «Исламская партия», в состав которой входят молодые учителя и студенты вузов, расположенных в основном на Северном Кавказе, «Нахдат», «Джамаатул муслими», объединяющая аварцев, даргинцев и кумыков, поддерживающих идеи исламского фундаментализма, общество «Мудрость» и другие. В своей работе по дальнейшей исламизации России и насаждению фундаменталистской и радикальной религиозной идеологии среди верующих, эти организации опираются на финансовую поддержку, как правило, осуществляющуюся из-за рубежа по линии миссионерской деятельности международных исламских центров и их представительств в России.

Так, в ходе проверки, проведенной прокуратурой Республики Адыгея, установлено, что Кабинетом Министров Республики в нарушение Федерального законодательства, без согласования с МИД России, заключено соглашение об открытии представительства Всемирного Общества Исламского Призыва (ВОИП), деятельность которого направлена на распространение идей ваххабизма в России. Во исполнение соглашения было создано совместное предприятие ООО «Ламико», в уставной фонд которого из республиканского бюджета предполагалось выделить 100 тыс. долларов США. В результате предпринятых правоохранительными органами мер, денежные средства выделены не были, ООО «Ламико» в установленном законом порядке ликвидировано. По заявлению прокуратуры решением Верховного Суда Республики Адыгея соглашение об открытии представительства ВОИП признано недействительным и не порождающим правовых последствий со дня его заключения. В рамках этой же проверки УФСБ и таможенными органами на таможенном посту в аэропорту г. Краснодара задержан и конфискован груз – книги на арабском языке весом 1291 кг, которые с нарушением таможенных правил направлялись в адрес ВОИП.

Проведенной прокуратурой Республики Дагестан проверкой законности деятельности на территории Республики международных благотворительных организаций установлено, что созданные в Дагестане Представительство международного фонда «Беневоленс Интернешнл Фаундейшн», Региональный благотворительный фонд «Аль-Хаирия» и Дагестанское отделение международного благотворительного фонда «Катар» функционировали незаконно.

Фактически все они являлись подразделениями Международной исламской организации «Спасение» (МИОС) и возглавлялись ее бывшими сотрудниками. Согласно установленным данным (как из имеющейся оперативной информации, так и в связи с проведением настоящего исследования) названные учреждения, будучи структурами международных организаций, занимающихся распространием нетрадиционного ислама, как политическим видом деятельности, через своих эмиссаров, под прикрытием псевдоблаготворительности, материально поддерживали дагестанских религиозных экстремистов и чеченских сепаратистов. Также ими осуществлялась широкая пропагандистская деятельность, в основном за рубежом, направленная на привлечение внимания мировой общественности в выгодном для них свете на проблемы, существующие на Северном Кавказе в России. При этом в нарушение ст. 21 Федерального закона «Об общественных объединениях», все указанные международные благотворительные организации зарегистрированы не Министерством юстиции Российской Федерации, а Министерством юстиции Республики Дагестан. По заявлениям прокурора Республики их регистрация призвана недействительной, и они ликвидированы.

Совместными усилиями правоохранительных органов Ставропольского края, с учетом угрозы совершения террористических актов, была пресечена попытка гуманитарной организации «Саудовский Красный Полумесяц» осуществить несанкционированные рейсы по перевозке самолетами авиакомпании «SAUDI AIRLINES» через аэропорт в г. Минеральные Воды паломников из Чеченской Республики на хадж в Саудовскую Аравию.

Прокуратурой Ставропольского края проверена деятельность общественных исламских объединений – Ногайской общественной организации «Бирлик» Минераловодского района, «Культурного центра народов Дагестана на Кавказских Минеральных Водах», Кисловодской карачаевской благотворительной общественной организации «Алан». По результатам проверки внесено представление в Управление Министерства юстиции Российской Федерации по Ставропольскому краю о ликвидации и запрете деятельности на территории края таких объединений, как «Религиозное общество мусульман-суннитов Ханафитского мазхаба села Канглы Минераловодского района», «Религиозной общины мусульман села Серноводского Курского района», «Религиозного общества мусульман-суннитов Ханафитского мазхаба села Каясула Нефтекумского района», «Религиозного общества мусульман г.

Нефтекумска».

ГУВД Ставропольского края, УФСБ Российской Федерации по Ставропольскому краю совместно с управлением Министерства юстиции России по Ставропольскому краю в целях недопущения регистрации экстремистски настроенных религиозных объединений проводится работа по проверке учредителей вновь создаваемых организаций мусульман.

На основании проведенного нами исследования, полагаем, что задачи, стоящие перед государством и обществом по противодействию религиозному экстремизму могли бы быть сформулированы следующим образом:

• дальнейшая стабилизация политической обстановки в стране, формирование духа социального мира, спокойствия, недопущение политических, межнациональных и межконфессиональных конфликтов, социальных разногласий в обществе;

• выявление и постепенное устранение причин и условий, способствующих возникновению и распространению религиозного экстремизма;

• повышение культурно-образовательного уровня населения, добровольное углубленное изучение религии, истории, культуры, традиций населения конкретного региона, повышение межрелигиозного взаимопонимания;

• формирование толерантности между этноконфессиональными образованиями;

• противодействие вовлечению граждан в религиозноэкстремистские группы, сообщества, организации;

• противодействие распространению информации и литературы, экстремистского характера, направленных на разжигание межконфессиональных конфликтов;

• разработка рекомендаций по совершенствованию деятельности субъектов противодействия экстремистской деятельности по профилактике религиозного экстремизма, совершенствование методов и использование современных технологий по взаимодействию с общественными и религиозными объединениями.

Более подробно хотелось бы остановиться на рассмотрении деятельности религиозных учебных заведений, и прежде всего, исламских. В ходе антигосударственной деятельности идеологи и эмиссары ваххабизма особое внимание уделяют привлечению на свою сторону молодежи. Основная роль в этом процессе отводится религиозным учебным заведениям, финансирование которых осуществляется за счет частных пожертвований верующих и средств, выделяемых зарубежными исламскими организациями. При этом не редко вроде бы общественные исламские организации, в действительности находятся под полным государственным контролем своих стран, а их деятельность определяется заданиями, полученными от специальных, в том числе разведывательных, служб.

Из всей массы исламских учебных заведений, действующих в России, государственную лицензию имеют единицы.

По уровню приобретаемых знаний все учебные заведения необходимо разделить на две категории:

1) медресе, воскресные школы при мечетях, различные центры по изучению Корана и арабского языка, где слушатели получают начальные знания;

2) университеты, исламские институты, где дают более углубленные знания ислама. Выпускникам этих учебных заведений предоставляется право заниматься преподавательской деятельностью.

Как правило, преподавателями в учебных заведениях первой ступени являются выходцы из стран Ближнего Востока или российские граждане, закончившие религиозные вузы за рубежом. В заведениях второй ступени преподавание религиозных дисциплин является прерогативой иностранных учителей.

Анализ деятельности исламских учебных заведений показывает, что преподающие в них лица не имеют надлежащей подготовки и специального разрешения заниматься преподаванием, которое выдается аттестационной комиссией при Духовных управлениях мусульман республик. Эксперты отмечают, что во многих исламских школах обучение ведется по канонам, отличным от традиционных, проповедующихся в республиках Северного Кавказа. В учебном процессе используются религиозная литература, аудио- и видеоматериалы фундаменталистского толка. В процессе обучения происходит отбор одаренной молодежи, которая направляется для дальнейшего получения образования в страны Ближнего и Среднего Востока, где попадает под влияние экстремистских исламских организаций. По нашему мнению, официальное руководство мусульманского духовенства России утратило контроль за воспитанием и обучением молодежи, отдав инициативу иностранным исламским миссионерам.

В силу изложенных обстоятельств возрастает роль органов государственной власти и местного самоуправления, правоохранительных органов в обеспечении контроля за соответствием требованиям законодательства программ обучения, порядка организации учебного процесса в исламских религиозных образовательных учреждениях, а также иных образовательных учреждениях, созданных при участии иностранных организаций.

Примером этому может служить ситуация, связанная с деятельностью исламских учебных заведений в Кабардино-Балкарской Республике, где наибольшую активность проявляет региональное представительство международной организации «Исламская помощь», штаб-квартира которой находится в Саудовской Аравии. Эта организация заключила с Правительством Кабардино-Балкарии соглашение об осуществлении гуманитарной деятельности на территории республики. Между тем, организация «Исламская помощь» находится под идеологическим влиянием исламской экстремистской группировки «Братья-мусульмане» и разведывательных специальных служб ряда стран Ближнего Востока. В свою очередь «Исламская помощь» является учредителем образовательного учреждения «Нальчикский компьютерный центр», а также финансирует исламский компьютерно-лингвистический центр «Минарет», лицензированная образовательная деятельность которого включает обучение английскому и арабскому языкам, организацию курсов пользователей персональных компьютеров. И если функционирование «Нальчикского компьютерного центра» не вызывает нареканий со стороны правоохранительных органов, то в центре «Минарет», под благовидными предлогами осуществляется помощь представителям ваххабитских общин из Дагестана, Адыгеи, Карачаево-Черкесии, Чечни. Ранее, за различные нарушения Федерального закона от 11 августа 1995 г. № 135–ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях»266 исламский центр «Минарет» по иску прокурора г. Нальчика ликвидировался в судебном порядке. Однако в последующем, после устранения нарушений, вновь был зарегистрирован Министерством юстиции республики.

Кроме того, на протяжении ряда лет в г. Нальчике функционировал КаСобрание законодательства РФ. 1995. № 33. Ст. 3340.

бардино-Балкарский исламский институт, учрежденный Духовным управлением мусульман Кабардино-Балкарии. Ввиду многочисленных нарушений федерального и республиканского законодательства, решением суда институт был ликвидирован.

Республиканской прокуратурой Карачаево-Черкессии совместно с УФСБ по Карачаево-Черкесской республике проведена проверка деятельности «Международного Карачаево-Черкесского-Турецкого лицея», учредителями которого являлись Министерство образования и науки республики и агентство «Эфлак» по образованию, туризму и торговле. В ходе осуществления проверочных мероприятий были выявлены нарушения как республиканского, так и федерального законодательства, в связи с чем прокуратурой республики в Правительство Карачаево-Черкессии внесено представление с требованием об отзыве лицензии на право ведения образовательной деятельности, выданной названному учреждению. Одновременно принесены три протеста на постановления Правительства республики, касающиеся выдачи лицензии на право ведения образовательной деятельности и государственной аккредитации «Международного Карачаево-Черкесского-Турецкого лицея».

Активная деятельность миссионеров, проповедующих исламский фундаментализм через обучение молодежи, представляющих коренное население национальных республик региона и направленных в заграничные исламские центры ваххабитской направленности (Саудовская Аравия, Малайзия, Пакистан, Египет и др.), проводимая ими в течение 1990-х гг., в настоящее время начинает приносить свои горькие плоды. Пройдя усиленную теологическую, а параллельно и боевую подготовку, будучи подвергнутыми мощному идеологическому воздействию, молодые проповедники, вернувшись на родину, становятся ярыми пропагандистами идей ваххабизма среди верующих мусульман. Одной из главных задач при этом также считается проникновение в местные исламские учебные заведения с целью постепенного полного подчинения верующих мусульман своему влиянию. Кроме того, по замыслам лидеров ваххабитов предполагается, что обучающаяся в указанных учебных заведениях молодежь в перспективе должна занять ключевые посты не только в религиозных, но и во властных структурах национальных республик Северного Кавказа.

Дальнейшее развитие ваххабизма идет от ислама, используемого радикальными политиками в сторону ислама, используемого не только политиками, но и крайне радикально настроенными религиозными представителями и представителями, прикрывающимися исламом для осуществления экстремистских действий, связанных с силовым воздействием на тех, кто не согласен с их целями.

Повышенная общественная опасность религиозно-политических группировок фундаменталистов заключается в том, что сегодня они располагают реальной вооруженной силой. В первую очередь, это, конечно связано с деятельностью чеченских организованных преступных формирований, которое оказалось плотно интегрированным в международное террористическое исламистское сообщество с конечными целями построения религиозноэкстремистского государства на основе Чеченской Республики Ичкерия.

Стремясь расширить степень своего влияния на дестабилизацию обстановки в регионе чеченские экстремисты и их идейные вдохновители из организации «Братья мусульмане» предпринимают усилия по созданию в республиках Северного Кавказа на основе ваххабитских общин многочисленных боевых групп («джамаатов»), планируя задействовать их для проведения террористических актов, а также для совершения других преступлений. В составе таких группировок, либо под их контролем, создаются незаконные вооруженные формирования, в том числе под командованием и с участием профессионально подготовленных иностранных наемников, имеющих опыт боевых действий в различных странах и, прежде всего, в Афганистане. Обращает на себя внимание сращивание религиозно-политических группировок и незаконных вооруженных формирований исламистов с уголовным миром, о чем свидетельствует причастность сторонников радикальных течений в исламе к захвату заложников, торговле оружием, незаконной торговле наркотиками, торговле людьми в рабство. Общеизвестно, что деятельность наиболее экстремистских организаций в Афганистане основана на распространении героина по всему миру.

После неудачного вторжения в 1999 г. незаконных ваххабитских вооруженных формирований на территорию Дагестана, успешного проведения федеральными силами мероприятий по нейтрализации деятельности чеченских сепаратистов в зоне проведения контртеррористических операций, сторонники радикального ислама, стремясь повлиять на развитие ситуации в регионе и осознав невозможность открытой вооруженной борьбы с федеральными силами, внесли существенные коррективы в стратегию и тактику проведения боевых операций, сделав основную ставку в военном плане на активизацию, так называемой, «партизанской» войны и расширение масштабов диверсионно-террористической деятельности, а в идеологическом плане – на формирование самостоятельной системы общественного управления на основе радикально трактуемых шариатских норм на территории Чеченской Республики.

Обозначилась тенденция становления религиозно-экстремистских групп террористической направленности среди ваххабитских общин на территории республик Северного Кавказа. По пути образования «джамаатов»

(имеются в виду законспирированные религиозные группы террористической направленности) происходило развитие исламистского движения в Карачаево-Черкесской и Кабардино-Балкарской республиках. В целом, здесь отмечался рост в геометрической прогрессии ваххабитских общин и формирование на их основе джамаатских групп. Подавляющее большинство амиров джамаатских групп и часть их активных членов в обеих республиках прошли военную подготовку в учебных лагерях исламских экстремистов на территории Чечни, в том числе на базе террористического центра «Кавказ». Ряд из них принимал участие в боевых действиях на территории Чечни, поддерживает постоянную связь с лидерами незаконных религиозно-экстремистских вооруженных формирований в Чеченской Республике.

Согласно полученным в результате нашего исследования данным, а также данным, которыми мы обладает в связи со своей профессиональной деятельностью в военной прокуратуре, которые в настоящий момент можно предать гласности, главарями религиозных экстремистов созданную систему «джамаатов» планировалось на постоянной основе использовать для проведения террористических актов на территории Южного Федерального округа.

Помимо этого, анализ имеющихся материалов позволяет говорить о том, что совершенные террористические акты в городах Москва и Волгодонск, а также в Волгограде и в других городах Южного Федерального округа были организованы из единого центра, представителями которого являются известные лидеры джамаатских групп Карачаево-Черкесии.

Полученные в ходе нашего исследования данные дают основания к выводу о существовании единого замысла подпольных «джамаатов», действующих в Карачаево-Черкесской и Кабардино-Балкарской республиках на создание исламского государства, причем способы осуществления этого замысла также насаждаются из единого центра, а сама деятельность основана на высокой степени конспирации, четкого распределения ролей в поэтапной реализации своих планов, хорошего оснащения огнестрельным оружием и военно-техническими снаряжением, наличии подготовленных баз и замаскированных складов с оружием в горно-лесистой местности КарачаевоЧеркесии и Кабардино-Балкарии.

Параллельно, лидерами ваххабитских общин Кабардино-Балкарии создавались условия для формирования в общественно-политическом сознании населения мнения о слабости светских органов власти и преимуществе радикальной исламской формы управления всеми общественными и государственными процессами. Были получены данные о том, что молодые религиозные радикалы планировали установление в Кабардино-Балкарии шариатского государства путем активной пропаганды ислама, особенно среди молодежи, проведением в последствии референдума о целесообразности жизни по законам шариата и последующей практической реализации, так называемой, «воли народа».

Сторонники данной идеи создали в Кабардино-Балкарии республиканскую «Шуру», которую рассматривают как элемент исламской государственности. В ее составе предполагалось создание службы собственной безопасности, пресс-центра, юридического отдела и других структур общественного управления.

Замысел об объединении ваххабитских «джамаатов» КарачаевоЧеркесской и Кабардино-Балкарской республик с целью вооруженного выступления по захвату власти в Кабардино-Балкарии окончательно сформировался в начале 2000 г. Впоследствии представители джамаатов наладили собственные каналы финансирования своей деятельности под видом благотворительности из Турции. В Кабардино-Балкарии была организована подпольная школа по подготовке инструкторов-подрывников из числа активистов «джамаатов». При этом проводились террористические акты против гражданского населения в случае ответных широкомасштабных силовых акций федеральных сил на территории Кабардино-Балкарии.

В то же время, лидеры экстремистов понимали, что успеха вооруженного выступления можно будет достичь только при условии поддержки со стороны местного населения, в противном случае выступление могло потерпеть поражение, как это произошло в Дагестане в 1999 г. В связи с тем, что количество подготовленных боевиков и уровень соответствующей поддержки со стороны местного населения был признан недостаточным, выступления с целью вооруженного захвата власти были перенесены на более поздний срок. В целях увеличения мобилизационного потенциала экстремистов, было осуществлено объединение действовавших раздельно балкарских и кабардинских «джамаатов», чему первоначально препятствовали существующие между ними национальные противоречия. Руководители «джамаатов» Кабардино-Балкарии инициативно установили контакты с амирами «джамаатов» Карачаево-Черкесии. Помимо этого, ряд активистов «джамаатов» были направлены в чеченские незаконные вооруженные формирования и в лагеря по подготовке участников незаконных вооруженных формирований, находящиеся за рубежом, для соответствующего обучения и приобретения боевого опыта. Осуществление планов экстремистов по вооруженному захвату власти было сорвано активными действиями правоохранительных структур республики, а также в результате ужесточения позиции республиканских органов власти по отношению к ваххабитским религиозным организациям.

Следует отметить, что разрастание ваххабитских ячеек отмечается и в зонах традиционного проживания сторонников исламского фундаментализма на территории Дагестана и Ингушетии, а также в Ставропольском крае. Здесь также созданы джамаатские группы, в большинстве своем выполняющие на начальном этапе вспомогательные функции по организационно-технической (в том числе продовольственной) поддержке незаконных вооруженных формирований, находящихся в Чечне, организуя каналы по переброске вооружения, новых бойцов, снаряжения и другого имущества, в том числе поступающего из-за рубежа. Кроме этого, они играют роль своеобразного мобилизационного резерва для чеченских незаконных вооруженных формирований, создав в местах проживания замаскированные склады с оружием, базы отдыха и лечения для их участников.

Не простая ситуация складывается в Республике Дагестан, где деятельность приверженцев ваххабизма, по-прежнему, продолжает оказывать негативное влияние на развитие обстановки. При этом отмечается устойчивая тенденция восстановления уже вроде бы разгромленных ваххабитских ячеек в различных населенных пунктах, активизация деятельности по вовлечению в свои ряды новых членов из числа молодежи.

Необходимо отметить, что практически все ваххабитские ячейки и «джамааты» независимо от места их нахождения в том или ином субъекте Российской Федерации Северо-Кавказского региона находятся под жестким контролем со стороны арабских и чеченских религиозно-экстремистских лидеров. Ими осуществляется тайное финансирование «джамаатов» и ваххабитских ячеек, распространяются соответствующие печатные и видео материалы, путем подкупа коррумпированных местных чиновников организуется проникновение ваххабитских эмиссаров в органы власти и управления.

В целом следует отметить, что на территории Северо-Кавказского региона и, прежде всего, в Чеченской Республике сложилась подпольная криминально-бандитская религиозно-экстремистская система, базирующаяся на идеологических основах радикального ислама, при вооруженной и боевой поддержке, а также финансовом обеспечении со стороны международных экстремистских религиозных организаций. Дальнейшее развитие данной ситуации способно повлечь за собой широкомасштабную дестабилизацию обстановки в регионе с подрывом политических, экономических и социальных основ конституционного строя России.

Важнейшим звеном в системе субъектов противодействия экстремизма, как вытекает из вышеизложенного, является система воспитания и образования. Поэтому полагаем, что необходимо разработать систему профилактики молодежного экстремизма в школе и в высших учебных заведениях, предусматривающую проведение мероприятий против насилия, ксенофобии, нетерпимости и формирование установок толерантности к представителям различных этнических, социальных и религиозных групп. Молодежи свойственна психология максимализма, что в условиях острого социального кризиса является почвой для развития агрессии и экстремизма.

Предлагаем следующие мероприятия по борьбе с экстремистскими проявлениям в молодежной среде:

• разработка и реализация политики трудовой занятости с целью вовлечения молодежи в систему профессионального обучения, а также трудоустройство с расширением практики квотирования рабочих мест;

• расширение сети военно-патриотических, спортивных и других профильных лагерей с информационно-пропагандистским сопровождением их деятельности;

• активное и целенаправленное использование в средствах массовой информации материалов, разоблачающих идеологию экстремизма.

Отметим, что важная роль в противодействии осуществления экстремистской деятельности отводится органам внутренних дел. В отделах внутренних дел имеются списки мест массового досуга молодежи, включая дискотеки, компьютерные клубы, мест проживания иностранцев, выходцев из кавказского региона, мест, где обычно происходит концентрации групп молодежи, имеются списки несовершеннолетних, в отношении которых поступила информация о принадлежности к неформальным, в том числе экстремистским молодежным объединениям.

Одним из субъектов профилактики, предупреждения и противодействия осуществлению экстремистской деятельности являются средства массовой информации. Оперативно и масштабно воздействуя на массовую аудиторию, они способны донести любые сведения до миллиардов людей за считанные часы, что по сравнению с публичными лекциями, книгами и другими способами обмена информацией ставит их вне конкуренции. Эта способность средств массовой информации быть эффективным орудием формирования общественного сознания оценена и используется при достижении политических, национальных, религиозных, экономических, социальных и иных целей, причем полярность этого влияния в зависимости от стоящих задач может быть противоположной, как положительной, так и отрицательной.

В современных условиях ярким примером активного использования уникальных возможностей средств массовой информации для достижения своих целей является обращение к ним экстремистов. При совершении экстремистских действий, эти лица предполагают немедленное реагирование на них средств массовой информации и практически всегда требуют присутствия их представителей для непосредственного обращения к представителям органов власти и широкой общественности в целях разъяснения своих задач, пропаганды своей идеологии, а в некоторых случаях – и для получения сочувствия и поддержки своим преступным действиям со стороны отдельных лиц.

Таким образом, складывающаяся в Российской Федерации обстановка по распространению экстремистских идей и взглядов требует принятия и незамедлительной реализации со стороны федеральных и региональных органов государственной власти комплекса согласованных мер правового, экономического и организационного характера, направленных на противодействие экстремизму в любой его форме, но, прежде всего, исламскому экстремизму на территории России.

Полагаем, что первоочередными мерами здесь могли бы быть:

• инициирование на федеральном уровне разработки и принятия комплексной программы занятости молодежи, являющейся в настоящее время основным контингентом, подпитывающим религиозные экстремистские организации;

• активизация роли Духовного управления мусульман России и его региональных управлений, которые на данном этапе уступают свои позиции в идеологической борьбе с ваххабизмом;

• образование на федеральном уровне экспертного совета для проведения оценки содержания поступающей в Российскую Федерацию религиозной литературы, с включением в его состав ученых-религиоведов, представителей мусульманского духовенства, юристов;

• создание на Северном Кавказе высшего духовного образовательного учреждения;

• всемерная поддержка уже существующих исламских учебных заведений в том случае, если они являются проводниками традиционного ислама и противниками распространения среди верующих экстремистских религиозных течений;

• запрещение на государственном уровне распространения ваххабизма;

• проведение органами государственной власти субъектов Российской Федерации проверок правомерности ведения образовательной деятельности религиозными учебными заведениями на их территории и разрешения их функционирования только при условии всестороннего контроля за работой со стороны официальных мусульманских структур и соответствующих государственных органов, осуществление контроля за направлением российских граждан на учебу в религиозные учебные заведения, находящиеся за рубежом;

• разработка эффективной системы контроля за электронными средствами массовой информации для пресечения их использования лицами, причастными к экстремистским организациям;

• организация эффективной антиэкстремистской контрпропаганды, которая должна быть направлена, как на население самого Южного Федерального округа, так и на создание объективного общественного мнения по проблемам экстремизма и способам противодействия ему в масштабах Российской Федерации и за ее пределами.

В связи с особой опасностью угроз экстремистского характера противодействие экстремизму неоднократно признавалось официально в Посланиях Президента России Федеральному Собранию и в его выступлениях на коллегиях Генеральной прокуратуры РФ и МВД России одним из ведущих направлений в деятельности всех правоохранительных органов.

Механизмы борьбы с экстремизмом и его профилактика в рамках общегосударственного стратегического подхода к выстраиванию нормального политико-правового регулирования в этой области в сочетании с политическими и социально-экономическими действиями по оздоровлению обстановки и нивелированию социально-политической базы экстремизма были сформулированы еще в 2003 г. Информационно-аналитическим управлением Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации. Такими действиями должны были стать: целевые программы социальноэкономического характера, направленные на снятие социальной напряженности в обществе; развитие и совершенствование системы социального и политического мониторинга; постоянное отслеживание этнополитической ситуации, связанной с проявлениями расовой и национальной дискриминации, положением национальных меньшинств, ситуации в маргинальных социальных группах; создание механизма «мягкого», на ранних стадиях, предупреждения экстремистских акций; организация стабильного и эффективного взаимодействия государственных органов, национальных объединений и религиозных организаций, научных и общественных центров, неправительственных организаций, других институтов гражданского общества по вопросам изучения общественного мнения, урегулирования социальных и межэтнических конфликтов и других мер профилактики экстремизма; способствование развитию традиционных и самобытных культур народов страны; пропагандистская работа среди населения – разъяснение сути экстремизма, его истоков и методов противодействия; повышение политической культуры и правовой грамотности граждан, в том числе обучение граждан основам демократии, правовое просвещение, включая знания об основных правах и свободах человека, форм и методов их защиты; предотвращение пропаганды экстремистской идеологии и насилия в средствах массовой информации, усиление контрпропаганды, переориентация средств массовой информации на внедрение в социальную практику норм толерантного поведения; воспитание у граждан толерантного отношения к представителям иных культур и религий; работа с широкими слоями общественности по изменению отношения к другим культурам и народам, для чего необходимо противопоставление научного знания предубеждениям (просвещение в вопросах культурного и конфессионального многообразия, исторического единства народов России, истории геноцида, других проявлений этнической и религиозной нетерпимости в истории человечества, изучение вклада в общемировые ценности представителей народов Африки, Азии, арабской и мусульманской культур и др.); расширение общественного диалога и развитие идеологии межнационального согласия, поиска национальной идеи, консолидирующей российское общество, объединяющей все народы многонационального Российского государства (не «российской нации», аналога «единого советского народа», а многонационального, полиэтнического российского общества и государства, построенного на принципах равноправия всех народов, проживающих в Россмм, бережного и уважительного отношения к культуре каждого народа)267.

Однако, к сожалению, эти положения не нашли своего практического применения. Как справедливо отмечает Н.В. Степанов, в плане противодействия экстремизму и связанным с ним преступлениям «меры по оздоровлению экономики, повышению занятости, трудовой активности и повышению жизненного уровня и т.п. не только прямо и непосредственно подрывают экономические корни этих социально негативных явлений (что само по себе очень важно), но и способствуют устранению (блокированию, нейтрализации) иных (не экономических) детерминантов противоправного поведения – идеологических, социально-психологических, организационноуправленческих и других причин и условий правонарушений»268.

По нашему мнению, повышение жизненного уровня населения и оздоровление экономики не всегда являются действенными методами противодействия экстремизму. Полагаем, что также необходимо выделение общесоциальных профилактических мер в сфере политики: дальнейшее развитие государственности с одновременным укреплением демократии на всех уровнях, улучшение межрегиональных отношений, решение текущих задач и проблем при сбалансированном соблюдении интересов всех регионов страны269.

Важное значение в этой связи имеет наведение порядка в миграционной сфере. Большое количество лиц из стран, составляющих ранее единое государство Советский Союз, приехавших на заработки в Россию, привело к резкому изменению национального состава в некоторых регионах страны, и местное население стало ощущать себя не большинством, а меньшинством на См.: Предупреждение и борьба с терроризмом: российский и зарубежный опыт законодательного регулирования (этноконфессиональный аспект). М., 2003.

Степанов Н.В. Криминологические проблемы противодействия преступлениям, связанным с политическим и религиозным экстремизмом: дис. … канд. юрид. наук. М.,

2003. С. 100.

См.: Жээнбеков Э.Т. Профилактические меры противодействия религиозному экстремизму // Российский следователь. 2006. № 7.

исконной исторической родине. При этом новые жители пытаются насаждать собственные правила поведения, чем в еще большей степени осложняют и без того не простую ситуацию, провоцируя особенно представителей местной молодежи на совершение экстремистских действий. Чтобы снизить уровень экстремизма, связанный с мигрантами, следует:

• точно просчитывать количество квот при приеме трудовых мигрантов;

• тщательно планировать расселение трудовых мигрантов;

• разработать программы адаптации трудовых мигрантов к новым условиям жизни;

• ужесточение мер наказаний за содействие незаконной миграции;

• ужесточение требований к лицам, подающим документы на вступление в российское гражданство, избирательность в этом вопросе и ориентир на специалистов, требующихся в России270.

Для эффективной борьбы с экстремизмом необходима разработка точных и понятных текущих и перспективных целей, а также понимание используемых средств для достижения этих целей. Содействовать поиску рациональных принципов и подходов в отношении противодействия экстремизму следует путем проведения научно-исследовательской деятельности в отношении рассматриваемого явления, совершенствования законотворческого процесса, практики применения законов, широкого обсуждения возникающих проблем в средствах массовой информации, что должно оказать позитивное просветительское влияние на общество и послужить одним их факторов, реально оказывающим противодействие экстремистской деятельности.

Таким образом, следует повторить, что на федеральном уровне необходима разработка комплексной многоступенчатой и многоцелевой государственной программы противодействия экстремистской деятельности. Для реаСм.: Петрищев В.Е. Некоторые проблемы противодействия экстремизму в Российской Федерации // Экстремизм: социальные, правовые и криминологические проблемы. М., 2010. С. 336.

лизации такой программы необходимо взаимодействие всех субъектов противодействия экстремистской деятельности, а также средств массовой информации в работе, направленной на профилактику преступлений экстремистской направленности. Следовательно, противодействие экстремистской деятельности должно стать одним из основных направлений уголовной политики.

Еще одним важным вопросом обеспечения эффективности противодействия экстремистским проявлениям является четкое определение круга субъектов противодействия экстремистской деятельности и разграничение их полномочий.

Так, ст. 4 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности», говоря о субъектах ее осуществления, органы прокуратуры не упоминает. При этом данный закон в последующих статьях называет органы прокуратуры в числе органов, находящихся на передовом рубеже борьбы с экстремизмом и это выражается в предоставлении прокурорам дополнительных полномочий, направленных как на пресечение, так и на устранение проявлений экстремизма. Таким образом, необходимо устранить эту недоработку законодателя и включить в указанную статью закона прокуратуру как субъекта противодействия экстремистской деятельности.

Кроме того, эта же норма одним из субъектов такой деятельности называет органы местного самоуправления, чьи полномочия сформулированы в Федеральном законе от 6 октября 2003 г. № 131–ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»271.

При этом, законодатель, определив их обязанности (принятие и осуществления профилактических мер, направленных на предупреждение экстремистской деятельности) не предложил ни одного полномочия. Более того, на федеральном уровне законодатель предпочел консолидировано предоставить эти полномочия правоохранительным органам, причем на федеральном Собрание законодательства РФ. 2003. № 40. Ст. 3822.

уровне, предоставив их, прежде всего, Федеральной службе безопасности и органам внутренних дел.

По нашему мнению, исключение органов местного самоуправления из числа субъектов противодействия экстремизму может вызвать негативные последствия, так как они представляют собой низовой уровень гражданской демократии. Если само общество не начнет эффективную борьбу с распространением экстремистских идей, то позитивного результата мы добиться не сумеем.

Таким образом, органы местного самоуправления оказываются главными субъектами противодействия экстремизму, а, следовательно, назрела необходимость устранения указанного правового пробела путем внесения изменений в Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

Полномочия этих органов в исследуемой сфере, могли бы быть следующими:

• взаимодействовать с органами прокуратуры, внутренних дел и ФСБ России путем передачи сведений о фактах осуществления экстремистской деятельности;

• участвовать в работе антитеррористических комиссий;

• взаимодействовать с общественными объединениями и организациями в целях организации гражданского контроля за выявлением экстремистских материалов;

• способствовать развитию добровольного движения самостоятельной активности граждан по противодействию экстремистской деятельности;

• оказывать помощь в организации экспертиз, юридическом консультировании, усилении административного контроля в отдельных неблагополучных с точки зрения распространения экстремизма районах по противодействию экстремистской деятельности;

• выступать заказчиком социальных и правовых исследований в коллективах учащихся высших и средних учебных заведений в целях выявления и обнаружения экстремистской деятельности;

• проводить просветительские мероприятия в школьных и вузовских коллективах, направленных на недопущение экстремистской деятельности;

• взаимодействовать с жилищно-коммунальным хозяйством при ликвидации последствий экстремистской деятельности.

Важной составляющей в вопросах противодействия экстремистской деятельности является уголовная политика государства, при реализации которой в этой сфере тоже имеется немало проблем, о чем уже говорилось.

Анализ исследуемых материалов свидетельствует о том, что более чем в 60% возбужденных уголовных дел по признакам преступлений, квалифицируемых по ст. 280, 2821 и 2822 УК РФ инициаторами уголовного преследования явились не органы внутренних дел, а иные субъекты противодействия экстремистской деятельности.

Вместе с тем, изменить эту ситуацию возможно при условии организации должного взаимодействия между подразделениями органов внутренних дел. Низовые подразделения полиции общественной безопасности должны взаимодействовать с криминальной полицией в городах и районах. Тоже самое должно происходить на региональном и федеральном уровнях.

Разумеется должно быть налажено взаимодействие между субъектами противодействия экстремистской деятельности – федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления.

Необходимо создать упорядоченную систему обмена информации по данному направлению деятельности; постоянно пополнять имеющиеся источники информации новыми источниками оперативной информации; обеспечить высокую профессиональную подготовку сотрудников, обслуживающих данное направление оперативно-служебной деятельности; повысить активность отделов информации региональных и общественных связей органов внутренних дел всех уровней; регулярно взаимодействовать с региональными средствами массовой информации.

Иной, пока не разрешенной, проблемой остаются длительные сроки расследования уголовных дел экстремисткой направленности. Это обусловлено рядом причин: значительным объемом следственных действий, отсутствием материальной базы для проведения экспертных исследований, малочисленностью независимых специалистов, обладающих знаниями в области социальной психологии и психолингвистики, длительностью проведения экспертиз (в зависимости от объема исследуемых материалов), отсутствием необходимой следственной и судебной практики по делам данной категории. В ряде регионов России проверки в порядке ст. 144–145 УПК РФ проводятся неоправданно долго, в отдельных случаях год и более, растет количество необоснованных решений об отказе в возбуждении уголовного дела и последующих постановлений об их отмене.

Трудности возникают при расследовании уголовных дел, возбужденных в отношении неустановленных лиц (по фактам распространения листовок экстремистского содержания, нанесения телесных повреждений на основе расовой, национальной или религиозной неприязни и т.д.). В большинстве случаев предварительное следствие по ним приостанавливается. Основными недостатками по приостановленным уголовным делам являются выполнение в ходе расследования не всех возможных следственных действий, а также неполнота проведенных допросов и осмотров мест происшествия.

Также полагаем, что положения УПК РФ не в полной мере отвечают требованиям борьбы с проявлениями экстремизма: ранее ст. 21 УПК РСФСР предусматривала, что при производстве дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства уголовного дела орган дознания, следователь, прокурор и суд обязаны выявлять причины и условия, способствующие совершению преступления. При этом в ст. 211 говорилось, что орган дознания, следователь, прокурор, установив причины и условия, способствовавшие совершению преступления, вносят в соответствующий государственный орган, общественную организацию или должностному лицу представление о принятии мер по устранению этих причин и условий. В ныне действующем УПК РФ в ч. 2 ст. 73 есть ссылка на то, что подлежат выявлению также обстоятельства, способствовавшие совершению преступления. В ч. 2 ст. 158 УПК РФ указано, что, установив в ходе досудебного производства по делу обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, дознаватель, следователь вправе внести в соответствующую организацию или соответствующему должностному лицу представление о принятии мер по устранению указанных обстоятельств или других нарушений закона.

Таким образом, если в УПК РСФСР выявление причин и условий, способствовавших совершению преступления, и внесение представлений по их устранению для органа дознания, следователя, прокурора и судьи было обязанностью, то в действующем УПК РФ это не обязанность, а право соответствующего должностного лица, которым далеко не каждый дознаватель, следователь, прокурор и судья стремится воспользоваться в силу различных причин, в основном в силу загруженности. Представляется, что, только выявив причины и условия, способствовавшие совершению преступления, в том числе экстремистского характера, можно планировать работу по их пресечению и предотвращению.

В целях надлежащего обеспечения противодействия экстремистской деятельности, полагаем целесообразным ввести в системе органов прокуратуры должности прокуроров-криминологов, задачей которых должна являться систематизация, анализ и внедрение в следственную и прокурорскую практику методики предупреждения экстремистской деятельности.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |
Похожие работы:

«Литургика. Постная Триодь. Лекция 5.1. Великопостные часы.САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ДУХОВНАЯ АКАДЕМИЯ ПРЕПОДАВАТЕЛЬ ПРОТОИЕРЕЙ ВИТАЛИЙ ГРИЩУК V.GRISHCHUK@MAIL.RU • WWW.ST-ALEXANDRA.RU 16.02.17. Последование великопостных часов. 3 Начало. 4 Чтение п...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО МОСКВЫ ПРЕФЕКТУРА СЕВЕРО-ВОСТОЧНОГО АДМИНИСТРАТИВНОГО ОКРУГА ГОРОДА МОСКВЫ РАСПОРЯЖЕНИЕ /f ce~{tJJfpJ 2tJ({r. O/-/f-l((] N2 У о провсдеШIII отн:рытого аующона на правu догонора на раЗМСIЦСlllIС Jаl~JllOчеllllН IIсстаЦllО...»

«Егорова Р.Е., Прокофьева С.М. Разумный срок уголовного судопроизводства права потерпевшего 12. Уткина, И. О. Уголовно-правовая характеристика преступлений с участием домашних животных [Электронный ресурс] // URL: http://forum.test.zakonia.ru/.?t=28983...»

«УТВЕРЖДЕНО Министр имущественных и земельных отношений Республики Крым _А.Гордецкий "_" _2015 года ДОКУМЕНТАЦИЯ ОБ АУКЦИОНЕ на право заключения договора аренды недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности Республики Крым нежилых помещений площадью 112,6 кв.м, расположенных по...»

«Открытое акционерное общество "Ярославская генерирующая компания" Открытый одноэтапный конкурс без предварительного отбора на право заключения договора на поставку мазута топочного м...»

«В Симоновский районный суд г. Москвы. От О. Александра Ивановича, проживающего по адресу: г. Москва, ул. Б., д. 00, кв. 00. Жалоба на постановление по делу об административном правонарушении. Постановлением мирового судьи судебного участка № 243 г. Москвы, и.о. ми...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ имени О.Е. КУТАФИНА (МГЮА)" кафедра правовой информатики Правовая информатика рабочая программа учебной дисципл...»

«КоК-НВО Рабочая группа II 21 мая 2009 года Изменения в текстах основных документов: обновлённая информация о ходе работ Введение КоК-НВО должен представить Конференции рекомендации относительно утверждения 1. в 2009 году проекта поправок к текстам уставных документов Организации, опираясь на пр...»

«Управление культуры ЦАО города Москвы Библиотека искусств имени А. П. Боголюбова Справочно-библиографический отдел Серия "И вечно музыка звучит" Библиографический список литературы Москва Содержание Предисловие..........................»

«А.В. Пушкарев ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА ПРИ ОБРАТНОЙ СИЛЕ УГОЛОВНОГО ЗАКОНА Издательство "Юрлитинформ" Москва 343.137.9 УДК ББК 67.411 П91 Автор: Пушкарев А. В. кандидат юридических наук, старший преподава­ тель кафедры yc...»

«ДЕЛО № 40 (Решение от 15 октября 2009 года) 1. Статья 5 Закона Украины "О международном частном праве" предусматривает, что участники правоотношений могут самостоятельно осуществлять выбор права, подлежащего применению к содер...»

«Светлана Валерьевна Кузина Мандалы и неонаталы для раскрашивания Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8919174 Мандалы и неонаталы для раскрашивания / авт. – со...»

«"Профилактика жестокого обращения с детьми в семье" Непременно детей берегите, Уважайте их право на счастье, Быстротечное детство храните, Прогоните все беды, ненастья Все чаще на страницах газет, экранах телевизоров и в повседневной жизни мы...»

«Международная организация труда Перспективы и проблемы миграции рабочей силы во время и после кризиса Информационно-справочный документ для неофициальной встречи министров труда и социальных дел в ходе Международной конференции труда Женева, 16 июня 2009 года Международное бюро труда Май 2...»

«СУБЛИЦЕНЗИОННЫЙ ДОГОВОР № 2015 г. Москва "" 2015 г. Общество с ограниченной ответственностью "ТДЦП", именуемое в дальнейшем Сублицензиар, в лице Генерального директора Давыдова Андрея Николаевича, действующего на основании Устава, с одной стороны, и _, им...»

«Буртовая Елена Игоревна ПРЕКРАЩЕНИЕ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ ПО ВОЛЕ СОБСТВЕННИКА В СИСТЕМЕ ОСНОВАНИЙ И СПОСОБОВ ПРЕКРАЩЕНИЯ СУБЪЕКТИВНОГО ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право...»

«1 ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "ОРЕНБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ ДЛЯ ОБУЧАЮЩИХСЯ ПО ОСВОЕНИЮ ДИСЦИПЛИНЫ Б3.В.ДВ.1.2 Правовая охрана объектов животного мира Профиль подготовки земельно-правовой Квалификация (степен...»

«Территория науки. 2014. № 1. Список литературы 1. Дополнительный протокол к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года, касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов (Протокол I) / Международная защита прав и свобод человека. Сборник документов. М. : Юридическая литература, 1990. С. 570-635.2. Дополнит...»

«1 отзыв на диссертацию Казихановой Светланы Сергеевны "Представительство по назначению суда в гражданском судопроизводстве", представленной на соискание ученой степени кандидата юридических наук по специальности 12.00.15 гражданский процесс; арбитражный процесс (Москва-2015) Диссертация Светланы Сергеевны Казихановой...»

«Journal of Siberian Federal University. Chemistry 3 (2015 8) 450-464 ~~~ УДК 547.474:543.8 Composition of Products of Birch Wood Delignification by Hydrogen Peroxide in the Medium “Acetic Acid – Water – Catalyst TiO2” Natalia V. Garyntseva*a, Irina G. Sudakovaa, Alexander A. Kondrasenkoa, Andrey M....»

«Обычное право: вопросы теории и современная практика, 2002, Александр Дмитриевич Лопуха, Иосиф Моисеевич Зельцер, 5943560629, 9785943560620, Новосибирский гос. университет, 2002 Опубликовано: 12th June 2010 Обычно...»

«Вестник Тюменского государственного университета. 2014. 3. Право. 148-155 АдМинистрАтивное прАво. ФинАнсовое прАво © а.К. Костылев, а.в. ПередернИн Тюменский государственный университет peredernin@gmail.com УдК 34:339.543(0758) проблемы обеспечения гарантий воДителей и собственн...»

«Каталог "Холодильная индустрия" №11 Каталог "Холодильная индустрия" распространяется бесплатУважаемые читатели! ной именной рассылкой по пищевым и торговым предприятиПредставляем вам одинадцатый выпуск каталога ям, хладокомбинатам...»

«· Социально-правовое государство и гражданское общество в условиях российской модернизации А.П. Плешаков А.П. Плешаков СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО В УСЛОВИЯХ РОССИЙСКОЙ МОДЕРНИЗА...»

«УДК 340.115 Е. Ю. Калинина Переходный период в развитии государственности в описании теории синергетического моделирования сложных социально-правовых процессов В ходе исследования раз...»

«РУКОВОДСТВО ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ FX-8H WWW.FOX-CCTV.RU / 8 800 100 21 32 1 Уважаемый покупатель! Благодарим Вас за покупку нашего DVR! Настоящее руководство пользователя предназначено служить справочным руководством для установки и эксплуатации Вашей системы. Здесь Вы можете найти информацию о возможностях и функциях данной серии...»

«Март 2014 Ultra Vires Неправомочные действия Комитета ООН по правам ребенка Базовый доклад – 2014 Код документа: INT-14-055 Постоянный адрес: familypolicy.ru/rep/int-14-055 Наша миссия: содействие укреплению естественной семьи и приоритета традиционных семейных ценностей в области российского и международного права.Учредители центра: В...»

«Д. В. Долгушин Д. А. Цыплаков Религиозно философская культура России Учебное пособие для студентов вузов нефилософских специальностей Часть II Православная Гимназия во имя Преподобного Сергия Радонежского Новосибирск ББК 86...»








 
2017 www.net.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.