WWW.NET.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет ресурсы
 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Воронежский государственный аграрный ...»

-- [ Страница 2 ] --

Рис. 3. Классификация инноваций В. Борисов считает, что за последние 30 лет в мире сложилось шесть наиболее четко проявившихся моделей инновационного технологического развития. Он предлагает в качестве базы типологизации этих моделей использовать механизм соединения научных открытий с технологией, технологии - с производством, производства - с обществом во всей сложности его социальных характеристик.

Первую модель, которую В. Борисов предлагает называть «инновационной средой», может быть реализована в пределах одного государства при наличии четырех обязательных элементов: науки, представленной крупными научно-исследовательскими и экспериментальными центрами; крупного частного капитала; современно оснащенных многопрофильных предприятий; большого числа высококвалифицированных инженеров и рабочих.

Вторая модель инновационного развития основана на том, что функции инициирования инноваций и их трансфера реализует какая-либо крупная транснациональная компания, обладающая необходимым капиталом, располагающая комплексом предприятий с современным уровнем производственных процессов и квалифицированным персоналом и имеющая собственные научно-исследовательские центры или финансирующая такие разработки в крупных научных центрах. Если первая модель предполагает территориальную концентрацию инновационного капитала, то вторая – надтерриториальную.

Третья модель связана с проведением политики государственного протекционизма в части поддержки технологических инноваций со стороны правительства через национальные частные фирмы в условиях закрытого национального рынка для иностранных компаний, тогда как четвертая модель, в отличие от предыдущей, предполагает выход поддерживаемых государством компаний на рынки других стран.



Пятая модель инновационного развития в качестве инициатора инноваций предполагает «военную сферу», когда инновационные технологии изначально создаются для нужд военно-промышленного комплекса, а затем, иногда лишь частично, используются для нужд других отраслей общественного производства. А шестая модель базируется на взаимодействии отдельных государств и национальных компаний, что позволяет реализовывать на межнациональном уровне модель первого типа – модель «инновационной среды».

О. Сухарев [179] обращает особое внимание на мысль Й. Шумпетера о том, «что для появления инновации нужен не только генератор в виде изобретательских способностей, смелости предпринимателя, поощрительной политики властных иерархий, но и, главным образом, способность среды принять и распространить инновацию». Важность этого подхода - от научного открытия через развитие прикладной науки до реализации его в производстве нового продукта и на рынке спроса (с соответствующей окупаемостью затрат и получением прибыли) состоит в реальности воплощения инноваций в жизнь – обеспечении финансовых источников и ресурсов кредитования этого процесса в его целостном и многофазовом развитии.

В практике инновационного менеджмента отчетливо обозначается проблема: разрыв между потенциалом инновационных идей (в т.ч. результатов НИОКР) и их реализацией в коммерческие новшества. С научнотеоретической точки зрения проблема интерпретируется как повышение уровня «инновационности», а в организационно-методической плоскости формализуется как задача эффективного управления инновационным процессом.

Термин «управление инновациями» связан с «адаптацией» собственно инноваций (инновационных процессов, деятельности, изменений), подразумевает комплекс мероприятий по стимулированию инновационных идей и реализации их в рамках производственных, сервисных и других процессов на предприятии. Объектом управления выступают инновационные идеи, разработки, новые продукты, персонал и его потенциал и т.д.





При таком подходе система механизмов управления инновациями, по мнению М.А. Матвеевой [109], может быть представлена следующими функциональными группами: механизмами организации инновационной деятельности; разработки и внедрения инноваций; финансирования инновационной деятельности; мотивационные и стимулирующие инновационные механизмы; механизмы технологического трансфера; интеллектуальной собственности; механизмы планирования инновационных мероприятий и контроля; механизмы взаимодействия участников инновационного процесса.

В. Иванов [59] предлагает рассматривать экономический механизм инновационной деятельности как совокупность элементов, описывающих взаимоотношения субъектов инновационных процессов всех уровней с позиций управления этими процессами (рисунок 4.) Государственная Стратегическое Планирование инноваций поддержка иннвационной управление иннвациями деятельности

–  –  –

Рис. 4. Структура экономического механизма инновационной деятельности В качестве субъектов инновационной инфраструктуры в современной экономике И. Мошкин [115] предлагает выделять организации, осуществляющие формирование инновационной среды на местах с целью развития предпринимательства в научно-технической сфере путем создания социально-экономической, материально-технической и информационной базы для становления, развития, поддержки и подготовки к самостоятельной деятельности предприятий, производственного освоения научных знаний и наукоемких технологий. Характерной особенностью является то, что до 80% инновационных предприятий, от общей их численности, относится к категории «малые предприятия». Вместе с тем, наукоемкие производства требуют сочетания на определенной территории научного потенциала и предпринимательской активности, позволяющего воплощать абстрактные идеи в реальные результаты. Причем, наукоемкие производства объективно обусловливают интенсивное развитие малого бизнеса. Одной из причин этого, как свидетельствует мировой опыт, выступает чрезвычайно высокий уровень «рождаемости» и «смертности» в этом секторе, что с меньшими издержками могут пережить малые предприятия и индивидуальные предприниматели.

Инновационный процесс объективно связан с рисками, поскольку инвестиции средств в разработку новых технологий и продуктов являются рисковыми инвестициями, характеризующимися высоким уровнем неопределенности как на стадии научных разработок, так и на стадии их трансфера и массового распространения.

О.Н. Быкова, В.Р. Смирнова, В.М. Аушев [26] предлагают группировать инвестиционные риски по четырем признакам: правовые, экономические, организационные и научно-технические риски (таблица 1).

Мы разделяем позицию Д.М. Степаненко [176], о субъективнообъективной природе инновационного риска. С одной стороны, он связан с выбором определенных альтернатив, расчетом (если существует такая возможность) вероятностей их исхода. Кроме того, различные субъекты, проявляющие инновационную активность, имеют различные цели деятельности, разный юридический статус, различные психологические установки.

Все это обусловливает наличие субъективной составляющей инновационных рисков.

С другой стороны, вероятностная сущность инновационной деятельности, отсутствие возможности всегда четко предвидеть ее конечные результаты обусловливают наличие у инновационных рисков объективной составляющей. Таким образом, субъективно-объективная природа инновационного риска определяется тем, что он порождается процессами как субъективного характера, так и такими, существование которых, в конечном счете, не зависит от воли и сознания людей.

Таблица 2. Классификация инновационных рисков

–  –  –

Инновации представляются О. Сухареву [179], как изменения в производственных функциях, которые не могут быть подвержены какому-либо делению. Идея о восприимчивости или невосприимчивости того или иного нововведения наглядно демонстрирует, что институциональная структура хозяйства может отвергать инновационное развитие, то есть закрепленные правила и процедуры, в этом случае, не позволяют внедряться интеллектуальным продуктам, придуманным людьми.

Г.Н. Соколова [175] предлагает определять инновационную восприимчивость как способность генерировать передовые научно-технические идеи и готовность гибко перестраивать производство в соответствии с созданием, освоением и использованием инноваций. Если способность генерировать новые идеи определяется масштабностью и уровнем развития новых и высоких технологий в стране, то готовность перманентно перестраивать производство в соответствии с созданием, освоением и использованием инноваций, связана «изнутри» с инновационной восприимчивостью хозяйствующих субъектов, а «из вне» — с инновационной политикой государства, определяющей модель инновационного развития.

Эволюционирующая модель инновационного развития минимизирует возможные риски, но не способствует в достаточной мере развитию инновационной восприимчивости, которая модифицируется в адаптационные стратегии хозяйствующих субъектов. На уровне хозяйствующего субъекта инновационная восприимчивость определяется взаимодействием факторов внешней и внутренней среды. С одной стороны, она находится в зависимости от национальной инновационной политики и состояния рынка научно-технологических услуг, а с другой, - от типа инновации, характеристик и организационной структуры предприятия, определяющих его инновационную стратегию. Все эти факторы взаимосвязаны и взаимодействуют как единое целое, образуя среду функционирования вовне и внутри предприятия. Выявление и оптимизация механизмов данного взаимодействия должны привести к усилению инновационной восприимчивости на уровне предприятия. Для формирования инновационной восприимчивости отечественных предприятий необходимо создание в стране развитой инновационной инфраструктуры, способствующей продвижению инноваций из сферы науки в сферу производства; развитие экономики по приоритетным направлениям научно-технической деятельности, определяющим ее производственную специализацию в системе мирохозяйственных связей.

Парадоксально, но, не смотря на потерю конкурентоспособности большинства хозяйствующих субъектов, предпринимательский сектор не заинтересован в инновациях. Низкая инновационная активность, по мнению Ф. Тодосийчука [187], обусловлена низким качеством управления на макрои микроуровне, недостаточным развитием научного обеспечения управления, индифферентностью предпринимательского сектора к науке и инновациям, отсутствием должной культуры бизнеса, ориентацией на получение максимальной прибыли в краткосрочном периоде, отсутствием системного инновационного законодательства, коррупцией при размещении государственных и муниципальных заказов на НИОКР, отсутствием эффективных механизмов государственного регулирования финансовых потоков предприятий и организаций, низкой результативностью научной и научнотехнической деятельности, отсутствием активного рыночного спроса на результаты интеллектуальной деятельности, дефицитом квалифицированных кадров вследствие диспропорций в развитии системы профессионального образования по уровням знаний и отраслевой структуре и низкого качества их подготовки, высокой стоимостью нововведений и значительным уровнем экономических рисков.

Мы разделяем позицию исследователей, настаивающих на обязательной государственного воздействия на инновационные процессы в условиях современной России. Так, например, В.А. Голенков, Ю.С. Степанов,

В.Г. Садков и П.Н. Машегов [35] выделяют следующие причины, обуславливающие необходимость активного присутствия государства в сфере инновационного развития:

1. Отдельным хозяйствующим субъектам невозможно сконцентрировать средства, необходимые для осуществления масштабных инноваций.

Развитие науки и техники приобретает все более междисциплинарный характер. Кооперация представителей различных областей науки и техники также требует дополнительных расходов.

2. Многие инновации могут оказаться экономически эффективными лишь при масштабах внедрения, превосходящих определенный критический минимум и наличии достаточно емкого рынка, что связано с возрастанием расходов на НИОКР, увеличением доли условно постоянных затрат. Особенно характерна такая ситуация для отраслей с низкой скоростью оборота капитала. Согласно некоторым исследованиям, соотношение между расходами на фундаментальные, прикладные исследованиями и внедрение НИР в производство в настоящее время соотносятся как 1:10:100.

3. Изолированное осуществление инноваций ведет к существенным потерям как для отдельных фирм, так и для экономики в целом. Кроме того, гипертрофированная самостоятельность хозяйствующих субъектов может привести к несовместимости различных звеньев технологических цепей, что в нынешних условиях так же сопряжено с крупными экономическими потерями.

4. Существуют инновационные процессы, которые вообще не могут осуществляться на коммерческой основе - например, фундаментальные исследования, с успешным осуществлением которых связано большинство масштабных инноваций.

5. Инновационные проекты в большинстве случаев характеризуется повышенной неопределенностью результата, вследствие чего требуются дополнительные стимулы либо гарантии полного или частичного возмещения потер в случае неудачи, чтобы предприниматель предпочел инновационный проект альтернативным, то есть менее рискованным способам вложения капитала.

6.Экономический эффект инноваций проявляется в различных видах и во многих сферах. Сопряженные инновационные эффекты зачастую превышают величину прибыли, рассчитанную на этапе инициирования проекта.

7. Существует стремление к стабильному извлечению сверхприбыли за счет монопольного обладания научно-техническими достижениями. Развитие информационных систем, а также патентно-лицензионных механизмов позволяет предотвращать вступление этого стремления в острый конфликт с интересами общества в целом.

8. Высокая стоимость новых видов продукции и услуг часто делают их недоступными для массового потребителя. Отсутствие внешней «подкачки» платежеспособного спроса может исказить реальную потребность и затормозить распространение инноваций, имеющих большое значение для экономики в целом.

В. Нечаев, Е. Артемова и Н. Кравченко [124] под инновационным проектом предлагают понимать совокупность организационно-правовых, технологических, технических и финансово-экономических документов, необходимых для освоения инноваций на конкретном предприятии или совокупности хозяйствующих субъектов. Это программа мероприятий по осуществлению капиталовложений в целях получения в дальнейшем прибыли или иного полезного эффекта на инвестированный капитал.

Эффективным механизмом формирования устойчивой инновационной экономики, по мнению И. Мошкина [115], является создание особых экономических зон инновационного развития. Однако эта задача требует углубления модельного анализа на региональном уровне с тем, чтобы интересы крупного и среднего инновационного бизнеса корректно совместились с интересами экономического и социального развития региона. В настоящее время инвестиционный ресурс регионов достаточно велик, чтобы стать привлекательным для крупных инновационных компаний. Но такая постановка задачи требует качественной переоценки уровня развития науки и образования в этих регионах, адекватного уровню описываемой задачи. Для формирования региональной инновационной системы необходим анализ конкурентоспособности различных товаров, технологий и фирм с целью повышения эффективности патентной защиты и ускоренного вытеснения устаревшей продукции. Для успешной конкуренции на этом рынке фирма должна иметь несколько вариантов ассортиментного портфеля и выбора рынков сбыта товаров и услуг.

К числу ключевых функций, которые должна выполнять российская инновационная система, В. Иванов, Н. Ивановой, Й. Розебум, Х. Хайсберс, относят: формулирование инновационной политики как руководства для всех элементов инновационной системы в части их роли и функций в рамках системы; обеспечение нормативно-законодательной базы в сфере прав на интеллектуальную собственность; идентификацию и выбор приоритетов в области инноваций и научных исследований и разработок; мобилизацию финансовых ресурсов и их прозрачное распределение; техникотехнологическое обеспечение научно-исследовательской деятельности; инвестирование средств в человеческий капитал; стимулирование развития инноваций [121].

1.4. Специфика инновационного развития хозяйствующих субъектов аграрной сферы Для оценки специфики реализации инновационных проектов в сельском хозяйстве необходимо оценить возможности развития хозяйствующих субъектов аграрной сферы с позиций перспектив развития всего агропромышленного комплекса страны По мнению И. Ушачева [194], в настоящее время перспективное развитие АПК может происходить по трем вариантам.

1 вариант – инерционный, предполагающий сохранение сложившихся механизмов и инструментов, естественно даст негативные результаты.

2 вариант – модернизация и переход к инновационному развитию, позволяющему за счет резкого увеличения темпов инвестиций кардинально обновить материально-техническую базу сельских товаропроизводителей и освоить инновационные технологии производства, хранения и переработки сельскохозяйственной продукции.

3 вариант – кризисный, сопровождающийся падением объемов производства и деградацией сельских территорий.

Очевидно, что наиболее привлекательным является второй вариант, но он требует активного государственного вмешательства на всех этапах инновационных процессов: от генерации новых идей – до массового использования инновационного продукта.

В условиях централизованной экономики АПК традиционно являлся отраслью со значительными объемами ежегодных капиталовложений, большая часть которых осуществлялась за счет средств государственного бюджета. Жесткая централизация и регламентация механизма долгосрочного финансирования воспроизводственных процессов в сельском хозяйстве в сочетании с ограничением хозяйственной инициативы привели к снижению эффективности капитальных вложений, к увеличению срока их освоения, деформации роли государства как регулятора общественного процесса воспроизводства. Несмотря на то, что экстенсивные факторы исчерпали себя, приоритеты в области капитальных вложений оставались прежними. Они не соответствовали новым условиям, не нацеливались на формирование оптимальной структуры АПК. Государство централизованно распределяло инвестиционные ресурсы и в значительной мере оборотные средства для сельхозпроизводителей, определяло производственные задания, что, соответственно, фиксировало отраслевую и региональную структуру аграрного производства. При этом планирующему центру приходилось не просто устанавливать закупочные цены, но и для обеспечения равновыгодности производства дифференцировать эти цены по природно-климатическим зонам страны. При этом государство одновременно субсидировало не только производителя сельскохозяйственной продукции, но и потребителя продовольствия. Такой тип субсидий носил прогрессирующий характер - чем больше дотаций выделено «сегодня», тем больше придется платить «завтра» для поддержания той же политики.

По мнению С. Ильина [65] научно-технический прогресс создал объективные предпосылки перехода к новому инновационному технологическому способу производства сельскохозяйственной продукции.

Это выражается в следующем:

в ускорении воплощения достижений науки в сельское хозяйство, которая в этой отрасли все больше становится непосредственной производительной силой;

в глубоких качественных инновационных изменениях во всех элементах его материально-технической и биологической основы, в технологии и организации автоматизированного сельскохозяйственного производства;

в новых требованиях к работнику, труд которого изменяет свой характер, становится все более творческим, превращается в разновидность высокопроизводительного индустриального труда;

в повышении экономических и социальных результатов экологически чистого сельскохозяйственного производства, его эффективности и рентабельности;

в формировании высокоразвитого АПК, других прогрессивных форм общественной комбинации агропромышленного производства.

А. Серков, В. Чекалин и В. Виноградова [163] совершенно справедливо отмечают, что реализация любой из стратегий развития сельского хозяйства требует синхронизации экономических условий для воспроизводства в отрасли, вт.ч. и за счет ее государственной поддержки, с совершенствованием или даже коренной модернизацией институтов, обеспечивающих развитие АПК. Разбалансирование этих процессов не приводит к прогнозируемым результатам. Они подчеркивают, что опыт последних лет показал, что модернизация сельского хозяйства, основанная лишь на поддержке приоритетных отраслей, идет крайне неравномерно, ведет к получению точечных результатов, но не обеспечивает устойчивости развития отрасли в целом. Так если с момента запуска приоритетного национального проекта «Развитие АПК» объемы производства продукции свиноводства и птицеводства выросли более чем 40% и 76%, соответственно, то за это же время поголовье скота сократилось почти на четверть, производство молока выросло лишь на 1%.

Другим итогом неравномерности модернизации стала колоссальная дифференциация хозяйств по доходности: на 500 сельскохозяйственных организаций приходится около 40% прибыли от реализации сельскохозяйственной продукции. Менее трети хозяйств имеют доступ к долгосрочным кредитам и соответственно возможность модернизировать производство и использовать инновации.

Н.И. Кузнецов, В.С. Горбунов и В.В. Бутырин [88] подчеркивают, что специфика применения основных понятий теории инноваций к сельскому хозяйству заключается во вплетении ее технологических процессов в процессы, происходящие в природной среде, в участии в производстве живых организмов, развитие которых подчинено действию естественных законов и зависит от таких естественных факторов, как климат, погода, тепло, влага, свет и т.д. Инновационные процессы в АПК отличаются многообразием региональных, отраслевых, функциональных, технологических и организационных особенностей. Одна из особенностей сельского хозяйства состоит в том, что здесь наряду с промышленными средствами производства активное участие в производственном процессе принимают живые организмы – животные и растения.

Ими предлагается классификация инноваций в аграрном секторе экономики по целевой направленности, которая основывается на учете специфики внутренних и внешних взаимодействий агропроизводственной системы и содержит три группы аграрных инноваций: 1) инновации, совершенствующие объекты производственных процессов; 2) инновации, совершенствующие взаимодействия внутри агропроизводственной системы;

3) инновации, совершенствующие взаимодействия с внешней средой функционирования сельского хозяйства.

Очевидно, что расширенное воспроизводство в сельском хозяйстве протекает во взаимодействии экономических и естественно биологических процессов. Поэтому при управлении инновациями требуется учитывать требования не только экономических законов, но и законов природы: равнозначности, незаменимости и совокупности жизненных факторов, законов минимума, оптимума и максимума.

Применительно к АПК, по мнению В.А. Иванова [60], инновации представляют собой реализацию в хозяйственной практике результатов исследований и разработок в виде новых сортов растений, пород и видов животных и кроссов птицы, новых или улучшенных продуктов питания, материалов, новой техники, новых технологий в растениеводстве, животноводстве и перерабатывающей промышленности, новых форм организации и управления различными сферами экономики, новых подходов к социальным услугам, позволяющих повысить эффективность производства. По предмету и сфере применения в АПК он предлагает выделять четыре типа инноваций: селекционно-генетические; технико-технологические и производственные; организационно-управленческие и экономические; социальноэкологические (рисунок 5).

Несколько иных позиций придерживается Н.В. Седова [160], считающая, что инновации во всем мире, зачастую, трактуются существенно шире, чем это принято в нашей стране. К ним относятся не только высокотехнологичные отрасли, продукты и услуги, но и традиционные технологии, организационные и экономические инновации, позволяющие производить новую, более дешевую продукцию.

По мнению Э. Крылатых [84], в ближайшее десятилетие особое значение будут иметь селекционно-генетические инновации, необходимые для введения в производство сортов и гибридов, устойчивых к неблагоприятным условиям, болезням и вредителям.

ТИПЫ ИННОВАЦИЙ В АГРАРНОЙ СФЕРЕ

–  –  –

Рис. 5. Типы инноваций в аграрной сфере (по В.А. Иванову) В животноводстве – создание пород мясного скота, в птицеводстве новых кроссов птицы высокой продуктивности. В технологической сфере важнейшими будут ресурсосберегающие технологии. А технологии адаптивно-ландшафтного типа земледелия, позволяющие уже сейчас повышать продуктивность земель на 10-15% при снижении затрат на обработку также на 10-15%, могут быть распространены на 40-50% площади пашни России.

Есть разработанная программа воспроизводства лесонасаждений в аридной зоне на площади 20 млн. га, что гарантирует получение прибавки урожая 2 млн. тонн в пересчете на зерно или 2 млрд. руб. дополнительного дохода.

В области разработки новых технологий для растениеводства Э.

Крылатых предлагает выделять: технологии с преимущественным использованием многооперационных сельскохозяйственных машин и орудий, минимизирующих затраты на обработку почв, уход за посевами и уборку урожая; новые технологии управления продукционным и средообразующим потенциалом агроэкосистем и агроландшафтов на основе дифференцированного использования ресурсов и применения средств агрокосмического и позиционного зондирования (адаптивное растениеводство); технологии использования биологических средств (энтомофагов, энтомопатогенов), в том числе в сочетании с традиционными средствами химической зашиты растений.

В сегменте научного обеспечения инновационных прорывов в зоотехнии и ветеринарной медицины Э. Крылатых выделяет следующие актуальные направления: применение новых методов генетического контроля и управления селекционным процессом в животноводстве для улучшения существующих и выведения новых пород, типов и линий сельскохозяйственных животных; применение методов регуляции процессов реализации потенциала высокой продуктивности животных и создание новых эффективных систем их кормления; прогнозирование и разработка программ развития отраслей животноводства и моделей высокоэффективных предприятий с учетом условий различных зон страны; разработка методов повышения конверсии корма, энергосберегающих технологий производства и переработки птицеводческой продукции; разработка новых ресурсосберегающих, экологически безопасных технологий производства яиц и мяса птицы с заданными параметрами качества; разработка нового поколения биологических препаратов для диагностики, терапии и профилактики наиболее распространенных болезней животных с учетом достижения физикохимической биологии, биотехнологии и молекулярной иммунологии; усовершенствование существующих и разработка новых технологий обеспечения ветеринарно-санитарного благополучия животноводства, производства качественных и экологически безопасных продуктов.

К числу приоритетов развития инновационных процессов в региональном АПК В. Иванов [59] предлагает относить:

технологическое переоснащение организаций комплекса;

энерго- и ресурсосберегающие технологии производства, хранения и переработки сельскохозяйственной продукции;

воспроизводство плодородия почв, предотвращение всех видов их деградации, разработка адаптивных технологий агроэкосистем и агроландшафтов;

развитие производства органической продукции сельского хозяйств;

создание современной системы информационного и инфраструктурного обеспечения инновационной деятельности в АПК;

разработку государственной инновационной политики и стратегии на федеральном и региональном уровне, нацеленных на становление прогрессивных технологических укладов;

формирование организационно-экономического механизма функционирования АПК на инновационной основе;

усиление роли государственных организаций в активизации инновационной деятельности;

разработку региональных и муниципальных инновационных программ развития АПК;

совершенствование системы подготовки кадров в области инновационной деятельности, обеспечивающих повышение инновационной активности организаций и коммерциализацию результатов научных исследований.

Круг приоритетных направлений инвестиций в инновационное развитие хозяйствующих субъектов АПК И. Муравьева [116] определяет следующим образом.

1. Поддержка и создание оптимальных условий внедрения инноваций для обновления материально-технической базы сельского хозяйства.

Здесь необходимым является выработка механизма поддержки разработчиков сельскохозяйственной техники, оборудования для животноводческих ферм, новых технических решений при строительстве мелиоративных систем, архитектурных проектов сооружений животноводческих комплексов.

Острота такой проблемы заключена не в отсутствии оригинальных идей и ученых-рационализаторов, а в том, что их разработки остаются нужными только им самим (например, для получения научной степени), так как отсутствует эффективный и, учитывающий все интересы, механизм доведения инноваций до предприятий сельскохозяйственного машиностроения.

2. Поддержка селекции и генетики с целью создания новых продуктивных сортов сельскохозяйственных культур и пород животных. Несмотря на рост количества зарегистрированных заявок на разрешение включить в реестр разрешенных сортов сельскохозяйственных культур к использованию, большинство сельхозпроизводителей эти сорта не применяют, так как их основная масса из-за низкого уровня доходов предпочитают использовать семена свыше 3 репродукции, а не элиту и семена 1 репродукции. Недостаточно развиты и меры по стимулированию улучшения племенной работы. Так в Государственный реестр пород животных, допущенных к использованию, внесено за последние годы число пород животных не значительно, в основном это были кроссы птиц.

3. Поддержка внедрения новых методов заинтересованности сельского (и городского) населения в аграрном труде. Не является секретом, что зарплата в сельском хозяйстве является самой низкой из всех отраслей экономики страны.

Применяемые методы, в том числе и запланированные по государственным программам эффективны, но явно недостаточны. Переход к рынку в сельском хозяйстве еще раз подтвердил, что классическая теория свободной «рыночной руки Адама Смита» в ХХ веке не действует, а к методам неокейнсианства в аспекте государственной поддержки АПК мы идем с трудом. Осталась пагубная логика начала 90-х: «Предприятия выживают в рыночных условиях сами, неэффективные гибнут под действием санирующей функции рынка». Правда, вмести с этим, гибнет сельская социальная инфраструктура, крупное сельскохозяйственное производство и теряются кадры.

Для оценки экономических и социальных результатов инновационной активности в аграрной сфере АПК С. Ильин [65] предлагает использовать следующую систему показателей:

– сближение объемов инвестиций в НИОКР и в собственное производство аграрной сферы АПК;

– доля инновационной наукоемкой продукции в общем объеме конечного продукта аграрной сферы АПК;

– количество патентов и лицензий (в расчете на 1000 жителей);

– влияние инноваций на эффективность использования производственных факторов предприятий аграрной сферы АПК (повышение производительности труда, фондоотдачи, наукоемкости продукции);

– воздействие инноваций на результаты производственной и финансовой деятельности предприятий аграрной сферы АПК (объем продаж инновационной продукции и его доля в общем объеме продаж, освоение новых рынков для инновационной продукции, увеличение доли ее продаж на традиционных рынках сбыта, сумма и норма прибыли от реализации инновационной продукции, ее удельный вес в общем размере прибыли).

По мнению А. Сидорова [165] стратегическая цель инновационного развития определяется в создании динамично развивающегося, сбалансированного и конкурентоспособного агропромышленного комплекса, который обеспечивает высокий уровень жизни сельского населения. При этом интегральными составляющими стратегической цели инновационного развития

АПК с его позиций могут стать три комплексных направления:

эффективный агробизнес, включающий комплекс проектов по реконструкции и техническому перевооружению животноводческих ферм на новом технологическом уровне, приобретение сельскохозяйственной техники, пригодной для внедрения современных технологий производства продукции растениеводства, распространение новых сортов сельскохозяйственных культур и пород животных, развитие производства экологически чистой продукции, модернизация мощностей и строительство новых предприятий пищевой и перерабатывающей промышленности и др.;

АПК муниципального района как единая система, предусматривающая создание вертикально интегрированных структур холдингового типа, образование мобильных высокотехнологичных межхозяйственных подразделений, развитие кооперации, информационно-консультационной, консалтинговой деятельности и инфраструктуры агропроизводства;

качество жизни сельского населения муниципального района, включающее развитие личных подсобных хозяйств населения, системы заготовок сельскохозяйственной продукции, произведенной в личных подсобных хозяйствах населения, подсобных промыслов и производств, социальное развитие села, обеспечение доступа мелкотоварных хозяйств к финансовым ресурсам.

Е.А. Мидлер [110] отмечает, что задача установления оптимального соотношение технико-технологических и рыночных параметров определяется уровнем агрегирования, условиями, задаваемыми жестким и фиксированным временным лагом. Она считает, что максимизация спроса на радикальные инновации (основанные преимущественно на техникотехнологической компоненте) в большей степени присуща на этапе спада деловой активности и темпов экономического роста, поскольку именно на этой фазе развития появляется перспективная потребность в новых производственных мощностях на качественно иной технологической основе, рождается потребность в генерировании прорывных технологий, кардинально изменяющих технологическую платформу. А на пике деловой активности доминировать будут улучшающие инновации с высоким удельным весом экономической компоненты (таблица 3).

Таблица 3.Сравнительная характеристика поддерживающих и прорывных инноваций

ПОДДЕРЖИВАЮЩИЕ ИННОВАЦИИ ПРОРЫВНЫЕ ИННОВАЦИИ

ИНДИКАТОРЫ (имитационная стратегия) (радикальная стратегия ) Совершенствование и улучшение сущест- Создание новых продуктов и процессов, Объект вующих продуктов и процессов. не имеющих аналогов.

–  –  –

Инновационная стратегия, способствующая инновационной активности, может быть различной: наступательной, если целью является занятие лидирующих позиций на рынке; оборонительной, когда выгоднее держаться вслед за лидером, чтобы заимствовать его новшества с внесением некоторых изменений; имитационной, если следуя за обеими группами, использовать их достижения и избегать ошибок; зависимой, когда целью является самосохранение, выполняются субконтрактные работы для предприятийноваторов. Данные виды инновационной стратегии могут применяться как в отдельности, так и в комбинированном виде на разных уровнях аграрной сферы АПК.

Очевидно, что инновационный прорыв в аграрной сфере не может быть обеспечен без развития аграрной науки, призванной взять на себя функции генерации новых идей и технологий, формирования стратегических преимуществ отечественного сельского хозяйства.

И. Ушачев [194] считает, что важнейшими направлениями инновационного развития АПК являются:

ориентация на формирование и поддержку отечественных научных школ, разработки которых адаптированы к российским условиям:

активизация развития интеграции научного и образовательного потенциала в аграрной сфере;

формирование систем и механизмов ускоренной передачи новых знаний и разработок в практику ведения агропромышленного производства;

проведение исследований по проблемам оценки рисков и адаптации АПК России к наблюдаемым и прогнозируемым изменениям климата;

формирование новой парадигмы развития сельских территорий как многофункционального объекта.

По мнению И. Сандау [159], аграрной наукой создан значительный задел, позволяющий ускорить научно-технический прогресс в АПК и при достаточных инвестициях обеспечить коренное преобразование материально-технической базы всех отраслей, сделать их конкурентоспособными на мировых рынках. Внедрение даже десятой доли результата научноисследовательских разработок могло бы принести стране миллиардные прибыли. Так, например, есть разработанные адаптивно-ландшафтные системы земледелия для различных регионов России с расчетным экономическим эффектом свыше 1,5 млрд. руб.; системы комплектования молочного племенного стада с уровнем продуктивности животных 6-7 тыс. кг молока, с учетом схемы выращивания ремонтных телок и нетелей, пригодных к использованию в условиях Европейского Севера Российской Федерации, обеспечивающие экономический эффект до 10,9 тыс.

руб. на корову за лактацию. По некоторым оценкам, в российском АПК имеется значительное число объектов интеллектуальной собственности, которые можно предложить для использования: тысячи товарных знаков, около 100 наименований мест происхождения, более 13 тыс. патентов на изобретения, несколько тысяч патентов на селекционные достижения. Но пока, к большому сожалению, сельскохозяйственная наука предлагает организациям АПК не инновационный продукт, а полуфабрикат.

Г. Беспахотный [11] приводит следующие цифры. Для модернизации производства надо на 1 руб. фундаментальных исследований затратить 10 руб. на прикладную науку и 100 руб. на реализацию инноваций в производстве. Что касается внедренческого звена модернизации, то в АПК оно практически ликвидировано. Когда в село стали поступать крупные инвестиции, выявилась слабость именно этого звена.

Р. Романов [157] отмечает, что анализ мировых сельскохозяйственных рынков и АПК ряда стран позволяет констатировать, что инновации в сельском хозяйстве занимают значительную часть агропромышленного бюджета. Особенно заметен рост таких расходов в развитых странах. Однако в нашей стране как это не парадоксально финансирование снижается, причем не поэтапно, а заметными скачками. В перерасчете за последнее десятилетие финансирование программ направленных на разработку новых технологий и инновационных проектов в АПК снизились в расчете на 1 га сельскохозяйственных угодий почти в два раза.

Кроме этого инновации в сельском хозяйстве встречают и еще одну преграду на своем пути: низкую восприимчивость нового со стороны работников. Это связано с тем, что за годы реформ отток квалифицированных и предпринимательски активных людей из аграрной сферы достиг катастрофического уровня. В итоге в структуре занятых сельскохозяйственным производством преобладают те, кто работал в аграрном секторе еще при СССР, это да еще и возрастная составляющая и вызывает у них полное или частичное не восприятие таких тенденций развития отрасли. А деградация образования в селах привела к тому, что даже молодые работники АПК не смогут адекватно и профессионально принять все нововведения в сельском хозяйстве.

Наиболее острой проблемой сельского хозяйства Российской Федерации является общее техническое и технологическое отставание. В большинстве случаев сельскохозяйственное производство находится на уровне 60-70-х годов прошлого столетия. Инновационное развитие агропромышленного комплекса тормозится, в том числе, из-за низкого уровня технологической оснащенности, во многом определяемой техническим и технологическим уровнем промышленности и недостаточной квалификацией кадров. В то время как мировой и европейский опыт ведения сельскохозяйственных работ уже напрямую связан с информационными технологиями, в России это направление еще практически не открыто.

Рассуждая о повышении инновационной активности сельских товаропроизводителей надо понимать, что концентрация усилий и средств только на генерации инновационных продуктов и их коммерциализации может завести в тупик. Для того, что бы конкретный инновационный проект воплотился в жизнь необходимы трудовые ресурсы соответствующего качества, что требует укрепления системы образования в сельской местности, повышение ее уровня, создание привлекательных социальных условий для привлечения молодого поколения в сельскохозяйственную сферу.

С появлением новых технологий в сельском хозяйстве, таких как точное земледелие (precision agriculture), открываются широкие возможности для достижения оптимального результата по критерию прибыль + экологическая безопасность. Точное земледелие – это система хозяйствования на земле с использованием новейших достижений в области информатики и техники, опирающаяся на использование компьютерных систем генерации агротехнологических решений, глобальных систем позиционирования (GPS), геоинформационных технологий (ГИС), новейших информационных технологий, дистанционных и бортовых датчиков, автоматических исполнительных органов сельхозмашин [226].

Для реализации технологии точного земледелия требуются современная сельскохозяйственная техника, управляемая бортовой ЭВМ, и технические средства – автоматические пробоотборники, различные сенсоры и измерительные комплексы, уборочные машины с автоматическим учётом урожая, приборы дистанционного зондирования, а также многофункциональное программное обеспечение, позволяющее принимать оптимальные решения при управлении сельскохозяйственным предприятием.

Современные информационные технологии позволяют коренным образом изменить процесс принятия агротехнологических управленческих решений. Последние достижения информатики в области телекоммуникаций и систем, основанных на знаниях компьютерных методов поддержки принятия решений объективно способствуют созданию принципиально новых программных комплексов, которые могут интегрировать знания и опыт многих специалистов в области агрономии, биологии, сельского хозяйства, экономики и прочих смежных областях деятельности. Существующий информационно-технический потенциал позволяет, в частности, разработать и создать компьютерную систему по выработке максимально эффективной и, вместе с тем, экологически безопасной адаптивной агротехнологии для каждого поля с учётом вариабельности природных условий и экономических ограничений в конкретном хозяйстве. Решение этой задачи, в свою очередь, связано с необходимостью представления, формализации и чёткого синтеза научных знаний и информации, накопленной в агрономии.

В настоящее время в сельском хозяйстве широко применяется только один элемент точного земледелия - параллельное вождение с использованием систем глобального позиционирования (GPS), что уже позволяет экономить средства защиты растений, удобрения и семена. Но, пожалуй, основа технологии точного земледелия — сбор, документирование и анализ информации из техники — в хозяйствах не ведется. Это параметры влажности, сорности, объемы намолота, расход ГСМ и т. д. Именно эта информация и служит основой для принятия решений в оперативном управлении, а также для анализа и контроля. Центральным звеном современной технологии точного земледелия является программное обеспечение, объединяющее в единое целое: офисный компьютер, бортовые ISOBUS-терминалы сельхозтехники, данные с электронных метеостанций, спутниковые данные развития растений, тотальный контроль и анализ всех этапов технологии.

Еще одним направлением инновационного развития является использование так называемых ГИС-технологий. Географические информационные системы (ГИС) - это современные информационные технологии для картографирования и анализа объектов реального мира. Геоинформационные технологии являются естественной и необходимой составляющей любой информационной системы, в которой имеются пространственные данные. Информационные системы агрокомплекса в этом отношении - не исключение. Рассмотрим некоторые аспекты применения геоинформационных технологий в сельском хозяйстве, используя, в первую очередь, зарубежный опыт.

Основные области применения ГИС в сельском хозяйстве - увеличение производства сельскохозяйственной продукции, оптимизация ее транспортировки и сбыта. В качестве примера можно привести удачный опыт некоторых компаний по оценке требуемого количества и оптимизации доставки удобрений и ядохимикатов сельскохозяйственным предприятиям. Сельскохозяйственные предприятия используют ГИС для пространственного анализа и мониторинга тенденций продуктивности сельскохозяйственного производства. Страховые компании используют ГИС для оценки рисков и уточнения страховых взносов при страховании урожая. Поставщики сельскохозяйственного оборудования, удобрений и ядохимикатов применяют ГИС для рекламирования и сбыта собственной продукции в сельскохозяйственных регионах, поиска оптимальных маршрутов доставки продукции автомобильным, водным и железнодорожным транспортом.

Одним из новых и перспективных направлений в сельском хозяйстве за рубежом является прецизионное земледелие. Речь идет о том, чтобы, используя самые разнородные данные (результаты отбора проб почвы с географической их привязкой, обработки данных дистанционного зондирования, цифровые тематические карты) оптимизировать принятие решений о локальном внесении удобрений и ядохимикатов в почву для повышения продуктивности сельскохозяйственного производства. Уже сейчас существуют системы, обеспечивающие отображение в реальном режиме времени на дисплее перемещение трактора или комбайна по полю и информирование фермера о необходимости увеличения или уменьшения расхода удобрений на том или ином участке поля.

По сути та же самая цифровая картографическая информация позволяет в оперативном режиме составлять карты состояния посевов на текущий момент, служащие основой для поддержки принятия решений. В частности, на участках наилучшего произрастания посевов быстрее истощаются запасы азота в почвах. Поэтому раннее обнаружение различий в состоянии посевов позволяет своевременно определить те участки полей, на которых необходимо дополнительное внесение удобрений.

Комплексная ГИС наиболее часто включает в себя такие цифровые карты, как карты содержания минеральных веществ в почве, типов и характеристик почв, карты уклонов (с цифровой моделью рельефа) и экспозиций склонов, погодных, климатических и гидрологических условий. Крайне важной информацией являются цифровые карты за ряд последовательных таких факторов, как урожайность и тип посевов, тип механической и химической обработки почв, пространственное распределение заболеваний культур и динамика распространения вредных насекомых. При наличии такой информации открываются неограниченные возможности анализа, прогноза и оптимизации деятельности сельскохозяйственных предприятий.

Особенно важно применение геоинформацоинных технологий, в особенности технологий обработки данных дистанционного зондирования (аэрофотоснимков, космоснимков, в первую очередь многозональных и гиперспектральных), для тематического дешифрирования территории. Это может стать основой для создания цифровой картографической основы информационных систем агропромышленного комплекса.

Обобщая информацию об условиях развития инновационных процессов в агропромышленном комплексе можно констатировать, что сельское хозяйство, как сфера общественного производства, имеет целый ряд особенностей, которые не позволяют напрямую использовать наиболее эффективные модели развития и адаптации хозяйствующих субъектов к изменяющимся условиям функционирования.

Низкая восприимчивость абсолютного большинства хозяйствующих субъектов аграрной сферы к инновациям обусловлена целым рядом объективных факторов.

Инновации ведут к стратегическим изменениям в материальнотехнической базе хозяйствующих субъектов, а значит, требуют долгосрочных финансовых вложений. Но для значительной части сельских товаропроизводителей характерен довольно мелкий масштаб производства, не позволяющий эффективно использовать современную высокопроизводительную технику, а относительно небольшая масса прибыли и низкий уровень концентрации капитала не позволяют обеспечить приобретение всего комплекса технических средств для реализации инновационных технологий.

При этом незначительные объемы получаемой сельхозпроизводителями прибыли обусловлены не только мелким масштабом производства, но и более низким уровнем эффективности сельскохозяйственного производства по сравнению с другими отраслями в силу сохраняющегося диспаритета цен на сельскохозяйственную и промышленную продукцию. Кроме этого инвестиционный потенциал хозяйствующих субъектов аграрной сферы ограничен их критическим финансовым положением и высоким уровнем природноклиматических рисков.

Многоотраслевой характер сельскохозяйственных предприятий требует пропорционального развития всех его структурных элементов, то есть использования инновационных технологий во всех отраслях. Фрагментарное использование инноваций может привести к диспропорциям в развитии предприятий, что, в свою очередь, приведет к уничтожению отдельных отраслей и нарушению научно-обоснованных систем ведения сельского хозяйства.

Еще одной причиной, объясняющей низкие темпы внедрений инноваций в аграрной сфере, является дефицит квалифицированных трудовых ресурсов на селе. Имеющаяся квалификация большинства сельских жителей не позволяет им эксплуатировать современную сельскохозяйственную технику, управлять ею с помощью компьютерных технологий.

Наряду с этим, следует отметить, что в сельскохозяйственном производстве практически отсутствует эксклюзивность инноваций, обеспечивающая конкурентные преимущества ограниченному кругу хозяйствующих субъектов. Правообладатели инноваций в аграрной сфере не стремятся обеспечить монопольное владение ими, как, например, производители напитка Coca-Cola или операционной системы Windows, а, наоборот, стремятся обеспечить их широкое распространение. В качестве примера можно привести агрессивное продвижение технологии No-till, технологий точного земледелия, капельного орошения, использования гибридов и т.д. То есть, в этом случае, речь не идет о получении конкурентных преимуществ отдельным производителем на какой-то длительный срок не только в масштабах отдельного региона, но и в масштабах макроэкономики.

При этом следует учитывать, что конкурентные преимущества могут быть получены и при использовании традиционных технологий. Например, в условиях повышения спроса на экологически чистой продукции, преимущество получат те производители, которые не используют химические средства защиты и минеральные удобрения.

Еще одним фактором, сдерживающим инновационную активность сельских товаропроизводителей, является крайне слабое инновационной инфраструктуры аграрного сектора, что обуславливает высокую фрагментарность инвестиционного процесса и неэффективность имеющихся механизмов воздействия органов управления различного уровня на генерацию агроинноваций, их коммерциализацию и массовое распространение. Большая часть инновационных разработок остается невостребованной производством в силу отсутствия средств на их внедрение или длительным сроком окупаемости. Практически полностью отсутствует финансирование науки со стороны агробизнеса, что только усугубляет разрыв между разработчиками инновационных продуктов и их потребителями.

2. ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОГО

ПРОИЗВОДСТВА ЛИПЕЦКОЙ ОБЛАСТИ И ИННОВАЦИЙ В

АГРАРНОЙ СФЕРЕ

2.1. Состав и структура аграрного сектора Липецкой области Функционирование в рамках рыночной экономики и федерального устройства определяют регион (субъект Федерации) как экономическую подсистему с сильной взаимосвязанностью своих основных элементов. В систему воспроизводственных процессов, осуществляющихся в регионе входят: воспроизводство регионального продукта, капитала, природных ресурсов, движение материальных и финансовых потоков между основными агентами экономики региона: предприятиями, домашними хозяйствами, государственными учреждениями.

Экономическая подсистема Липецкой области имеет сложную отраслевую и территориальную структуру совокупность отраслей хозяйственного комплекса, характеризующихся определенными пропорциями и взаимосвязями. В отраслевом плане структура единого хозяйственного комплекса представлена такими двумя сферами, как материальное производство (производственная сфера) и нематериальное производство (непроизводственная сфера). Неотъемлемой составляющей частью производственной сферы Липецкой области является ее аграрный сектор, который формируют сельскохозяйственные товаропроизводители, принадлежащие к различным формам собственности и хозяйствования.

Сельское хозяйство Липецкой области имеет меньшую значимость для ее экономики, чем в других регионах ЦЧР. Так, отношение валовой добавленной стоимости, произведенной в сельском хозяйстве, к валовому региональному продукту Липецкой области в 2000-2011 гг. колебалось на уровне 7-10%; тогда как для Тамбовской области этот показатель составлял 15-22%, для Курской и Орловской областей – 13-20%, для Белгородской и Воронежской областей – 10-18%. Но, несмотря на относительно невысокую долю сельского хозяйства в структуре ВРП, развитие региональ

–  –  –

Рис. 6. Сравнительная динамика долей регионов в совокупном объеме продукции сельского хозяйства ЦФО, % (построено по данным Росстата [5]).

Отмечается также и рост вклада аграрного сектора Липецкой области в совокупное производство продукции сельского хозяйства РФ и ЦФО.

С 1991 г. по 2008 г. Липецкая область поднялась с 37 места среди субъектов РФ по производству сельскохозяйственной продукции (1,15% производства) до 24 места (1,6% производства); с 10 места среди субъектов ЦФО (4,9% производства) до 5 места (7,42% производства). При этом она вошла в число немногих областей (рисунок 3), увеличивших за рассматриваемый период свою долю в производстве продукции сельского хозяйства Центрального федерального округа, продемонстрировав второй по величине (после Белгородской области) средний темп прироста данного показателя.

На протяжении первого пореформенного десятилетия по всем регионам ЦФО наблюдалось ежегодное поступательное снижение физического производства сельскохозяйственной продукции, достигшее максимальной глубины в 1998-99 гг., когда практически все субъекты ЦФО производили продовольствия не более 50-60% от уровня 1990 г. Произошедшая в 1998 г.

девальвация национальной валюты способствовала долгосрочному повышению конкурентоспособности отечественной продовольственной продукции на внутреннем рынке, благодаря чему аграрный сектор страны получил существенный импульс в развитии. Начиная с 2000 г. большинство из субъектов ЦФО постоянно демонстрировали рост физического производства сельскохозяйственной продукции, а шести регионам (регионы ЦЧР и Орловская область) в 2006-11 гг. удалось выйти по этому показателю на дореформенный уровень. Именно эти шесть регионов, за счет опережающих темпов роста, добились увеличения своих долей в валовом производстве сельскохозяйственной продукции федерального округа. Однако следует отметить, что положительная динамика индексов физического объема производства в сельском хозяйстве была обусловлена, в основном, развитием растениеводства – начиная с 2003-2004 г. 14 из 18 субъектов ЦФО демонстрируют превышение уровня производства 1990 г. в этой отрасли. Не является исключением и Липецкая область, для которой индекс физического объема производства продукции растениеводства по отношению к 1990 г. составил: в 2003 г. – 120,8%, в 2004 г. – 124,1%, в 2005 г. – 135,5%, в 2006 г. – 141,1%, в 2007 г. – 166,4%, в 2008 г. – 212%, в 2009 г. – 206,3%, в 2010 г. – 121,5%, в 2011 г. – 126,1 (индексы производства основных видов растениеводческой продукции отражены также на рисунке 7).

Зерно Сахарная свекла Картофель Овощи Скот и птица в убойном весе Молоко Яйца Рис. 7. Динамика индексов физического производства различных видов сельскохозяйственной продукции в Липецкой области, в % к 1990 г. (построено по данным Росстата) Аграрному сектору Липецкой области пока не удалось превысить дореформенный уровень производства животноводческой продукции, но по темпу роста ее производства регион является вторым в федеральном округе. В 2003 году индексы физического производства продукции животноводства по регионам ЦФО не превышали 45-60% от уровня 1990 г.

За последующие восемь лет уровень производства данной продукции в Липецкой области возрос с 48,3% до 82,7%, в то время как в других регионах (за исключением Белгородской области) – показал прирост не более 4%, а в некоторых и вовсе снизился. При этом рост производства животноводческой продукции в 2005-2011 гг. сопровождался существенным изменением структуры самой отрасли (рисунок 8).

Поголовье КРС Поголовье свиней Поголовье овец и коз Доля в поголовье КРС ЦФО, % Доля в поголовье свиней ЦФО, % Доля в поголовье овец и коз ЦФО, % Рис. 8. Динамика поголовья сельскохозяйственных животных в Липецкой области, тыс. голов (на конец года) На фоне наблюдающегося снижения поголовья крупного рогатого скота и стабилизации поголовья овец произошел почти троекратный рост поголовья свиней, за счет выхода на проектные мощности птицеводческих комплексов возросло поголовье птицы. В результате этого за рассматриваемый период производство мяса свиней в убойном весе увеличилось с 12,3 до 76,6 тыс. тонн, мяса птицы – с 36,6 до 104,1 тыс. тонн. В структуре мясной продукции, производимой в Липецкой области, доля свинины увеличилась с 16,9% до 36,3%, тогда как по мясу птицы и крупного рогатого скота произошло снижение соответственно с 50,4% до 49,3% и с 31,8% до 13,5%. Необходимо также отметить, что наращивание свинопоголовья шло более быстрым темпом, чем в среднем по регионам ЦФО, поэтому всего за 6 лет доля Липецкой области в совокупном поголовье округа возросла с 5,1% до 7,8%.

По состоянию на 01.01.2012 г. в сельскохозяйственных предприятиях содержалось: 88,4 тыс. голов крупного рогатого скота (в т.ч. 35,6 тыс.

коров), 353,8 тыс. голов свиней, 4,5 тыс. овец и коз, 8 250 тыс. голов птицы; в крестьянских (фермерских) хозяйствах: 5,8 тыс. голов крупного рогатого скота (в т.ч. 2,2 тыс. коров), 4,3 тыс. голов свиней, 4,3 тыс. голов овец и коз, 130 тыс. голов птицы; в хозяйствах населения: 49,5 тыс. голов крупного рогатого скота (в т.ч. 16,9 тыс. коров), 54,1 тыс. голов свиней, 42,7 тыс. овец и коз, 2 200 тыс. голов птицы (оценка). Большая часть поголовья сельскохозяйственных животных была сосредоточена в общественном секторе, однако структура его размещения по категориям хозяйств с 1990 по 2011 г. претерпела существенные изменения (таблица 4).

Таблица 4. Структура поголовья сельскохозяйственных животных в Липецкой области по категориям хозяйств, % Поголовье Поголовье свиней Поголовье овец и коз крупного рогатого скота (фермерские) хозяйства

–  –  –

КРС в хозяйствах обоих категорий: в сельскохозяйственных предприятиях средний темп сокращения составил 8,69% в год, в хозяйствах населения – 2,72% в год; именно эта разница в темпах и стала причиной столь заметных изменений в структуре поголовья КРС по категориям хозяйств.

Кардинальные изменения произошли в отрасли овцеводства, которая практически полностью сосредоточилась в хозяйствах населения. Всего за десять лет – с 1990 по 1999 г. поголовье овец в общественном секторе было сокращено в 25 раз и на данный момент составляет всего 8,7% областного.

Иная ситуация сложилась в свиноводстве и птицеводстве. До 2000 г.

поголовье свиней в сельскохозяйственных предприятиях снижалось в среднем на 13,8% в год, в хозяйствах населения же наоборот – росло на 5,3%. В начале 2000-х гг. поголовье свиней в хозяйствах населения начало демонстрировать понижательную тенденцию, ввиду устойчивого удорожания зерна, а также значительного сокращения общественного животноводства, являвшегося «теневым» источником формирования кормовой базы свиноводства ЛПХ. Так в 2000 г. в ЛПХ Липецкой области содержалось 92,6 тыс. голов свиней (что почти на 70% превышало уровень 1990 г.), в 2005 г. –69,1 тыс.

голов, в 2009 – 57,2 тыс. голов. В то же время сокращение поголовья свиней в общественном секторе сначала замедлилось (так как поголовье сосредоточилось по большей части в наиболее эффективных хозяйствах), а в 2005 г.

сменилось ростом, составившим в среднем 30,6% за период с 2005 г. по 2011 г. Таким образом, сельскохозяйственным предприятиям удалось вернуть себе приоритет в этой отрасли. Схожая картина наблюдалась в птицеводстве – в 2000 г. поголовье птицы в общественном секторе не превышало половины уровня 1990 г., однако через 9 лет сельскохозяйственные предприятия сумели полностью восстановить поголовье и повысить его долю до 73% от областного.

Интересная динамика наблюдалась в животноводстве крестьянских (фермерских) хозяйств. В отличие от остальных категорий, здесь на протяжении практические всего рассматриваемого периода постоянно увеличивалось поголовье крупного рогатого скота: в 2000 г. КФХ насчитывали 1,2 тыс. голов (в т.ч. 0,7 тыс. – коров), в 2005 г. - 3,8 тыс. голов (в т.ч. 1,3 тыс. – коров), в 2009 г. - 6,3 тыс. голов (в т.ч. 2,4 тыс. – коров), в 2011 г.

-5,8 тыс. голов (в т.ч. 2,2 тыс. – коров). Поголовье свиней и овец устойчиво росло до 2005 г., в последующие годы рост остановился, а в 2008-11 гг.

сменился медленным сокращением, так как сельскохозяйственные товаропроизводители данной категории оказались неспособными конкурировать с общественным сектором в производстве свинины, а овцеводство в Центральном Черноземье по-прежнему остается в целом убыточной отраслью.

Удельный вес крестьянских (фермерских) хозяйств в поголовье сельскохозяйственных животных области в настоящее время остается незначительным, в основном хозяйства данной категории сосредоточены на производстве растениеводческой продукции, являющейся менее капитало- и трудоемкой. Иллюстрацией к этому тезису могут служить данные, приведенные в таблице 5.

Таблица 5. Структура сельскохозяйственной продукции по категориям хозяйств, % Продукция сельского Продукция Продукция хозяйства всего растениеводства животноводства (фермерские) хозяйства

–  –  –

40% 69,3 67,8 65,8 64,1 62,6 62,5 30% 60,1 56,3 56,1 56,0 55,8 55,8 55,3 55,4 55,3 54,7 53,4 53,5 52,7 51,9 51,7 51,5 20% 10%

–  –  –

Площадь посева кормовых культур сократилась с 487,5 тыс. га до 124,5 тыс. га (в 3,9 раз), а их удельный вес в структуре посевных площадей – с 32,2% до 10,1% (в 3,2 раза). Посевная площадь достигла своего минимума в 2004-05 гг. (1 050 тыс. га или 69,5% от уровня 1990 г.). В 2011 г. этот показатель поднялся до 81,4%, что произошло ввиду увеличения площадей посевов культур, не традиционных ранее для Липецкой области (подсолнечника, сои и др.) и расширения зернового клина. По сравнению с 1990 г. были увеличены посевы картофеля, несколько сократились посевы сахарной свеклы. В последние три года основными товарными культурами в севооборотах Липецкой области являются: озимая пшеница (25-33% общей площа

–  –  –

В таблице 9 приведена информация, характеризующая тенденции изменения ресурсов аграрного сектора Липецкой области с 1990 г. и объемы производства основных видов сельскохозяйственной продукции хозяйствами всех категорий.

За годы реформ ресурсная база аграрного сектора Липецкой области изменилась очень существенно. Если площадь сельскохозяйственных угодий в регионе снизилась с 2012 г. по сравнению с 1990 г. всего на 4,6% (за счет перевода в земли других категорий), то посевные площади за аналогичный период сократились на 18,6% (пик сокращения посевных площадей приходился на 2003 г. – 70,9% от уровня 1990 г.).

–  –  –

В группе пищевых продуктов, изготавливаемых из продукции отрасли животноводства, перерабатывающие предприятия ориентированы, в первую очередь, на сырье, произведенное в регионе. Но если прирост производства по мясным и субпродуктам и колбасным изделиям происходит на фоне существенного роста производства мяса свиней и птицы, то рост объемов производства цельномолочной продукции (с 2000 по 2011 гг. – в 2,2 раза) сопровождается резким падением производства молока (на 26,9%). Производство сливочного масла при этом снизилось на 39,0%, а сыров жирных – на 10,3%.

Сокращение потребления населением хлеба привело к тому, что с 2000 по 2011 гг. производство хлеба и хлебобулочных изделий сократилось со 109 до 84 тыс. т (или на 22,9%), но при этом в 3,4 раза выросло производство макаронных изделий, а муки - в 2,1 раза. Резкое наращивание объемов производства подсолнечника обусловило и более чем четырехкратный рост производства растительного масла. В 3,6 раза выросло производство сахара, вырабатываемого из сахарной свеклы.

Важнейшими критериями оценки эффективности сельскохозяйственного производства являются показатели, характеризующие объем получаемой прибыли и уровень его рентабельности (таблица 9).

Таблица 11. Финансовые результаты производственной деятельности сельскохозяйственных организаций Липецкой области (с учетом субсидий) Годы Показатели Прибыль (убыток), млн. руб. 2528,2 1775,6 -1940,1 1747,6 Уровень рентабельности, % 13,4 8,1 -9,1 6,6 в т.ч. производства зерна 40,8 0,5 4,0 8,5 подсолнечника 281,0 32,1 69,7 41,8 молока 8,3 -6,4 3,7 12,7 мяса КРС -40,3 -38,9 -42,7 -36,7 мяса свиней 46,4 57,3 55,7 37,8 мяса птицы 4,5 29,8 23,4 12,0 куриного яйца 24,0 13,8 18,7 15,5 В последние годы, за исключением экстремального 2010 г., в среднем по Липецкой области сельскохозяйственное производство было рентабельным, при этом устойчиво убыточным оставалось только производство мяса крупного рогатого скота.

В 2012 г. агропромышленный комплекс Липецкой области как объект управления включал в себя 200 сельхозпредприятий, 1,3 тыс. крестьянских (фермерских) хозяйств и более 200 тыс. хозяйств населения, более 700 индивидуальных предпринимателей, 375 перерабатывающих предприятий и пищевых производств, 174 сельскохозяйственных потребительских кооперативов. Значительную роль в АПК области продолжают играть региональные агропромышленные интегрированные структуры холдингового типа, такие как ЗАО «Зерос», ОАО «Агропромышленное объединение «Аврора», ОАО «Колос», ООО «Сельхозинвест», ООО «Агропромышленная корпорация АСТ Компани М» и др., а также крупные межрегиональные холдинги через свои региональные структуры (например, ЗАО «Липецкмясо», входящее в ОАО «Группа Черкизово», или ООО «Москва-наДону» - в Группу компаний Малино, обладателем контрольного пакета акций ОАО «Добринский сахарный завод» является группа компаний «Сюкден», а ОАО «Елецкий сахарный завод» - АО «Сахарный Центр» Республики Казахстан). С целью предотвращения банкротства сельскохозяйственных предприятий области (в том числе входящих в состав интегрированных агропромышленных формирований), повышения эффективности их функционирования и обеспечения антикризисного уровня управления их активами в октябре 2010 г. было создано Областное государственное унитарное предприятие «Липецкое». Кроме этого в 2006 г. на территории Лев-Толстовского района в 2006 г. была создана особая экономическая зона регионального уровня агропромышленного типа «Астапово».

Структура АПК региона характеризуется динамичными изменениями, отражающими процесс концентрации капитала и производства, сокращения количества сельскохозяйственных предприятий и крестьянских фермерских хозяйств, и существенного изменения структуры и объемов агропромышленного производства.

В этих условиях возникала объективная необходимость активизации воздействия на развитие хозяйствующих субъектов агропромышленного комплекса со стороны государства. Приоритетными инструментами государственного регулирования АПК являются целевые программы, в рамках которых финансируется большинство мероприятий по повышению эффективности развития отдельных отраслей агарного производства и развитию сельских территорий. Так в 2012 г. в регионе действовали следующие областные целевые программы, связанные с развитием агропромышленного комплекса: «Развитие сельского хозяйства и регулирование рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия Липецкой области на 2009-2012 годы», «Развитие молочного скотоводства и увеличение производства молока в Липецкой области на 2011-2012 годы», «Развитие мясного скотоводства в Липецкой области на 2009-2012 годы», «Развитие сельскохозяйственных потребительских кооперативов Липецкой области на 2010-2012 годы», «Социальное развитие села на 2009-2013 годы».

С целью оценки исполнения данных программ и эффективности мероприятий по их реализации используется совокупность индикаторов, отражающих динамику изменения социально-экономического положения в АПК региона и позволяющих оперативно отслеживать возможные отклонения от плановых траекторий развития отдельных элементов аграрной сферы региона. Система индикаторов, принятых для оценки реализации Программы «Развитие сельского хозяйства и регулирование рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия Липецкой области на 2009-2012 годы» приведена в таблице 12.

Данные индикаторы отражают планируемые объемы производства отдельных видов продукции и сельскохозяйственного производства в целом, реализацию мероприятий по повышению плодородия почв, объемах субсидируемых кредитов и страхованию посевов сельскохозяйственных культур. Часть этих индикаторов была утверждена после принятия данной программы для повышения внимания к отдельных направлениям аграрного производства.

Таблица 12. Индикаторы Программы «Развитие сельского хозяйства и регулирование рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия Липецкой области на 2009-2012 гг.»

Годы Показатели Индекс производства продукции сельского хозяйства в хозяйствах всех категорий (в сопоставимых ценах), в %% к предыдуще- 103,9 104,1 104,1 104,1 му году Индекс производства продукции животноводства в хозяйствах всех категорий (в сопоставимых ценах), в %% к предыдущему 105,1 105,1 105,0 105,1 году Производство скота и птицы (в живом весе), тыс. т 152,0 157,0 164,0 170,0

–  –  –

Государственная поддержка хозяйствующих субъектов аграрной сферы является важнейшим инструментом реализации программно-целевого метода управления. В Липецкой области объем государственной поддержки сельхозпроизводителей в 2012 г. достиг почти 3,5 млрд. руб., при этом из федерального бюджета было выделено 2,3, а из областного – 1,2 млрд. руб.

Информация об объемах и структуре государственной поддержки сельских товаропроизводителей в рамках реализации областных целевых программ в 2012 г. в разрезе сельских муниципальных районов приведена в таблице 13. Наибольший удельный в структуре государственной поддержки в 2012 г. составляло финансирование мероприятий в рамках реализации целевой программы «Развитие сельского хозяйства» - 76,4% (или 2 668,8 млн.

руб.). Второй по значимости государственной поддержки была целевая программа «Социальное развитие села» (375,4 млн. руб. или 10,7%). Третье и четвертое места по объемам финансирования занимают областные целевые программы, связанные со стимулированием производства и переработки сахарной свеклы (197,4 млн. руб. или 5,6%) и развития мясного скотоводства (168,3 млн. руб. или 4,8%).

Таблица 15. Государственная поддержка АПК Липецкой области в 2012 году, млн. руб.

в том числе Из обшей суммы поддержки в разрезе областных целевых программ:

–  –  –

2.2. Ресурсообеспеченность хозяйствующих субъектов аграрной сферы Липецкой области и результативность использования ресурсов Среди факторов повышения эффективности сельскохозяйственного производства одним из важнейших является рациональная организация системы ресурсообеспеченности. Уровень ресурсообеспеченности может быть признан оптимальным в том случае, если позволяет хозяйственному субъекту своевременно и в полном объеме сформировать необходимые трудовые и материально-технические условия на каждом этапе производственного цикла, не создавая экономически неоправданных резервов [14].

Материально-технические и трудовые ресурсы являются важнейшими факторами развития сельскохозяйственного производства. Чем лучше хозяйство обеспечено ими и рациональнее их использует, тем получает больше дешевой продукции и, в конечном счете, эффективнее использует обрабатываемую землю.

Материально-технические ресурсы аграрного сектора представляют собой имеющиеся в распоряжении сельскохозяйственных товаропроизводителей материально-вещественные средства в виде зданий и сооружений, техники, оборудования и различных материалов, которые применяются или могут использоваться в целях осуществления воспроизводства. В состав материально-технических ресурсов входят многообразные вещественные элементы: производственные и социальные объекты, включая производственные и жилые здания, сооружения, технические средства и оборудование, хозяйственный инвентарь, материалы, внутрихозяйственные транспортные и различные инженерные коммуникации, материальновещественные средства обеспечения быта и культуры работников и др.

Материально-технические ресурсы являются необходимым элементом хозяйственной деятельности. В аграрной экономике существуют тесные производственные взаимосвязи между материально-техническими и другими видами ресурсов.

В процессе использования в производстве одни виды материальнотехнических ресурсов (корма, удобрения и др.) непосредственно или вместе с используемыми материально-биологическими ресурсами (продуктивный скот и птица, посадочный материал) образуют материальную основу продукта, другие виды материально-технических ресурсов (рабочие машины и технологическое оборудование, горюче-смазочные материалы, ветеринарные препараты, средства защиты растений, хозяйственные инструменты и др.) активно воздействуют на процесс формирования готовой продукции. Часть материально-технических ресурсов (энергетические машины, передаточные устройства, транспортные средства, производственные здания и сооружения и др.) обеспечивает общие условия процесса производства. Еще одна часть ресурсов обеспечивает общие условия хозяйствования (здания и оборудование общехозяйственных служб, ремонтных мастерских, складов и т.д.).

Ограниченность земли и специфика биологических ресурсов обусловливают определенные требования к объему и качеству применяемых технических средств, а также технологиям производства, т.е. необходимо определенное сочетание ресурсов. Рациональное использование ресурсов предполагает получение высокого выхода продукции с минимальными затратами при условии обеспечения сохранности, возобновления и бережного использования природных ресурсов.

В советской экономической литературе использовался термин «материально-техническая база». Под материально-технической базой сельских отраслей понималась совокупность всех материальных, вещественных элементов производительных сил или средств производства в сельской местности. В узком смысле материально-техническую базу сельских отраслей определяли как совокупность созданных человеком средств производства в сельской местности (без природных ресурсов). Иными словами, материально-техническая база сельской экономики - это совокупность материально-технических объектов на сельской территории в виде комплекса зданий и сооружений с имеющимися в них машинами оборудованием, транспортными средствами, материалами и другими материальнотехническими ресурсами. При таком понимании материально-техническая база вместе с земельными угодьями, многолетними насаждениями, лесами, водоемами и другими природными ресурсами и объектами составляют общий материальный базис сельской экономики [161, С. 304].

Материально-технические ресурсы аграрного сектора экономики характеризуются рядом специфических особенностей:

существует большой многообразный состав ресурсов вследствие их происхождения, видов и функционального назначения. В частности, в составе материально-технических ресурсов сельского хозяйства важнейшую роль играют энергетические и рабочие машины, технологическое оборудование тракторы (в том числе универсальные и пропашные), самоходные шасси, стационарные тепловые двигатели; землеройные, мелиоративные и другие технологические машины; грузовые автомобили и другие транспортные машины, тракторные прицепы, оборудование для животноводческих ферм, специальные рабочие машины для обработки земли и уборки урожая (плуги, сеялки, жатки и т.п.) и др. На долю энергетических машин приходится до 80% энергетических мощностей в сельском хозяйстве. Особенно важно наличие систем машин для отдельных сельскохозяйственных отраслей. Система машин для отрасли представляет собой рационально ограниченную совокупность технических средств, согласованно разработанную и комплектно поставляемую для обеспечения комплексной механизации производства отдельных видов продукции. Она предполагает освобождение человека от выполнения тяжелых трудоемких и утомительных операций, выполнение технологических процессов, которые не могут осуществляться ручным трудом. Поэтому в общем составе ресурсов аграрного сектора экономики необходимо иметь системы (комплексы) машин для отдельных отраслей и подотраслей.

материально-технические ресурсы сельскохозяйственного производства являются воспроизводимыми, причем в основном за счет промышленного изготовления. При этом в связи с потреблением в процессе хозяйственной деятельности, физическим и моральным устареванием необходимо воспроизводство этих ресурсов в расширенном размере и на качественно новом уровне.

материально-технические ресурсы аграрного сектора являются ограниченными в данный момент времени. Эта ограниченность наличия определяется экономическими условиями их воспроизводства. Основными ограничивающими факторами являются промышленные мощности, предложение ресурсопроизводящих предприятий и платежеспособность сельскохозяйственных товаропроизводителей, условия товарообмена.

для сельского хозяйства характерна большая рассредоточенность по территории, мелкодисперсная или небольшая концентрация ресурсов в многочисленных сельских населенных пунктах, отдельных хозяйствах и на объектах.

Кроме того, для аграрного сектора экономики характерна многофункциональность материально-технических средств и хозяйственных объектов. Нужно заметить, что многие производственные материальнотехнические ресурсы применяются в различных отраслях и видах производственной деятельности, а также частично используются в социальной сфере. Так, например, тракторы, автомобили, помещения и другие материальные средства используются и в сельском хозяйстве, и в строительстве, и в коммунальном хозяйстве, и в обслуживании населения.

Для оценки обеспеченности сельскохозяйственного производства материально-техническими ресурсами используются натуральные, стоимостные, количественные показатели и качественные характеристики. При этом в зависимости от конкретных целей применяются абсолютные и относительные показатели.

Натуральная оценка материально-технических ресурсов проводится по показателям их количества, физической форме, мощности. Например, количество тракторов учитывается в единицах, в том числе физических и сопоставимых, их мощность - в лошадиных силах. Используемые в производстве материально-технические ресурсы включаются в состав производственных фондов. В соответствии с характером потребления по способу перенесения стоимости на производимую продукцию производственные фонды делятся на основные и оборотные фонды. Основные фонды представляют собой совокупность материально-вещественных ценностей, действующих в течение длительного периода времени производства (здания, сооружения, машины, оборудование, транспортные средства, рабочий и продуктивный скот, лесонасаждения и др.). Оборотные фонды - это средства производства, полностью потребляемые в одном производственном цикле и целиком переносящие свою стоимость на производимую продукцию (корма, удобрения, посадочный материал, средства защиты растений, горюче-смазочные материалы, электроэнергия и др.).

Основными характеристиками ресурсообеспеченности являются относительные показатели: доля отдельных видов ресурсов в общем их объеме, их соотношение с другими ресурсами, динамика этих показателей.

Традиционно основными показателями уровня ресурсообеспеченности сельскохозяйственных товаропроизводителей являются фондообеспеченность, фондовооруженность труда, энерговооруженность, энергообеспеченность. Эти показатели сравниваются с нормативными показателями, лучшими достижениями отечественного и зарубежного опыта, анализируется их динамика во времени.

В таблице 17 приведены показатели обеспеченности аграрного сектора Липецкой области основными видами ресурсов и результативности их использования.

Показатель фондообеспеченности был рассчитан как отношение стоимости основных фондов к используемым сельскохозяйственным угодьям. Так как данные Всероссийской сельскохозяйственной переписи по площади сельскохозяйственных угодий и пашни показали существенное расхождение с аналогичными данными статистических документов прошлых лет (более чем на 100 тыс. га), то при расчете фондообеспеченности был использован единый для всех лет показатель площади – 1812,4 га.

–  –  –

Снижение энергообеспеченности оказалось характерным и для других наиболее развитых в аграрном отношении регионов ЦФО – в 2009 г. Тамбовская область занимает по этому показателю 12 место, Белгородская область опустилась с 6 на 13 место, Курская и Воронежская области делят 14-15 места, а Орловская область занимает последнее, 17 место.

Подобное, кажущееся парадоксальным, несоответствие объясняется, на наш взгляд, рядом следующих причин:

1. Количественное изменение машинно-тракторного парка. В первые годы трансформации отечественной экономики (1990-1996 гг.) машинно-тракторный парк достаточно быстро сокращался, ввиду разрушения привычной системы снабжения сельскохозяйственных предприятий техникой (рисунок 10). Затем наступила стабилизация и некоторое время активная часть основных средств аграрных формирований функционировала на пределе своих возможностей. Начавшийся в 1999 г. рост производства, повлек за собой увеличение потребности производителей в расширении и модернизации основных средств, которое вызвало всплеск спроса на тракторы и сельскохозяйственные машины.

Тракторы Комбайны зерноуборочные Комбайны кормоуборочные Комбайны картофелеуборочные Комбайны свеклоуборочные Рис. 10. Динамика численности тракторов и комбайнов в Липецкой области в 1990-2008 гг., в % от показателя 1990 г.

Устаревшая морально и физически техника заменялась новыми образцами, в составе которых постепенно начали превалировать машины зарубежного производства. Всего за девять лет – с 2000 г. по 2008 г. – степень износа основных фондов аграрного сектора Липецкой области снизилась с 48,2% до 27,7%. Новая сельскохозяйственная техника обладала большей производительностью (к тому же возможности приобретения ее были ограничены), поэтому физические объемы ее поступления были меньше, чем объемы выбытия устаревшей. Таким образом, в составе машинно-тракторного аграрных формирований Липецкой области стали преобладать современные высокопроизводительные машины, имеющие значительно более высокие нормы нагрузки.

2. Высокопроизводительная современная сельскохозяйственная техника является также и более универсальной, а также может осуществлять несколько технологических операций за один проход по посевам. Например, использование комбинированных почвообрабатывающих агрегатов позволяет существенно снизить потребность в тракторах в расчете на 1 га пашни; использование комбайнов, оборудованных соломоизмельчителями, избавляет от операций по сволакиванию и скирдованию соломы и т.д.

3. Структура растениеводства изменилась в пользу преобладания товарных видов продукции, поэтому для многих предприятий стало неактуальным содержание больших парков специализированных средств механизации кормопроизводства, в частности – кормоуборочных комбайнов.

Уровень энерговооруженности в аграрном секторе экономики Липецкой области за рассматриваемый период снизился на 16,1% и примерно соответствует среднему уровню по ЦФО. Динамика этого показателя складывалась под влиянием двух основных факторов: сокращения численности занятых в сельскохозяйственном производстве и увеличения в составе машинно-тракторного парка аграрных формирований области более высокопроизводительных и энергонасыщенных технических единиц.

Вывод о том, что снижение энергообеспеченности аграрных формирований в последние годы не является сугубо негативным процессом, косвенно подтверждает анализ показателей обеспеченности основными материально техническими ресурсами растениеводства (таблица 19).

Представляет существенный интерес динамика технической обеспеченности тракторов прицепными и навесными орудиями, которая позволяет получить представление о составе «усредненного почвообрабатывающего агрегата» в аграрном секторе Липецкой области. Наблюдаемые изменения обусловлены разными факторами: например, по некоторым видам полевых работ происходило «вытеснение» менее производительных тракторов - устаревших или менее энергонасыщенных. Такие тракторы как ДТ-75 и Т-150 стали меньше задействоваться на пахоте, МТЗ-82 и Т-70 – на культивации и бороновании и т.д. Благодаря появлению комбинированных почвообрабатывающих машин снизилась потребность аграрных формирований в ряде видов специализированной техники; использование высокопроизводительной техники позволило сократить потребность в ней при сокращении сроков проведения отдельных технологических операций.

Таблица 19. Количество тракторов на 1000 га пашни и комбайнов на 1000 га посевов (посадки) соответствующих культур в Центральном федеральном округе и Липецкой области в 1990-2009 гг., шт.

Тракторы Зерноуборочные Картофелеубо- Свеклоубороч- Кормоуборочные (на 1000 га пашкомбайны рочные комбайны ные комбайны комбайны ни) Год

–  –  –

1990 13,5 11,1 8,0 8,7 30,6 23,0 15,2 12,3 3,0 3,2 1991 13,4 11,1 8,2 8,4 45,2 25,1 16,2 12,8 … … 1992 13,5 11,2 7,6 7,9 39,8 27,6 16,8 13,4 … … 1993 13,0 10,8 7,4 7,5 44,4 34,1 18,3 14,4 … … 1994 12,0 9,8 7,5 7,4 67,8 49,7 19,6 16,1 … … 1995 10,9 8,8 6,9 6,5 78,7 67,1 18,5 16,3 2,5 2,4 1996 10,0 8,1 6,3 5,7 69,0 41,2 16,9 15,2 2,2 2,1 1997 9,3 8,0 6,2 5,4 78,6 59,6 18,9 20,1 2,2 2,2 1998 9,0 7,7 6,1 5,0 88,2 78,0 20,9 25,0 2,2 2,4 1999 8,6 7,4 6,0 5,0 78,9 44,0 17,6 20,0 2,0 2,2 2000 8,2 6,9 6,0 5,0 76,0 29,0 17,0 21,0 1,9 1,9 2001 7,8 6,8 6,0 5,0 65,0 23,0 17,0 22,0 1,8 1,9 2002 7,5 6,2 5,0 4,0 65,0 20,0 15,0 16,0 1,8 1,6 2003 6,9 5,7 6,0 4,0 70,0 15,0 12,0 14,0 1,7 1,6 2004 6,4 5,4 5,0 4,0 56,0 10,0 13,0 13,0 1,6 1,4 2005 5,9 5,0 5,0 3,0 50,0 15,0 12,0 11,0 1,6 1,4 2006 5,5 4,6 4,0 3,0 39,0 9,0 8,0 5,0 1,5 1,5 2007 5,2 4,4 4,0 2,0 33,0 8,0 6,0 5,0 1,5 1,6 2008 4,8 3,8 3,0 2,0 27,0 6,0 7,0 4,0 1,4 1,4 2009 4,5 3,6 3,0 2,0 22,0 7,0 5,0 3,0 1,4 1,4 Падение показателей обеспеченности сельскохозяйственной техникой замедлилось в 1996-1999 гг., после чего продолжилось с новой силой. С 1990 по 2009 г. в Липецкой области нагрузка на один трактор возросла с 90 га до 278 га пашни, на зерноуборочный комбайн – со 115 га до 500 га посевов зерновых, на свеклоуборочный комбайн – с 81 га до 333 га посевов сахарной свеклы, на картофелеуборочный комбайн – с 43 га до 143 га посевов картофеля, на кормоуборочный комбайн – с 310 га до 714 га площади кормовых культур. Однако при этом в последние годы производится не меньше, а зачастую и больше товарной растениеводческой продукции, чем в начале 1990-х.

Из общей тенденции выбиваются лишь три группы машин: разбрасыватели минеральных удобрений, машины для внесения твердых органических удобрений и косилки. Для этих групп характерна схожая динамика: постепенное снижение до начала 2000-х гг., затем наблюдается устойчивый рост. Увеличение обеспеченности разборасывателями по большей части является следствием наблюдаемого в настоящем роста внесения удобрений под посевы сельскохозяйственных культур (таблица 20).

Таблица 20. Обеспеченность тракторов прицепными и навесными сельскохозяйственными машинами в Липецкой области в 1990-2008 гг., шт. на 100 шт. тракторов.

–  –  –

Необходимо отметить, что начиная с 2002 г. урожайность зерновых и сахарной свеклы была постоянно выше (практически во всех случаях – значительно), чем за любой предыдущий год, начиная с 1990 г.;

подобное можно говорить об урожайности картофеля, начиная с 2006 г., и урожайности подсолнечника, начиная с 2007 г.

Продукция растениеводства (с 1 га посевов) Урожайность зерновых Урожайность сахарной свеклы Урожайность подсолнечника Урожайность картофеля Урожайность овощей Внесение минеральных удобрений на 1 га Внесение органических удобрений на 1 га Энергообеспеченность Обеспеченность тракторами Рис. 11. Динамика отношений ряда показателей ресурсообеспеченности и результативности использования ресурсов в растениеводстве Липецкой области к уровню 1990 г., % По урожайности практически всех культур в последнее десятилетие наблюдается повышательный тренд. Начиная с 2000 г. индекс физического производства продукции растениеводства превышает уровень 1990 г., в 2008-2009 гг. - примерно в 2 раза.

Однако это происходит на фоне постепенного снижения уровня энергообеспеченности растениеводства, уровня его обеспеченности тракторами, сельскохозяйственными машинами и уборочной техникой, уровня трудообеспеченности.

Внесение минеральных удобрений в последние годы растет, однако не составляет и 50% показателя 1990 г. По нашему мнению, наблюдаемые тенденции свидетельствуют о коренных изменениях, происходящих в растениеводстве Липецкой области: можно говорить о возрастающей роли качественной составляющей ресурсообеспеченности по отношению к количественной; все большее значение в последнее время приобретает не то, сколько удобрений, тракторов, машин и труда придется на один гектар обрабатываемой площади, а то, как они будут использованы, в какой про

–  –  –

1,35 90 1,20 80 1,05 70 0,90 60 0,75 50 0,60 40 0,45 30 0,30 20 0,15 10

–  –  –

Рис. 12. Динамика показателей расходования кормов (в кормовых единицах) и результативности их использования (в сопоставимых ценах 1991 г.) в животноводстве Липецкой области в 1990-2008 гг.

Значительную роль в росте результативности использования кормов в животноводстве Липецкой области сыграли также изменения, произошедшие в структуре самой отрасли. Рост удельного веса свинины, курятины (т.е. мяса сравнительно скороспелых животных) и яиц в совокупной стоимости производимой животноводческой продукции способствовал повышению средней отдачи использования кормов – если в 1990 г. на 1 к.ед.

использованных кормов производилось 0,57 руб. животноводческой продукции (в сопоставимых ценах 1991 г.), то в 2008 г. – уже 1,05 руб. Заметим, что до 2003 г. результативность использования кормов в общественном животноводстве была в среднем ниже, чем по хозяйствам всех категорий, в последующие же годы она росла возрастающими темпами, как за счет опережающего роста продуктивности, так и за счет более низкого темпа увеличения потребления кормов.

Определенный интерес в рамках данного исследования представляет также динамика показателей результативности использования производственных ресурсов производителями сельскохозяйственной продукции различных категорий. В таблицах 24, 25 и 26 отражена динамика производства основных видов сельскохозяйственной продукции в расчете на 100 га сельскохозяйственных угодий и пашни в сельскохозяйственных организациях, крестьянских (фермерских) хозяйствах и хозяйствах населения Липецкой области.

Таблица 24. Производство сельскохозяйственной продукции в Липецкой области в расчете на 100 га сельскохозяйственных угодий, тыс. руб. (в сопоставимых ценах 2001 г.) Показатели 2001 г. 2002 г. 2003 г. 2004 г. 2005 г. 2006 г. 2007 г. 2008 г. 2009 г.

Продукции сельского хозяйства всего в хозяйствах всех категорий 653,5 669,0 744,8 758,0 833,3 886,6 1001,8 1199,2 1225,6 в сельхозорганизациях 444,4 466,9 504,4 506,1 600,0 628,2 729,1 938,8 950,6 в КФХ 259,2 272,4 417,4 419,4 406,7 512,7 448,9 668,0 613,2 в хозяйствах населения 5295,0 5150,1 5407,0 5470,9 5094,4 5425,7 6077,4 5408,4 5874,9 Продукции растениеводства в хозяйствах всех категорий 378,8 387,0 479,9 481,6 535,7 544,3 618,2 786,4 785,6 в сельхозорганизациях 256,0 268,0 320,5 310,2 379,4 361,6 413,4 572,5 546,0 в КФХ 245,6 251,8 387,3 389,8 368,2 456,8 386,2 593,3 556,1 в хозяйствах населения 2932,8 2835,1 3322,2 3397,3 3022,9 3361,1 4032,8 3476,3 4181,5 Продукции животноводства в хозяйствах всех категорий 274,7 281,7 263,1 274,8 296,1 336,4 377,4 400,8 426,8 в сельхозорганизациях 188,4 199,1 186,5 199,9 224,6 268,7 318,6 356,6 400,3 в КФХ 13,5 20,6 30,0 29,6 44,3 66,2 76,7 78,4 56,2 в хозяйствах населения 2362,2 2314,0 1987,9 1972,4 1941,6 1971,1 1993,7 1857,7 1740,3

Прежде всего, бросается в глаза более высокий относительный уровень производства в хозяйствах населения (в 4-8 раз), что, по нашему мнению, объяснятся следующими причинами:

1. Основная часть посевных площадей в хозяйствах населения (более 70%) отводится под посевы наиболее трудоемких и более дорогостоящих культур – картофеля и овощей, в то время как в крестьянских (фермерских) хозяйствах удельная площадь данных культур не превышает 2%, а в сельскохозяйственных организациях составляет не более 1%.

2. Для личных подсобных хозяйств характерна более высокая плотность скота по сравнению с сельскохозяйственными организациями и крестьянскими (фермерскими) хозяйствами. Так на 1 га сельскохозяйственных угодий в хозяйствах населения приходится примерно 0,80 гол. крупного рогатого скота (в т.ч. 0,31 – коров), 1 гол. свиней, 0,5 гол. овец, 23 гол. птицы;

в то время, как в сельскохозяйственных организациях – 0,1 гол. КРС (в т.ч 0,04 – коров), 0,05 гол. свиней и 4,5 гол. птицы. Вместе с тем, большая часть кормов, потребляемых скотом в личных подсобных хозяйствах, заготавливается на общественных землях и приобретается со стороны.

3. Доля пашни в общей их площади составляет около 70% (против 90% в КФХ и 79% в сельскохозяйственных организациях), хозяйства населения в значительно большей степени обеспечены дешевым живым трудом и, к тому же, могут существовать в условиях долгосрочной неэффективности, если основным источником дохода является заработная плата или пенсия.

Уровень результативности использования ресурсов в различных категориях хозяйств на протяжении рассматриваемого периода постепенно и поступательно изменялись. С 2001 г. выход сельскохозяйственной продукции в расчете на 100 га сельскохозяйственных угодий в ЛПХ практически не изменился, увеличиваясь в отдельные годы на 5-10%. Относительный же уровень производства в сельскохозяйственных предприятиях и КФХ стабильно увеличивался, превысив в 2008-09 гг. показатель 2001 г. в 2-2,1 раза и 2,3-2,5 раза соответственно; данная тенденция обусловлена завершением адаптации сельскохозяйственного производства области к современным рыночным условиям.

в хозяйствах всех категорий в сельскохозяйственных организациях в крестьянских (фермерских) хозяйствах в хозяйствах населения Рис. 13. Динамика темпа роста уровней производство сельскохозяйственной продукции в Липецкой области в расчете на 100 га сельскохозяйственных угодий, % от уровня 2001 г.

Постепенно менялась и структура продукции – за девять лет выход животноводческой продукции в расчете на 100 га сельскохозяйственных угодий в хозяйствах населения уменьшился на четверть, в то время как в сельскохозяйственных организациях он увеличился более чем в 2,1 раза, а в крестьянских (фермерских) хозяйствах – 4,2 раз.

Различная результативность производства наблюдается и в производстве конкретных видов продукции. Практически по всем видам растениеводческой продукции выход со 100 га пашни в хозяйствах всех категорий существенно увеличился. Но в абсолютном выражении различия по отдельным видам продукции были значительны. Так в 2009 г. в расчете на единицу пашни в сельскохозяйственных организациях и КФХ производилось примерно в 10 раз больше зерна, в 20-30 раз больше подсолнечника, в 50 раз больше сахарной свеклы, чем в хозяйствах населения. Напротив, в производстве тех видов продукции, где коэффициент замещения живого труда капиталом достаточно низок, преимущество по прежнему имеют ЛПХ: в расчете на 100 га пашни они производят примерно в 70 и 90 раз больше картофеля, в 250 и 90 раз больше овощей, чем сельскохозяйственные организации и крестьянские (фермерские) хозяйства соответственно.

Таблица 25. Производство основных видов растениеводческой продукции в Липецкой области в расчете на 100 га пашни, ц Показатели 2001 г. 2002 г. 2003 г. 2004 г. 2005 г. 2006 г. 2007 г. 2008 г. 2009 г.

–  –  –

Представляет интерес сравнение групп хозяйств, ориентированных в основном на товарное производство – сельскохозяйственных организаций и крестьянских (фермерских) хозяйств. Производство основного вида растениеводческой продукции в области – зерна – в расчете на 100 га пашни в обеих группах хозяйств примерно одинаково. Однако КФХ в расчете на единицу площади пашни производят примерно на 20% меньше зерна озимых культур, и настолько же больше – зерна яровых. Фермеры также производят меньше картофеля (на 20%), зернобобовых (на 40%), рапса (в 15 раз), но больше подсолнечника (на 20%) и овощей (почти в 3 раза).

Таблица 26. Производство основных видов животноводческой продукции в Липецкой области в расчете на 100 га земельных угодий, ц Показатели 2001 г. 2002 г. 2003 г. 2004 г. 2005 г. 2006 г. 2007 г. 2008 г. 2009 г.

–  –  –

Сложившееся положение обусловлено в первую очередь, стремлением фермеров производить наименее «рискованные», но наиболее прибыльные виды растениеводческой продукции даже в ущерб агротехническим требованиям, а также относительно высокой обеспеченностью крестьянских (фермерских) хозяйств дешевой рабочей силой (в т.ч. за счет привлечения членов семьи), интенсивное использование которой позволяет обеспечить достаточно высокий уровень эффективности производства некоторых видов продукции, в частности овощных культур.

Хозяйства населения производят в расчете на единицу земельной площади значительно больше животноводческой продукции, что обусловлено перечисленными выше особенностями формирования кормовой базы в этой группе сельскохозяйственных товаропроизводителей, высоким уровнем концентрации поголовья, а также относительно низким коэффициентом замещения труда капиталом в этой отрасли.

Однако уровень производства вех видов животноводческой продукции в ЛПХ постепенно сокращается, и, на фоне по большей части растущей результативности производства в сельскохозяйственных организациях, разрыв постепенно сокращается. Например, если в 2001 г. в расчете на 100 га сельскохозяйственных угодий в сельскохозяйственных организациях производилось в 13,5 раз меньше скота и птицы, нежели в ЛПХ, то в 2009 г. – меньше всего в 2,9 раз; по молока в СХО в 2001 г. производилось меньше в 10,6 раз, а в 2009 г.

– только в 8,2 раз. Существенно сократился разрыв в производстве свинины (с 57 до 5 раз) и яиц (с 10 до 6,5 раз), а производство мяса птицы с 2006 г. стабильно превышает аналогичный показатель по хозяйствам населения.

Следует также отметить, что крестьянские (фермерские) хозяйства на протяжении рассматриваемого периода имели стабильно низкий уровень удельного производства животноводческой продукции, что обусловлено низкой инвестиционной привлекательностью данной отрасли для фермеров.

2.3. Тенденции и прогноз развития хозяйствующих субъектов аграрной сферы Липецкой области Динамика объемов производства сельскохозяйственной продукции в личных подсобных хозяйствах населения (далее – ЛПХ) имеет тесную связь с динамикой численности сельского населения региона и его возрастной структурой. Начиная c 1994 г. наблюдается постепенное и устойчивое сокращения числа сельских жителей Липецкой области. В течение последних наблюдаемых пяти лет (2006-2010 гг.) эта тенденция несколько замедлилась, поэтому для аппроксимации динамики населения нами был выбран именно этот период. Полученное уравнение полиноминальной регрессии Y = 162,95x2 - 5070,2x + 433065, где Y – численность сельского населения, чел., а x – порядковый номер года (начиная с x=1 в 2006 г.), имеет коэффициент детерминации R2 = 0,9998. Рассчитанная по этому уравнению прогнозируемая численность сельского населения Липецкой области снизится с 411,7 тыс. чел. в 2010 г. до 393,7 тыс. чел. в 2020 г. Учитывая постепенное старение сельского населения, нам представляется логичным спрогнозировать постепенное сокращение численности ЛПХ и посевной площади сельскохозяйственных культур в хозяйствах населения Липецкой области. По нашим предварительным расчетам с 2010 г. по 2020 г. количество ЛПХ сократится с 203 тыс. до 195 тыс., а площадь посевов – с 72,2 тыс. га до 69 тыс. га. Структура посевных площадей, по нашему мнению не претерпит серьезных изменений, наиболее высокими удельными весами в ней будут обладать картофель – около 60%, кормовые культуры – около 18%, овощи – около 13%, зерновые – около 8%.

Продолжение наблюдаемых тенденций численности сельскохозяйственных животных, содержащихся в личных подсобных хозяйствах, приведет к сокращению в 2020 г.: поголовья крупного рогатого скота – до 30 тыс. голов (57% от уровня 2010 г.), поголовья коров – до 9 тыс. голов (57% от уровня 2010 г.), поголовья свиней – до 46 тыс. голов (80% от уровня 2010 г.), поголовья птицы – до 1400 тыс. голов (92% от уровня 2010 г.).

Также мы предполагаем продолжение уже наметившейся тенденции постепенного роста поголовья овец и коз, вызванного потребностью в замещении более «трудоемких» и «кормоемких» видов животных. Прогнозируемая численность овец и коз в ЛПХ к 2020 г. составит 45-50 тыс. голов (133-148% от уровня 2010 г.).

Согласно данному прогнозу в среднем на одно личное подсобное хозяйство Липецкой области в 2020 г. будет приходиться: сельскохозяйственных угодий – 0,5 га, пашни – 0,36 га, площади посевов – 0,35 га, крупного рогатого скота – 0,155 головы, коров – 0,05 головы, свиней – 0,25 головы, овец и коз – 0,24 головы, птицы – 7,2 головы, тракторов и грузовых автомобилей – по 0,02 шт., мотоблоков – 0,25 шт. Так как сектор личных подсобных хозяйств не обладает инвестиционными и научнотехническими возможностями для быстрого повышения продуктивности сельскохозяйственных культур и животных, то сокращение площадей посевов и поголовья животных приведет в среднесрочной перспективе к снижению в производства в ЛПХ растениеводческой продукции на 5-10%, молока – на 35-40%, мяса на 20-25%.

Сектор крестьянских (фермерских) хозяйств (далее – КФХ) в Липецкой области прошел через две «волны роста»: первая, обусловленная процессом разгосударствления сельского хозяйства, наблюдалась в 1991-1994 гг. и характеризовалась бурным ростом как количества КФХ, так и площади обрабатываемых ими угодий; вторая, начавшаяся в 2000 г., была обусловлена ростом конкурентоспособности отечественной сельскохозяйственной продукции ввиду девальвации национальной валюты и сопровождалась расширением посевных площадей на фоне постепенного сокращения численности хозяйств и их укрупнения. В настоящее время вторая «волна роста», по видимому, подошла к своему пику: темпы роста несколько замедлились. Наблюдаемая на протяжении последнего десятилетия тенденция расширения посевов в крестьянском секторе сельского хозяйства Липецкой области достаточно хорошо (R2 = 0,9415) может быть описана функцией Y = 49,469Ln(x) + 35,079, где x – порядковый номер года.

–  –  –

В соответствии с построенным уравнением регрессии к 2020 г. посевные площади КФХ Липецкой области возрастут со 153 тыс. га до 180тыс. га. Учитывая существующие соотношения посевных площадей и площади пашни в данном секторе, можно предположить, что площадь пашни, используемой КФХ, возрастет со 185-190 тыс. га в 2010 г. до 215тыс. га в 2020 г. Площадь используемых сельскохозяйственных угодий согласно нашим оценкам, будет возрастать более медленными темпами и не превысит 240-250 тыс. га.

Мы предполагаем, что в ближайшее десятилетие продолжится тенденция уменьшения численности и укрупнения крестьянских (фермерских) хозяйств. В 2010 г. в Липецкой области насчитывалось около 1050 КФХ с общей посевной площадью 152,8 тыс. га, из которой 122 тыс. га (79,8%) обрабатывались 210 хозяйствами, имеющими свыше 200 га пашни каждое (в среднем на одно приходилось 581 га посевов); а 30,8 тыс. га (20,2%) обрабатывалось 840 хозяйствами, имеющими менее 200 га пашни каждое (в среднем на одно приходилось 37 га посевов). Средний размер посевной площади в расчете на одно КФХ по области составил 145,5 га. Различные темпы роста площади посевов, наблюдаемые на протяжении последнего десятилетия у этих двух групп хозяйств, позволили получить следующую экстраполяцию на 2020 г. В 2020 г. в сельском хозяйстве Липецкой области будут функционировать около 900 крестьянских (фермерских) хозяйств с общей посевной площадью 180-185 тыс. га, из которой 144-148 тыс. га будут обрабатываться 180 хозяйствами, имеющими свыше 200 га пашни каждое (в среднем на одно будет приходиться 800-825 га посевов), а оставшиеся 36-37 тыс. га будут обрабатываться 720 хозяйствами, имеющими менее 200 га пашни каждое (в среднем на одно придется 50-52 га посевов).

Средний размер посевной площади в расчете на одно КФХ по Липецкой области в 2020 г. ориентировочно составит около 200 га.

В среднесрочной перспективе крестьянские (фермерские) хозяйства будут специализироваться в основном на производстве сельскохозяйственных культур низким уровнем затрат в расчете на единицу посевной площади. Доля зерновых культур в структуре посевных площадей будет поддерживаться на уровне 80% (наиболее значимые культуры: озимая пшеница – около 35%, яровой ячмень – около 30%, яровая пшеница – около 5%). Доля технических культур будет составлять около 15% (сахарная свекла – 6%, подсолнечник – 7%, остальное – прочие масличные культуры), доля кормовых культур составит около 3,5%, а доля картофеля и овощебахчевых культур будет на уровне 1,5%.

Достаточно позитивные тенденции наблюдаются в скотоводстве крестьянского сектора сельского хозяйства области. С 2001 г. по 2010 г. поголовье КРС увеличилось в с 1,2 до 6,3 тыс. голов (в 5,25 раз), поголовье коров – с 0,7 тыс. до 2,4 тыс. голов (в 3,4 раза). Опираясь на построенные линии временных трендов (регрессионное уравнение Y = 0,6782x - 0,04 с коR2 = 0,8985 эффициентом детерминации для поголовья КРС и Y = 0,2261x + 0,1467 с коэффициентом детерминации R2 = 0,935 для поголовья коров) можно прогнозировать возрастание численности поголовья КРС до 14 тыс. голов и поголовья коров до 5 тыс. голов к 2020 г. Показатели данного прогноза в случае благоприятного исхода могут быть значительно превышены, так как в рамках инвестиционной стратегии развития Липецкой области до 2020 г. предполагается организация не менее 100 семейных молочных мини-ферм с поголовьем 20-150 голов коров. Наблюдается также тенденция цикличного роста поголовья овец, которое, при различных вариантах развития отрасли, к 2020 г. составит от 5 тыс. до 9 тыс.

голов.

Свиноводческой отрасли КФХ достаточно сложно конкурировать с продукцией крупных специализированных комплексов – в последнее десятилетие произошел сначала трехкратный рост свинопоголовья, а затем (с 2007 по 2010 г.) – двукратное снижение. По нашему мнению, к 2020 г. поголовье свиней в КФХ не будет превышать 5-6 тыс. Подобная ситуация наблюдается и в птицеводстве, поэтому прогнозируемая численность птицы в крестьянском секторе Липецкой области к 2020 г. значительно не увеличится и будет составлять 5-7 тыс. голов.

Расширение крестьянскими хозяйствами посевных площадей потребует увеличения парка сельскохозяйственной техники с поправкой на возрастающую мощность и универсальность современных тракторов и сельскохозяйственных машин. По нашим расчетам, к 2020 г. численность собственной сельскохозяйственной техники в КФХ Липецкой области приблизительно составит: тракторов – 3000 шт. (в 2010 г. – 2195 шт.), зерноуборочных комбайнов – 1100 шт. (в 2010 г. – 870 шт.), свеклоуборочных комбайнов – 200 шт. (в 2010 г. – 155 шт.), кукурузоуборочных, кормоуборочных и картофелеуборочных комбайнов – по 20 шт., плугов тракторных

– 1350 шт. (в 2010 г. – 1120 шт.), сеялок – 1300 шт. (в 2010 г. – 1030 шт.), автомобилей грузовых и грузопассажирских – 1100 шт. (в 2010 г. – 1035 шт.).

Продолжительная тенденция сокращения площадей посевов, осуществляемых в Липецкой области сельскохозяйственными организациями, была переломлена в 2006 г. Наблюдаемая в настоящее время тенденция роста данного показателя экстраполирована нами по регрессионному уравнению Y = 845,15x0,0747 (x1 = 1 в 2005 г., R2 = 0,80) на временном промежутке до 2020 г.; в течение которого посевная площадь сельскохозяйственных организаций возрастет с 989,4 тыс. га до 1039,7 тыс. га. Посевы будут размещены на 87% пашни, находящейся в общественном секторе Липецкой области, т.е. приблизятся к своей максимально возможной доле в существующих агротехнических условиях.

Численность сельскохозяйственных предприятий общественного сектора продолжит снижаться, однако, более низкими, чем в последнее десятилетие темпами, т.к. процесс интеграции в аграрной сфере Липецкой области близится к завершению, а интегрированные в агрохолдинги предприятия зачастую сохраняют статус юридического лица. На протяжении периода с 2010 г. по 2020 г. по нашему прогнозу численность сельскохозяйственных предприятий области сократится со 106 до 60-70 шт. (уравнение временного тренда Y = 323,59x-0,6085, x1 = 1 в 2005 г., R2 = 0,8661). Принимая во внимание прогноз о расширении посевов, можно сделать вывод о существенном увеличении средней площади посевов одного предприятия – с 9,3 тыс. га в 2010 г. до 15-17,5 тыс. в 2020 г; средняя площадь пашни, обрабатываемой одним предприятием, достигнет 17,5-20 тыс. га.

Если предположить, что пик сокращения численности сельскохозяйственной техники будет пройден в 2009-2010 гг. и использовать текущие соотношения обеспеченности посевов тракторами, комбайнами и сельскохозяйственными машинами, то прогнозируемое расширение посевов должно привести к постепенному росту численности техники: количество тракторов в общественном секторе увеличится с 4516 шт. в 2009 г. примерно до 5000 шт. в 2020 г., зерноуборочных комбайнов – с 1147 шт. до 1300 шт., свеклоуборочных комбайнов – с 153 шт. до 180 шт., плугов – с 1080 до 1200 шт., культиваторов – с 2191 шт. до 2400 шт., сеялок – с 1721 шт. до 1900 шт., разбрасывателей минеральных удобрений – с 559 шт. до 650 шт., опрыскивателей – с 740 до 800 шт.

На протяжении последних 20 лет в общественном скотоводстве Липецкой области наблюдалось поступательное сокращение поголовья сельскохозяйственных животных. По пессимистичным прогнозам, основанным на линейной, степенной, логарифмической и экспоненциальной функциях временных трендов, к 2020 г. скотоводство в сельскохозяйственных предприятиях Липецкой области перестанет существовать. Однако если принимать во внимание существенное замедление понижательного тренда в 2008-10 гг., можно предположить, что пик сброса поголовья скота в ближайшие годы будет пройден, а затем отрицательная тенденция сменится ростом. Тем более что стратегия развития молочного животноводства Липецкой области до 2010 г. предусматривает строительство молочных комплексов по 1000-1200 голов коров в Воловском, Данковском, Краснинском, Лев-Толстовском, Добринском, Усманском, Липецком районах и стабилизацию численности поголовья коров во всех категориях хозяйств в количестве 60-65 тыс. голов. В производстве говядины нишу сверхремонтного молодняка КРС молочного и молочно-мясного направления постепенно займет мясной скот. Применяя полиноминальную функцию Y = 1,1001x2 - 47,552x + 623,46 (x1 = 1 в 1991 г., R2 = 0,9772, рисунок 15) мы получили прогноз постепенного роста численности КРС с 99,2 тыс. голов в 2010 г. до 170-180 тыс. голов в 2020 г. Прогноз динамики поголовья коров получен умножением поголовья КРС на постепенно уменьшаемый с 0,398 в 2010г. до 0,350 в 2020 г. (т.к. в структуре КРС будет увеличиваться доля мясных пород) коэффициент пропорциональности. По данному прогнозу, численность коров в общественном животноводстве Липецкой области возрастет с 39,5 тыс. голов в 2010 г. до 55-60 тыс. в 2020 г.

–  –  –

Рис. 16. Тенденция и прогноз численности поголовья свиней в сельскохозяйственных предприятиях Липецкой области в 1991-2020 гг., тыс. голов.

Начиная с 1991 г. свинопоголовье сельскохозяйственных предприятий Липецкой области снижалось довольно быстрыми темпами и достигло своего минимума в 2005 г. (60-65 тыс. голов). Однако реализация ряда инвестиционных проектов по строительству свинокомплексов позволила уже к 2010 г. увеличить поголовье свиней до 326,6 тыс. голов. Тренд численности свиней хорошо аппроксимируется полиноминальной функцией Y = 3,588x2- 91,291x + 672,77 (x1 =1 в 1991 г., R2 = 0,9499), и позволяет прогнозировать на 2020 г. увеличение численности свинопоголовья до 1050тыс. голов. Данный прогноз находится в рамках Инвестиционной стратегии Липецкой области до 2020 г., предполагающей строительство 12 новых свиноводческих комплексов в 5 районах (Лев-Толстовском, Тербунском, Усманском, Воловском, Измалковском), имеющих среднегодовое поголовье - 930 тыс. голов, обеспечивающих производство свинины в размере 120 тыс. т в год.

Тенденция и прогноз численности поголовья птицы в общественном секторе Липецкой области представлен на рисунке 17.

y = -1,388x + 80,859x - 1114,8x + 7877,1 3500 R2 = 0,8886

Поголовье птицы Полиномиальный (Поголовье птицы)

Рис. 17. Тенденция и прогноз численности поголовья птицы в сельскохозяйственных предприятиях Липецкой области в 1991-2020 гг., тыс. голов.

Согласно прогнозу темп роста будет постепенно замедляться, и поголовье птицы достигнет своего пика в 2018-2020 гг. и стабилизируется на уровне 9500-9700 тыс. голов. Также, по нашему мнению, в видовой структуре птицы постепенно будет увеличиваться удельный вес численности индеек, гусей, уток, цесарок, перепелов и страусов.

2.4. Мониторинг инновационного развития аграрного сектора России Устойчивость аграрного сектора экономики России напрямую связана с возможностью реализации модели адаптивно-инновационного развития большинством хозяйствующих субъектов агарной сферы. Любая экономическая система имеет свой уровень восприимчивости к инновациям, связанный с уровнем ее инновационного потенциала, который можно определить как совокупность научно-технических, материально-финансовых, кадровых, институциональных и иных ресурсов системы, которые могут быть использованы для ведения инновационной деятельности.

Важнейшим элементом инновационного потенциала сельских товаропроизводителей является уровень развития их материально-технической базы и технологий, используемых для производства основных видов сельскохозяйственной продукции. С одной стороны в последнее время наблюдается качественное улучшение состава активной части основных средств предприятий агарного сектора и увеличение числа приобретаемых силовых машин, но темпы списания техники по-прежнему превышают темпы ввода ее в эксплуатацию. По состоянию на 1.01.2010 г. в сельском хозяйстве имелось 510,1 тыс. тракторов (в 2009 г. -520 тыс.), 139,9 тыс. зерноуборочных, 25,1 тыс. кормоуборочных, 4,4 свеклоуборочных и 3,6 тыс. картофелеуборочных комбайнов (соответственно 136,8 тыс., 26,9 тыс., 4,7 тыс., и 3,8 тыс. в предыдущем году). Через ОАО «Росагролизинг» в 2010 г. сельским товаропроизводителям было передано 4,9 тыс. ед. техники на 7,5 млрд. руб.

Но, по данным И. Ушачева [194], коэффициенты обновления техники в 2-3 раза отстают от нормативных показателей. Снижается производство отечественных тракторов: в 2010 г. оно составило лишь 6,2 тыс. ед., из которых только 1 тыс. – машины отечественных марок, остальные – сборка белорусских тракторов. В 2010 г. было выпущено всего 3,3 тыс. отечественных зерноуборочных, 818 кормоуборочных, 35 картофелеуборочных комбайнов.

Предприятия системы ОАО «Росагроснаб» в 2010 г. поставил хозяйствующим субъектам аграрной сферы запасных частей, ремонтноэксплуатационных материалов и других материально-технических ценностей на 15,5 млрд. руб. Сельскохозяйственные производители в 2010 г.

приобрели 3821,2 тыс. т дизельного топлива и 880,1 тыс. т автомобильного бензина, что составляет соответственно 96,6 и 89,1% уровня предыдущего года, при этом на льготных условиях (со скидкой до 10%) было приобретено 2189,2 тыс. т дизельного топлива и 238,2 тыс. т автомобильного бензина. Следует отметить, что по данным официальной статистики в 2010 г.

цена дизельного топлива возросла на 35,5%, автобензина – на 10,7% [1].

Серьезную озабоченность взывает сокращение применение минеральных удобрений. В 2010 г. в среднем на 1 га посевов их было внесено немногим более 30 кг д.в., тогда как в Канаде вносится удобрений в 3,5, в США – в 5,5 в Германии и Франции – в 6-6,5 раз больше. Общий объем применения минеральных удобрений в Российской Федерации составил лишь 2,2 млн.т., или только 12% их производства в стране. Отрицательный баланс внесения и выноса питательных веществ из почвы за 5 последних лет достиг 35 млн. т д.в.

Н. Долгушкин [41] отмечает, что по данным Всероссийской сельскохозяйственной переписи 2006 года, износ материально-технической базы в сельском хозяйстве превысил все допустимые нормы. Свыше 83 процентов тракторов и 75 процентов комбайнов полностью выработали свой производственный ресурс, то есть находятся за установленными сроками амортизации. Причем основную массу отечественной сельскохозяйственной техники составляют малопроизводительные машины, не обеспечивающие применение современных эффективных ресурсосберегающих технологий.

Из общего числа тракторов 68% составляют колесные, большинство из которых относится к классу 1,4-2 и имеют мощность до 110 л.с. Хотя в современных зарубежных тракторах широко применяются двигатели мощностью 250400 л.с. и начат выпуск тракторов 6-7-го класса мощностью 500л.с. Однако и такой техники не хватает. За последние двадцать лет отечественные предприятия сократили выпуск тракторов почти в 20 раз, зерноуборочных комбайнов - почти в 10, кормоуборочных комбайнов - в 14 раз.

При этом, как правило, российские заводы выпускают в основном устаревшую технику, разработанную еще 30-40 лет назад, вследствие чего последнее время российские аграрии предпочитают приобретать хотя и дорогую, но зато более мощную и надежную зарубежную технику. А так как денег на приобретение дорогой зарубежной техники у большинства российских сельскохозяйственных производителей нет, то селяне вынуждены покупать плохие отечественные машины, из-за чего им зачастую приходится применять упрощенные технологии, которые по производительности в 10-15 раз ниже, чем в передовых странах мира.

В результате сокращения машинно-тракторного парка выросла нагрузка на технику. Например, по тракторам она достигла 210 га на единицу техники при норме 73 га, тогда как в США нагрузка на один трактор составляла 37 га, в Англии - 13, во Франции - 16, в Германии - 11,5 га.

Из-за нехватки техники в нашем сельском хозяйстве наблюдается возрождение ручных и конно-тягловых технологий, которые применялись в XIX и начале XX века. Фермеры и крестьяне, особенно на своих подсобных участках, а они суммарно производят половину всей сельхозпродукции, из-за недостатка средств для покупки тракторов, комбайнов и другой техники вынуждены возвращаться к примитивным методам ведения хозяйства с низкой производительностью труда. Показательна такая цифра: сегодня в аграрном секторе России из 25 тыс. сельхозпредприятий лишь 1% работает с использованием, так называемых, 5 и 6 технологических укладов. В развитых странах эта цифра колеблется от 35 до 50%. Неудивительно, что по производительности труда в аграрном секторе Россия отстает от ведущих стран мира в 8-9 раз. Для сравнения: в советское время отставание не превышало 3-4 раза. В целом по стране учитываемая в статистике производительность труда в сельском хозяйстве более чем в 4,1 раза ниже по сравнению с Финляндией и в 5,2 раз – по сравнению с Канадой (в странах с близкими к России агроклиматическими условиями ведения сельского хозяйства). Низкий уровень интенсификации отечественного сельского хозяйства. В частности, в зерновом производстве он в последние годы составляет всего 0,59 (отношение урожайности в России – 19 ц/га к средним показателям в развитых странах – 32 ц/га).

В растениеводстве более 70% сельскохозяйственных товаропроизводителей производят продукцию по экстенсивным и устаревшим технологиям, используют низкокачественные семена, минеральные удобрения вносят в ограниченных объемах, не проводят в должных объемах защитные мероприятия против болезней и вредителей. Величина урожая во многом зависит от естественного плодородия почв и складывающихся погодных условий. В то же время примерно 20% хозяйств в полеводстве применяют эффективные, отличающиеся элементами ресурсосбережения традиционные технологии, а 10-15% – более эффективные технологии интенсивного ресурсосберегающего типа.

И хотя отечественная аграрная наука располагает достаточным количеством разработанных современных технологий для сельского хозяйства, инновационный потенциал в АПК используется в пределах 4-5%, в то время как в США этот показатель составляет 50% и более.

Примерно также оценивают ситуацию разработчики проекта Стратегии инновационного развития агропромышленного комплекса Российской Федерации на период до 2020 г. По их данным передовые техника и технологии имеются примерно в 1,5% крупных аграрных организаций и менее чем в 0,5% крестьянских (фермерских) хозяйств, использующих современную зарубежную технику и технологии, включая посевной материал. При этом они эффективно производят более 10% всей сельскохозяйственной продукции в стране.

Разработчики проекта данной Стратегии подчеркивают, что земельные ресурсы России, позволяющие вести эффективное сельскохозяйственное производство, составляют не менее 85 из 115 млн. га пашни. На этих землях, при использовании инновационных технологий, возможно производство зерновых с рентабельностью свыше 22% и урожайностью свыше 32 ц/га (при средней по России – 20,8 ц/га), подсолнечника – с рентабельностью свыше 30% и урожайностью свыше 16 ц/га (при средней по России

– 12,3 ц/га), картофеля – с рентабельностью свыше 23% и урожайностью свыше 250 ц/га (при средней по России – 137,4 ц/га) и многих других, в том числе кормовых культур. Таким образом, имеется резерв повышения производства основных видов растениеводческой продукции в ближайшие годы, как минимум, на 1/3 на основе реализации относительно современных и не очень дорогостоящих инновационных технологий.

Еще более низок уровень производства в животноводстве. Почти 90% молочного скота находится на привязном содержании, многие фермы слабо механизированы. Более 50% молока, говядины и свинины производятся в личных подсобных хозяйствах, использующих в основном ручной труд.

В. Драгайцев [43] считает, что имеются и положительные тенденции, связанные с сокращением парка тракторов, комбайнов и рабочих машин.

Так возросла средняя мощность тракторов с 90 л.с. в 1990 г. до 105 л.с. в 2007 г. Рост мощности зерно- и свеклоуборочных комбайнов привел к увеличению их пропускной способности. В 1990 г. из 339 тыс. зерноуборочных комбайнов машины высокой пропускной способности и производительности составляли 6%, а к 2009г. – уже 57%. Внедрение технологий с минимальной и нулевой обработкой почвы, использованию комбайнов с измельчением и разбрасыванием побочной продукции приводит к сокращению потребности в тракторах в 1,5-2 раза. Одним из путей повышения эффективности использования энергонасыщенной техники является организация машинно-технологических станций. По данным ГОСНИТИ, годовая наработка на один физический трактор в МТС составила 1040 усл. эт.

га, в хозяйствах – 650 га, на один зерноуборочный комбайн – соответственно 630 и 226 га.

Н. Борхунов и А. Зарук отмечают, что ныне организации АПК действуют в значительно более жесткой, чем плановая, экономической системе. Цены регулируются иными методами: конъюнктурой рынка, местными монополиями и торговыми системами, криминальными структурами, которые превратились в фактор воспроизводства российской экономики.

Именно этим объясняется существенный диспаритет цен на сельскохозяйственную продукцию и на ресурсы, необходимые для ее производства.

Так, по их данным, в 2011 г., чтобы купить 1 т бензина автомобильного или дизельного топлива сельскохозяйственному товаропроизводителю нужно было продать не 0,25 т пшеницы, как в 1991 г., а 2,4 и 2,6 т соответственно. Чтобы собрать и продать 0,25 т пшеницы, в 2011 г. требовалось засеять 0,1, а в 2011 г. для продажи 2,3 т пшеницы – более 1 га [20]. Такой рост диспаритета – одно из главных препятствий на пути инновационного развития сельского хозяйства.

Одним из базовых факторов, определяющих уровень инновационности сельскохозяйственного производства, является уровень его энергетической эффективности. Если учитывать все используемые в сельскохозяйственном производстве энергоносители, то в среднем аграрная сфера не относится к крупным потребителям энергии. Доля аграрного сектора в структуре конечного энергопотребления изменяется в пределах1-3%. Для России это не создает особого напряжения в энергобалансе. В таблице 27 приведена информация об энергетической эффективности сельскохозяйственного производства в развитых зарубежных странах и России.

По расчетам И. Ушачева [194] для реализации инерционного варианта развития АПК и сохранения существующих темпов роста производства за 10 лет потребуется инвестировать в сельское хозяйство около 4,7 трлн. руб.

Таблица 27. Энергетическая эффективность сельскохозяйственного производства в развитых зарубежных странах и России

–  –  –

При этом уровень рентабельности составит примерно 20%, валовой сбор зерна не превысит 112-115 млн. т, сахарной свеклы – 31-32, семян подсолнечника – 7 млн. т. Производства скота и птицы на убой возрастет за этот период лишь на16%, а молока – на 10%.

Реализация инновационного варианта потребует уже 5,7 трлн. руб.

инвестиций в сельское хозяйство. В растениеводстве предстоит освоить интенсивные технологии, базирующиеся на обновлении машиннотракторного парка, увеличении внесения минеральных удобрений, использования высокоурожайных сортов и гибридов, интенсификации работ по защите растений от вредителей и болезней. В животноводстве акцент делается на активном развитии свиноводства и птицеводства при более скромных инвестициях в молочное и мясное скотоводство. Согласно инновационному сценарию, среднегодовой темп роста валовой сельхозпродукции должен составить не менее 2,3-2,5%, а производительность труда в отрасли должна вырасти в 1,7 раза.

Ключевым фактором повышения уровня инновационной восприимчивости хозяйствующих субъектов аграрной сферы является соответствие уровня сельского населения задачам модернизации сельской экономики и способностям к адаптации к изменяющейся сложности и интенсивности труда.

Начиная с 1960 г., абсолютная и относительная численность сельского населения Российской Федерации сокращалась (рисунок 4).

Численность сельского населения, тыс. чел. Прогноз численности сельского населения, тыс. чел.

Доля сельского населения, % Прогноз доли сельского населения, % Рис. 18. Наблюдаемая и прогнозируемая динамика общей численности и удельного веса сельского населения Российской Федерации (по данным Госкомстата России).

Этот процесс был связан с индустриализацией и более привлекательными условиями жизни в городах. Естественный прирост сельского населения, который был положительным вплоть до начала 1990-х гг., был недостаточным, чтобы перекрыть миграционный отток сельского населения в города.

Пик сокращения численности сельских жителей пришелся на 1965гг.: с 1960 г. по 1965 г. сельское население РФ сократилось на 2,2 млн человек (4%), с 1965 г. по 1970 г. – на 3,8 млн человек (7,2%), с 1970 г. по 1975 г. – на 4,6 млн человек (9,2%), с 1975 г. по 1980 г. – на 2,8 млн человек (6,2%), с 1980 г. по 1985 г. – на 1,8 млн. человек (4,3%), с 1985 г. по 1990 г. – на 1,2 млн человек (3,1%).

В период с 1991-1994 гг. наблюдался заметный прирост сельского населения, связанный с социально-экономическими факторами и политическими изменениями в стране. Сокращение промышленных мощностей, в том числе военно-промышленного комплекса, запустило процесс деурбанизации: многие рабочие, лишившиеся заработка и жилья, были вынуждены вернуться в сельскую местность. Также, в связи с резким ухудшением уровня жизни, усилилась миграция в сельскую местность лиц пенсионного возраста, которые, таким образом, получали возможность обеспечивать себя продуктами питания за счет ведения личных подсобных хозяйств. В 1991гг. прирост сельского населения, произошедший за счет миграции из городов РФ в сельскую местность, превысил 300 тыс. человек (таблица 28).

Таблица 28. Компоненты изменения численности сельского населения Российской Федерации в 1990-2009 гг., тыс. человек

–  –  –

Рис. 19. Динамика возрастной структуры сельского населения Российской Федерации, тыс. человек (по данным Госкомстата России) Данный рисунок хорошо иллюстрирует процесс постепенного увеличения среднего возраста сельских жителей РФ. Доля сельских жителей младше 40 лет за рассматриваемый период сократилась с 59% до 53%, младше 30 лет – с 45% до 40%, младше 20 лет – с 31% до 24%, младше 10 лет – с 17% до 12%. Средний возраст сельского населения страны за это время увеличился с 35,4 до 38 лет, при этом сильнее всего «постарело» население ЦФО – до 41,7 лет (в т.ч. ЦЧР – 42,3 лет), СЗФО – до 39,8 лет, ПФО

– 38,9 лет, ЮФО – 38,3 лет.

Очевидно, что процесс дальнейшего «состаривания» сельского населения РФ будет продолжаться в среднесрочной перспективе: несмотря на то, что пик падения численности самой молодой группы населения уже пройден (2007 г.), численность населения в детородном возрасте (16-40 лет) достигнет своего минимума в 2020-25 гг. Несмотря на то, что трудоспособное сельское население страны в настоящее время по абсолютным и относительным показателям больше, чем было в 1990 г. (22,9 млн чел. в 2010 г.

против 19,9 млн чел. в 1990 г.; 59,8% сельского населения в 2010 г. против 51,2% в 1990 г.), пик его численности был пройден в 2007 г. - 23,1 млн человек. Учитывая отрицательный миграционный прирост, наблюдаемый в последнее десятилетие, а также малую абсолютную и относительную численность сельских жителей младше трудоспособного возраста (7,1 млн в 2010 г.

против 10,3 млн в 1990 г.; 18,5% сельского населения в 2010 г. против 26,5% в 1990г.), можно предположить, что в ближайшие 10-15 лет численность трудоспособного сельского населения РФ снизится до 19-20 млн человек.

Продолжится изменение региональной структуры трудоспособного сельского населения (рисунок 20).

Оценивая трансформацию занятости в сельском хозяйстве Российской Федерации Р. Капелюшников [70] констатировал тот факт, что она в целом вписывалась в специфический сценарий формирования общероссийского рынка труда. Его позиция определялась тем, что в России трансформационный спад был глубже и продолжительнее, нежели чем в других странах с переходной экономикой, однако занятость оставалась достаточно устойчивой, малочувствительной даже к шоковым проявлениям.

–  –  –

Рис. 20. Сравнительная структура сельского населения трудоспособного возраста и младше трудоспособного возраста в 1990 и 2010 гг., % (по данным Госкомстата России) Низкая эластичность снижения занятости и увеличения безработицы по сравнению со спадом производства обеспечивалась разными формами сокращения рабочего времени, распространением неполной занятости и снижением заработной платы.

Действительно, трансформация сельскохозяйственной занятости происходила под влиянием радикальной внутриотраслевой и внутритерриториальной диверсификации. Ушло в прошлое доминирование сельскохозяйственных предприятий как сферы занятости сельского населения при незначительном развитии фермерского сектора и сектора индивидуального предпринимательства не сельскохозяйственного характера. Акцент же занятости был смещен в сторону хозяйств населения, как имеющих товарный характер, так и ориентированных на внутреннее потребление.

Радикальное сокращение занятости в сельскохозяйственных предприятиях значительно изменило производственно-профессиональную структуру рабочей силы. Прежде всего, сокращение численности, а, следовательно, и снижение доли в структуре кадров произошло среди занятых в несельскохозяйственной сфере. Это происходило как в результате административного давления на сельхозпредприятиях, так и резко снижающихся возможностей содержать объекты социальной сферы. На втором месте по темпам сокращения работников находится животноводство, спад производства в котором носит обвальный характер. Менее других снизилась численность управленческого персонала, что обусловило существенный рост его доли в кадровой структуре.

Несмотря на тенденцию постепенного сокращения доли сельского населения в Российской Федерации, наблюдаемую в последние годы, доля малоимущего населения страны, проживающего в сельской местности, стабильно возрастала – с 33,8% в 2002 г. до 41,9% в 2009 г. При этом наименее обеспеченное население концентрируется в сельских поселениях с низкой численностью. Например, отношение доли малоимущих, проживающих в сельских поселениях с численностью жителей от 1 тыс. до 5 тыс.

человек, к удельному весу данной категории поселений в общей численности населения страны составляет 1,49, в поселениях от 200 до 1 тыс. человек – 1,63, в поселениях менее 200 человек – 2,43. В маленьких городах, которые можно рассматривать, как источник труда для определенной части субъектов аграрной сферы, такой показатель составляет 1,25, тогда, как по городским поселениям в целом – 0,79.

В 2005 г. среднемесячная номинальная заработная плата в сельском хозяйстве достигла своего минимума по отношению к заработной плате во всех отраслях экономики – 39%. Несмотря на то, что темпы роста заработной платы в сельском хозяйстве с 2006 г. превышают темпы роста заработной платы в среднем по всем отраслям экономики, в 2010 г. данное соотношение увеличилось лишь до 49%. Бедность, остающаяся в сельской местности массовым явлением, по нашему мнению – ключевой фактор наблюдаемого процесса разрушения генетического и трудового потенциала сельских территорий.

Авторы Концепции развития сельских территорий ответственно заявляют, что бедность, разрушающая трудовой и генетический потенциал села, остается массовым явлением. Они приходят к выводу, что бедность, можно сказать, концентрируется на сельских территориях, на которые приходится 42 % всего малоимущего (по располагаемым ресурсам) населения России, тогда как на долю сельского населения приходится 27% общей численности населения страны. Тем не менее, качественного перелома пока не произошло. Процесс сокращения показателей сельской социальной инфраструктуры приостановить не удается. Обеспеченность местами в детских садах в 2008 г. составила 487 мест на 1000 детей в возрасте от 1 года до 6 лет по сравнению с 2007 г. (494 места). Сеть общеобразовательных учреждений сократилась на 1,7 тыс. единиц (4,7%), в 2009 г. - на 2,1 тыс. единиц (6,1%). Сократилась мощность амбулаторно-поликлинических учреждений - на 9,4 тыс. посещений в смену, число станций скорой помощи - на 80 единиц. Из-за недостаточных объемов строительства и курса на концентрацию сети объектов образования, здравоохранения и культуры, в условиях неразвитости дорожной сети, мобильных и дистанционных форм обслуживания снижается доступность для сельского населения образовательных, медицинских, культурных, торговых и бытовых услуг. Охват детей дошкольным воспитанием составляет 41% (по сравнению с 65% в городской местности), обеспеченность сельского населения больничными койками на 10 тыс. жителей - 37% и амбулаториями – 35% городского уровня.

Одна треть сельских населенных пунктов с численностью населения до 100 человек не охвачена ни стационарной, ни мобильной формой торгового обслуживания, бытовой сервис почти полностью разрушен. Остро стоит проблема обеспечения жителей сельских территорий питьевой водой, выбытие водопроводных сетей из-за плохого технического состояния опережает ввод. Телефонная плотность в сельских населенных пунктах в

–  –  –

Рис. 21. Образовательная структура населения, занятого в сельскохозяйственном производстве, 2004 и 2009 гг. (по данным Госкомстата России) Всего за 5 лет доля занятых в сельском хозяйстве, имеющих профессиональное образование, сократилась с 52% до 46%, при этом доля имеющих среднее профессиональное образование и выше – с 36% до 27%. В ближайшей перспективе образовательная структура населения, занятого в сельском хозяйстве, не будет улучшаться, так как выпуск специалистов и квалифицированных рабочих сельскохозяйственного профиля в последние годы имеет тенденцию к сокращению (таблица 29).

Таблица 29. Выпуск специалистов и высококвалифицированных рабочих сельского и рыбного хозяйства в РФ, 2005-2009 гг. (тыс. человек) Годы Показатели Учреждениями высшего профессионального образования 35,9 37,8 37,3 37,1 36,3 Учреждениями среднего профессионального образования 26,2 25,6 26,8 24,7 21,8 Учреждениями начального профессионального образования 77,4 69 61,8 56,7 47,9 По данным Госкомстата России Важнейшим условием эффективности инновационной деятельности является качество задействованных в процессе аграрного производства земель сельскохозяйственного назначения. И. Ушачев [194], оценивая современное состояние земель сельскохозяйственного назначения, указывает на то, что продолжает сохраняться тенденция формирования сверхкрупных землевладений, усиливающая региональную монополизацию права собственности на землю; продолжается обезземеливание значительной части непосредственно работающих в сельскохозяйственном производстве, растут площади неиспользуемой пашни и сельскохозяйственных угодий других видов. К 2011 г. к категории заброшенных земель было отнесено уже более 20 млн га пашни, а посевные площади уменьшились на 40 млн га. По оценкам Минсельхоза России, из этих 20 млн га заросли кустарником и уже непригодны для введения в хозяйственный оборот почти 8 млн га.

Отмечаемая в последние годы деградация земель сельскохозяйственного назначения объективно обуславливает рост потерь продукции из-за снижения их потенциала. Так, по расчетам Н.Н. Болкуновой [17], в 2009 г.

по сравнению с 1990 г. потери продукции в зерновом эквиваленте в хозяйствах всех категорий Центрально-Черноземного района составили 9 347,2 тыс. т. (таблица 30).

Если хозяйствующие субъекты аграрной сферы в большинстве своем ориентированы на использование добавочных инноваций, то переработка сельскохозяйственной продукции может использовать и инновации базовые, такие, например, как производство биотоплива.

–  –  –

А. Пащенко [145] отмечает, что в настоящее время в России существует 10 проектов строительства заводов по производству биоэтанола, но только один проект (ГК «Титан», Омская область) реализуется. Сравнительно высокая стоимость производства и возрастающая рыночная стоимость зерна также ограничивают распространение этанола в России. Если рыночная цена на зерно будет продолжать увеличиваться, то его использование в качестве сырья для производства биоэтанола будет экономически невыгодным. С другой стороны, реальной альтернативой могут стать такие сырьевые источники, как, например, свекловичная меласса. Эксперты полагают, что биоэтанол, произведенный в России, имеет хорошие перспективы продвижения на рынках Европейского содружества и Японии. Потенциальный размер рынка российского биоэтанола оценен экспертами в 650 тыс. т.

В России не существует единой государственной программы развития биодизельного топлива, но создаются региональные программы, например Алтайская краевая целевая программа «Рапс-биодизель». В Липецкой области создана ассоциация производителей рапсового масла. Планируется строительство заводов по производству биодизеля в Тататрстане, Алтайском и Краснодарском краях, Липецкой, Ростовской, Волгоградской, Орловской, Омской областях, что несомненно увеличит спрос на рапс.

Аграрная реформа, направленная на ускоренную реорганизацию колхозно-совхозной системы и снижение до минимума государственной поддержки сельского хозяйства привела к тому, что во многих регионах и селах старая институциональная система и соответствующая ей материально-техническая база крупномасштабного хозяйствования в значительной мере была утрачена.

И. Ушачев [194] считает, что инновационное развитие сельского хозяйства имеет три взаимосвязанных направления:

инновации и человеческий фактор, взаимодействие которых возможно при приоритетном развитии образования, научно-исследовательской сферы, создания банка данных инновационных продуктов, ИКС, обслуживающей сельскохозяйственных товаропроизводителей;

инновации биологического характера, связанные с разработкой и освоением нововведений, обеспечивающих повышение плодородия почв, рост урожайности сельскохозяйственных культур и продуктивности животных;

инновации технологического характера, обеспечивающие наращивание технико-технологического потенциала отраслей АПК на основе применения энерго- и ресурсосберегающей техники и наукоемких технологий, позволяющих резко повысить производительность труда и эффективность деятельности. Речь идет о технической модернизации отрасли.

Оценивая современное состояние инновационной деятельности в Российской Федерации, А.И. Грищенков [37] выделяет три тенденции. Вопервых, наблюдается положительная динамика роста числа научноисследовательских работ (в 2002-2010 гг. средний прирост составил 4% в год) связанных с инновациями. Во-вторых, повышается востребованность объектов интеллектуальной собственности (патентов, полезных моделей) для повышения конкурентоспособности продукции. В 2007-2010 гг. 40% зарегистрированных Роспатентом изобретений были использованы в практике хозяйственной деятельности субъектов предпринимательства. Но на фоне двух положительных тенденций отчетливо наблюдается отсутствие роста национальных инновационных продуктов, конкурентоспособных на внутреннем и внешнем рынках. Доля России в мировом наукоемком экспорте не превышает 0,5%. Что, собственно, и определяет текущий низкий уровень инновационности экономики Российской Федерации. Причина формирования третей тенденции в том, что инновационное развитие тормозится отсутствием адекватных организационных и экономических механизмов освоения передовых научно-технических разработок, как накопленных, так и формируемых в настоящее время». Интерпретируя высказывание можно рассуждать об относительно низком уровне теоретических знаний в области управления инновационными процессами, их организационных и экономических механизмах.

Очевидно, что в большинстве аграрных предприятий и хозяйств преобладают примитивные методы и технологии, применяются устаревшие сорта сельскохозяйственных культур и породы скота, несовершенные формы организации и управления. В.А. Иванов [59] отмечает, что отход от инновационного развития связан прежде всего с резким снижением платежеспособного спроса на научно-техническую и наукоемкую продукцию в связи с тяжелым финансовым состоянием организаций, резким снижением объема средств из бюджетных источников финансирования, Слабым звеном в развитии инновационной деятельности является неразвитость рынка инновационной продукции, отсутствие эффективного организационно экономического механизма управления инновационными процессами. Научно-технические разработки далеко не всегда являются продуктом, готовым для эффективной реализации в агропромышленном производстве. Отсутствуют структуры, занимающиеся изучением спроса на инновации. При отборе инновационных проектов не проводится их экономическая экспертиза, не рассматриваются показатели эффективности освоения и не отрабатываются схемы продвижения полученных результатов в производство.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
Похожие работы:

«Российская Федерация Республика Крым Сакский район Крымский сельский совет 23-е заседание I созыва РЕШЕНИЕ 22 августа 2016 года № 23-13/324 с. Крымское Об утверждении муниципальной программы "Комплексное развитие систем транспортной инфраструктуры и дорожного хозяйства на террито...»

«Михаил Павлович Жданов 1838 Ж данов Михаил Павлович (1810–1877), действительный статский советник. Окончил Харьковский университет (1832), служил в Департаменте государственных имуществ, с 1839 г. чиновником особых поручений. В 1838–1839 гг. по служебным де...»

«ПЛАНЕТА ЗЕМЛЯ ПЛАНЕТА ЗЕМЛЯ Золотодобыча на Витватерсранде. Фото 1905 г. Фрагмент. С сайта http://www.aditnow.co.uk/photo/Ferreira-Gold-Mine-Archive-Album-Image-42320/ УДК 550.41:553.21:576.8:577.37 Маракушев А.А.*, Глазовская Л.И.**, Панеях Н.А.***, Маракушев С.А.**** А.А....»

«РОССЕЛЬХОЗНАДЗОР ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР ЭПИЗООТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В СТРАНАХ МИРА №8 19.01.16 Официальная США: высокопатогенный грипп птиц информация: МЭБ Бразилия: блютанг, серотип 1...»

«Квантовая Магия, том 5, вып. 1, стр. 1215-1239, 2008 Существование, несуществование и изменение как эмерджентные свойства систем Е.В. Луценко д. э. н., к. т. н., профессор Кубанский государственный аграрный университет (Получена 6 января 2008; опубликована 15 января 2008) В статье предлагается гипотеза о том, что в...»

«СОВЕТ ДЕПУТАТОВ НОВОСВЕТСКОГО СЕЛЬСКОГО ПОСЕЛЕНИЯ ГАТЧИНСКОГО МУНИЦИПАЛЬНОГО РАЙОНА ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ РЕШЕНИЕ №63 от 25 декабря 2015 года О бюджете Новосветского сельского поселения Гатчинского муниципального района на 2016 год В соответствии с Федеральным Законом № 131-...»

«РЕСПУБЛИКА КРЫМ КРАСНОПЕРЕКОПСКИЙ РАЙОН АДМИНИСТРАЦИЯ МАГАЗИНСКОГО СЕЛЬСКОГО ПОСЕЛЕНИЯ ПОСТАНОВЛЕНИЕ 16 июня 2016 г. с.Магазинка №61 Об утверждении муниципальной программы "Комплексное развитие систем транспортной инфраструктуры...»

«РОССЕЛЬХОЗНАДЗОР ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР Ветеринарно-эпидемиологическая обстановка в Российской Федерации и странах мира №97 17.05.11 Официальная Тунис: чума мелких жвачных информация: МЭБ Россия: африканская чума свиней Монголия: РРСС Вьетнам: высокопатогенный грипп птиц Сообщения СМИ: АЧС, ситуация Краснодарск...»

«АДМИНИСТРАЦИЯ ПРАВДОВСКОГО СЕЛЬСКОГО ПОСЕЛЕНИЯ ПЕРВОМАЙСКОГО РАЙОНА РЕСПУБЛИКИ КРЫМ Къырым Джумхуриети Первомайск болюги Правда кой къасабасынынъ Идареси Адміністрація Правдівського сільського поселення Первомайського району Республіки Крим 296310,Республика Крым, Первомайский район, с. Правда, ул. Школ...»

«УТВЕРЖДЕНА Распоряжением Правительства Российской Федерации от 2017 г. №_ СТРАТЕГИЯ развития сельскохозяйственного машиностроения России на период до 2030 года Общие положения I. Стратегия развития сельскохозяйственного машиностроения России на период до 2030 года (дал...»

«УДК 628.852:532.527 Н. Ф. СВИРИДЕНКО, В. С. СЕНЬКИН, Г. И. ИЛЬИН РАСЧЕТ И ВЫБОР ОСНОВНЫХ РЕЖИМНЫХ И КОНСТРУКТИВНЫХ ПАРАМЕТРОВ НИЗКОНАПОРНОЙ ВИХРЕВОЙ ТРУБЫ ВОЗДУШНОЙ ХОЛОДИЛЬНОЙ УСТАНОВКИ Рассматриваются низконапорные вихревые трубы, работающие на вентиляторных напорах ( PB 1,25 10 5 Па) газа и представляющи...»

«SCIENCE TIME НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ПОНЯТИЙ "РЫНОЧНАЯ ИНФРАСТРУКТУРА" И "ГРАНИЦА РЫНКА" Касьянова Евгения Николаевна, Чистяков Сергей Владимирович, Курская государственная сельскохозяйственная академия, г. Курск E-mail: sway.kursk@gmail.com Аннотация. В данной статье раскры ваются аспекты формир...»

«СОДЕРЖАНИЕ 1. Общие положения 1.1. Основная образовательная программа (ООП) специалитета, реализуемая в ФГБОУ ВПО "Бурятская государственная сельскохозяйственная академия имени В.Р. Филиппова" по специальности 110201.65 Агрономия, специализации Овощеводство 1.2. Нормативные документы для р...»

«Конвенция 184 Конвенция о безопасности и гигиене труда в сельском хозяйстве Генеральная конференция Международной организации труда, созванная в Женеве Административным советом Международного бюро труда и собравшаяся на свою 89-ю сессию 5 июня 2001 года, отмечая принцип...»

«***** ИЗВЕСТИЯ ***** № 4 (40), 2015 Н И Ж Н Е В О ЛЖ С КОГ О А Г Р ОУ Н И В Е РС И Т ЕТ С КОГ О КО МП Л Е КС А : Н А У КА И В Ы С Ш Е Е П Р О ФЕ СС И О Н А Л Ь Н О Е О Б Р А З О В А Н ИЕ 5. Kulik, K.N. Agroforestal mapping and evaluation of bioecological arid landscapes [Text] / K.N. Kulik. – В.: All-Russia Scientific...»

«Сергей Земцов. Огненные революции и навоз. Сижу в серой рубахе  Смотрю в окно  Цивилизация Россия мать земля  Трагические формы  Формулы и знаки  Знание и зло  Злачные города  Гордые такие таксисты с музыкой  В серой рубахе не жарко  Не жалко Родину. Яна Дягилева 1 ­ Надо же – прислали человека с ледорубом. А он, Лев Троцкий, верил ...»

«СХЕМА ТЕПЛОСНАБЖЕНИЯ Шуанинского сельского поселения Ножай-Юртовского района Чеченской Республики 2014 год Состав проекта Схема теплоснабжения Шуанинского сельского поселения НожайЮртовского района Ч...»

«Федеральное агентство научных организаций Федеральное государственное бюджетное научное учреждение "Научно-исследовательский институт сельского хозяйства Республики Коми" (ФГБНУ НИИСХ Республики Коми) Государственное образовательное учреждение высшего образования "Коми респуб...»

«420021, г.Казань, ул.Каюма Насыри, д.40 тел./ф. (843)293-56-35, 293-56-25, e-mail: progressproekt@gmail.com Шифр: 2016-9-ЕП-СТ(У) Заказчик: ГКУ "Фонд газификации, энергосберегающих технологий и развития...»

«Российская Федерация Новгородская область, Мошенской район Совет депутатов Калининского сельского поселения РЕШЕНИЕ от 22.04.2016 № 57 д. Новый Поселок Об исполнении бюджет...»

«Чайкин Константин Олегович СЕМЕНОВОДСТВО ГИБРИДОВ F1 КАБАЧКА С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЭТРЕЛА В УСЛОВИЯХ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ Специальность: 06.01.05 – селекция и семеноводство сельскохозяйственных растений АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата сельскохозяйственных наук Крас...»

«МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ СЕЛЬСКОЕ ПОСЕЛЕНИЕ ВОЛОДАРСКОЕ ЛЕНИНСКОГО МУНИЦИПАЛЬНОГО РАЙОНА МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ Утверждена Распоряжением Министерства жилищнокоммунального хозяйства Московской области от "_" _ 2015г. № Схема водоснабжения и водоотведения муниципального образования сельского поселения Володарское Ленинского район...»

«КРАСНОЯРСКИЙ КРАЙ СУХОБУЗИМСКИЙ РАЙОН СУХОБУЗИМСКИЙ СЕЛЬСКИЙ СОВЕТ ДЕПУТАТОВ РЕШЕНИЕ 26 июля 2016 года с. Сухобузимское № 15-5/55 О внесении изменений в решение Сухобузимского сельского Совета депутатов от 11.11.2015 года № 5...»

«1978 г. Февраль Том 124, вып. 2 УСПЕХИ ФИЗИЧЕСКИХ HAVE 537.538:546.66 СМЕЩЕНИЕ РЕНТГЕНОВСКИХ К-ЛИНИЙ ПРИ ИЗМЕНЕНИЯХ ВАЛЕНТНОСТИ И ИЗОМОРФНЫХ ФАЗОВЫХ ПЕРЕХОДАХ В РЕДКИХ ЗЕМЛЯХ О* П. Сумбаев СОДЕРЖАНИЕ 1. Введение,. 2...»

«ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 15 июля 2010 г. N ВАС-9270/10 ОБ ОТКАЗЕ В ПЕРЕДАЧЕ ДЕЛА В ПРЕЗИДИУМ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации...»

«2.1.7. Почва, очистка населенных мест, бытовые и промышленные отходы. Санитарная охрана почвы. Санитарные правила и нормы СанПиН 2.1.7.728-99 Правила сбора, хранения и удаления отходов лечебно-профилактических учреждений (утв. постановлением Главного государственн...»

«Пояснительная записка Место предмета в базисном учебном плане Предмет природоведение входит в образовательную область "Естествознание". Федеральный базисный учебный план для общеобразовательных учреждений РФ отводит...»

«ПРОЕКТ Приложение №3 к постановлению главы администрации Николаевского сельского поселения от 2015 г. № ПОРЯДОК проведения независимой экспертизы проектов административных регламентов предоставления муниципальных услуг 1. Общие положения.1.1. Настоящий Порядок разработан в целях повышения открытости и прозрачности вз...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Бурятская государственная сельскохозяйственная академия им.В.Р.Филиппова" ПРИКАЗ "с1о" июля 2015г. г.Улан-Удэ № О переводе с курс...»

«Комиссия "Кодекс Алиментариус" R ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ ВСЕМИРНАЯ И СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ООН ЗДРАВООХРАНЕНИЯ Viale delle Terme di Caracalla 00153 ROME, тел: 39 06 57051, www.codexalimentarius.net,...»








 
2017 www.net.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.