WWW.NET.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет ресурсы
 

«Динамический морфо-сонографический контроль репаративной регенерации тканей в условиях хирургической травмы ...»

На правах рукописи

Шакирова Фаина Владимировна

Динамический морфо-сонографический контроль

репаративной регенерации тканей

в условиях хирургической травмы

Специальность 06.02.04 – ветеринарная хирургия

Специальность 06.02.01 – диагностика болезней и терапия животных, патология, онкология и морфология животных

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора ветеринарных наук

Москва – 2011

Работа выполнена на кафедре ветеринарной хирургии ФГОУ ВПО «Московская государственная академия ветеринарной медицины и биотехнологии им. К.И. Скрябина»

доктор биологических наук, профессор,

Научные консультанты:

заслуженный ветеринарный врач РФ Тимофеев Сергей Владимирович доктор биологических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ Слесаренко Наталья Анатольевна

Официальные оппоненты: доктор ветеринарных наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ Семенов Борис Степанович доктор ветеринарных наук, профессор Анников Вячеслав Васильевич доктор биологических наук, профессор Матвейчук Игорь Васильевич

Ведущая организация - ФГОУ ВПО «Российский университет дружбы народов»

Защита диссертации состоится «___» _________ 2011 г. в «___» часов на заседании диссертационного совета Д 220.042.02 при ФГОУ ВПО «Московская государственная академия ветеринарной медицины и биотехнологии им.



К.И. Скрябина» (Россия, 109472, Москва, ул. Академика Скрябина, 23, телефон 3779383).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГОУ ВПО «Московская государственная академия ветеринарной медицины и биотехнологии им.

К.И. Скрябина» (Россия, 109472, Москва, ул. Академика Скрябина, 23, телефон 3779383).

Автореферат разослан «__» ______ 2011 года.

Ученый секретарь диссертационного совета Сотникова Л. Ф.

Актуальность проблемы. Совершенствование классических и разработка новых методов, позволяющих прогнозировать такие важные процессы, как воспаление и регенерация, остаются актуальными и в настоящее время, поскольку их течение, как известно, определяет исход многих, если не большинства заболеваний. Поэтому успехи в этой области в значительной степени могут способствовать прогрессу науки и практической ветеринарии. Проблема регуляции и прогнозирования воспаления является также важной социальной проблемой (Саранча С.Д., 1976; Золотов А.С., 2005; Адамян Р.Т., 2006; Ватников Ю.А., 2007).

Переломы костей, преимущественно конечностей, встречаются достаточно часто. При увеличении количества переломов повышается степень травматизации костной и окружающих тканей вследствие воздействия факторов, обладающих высокой скоростью и большим потенциалом физической силы. При таких условиях травмированный участок представляет собой сильный очаг раздражения, который, постоянно воздействуя на нервную систему, вызывает ее функциональное истощение и влечет за собой целый ряд расстройств местного и общего характера (Осипиенко А.В., 1991; Петренко Р.А., 2001; Самошкин И.Б., 2008).

В настоящее время в ветеринарной практике при лечении повреждений опорно-двигательного аппарата в основном используют различные варианты чрескостного и накостного остеосинтеза. Преимуществом чрескостного внеочагового остеосинтеза является минимальная травматичность, точная репозиция фрагментов кости, жесткая стабильная и управляемая их фиксация на любом этапе заживления, максимальное сохранение опорной и двигательной функции конечности.





Современные многочисленные лабораторные и клинические приемы позволяют судить о частных нарушениях процесса заживления ран, однако каждый из методов контроля имеет лишь ограниченное значение, и только совокупность примененных методик дает достаточно полную информацию о характере изменений в развитии раневого процесса. Это диктует необходимость поиска и разработки комплексного подхода к исследованию процессов репаративной регенерации тканей.

Одним из критериев оценки жизнедеятельности тканей является характер их васкуляризации, поэтому информация о ней необходима. Сонография – динамично развивающийся метод (Цурупа Д.И., 1976; Чуловская И.Г., 2005). Его достоинства заключаются в возможности применения в реальном масштабе времени (Догра В., 1999; Нелли Юджин, 2007), полипозиционном сканировании зоны травмы и сравнение поврежденного сегмента с контралатеральным участком (Домницкая Т.М., 1997; Wilson D.J., 1995). С помощью сонографии возможно получение информации о состоянии мягких тканей (Caruso G., 1997;

Gallarbo E.A., 2001), а применение режимов цветового доплеровского картирования (ЦДК) и энергетической допплерографии (ЭД) позволяют определять топографию, состояние и параметры кровотока в магистральных и периферических сосудах (Rubin J.M., 1999; Meuwly J.Y., 2002).

В отечественной и зарубежной литературе мы не нашли исчерпывающего ответа о состоянии микроциркуляции и информации о сосудах микроциркуляторного русла, являющихся определяющими в заживлении ушитых операционных ран. Большинство авторов указывает на роль сонографии в диагностике динамики развития опухолей, в оценке состояния костей с острым и хроническим остеомиелитом (M.Schulte, 1996). Имеются работы, указывающие на использование сонографии для анализа репаративного костеобразования при удлинении конечностей, а также характера репаративного процесса в зоне перелома, при патологиях суставов. Однако состояние микроциркуляции в зоне ушитой операционной раны в доступной нам литературе практически не освещено.

Проведенный анализ литературных данных о репарации костей в динамике свидетельствует о том, что методика ультразвукового сканирования мягких тканей в зоне ушитой операционной раны ранее не применялась, отсутствуют данные о критериях их визуализации, а также сосудах микроциркуляторного русла. Не исследованы возможности сонографии при динамическом контроле за репаративным процессом при заживлении ран.

Исходя из вышеизложенного, цель настоящего исследования – научно обосновать и разработать объективные диагностические морфо-сонографические критерии оценки посттравматического процесса у экспериментальных животных.

Для достижения поставленной цели были сформулированы следующие задачи:

1. Установить морфологические корреляционные связи между изменениями в костной и мягких тканях зоны перелома в условиях чрескостного остеосинтеза.

2. Оценить влияние биомеханического фактора на процессы дифференцировки регенеративной мозоли.

3. Оценить возможности сонографического исследования для определения состояния регионарной гемодинамики в области лапаратомной раны как объективного критерия течения репаративного процесса.

4. Установить зависимость между морфологическими и сонографическими характеристиками состояния процессов регенерации в тканях в области ушитой операционной раны передней брюшной стенки.

5. Разработать методику сонографии в режиме цветового допплеровского картирования и энергетического допплеровского картирования для оценки прогноза течения репаративных процессов в тканях в области операционной раны у экспериментальных животных.

6. Экспериментально изучить влияние препарата «Травматин» и «Травма гель» на заживление мягких тканей и обосновать целесообразность их применения в послеоперационном периоде.

Научная новизна исследований Определена корреляционная взаимосвязь между репаративной регенерацией мягких и костной тканей в зоне перелома в условиях чрескостного остеосинтеза.

Установлены закономерности и прогностические критерии течения репаративного остеогенеза, основанные на цитоморфологических показателях кожной раны (рубца) топографически сопряженной с костной травмой.

Показано, что разработанный способ внешней стержневой фиксации длинных трубчатых костей у плотоядных обеспечивает стабильную жесткую фиксацию, что позволяет добиться качественной репозиции фрагментов кости и активации процессов ангиогенного остеогенеза.

Установлены возможности применения эхографии с использованием цветового и энергетического допплеровского картирования, позволяющей оценить микрогемоциркуляцию в регенерате для изучения динамики раневого процесса в раннем послеоперационном периоде.

С учетом установленных клинико-морфологических параллелей разработана методика применения Травматина и Травма геля с целью оптимизации процесса регенерации тканей в области ушитой раны в ранний послеоперационный период.

Теоретическая и практическая значимость работы На основании комплексного методического подхода, включающего хирургические, клинико-морфологические, гематологические, биохимические, биомеханические, сонографические методы, научно обоснованы положения о возможности прогнозирования репаративной регенерации тканей в области чрескостного остесинтеза. В результате морфологических исследований разработан алгоритм оценки состояния кожной раны (рубца) вне зоны перелома в целях контроля, прогнозирования и корректирования консолидации отломков при переломах длинных трубчатых костей. Изучены процессы репаративной регенерации, протекающие в области костной травмы и параоссальных мягких тканей и их корреляционные морфологические связи, определяющие направление регенераторного процесса.

Разработана методика ультразвукового исследования с применением допплерографии, являющейся высокоинформативной в профилактике послеоперационных осложнений. Выявленные морфосонографические корреляции являются базовыми при разработке методов коррекции послеоперационной терапии.

Связь исследований с научной программой.

Диссертация выполнена в рамках научно-исследовательской работы в соответствии с планом НИР МВА и Б им. К.И. Скрябина.

Апробация работы.

Основные положения диссертации доложены на:

- ХIV Московском конгрессе по болезням мелких домашних животных (Москва, 2006 г.);

- Международной научно-практической конференции по актуальным проблемам Агропромышленного комплекса, КГАВМ (г. Казань 2008г.);

- ХVII Московском конгрессе по болезням мелких домашних животных (Москва, 2009 г.);

- Международной научно-практической конференции по актуальным проблемам Агропромышленного комплекса, КГАВМ (г. Казань 2009г.);

- I Всероссийской межвузовской конференции по ветеринарной хирургии, МВА и Б (г. Москва, 2010г.);

- 2-й специализированной конференции практикующих врачей (Домашний Zоопарк), Казань, 2010.

Основные положения, выносимые на защиту.

Разработанные критерии визуального контроля структурного состояния и качества окружающих мягких тканей и костной мозоли позволяют объективно оценивать процесс консолидации отломков.

Цитоморфологические показатели кожной раны в области перелома - прогностические критерии течения репаративного остеогенеза.

Сонографическое исследование в режиме серой шкалы и в режиме цветовой и энергетической допплерографии позволяет получить исчерпывающую информацию о состоянии мягких тканей.

Сонографические данные, подтвержденные морфологическими исследованиями, являются объективными критериями в диагностике послеоперационных осложнений.

Объем и структура диссертации.

Диссертация изложена на 175 страницах машинописного текста и состоит из введения, обзора литературы, собственных исследований (результаты исследований и их обсуждение), выводов, рекомендаций по практической реализации научных выводов, списка литературы, включающего 387 источников (314 отечественных и 72 зарубежных изданий), приложения. Диссертация иллюстрирована 82 рисунками и 7 таблицами.

2. СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Материалы и методы исследований. Работа выполнена в 2005-2010 гг.

на кафедре ветеринарной хирургии, анатомии и гистологии животных им. А.Ф.

Климова ФГОУ ВПО «Московская государственная академия ветеринарной медицины и биотехнологии им. К.И. Скрябина».

Настоящие исследования предприняты с целью выяснения вопроса о связи восстановительных процессов в коже, подкожной клетчатке и костной ткани в зоне перелома с клиническим течением раневого процесса.

Условия эксперимента соответствовали Хельсинской декларации (1997 г.). Объектом исследования служили 50 половозрелых беспородных собак с экспериментально вызванными переломами костей голени. Животных подбирали по принципу аналогов с учетом массы тела и возраста (масса в среднем составляла 15-30 кг, возраст от 1 года до 3,5 лет.). Экспериментально моделировали костную травму – поперечный диафизарный перелом костей голени.

Всем животным был проведен чрескостный остеосинтез стержневым аппаратом внешней фиксации.

Комплексный методический подход включал в себя клинические, гематологические, биохимические, рентгенографические, сонографические, морфологические, биомеханические исследования и статистический анализ полученных цифровых данных.

Морфологический состав крови и биохимические показатели сыворотки крови анализировали до операции, на 1-е, 7-е, 14-е, 21-е, 30-е, 45-е и 50-е сутки после операции. Для морфологических и биохимических исследований кровь брали из подкожной вены голени.

Морфологический состав крови (эритроциты и лейкоциты) и содержание гемоглобина изучали по общепринятым методикам. Определение концентрации кальция в сыворотке крови проводили фотометрическим методом с окрезолфталеинкомплексоном, общего белка - биуретовым методом. Концентрацию фосфора определяли фотометрическим тестом - измерением в ультрафиолетовом диапазоне с использованием реагентов фирмы «HUMAN» (Германия).

Концентрацию щелочной фосфатазы определяли реакцией Рнитрофинилфосфата (PNPP). Все полученные данные подвергали вариационностатистической обработке с применением ЭВМ и критерия Стьюдента.

Оперативные вмешательства проводили под потенцированным обезболиванием с соблюдением правил асептики и антисептики. Всем собакам выполняли остеотомию большеберцовой кости с последующим остеосинтезом. Операцию осуществляли после внутримышечного введения 2 % раствора рометара (в дозе 0.15-0.2 мл на 1 кг массы тела животного) с местным применением инфильтрационной анестезии 0.5%-ным раствором новокаина. В качестве нейролептанальгезирующего средства использовали золетил. Оперативный доступ выполняли с медиальной стороны голени в средней трети большеберцовой кости, проводя линейный разрез размером 5-6 см. Тупым способом и послойно выполняли доступ к кости, максимально щадя мягкие ткани. После тщательного гемостаза осуществляли полную поперечную остеотомию костей голени без смещения фрагментов, нарушая целостность a. nutritia.

Технику операции определяли с учетом локализации перелома, степени нарушения целостности кости и окружающих тканей, соматических признаков, возраста и общего состояния животных.

Рентгенографические исследования проводили с использованием аппарата «Арман-1» на 1-е, 10-е, 20-е, 30-е, 40-45-е сутки после операции и после снятия аппарата. Рентгенографию выполняли в боковом положении в стандартных проекциях.

Реактивные морфологические преобразования в зоне перелома выявляли гистологическими методами исследования. В целях унифицирования данных выполняли клиновидный дефект в зоне перелома с последующим иссечением мягких тканей единым слоем на 1, 5, 10, 20, 30 сутки после операции.

Полученный материал фиксировали в 10% нейтральном формалине и подвергали обработке по классическим методам. Гистологические срезы окрашивали гематоксилином и эозином и по методу Ван Гизона, подвергали светооптическому изучению и морфометрии с использованием микроскопа Nikon. Исследования и микрофотосъемку подготовленного материала проводили на микроскопе Leica DMLS, фотографическая насадка Leica 60. Морфометрию изучаемых структур осуществляли по методике Г.Г. Автандилова (1990). Для сравнения числовых данных, представленных в графиках, были проведены преобразования этих чисел к общему виду. Среднюю величину высчитывали путем сложения чисел и деления их на количество сроков. Путем деления данных, определяющих количество клеток на полученную величину, получали сравниваемые числа (Рокицкий П.Ф., 1967). Статистическая обработка проводилась с применением пакета SPSS v.13.

При помощи морфометрической сетки (Стефанов С.Б., 1974; Автандилов Г.Г., 1973) проводили измерение площадей, занимаемых структурами костной и мягких тканей в зоне перелома. При исследовании костной ткани учитывали площади травматического отека, гематомы, лейкоцитарно-некротических масс, грануляционной и соединительной тканей и т.д. При изучении площади, принадлежащей структурам мягких тканей, обращали внимание на степень выраженности травматического отека, гематомы, грануляционной, соединительной, жировой и эпителиальной тканей. При оценке клеточного состава операционной раны учитывали количество эритроцитов, нейтрофилов, макрофагов, фибробластов, площадей, занимаемых жировой клетчаткой и эпителием.

С целью выяснения вопроса о связи восстановительных процессов в коже с клиническим течением раневого процесса, нами оценено в эксперименте влияние препарата Травматин на заживление линейных ран.

В эксперименте было использовано 50 кошек в возрасте от 2 до 5 лет, разделенных на две группы по 25 животных в каждой.

Животным 1-й группы в послеоперационный период в первые 5 суток на операционную рану накладывали салфетки, пропитанные 70° спиртом.

Животным 2-й группы в этот же срок на операционную рану наносили «Травма гель» и внутримышечно вводили «Травматин» в дозе 0,5 мл. Оперативное вмешательство и иссечение мягких тканей проводили под общим потенцированным обезболиванием. Операционные раны наносили в области вентральной брюшной стенки по белой линии. Раны ушивали прерывистоузловатыми швами длиной 5-6 см.

С целью экспериментального обоснования целесообразности применения данного препарата была изучена динамика репаративного процесса в мягких тканях через 12 часов и на 1, 3, 10, 20-е и 30 сутки после операции. С этой целью было предпринято экспериментальное моделирование раны. В послеоперационный период производили полнослойное удаление кожи, подкожной клетчатки и частично мышц. Ткани из зоны повреждения для проведения гистологического исследования иссекали поперечно по отношению к ране с таким расчетом, чтобы в дальнейшем при изготовлении гистологических срезов можно было с обеих сторон провести их структурный анализ. Производили маркировку участков повреждения (апикальный, дистальный).

Полученный материал фиксировали в 10%-ном растворе формалина с последующей обработкой по стандартной методике. Полученные парафиновые срезы толщиной 6-8 мкм окрашивали гематоксилином и эозином, пикрофуксином по Ван Гизону, пикросириусом красным. Анализ общей морфологической картины осуществляли с использованием светового микроскопа (Jenamed - 2), поляризационного микроскопа "Polmy A" (Польша) путем количественной оценки величины рефракции макромолекул.

Ультрасонографические исследования проводили на ультразвуковом сканере ALOKA SSD-3500 линейным датчиком 7.5 МГц в режиме «серой» шкалы, энергетического и цветового допплеровского картирования кровотока. Всего было проведено 26 исследований.

Для изучения регионарной гемодинамики в зоне репаративной регенерации применяли методику ультрасонографического исследования посредством цветовой и энергетической допплерографии. С этой целью было обследовано 12 животных, находящихся на различных сроках лечения (1 сутки, 3 суток после операции). В послеоперационный период 6 животным (контрольная группа) на операционную рану накладывали спиртово-высыхающую повязку, остальным 6 кошкам наносили Травма гель. Анализировали: состояние кожи и подкожной клетчатки, параметры периферической гемодинамики в зоне репаративной регенерации, а также изменения со стороны окружающих тканей, наличие отека и асептического воспаления. Сканирование проводили в реальном масштабе времени.

Во время исследования животным придавали спинное положение. Первоначально проводили общую сонографическую оценку поврежденной области. В режиме «серой» шкалы анализировали состояние мягких тканей вокруг шва и в зоне повреждения, определяли толщину передней брюшной стенки по ходу послеоперационной раны. С помощью цветового и энергетического допплеровского картирования проводили оценку ангиоархитектоники травмированной области: диаметр, протяженность, извитость периферических сосудов по ходу послеоперационного шва, а также интенсивность кровотока в мягких тканях передней брюшной стенки в качестве показателя восстановительного процесса.

Биомеханический метод был направлен на выяснение параметра степени жесткости использованной конструкции. С этой целью нами была модифицирована схема изгиба жестко защемленной с одного конца балки кругового сечения (рис. 1).

–  –  –

Величина смещения f конца жестко защемленной балки при действии на ее конец нагрузки Р определяется по формуле:

f = (Р х l3) / (3 x Е х J), где Р - нагрузка на конец балки, l - длина балки, Е - модуль упругости материала балки, J - момент инерции поперечного сечения балки.

При оперативном лечении переломов, в зависимости от массы тела животного, применяли стержни диаметром 4, 5 и 6 мм, изготовленные из титана марки ВТ-8 (Рис. 2). Если животное имело массу до 20 кг, то использовали стержни 4-5 мм. При этом расстояние от места крепления стержня в аппарате до кости составляло 2,0-2,5 см. При массе животного 35-40 кг применяли стержни 5-6 мм, расстояние от аппарата до кости при этом составляло 3,5-4,0 см.

Расчеты были проведены для стержней 5 и 6 мм. В случае стержня 5 мм исходные данные для расчета были следующие. Величина Р, то есть нагрузка на конец стержня аппарата составляла 20 : 4 = 5 кг. Расстояние l от точки крепления стержня в аппарате до кости - 2,5 см. Модуль упругости титана ВТ-8 Е = 1,33х10 кг/см. Момент инерции круглого стержня J = 0,785xr = 0,0020 см.

Подставив эти исходные значения в вышеприведенную формулу, было установлено, что величина смещения конца стержня аппарата будет равна 0,21 мм.

При использовании стержня 6 мм исходные данные были следующие: Р = 40: 4 = 10 кг, l = 4,0 cм, J = 0,785xr = 0,0081 см, Е = 1,33x10 кг/см. При этих исходных данных величина смещения конца стержня составляла 0,25 мм.

Проведенные вычисления позволили сделать вывод о том, что конструкцию аппарата в рассматриваемом диапазоне нагрузок можно считать практически жесткой.

Техника выполнения чрескостного остеосинтеза.

Аппарат устанавливали после совмещения отломков большеберцовой кости в правильное анатомическое положение без выделения ее фрагментов за пределы раны. Конструкция аппарата отличается простотой, универсальностью, надежностью и состоит из основных 2 опор (четверть колец), которые соединены тремя резьбовыми стержнями. Винтовые стержни вводили с краниомедиальной стороны голени на проксимальный и дистальный отломки под углом 60-90 по отношению друг к другу. Их фиксировали в кронштейнах, которые соединены с опорами болтами и гайками. Данная позиция исключает ротационное движение отломков относительно друг друга (Рис. 3).

Животных укладывали на травмированную сторону. Выполняли разрез мягких тканей вплоть до надкостницы (длиной 0,5-0,8 см). Затем с помощью сверла меньшего диаметра, чем вводимый стержень, рассверливали канал в кости.

В канал проксимального отломка вкручивали стержень до выхода его острия на противоположную поверхность кости не более чем на 2-3 мм. Другой стержень вводили в области дистального отломка кости. При этом важно, чтобы стержни были расположены четко на одной линии и в одной плоскости. Два других стержня вводили в просимальный и дистальный отломки. Стержни фиксировали в кронштейнах, установленных по разные стороны опор, контролируя соосность аппарата с большеберцовой костью. Мягкие ткани и кожу ушивали прерывистыми узловатыми швами. Вокруг стержней укладывали марлевые салфетки, пропитанные антисептиками (спирт-фурациллиновая смесь 1:1). Ежедневная однократная обработка мягких тканей вокруг стержней была достаточ

–  –  –

на для профилактики и купирования воспаления. На протяжении 4-5 дней полость раны через дренажную трубку промывали 3% перекисью водорода и раствором фурациллина (1:5000). Дренаж удаляли на 5-6 день. В течение 5-6 дней применяли антибиотикотерапию в общепринятых дозах.

3. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Известно, что одним из факторов, определяющим течение репаративной регенерации тканей в зоне перелома, является стабильная фиксация (Анников В.В., 2006). Данные условия обеспечивают быстрое восстановление кровоснабжения поврежденного участка, при которых происходит формирование полноценного костного регенерата.

Результаты проведенных исследований показали, что стержневой аппарат при внеочаговом чрескостном остеосинтезе является надежным средством фиксации костей голени при диафизарных и метафизарных переломах. Правильный подбор стержней и обоснованная система конструкции позволяли надежно удерживать фрагменты в стабильном положении на протяжении 30-45 суток и более.

Животные хорошо переносили операцию – остеосинтез с установкой стержневого аппарата, поскольку аппарат монтировали в область минимального объема мышечной массы, избегая значительных повреждений суставов, сосудов и нервов.

Опорная способность поврежденной конечности начинала восстанавливаться на 1-2 день после операции. Операционные раны заживали по первичному натяжению, степень экссудации была выражена слабо и прекращалась на 3-7 день после операции. Швы снимали на 8-9 день. Практически у всех собак была восстановлена функция конечности сразу после операции с признаками хромоты средней степени, которая исчезала к 4-5 суткам.

Рентгенографические исследования показали стабильное состояние костных фрагментов на протяжении всего эксперимента (через 40-50 дней после операции). Анализ зоны повреждения на этапных рентгенограммах выявил, что диастаз между фрагментами кости не превышал 0.5-1 мм, их контуры четко прослеживались. Линия перелома определялась в виде незначительной по высоте полосы просветления. На 10 сутки сохранялась прерывистость контуров отломков кости. Прослеживалась тень в виде реакции надкостницы. Выраженное формирование периостальной костной мозоли обнаруживали к 20 суткам послеоперационных наблюдений, при этом линия перелома сохранялась.

Консолидацию отломков в зоне остеотомии отмечали через 1 месяц, в этот период наблюдений четко контурировала эндостальная мозоль.

В конце периода фиксации аппаратом (через 40-45 суток) в зоне повреждения наблюдали полный контакт фрагментов, сращение и перестройку костной мозоли. Интермедиарная мозоль была четко выражена. В месте контакта фрагментов прослеживались тени различной плотности, которые полностью перекрывали зону перелома, соединяя фрагменты большеберцовой кости между собой, что и являлось для нас критерием демонтажа аппарата.

Одной из серий наших исследования была оценка влияния костной травмы на гомеостаз организма. При анализе морфологических показателей крови установлено, что количество эритроцитов на всем протяжении опыта достоверно не изменялось.

Своего максимума (увеличение на 40%) лейкоциты достигали к 14-м суткам. В последующие сроки наблюдений отмечали плавное их уменьшение.

Можно полагать, что стабильный чрескостный остеосинтез выступает в роли «санирующего» эффекта, поскольку усиливает антимикробную активность кожных покровов поврежденной конечности (Паевский С.А., 1993).

Снижение концентрации гемоглобина отличалось от контроля на 7 и 14 сутки (на 14.4% и 13.9%).

Изучение динамики содержания кальция в сыворотке крови показало, что после операции этот показатель возрастал на 7 сутки. Своего максимума он достигал на 21 сутки. Следующий период исследования характеризовался превышением концентрации кальция на 7% по отношению к исходным данным.

Количество неорганического фосфора в сыворотке крови колебалось в пределах нормы, однако эти различия не были достоверны.

Возрастание количества общего белка было выявлено на 7 сутки наблюдений. К концу эксперимента оно возросло на 2.1%. Полученные результаты подтверждают данные других авторов (Мазуров В.И., 1974).

Активность щелочной фосфатазы, являющаяся биохимическим маркером формирования кости достоверно (p0,01) повышалась в течение 1 суток после операции и достигала своей максимальной величины к 21 суткам (p 0,001), что может свидетельствовать об активной пролиферативной функции фибробластов. Следующие сроки наблюдений характеризовались снижением активности этого фермента.

Следующей серией наших исследований было изучение процессов репаративной регенерации, протекающих в области костной травмы и мягких тканей вокруг зоны перелома и их корреляционных морфологических связей, определяющих направление регенераторного процесса.

Гистологические исследования и анализ планиметрических характеристик тканей и клеток зоны повреждения показали, что на 1 сутки дефект был заполнен массами свернувшейся крови, содержащими фибрин и гематогенные клеточные элементы (эритроциты составляли 92,4%) (Таб. 1) (Рис. 4).

Был выражен травматический отек или серозное воспаление с десквамацией эпидермиса в близлежащих участках кожи, который составлял 38,4%. Сосуды прилежащих к дефекту тканей характеризовались полнокровием и расширенным просветом. Эпителий, контактирующий с краями раны, терял способность к дифференцировке. Прилежащие к разрезу мышечные волокна находились в состоянии булавовидного вздутия, концы их были некротизированы.

Сами волокна увеличены в объеме, их контрактильный аппарат характеризовался структурной декомпозицией.

На 1 сутки в костной ткани между отломками визуализировалась гематома, занимающая площадь 65,7% по отношению к площади дефекта, в ряде случаев обширная, с отложением фибрина, наличием фрагментов некротизированной кости и обильной лейкоцитарной инфильтрацией (Рис. 5). Костный мозг и отдельные гаверсовы каналы были пропитаны кровью. Имел место выраженный травматический отек, занимающий 19,95% площади дефекта. Сосуды, как в центральном, так и в периферическом отломках были полнокровны и гиперемированы.

На данном этапе наблюдений сгусток свернувшейся крови соединял операционную рану и костный дефект. При этом выраженность гематомы в мягких тканях соответствовала ее объему между костными отломками (Рис. 7).

Степень проявления травматического отека также была прямо пропорциональРис. 4. Гематома в области разреза мягких тканей. 1 сутки после перелома.

Гематоксилин и эозин. Об. 10, ок. 20.

Рис. 5. Гематома и лейкоцитарная инфильтрация между отломками кости.

1 сутки после перелома. Гематоксилин и эозин. Об. 10, ок. 20.

на таковому в мягких тканях в зоне повреждения (Рис.6). Воспалительный клеточный инфильтрат костного дефекта был представлен преимущественно нейтрофилами фагоцитарно-моноцитарной линии. Однако их представительство доминировало в окружающих мягких тканях по сравнению с зоной костного дефекта.

На 5 сутки в мягких тканях было выявлено уменьшение отека (с 38,46 до 23,59%). В зоне дефекта дебютировало формирование грануляционной ткани в ней были обнаружены тяжи из фибробластов (1,7%) и пространства среди масс фибрина, выстланные эндотелием (Рис.8).

Выявленные при этом сосуды по своим архитектурным особенностям имели строение синусоидов и капилляров, отличающихся неравномерной плотностью и вертикальной ориентацией. Коллагеновые волокна по краям дефекта образовывали при помощи фибрилл связующие коммуникации. Нейтрофильная 38,5

–  –  –

Рис. 6. Площадь травматического отека.

65,7 70,0 64,5

–  –  –

Рис. 7. Площадь гематомы.

инфильтрация по его краям сменялась макрофагальной (Таб.1) с высокой фагоцитарной активностью клеток. Процесс эпителизации продолжался. Эпителиальные клетки покрывали дефект одним слоем. В зоне повреждения мышечной ткани обращало на себя внимание рассасывание некротических масс макрофагами с формированием грануляционной ткани.

На границе костного дефекта пролиферация мезенхимальных клеток сопровождалась их врастанием в кровяной сгусток между отломками (Рис.9).

Рис. 8. Грануляционная ткань в области разреза мягких тканей. 5 сутки после перелома. Гематоксилин и эозин. Об. 10, ок. 20.

Рис. 9. Пролиферация мезенхимальных клеток и их врастание в кровяной сверток между отломками. 5 сутки после перелома. Гематоксилин и эозин. Об.

10, ок. 20.

Наличие грануляционной ткани составляло 12,94%. Подобного рода перестройки могут свидетельствовать о начале формирования провизорной соединительнотканной мозоли, начале консолидации отломков и охвате их в виде муфты. Она состояла из молодых мезенхимальных клеток, расположенных между сосудистыми петлями, то есть была идентична по своей структурной организации грануляционной ткани. Наряду с вновь образованными сосудами и мезенхимальными клетками здесь обнаруживались и остеобласты, с тенденцией к построению трабекулярных структур. Была выявлена высокая достоверная положительная связь между площадью эпителиальных клеток операционной раны и площадью соединительной ткани (r0,703, р0,034).

Таким образом, степень развития грануляционной ткани в зоне костной травмы была прямопропорциональна таковой в параоссальных тканях (Рис. 11).

При этом активно протекающие процессы репарации в мягкотканных образованиях инициировали остеопластические. Статистический анализ полученных данных показал прямую взаимосвязь на данном сроке наблюдения планиметрических показателей травматического отека (r0,698, р0,036) и лейкоцитарнонекротических масс (r0,825, р0,006) (Рис. 10). Чем больше была площадь травматического отека и лейкоцитарно-некротических масс в мягких тканях, тем выше данные показатели были выражены в костной ткани.

–  –  –

Рис. 11. Площадь грануляционной ткани.

На 10 сутки наблюдения отек в мягких тканях в большинстве случаев практически исчезал (4,98%). При этом значительно уменьшалась васкуляризация дефекта. Субэпителиально имело место пролиферация фибробластов (8,15%) при одновременном увеличении коллагеновых волокон, их представительство доминировало над таковым клеточных элементов, что является эквивалентом формирования рубцовой ткани (Рис. 12). На данном сроке была выявлена положительная взаимосвязь между количеством эпителиальных клеток и площадью соединительной ткани, что подтверждается синхронным увеличением обеих составляющих (r0,749, р0,008).

Рис. 12. Рубец в области дефекта мягких тканей под эпителием. 10 сутки после перелома. Ван Гизон. Об. 10, ок. 20.

Полученные данные могут отражать образование провизорной соединительнотканной мозоли и начале ее перестройки в костную мозоль на базе ретикулофиброзной костной ткани (3,75%). Это выражалось в разрастании коллагеновых волокон и начале процессов костеобразования. Так, на фоне гомогенизации коллагеновых конструкций нами выявлены остеоидные балки первичной спонгиозы (Рис. 13). При этом как в зоне повреждения, так и в периосте и эндосте были обнаружены пролиферирующие остеобласты. Коллагеновые волокна, как правило, были соединены с костными балками. Нетрудно заметить поперечные коммуникации. Отдельные костные структуры, смыкаясь своими концами, подвергались остеонизации.

Рис. 13. Гомогенизация коллагеновых волокон и образование остеоидных балок. 10 сутки после перелома. Ван Гизон. Об. 10, ок. 20.

При этом обнаружена отрицательная корреляция между планиметрическими показателями, характеризующими развитие соединительной ткани и гематомы (%), что может определять положительный прогноз течения процесса (r-0,540, р0,087), эпителия и гематомы (r-0,583, р0,060), клеточного состава лейкоцитов операционной раны (%) и площадью грубоволокнистой ткани (r-0,734, р0,010). Достоверная положительная взаимосвязь выявлена между клетками эпителия и грубоволокнистой костной тканью (r0,721, р0,012). Полученные корреляции математически подтверждают благоприятные прогностические закономерности проявления репаративной регенерации.

Скорость формирования рубца в мягкотканных образованиях, окружающих область перелома, прямопропорционально определяла темпы перестройки соединительнотканной мозоли в ретикулофиброзную (грубоволокнистую) костную ткань (Рис. 14). Оформление полноценного в структурном отношении эпидермиса над рубцовой тканью индуцировало пролиферативную и биосинтезирующую активность фибробластов. Более того, характер и масштабы регенераторных процессов в параоссальных тканях активизировали резорбцию интраоссальных некротических масс (с 9,92% до 5,5%).

–  –  –

Рис. 14. Площадь соединительной ткани.

На 20 сутки была выявлена перестройка (реорганизация) рубца, что выражалось в разрыхлении рубцовой ткани и истончении коллагеновых волокон.

В целом, рубец был представлен соединительной тканью (26,67%) без какоголибо воспалительного инфильтрата. Покрывающий рубец эпителий, занимающий 49,66%, имел все признаки эпидермиса с четко различимыми слоями и дифференцированными клетками (Рис. 15).

Рис. 15. Многослойный плоский ороговевающий эпителий (1), покрывающий рубец (2). 20 сутки после перелома. Ван Гизон. Об. 10, ок. 20.

Выявленные достоверные положительные взаимосвязи между количеством лимфоцитов и площадью лейкоцитарно-некротических масс (r0,772, р0,025), количеством эпителиальных клеток и фибробластов (r0,627, р0,096) и отрицательная взаимосвязь между количеством фибробластов и лейкоцитов (r-0,683, р0,062) определяли характер восстановительного процесса.

Костные фрагменты были полностью консолидированы сформированной костной мозолью из грубоволокнистой кости (Рис. 16).

Рис. 16. Соединение отломков грубоволокнистой костной тканью (1). 20 сутки после перелома. Гематоксилин и эозин. Об. 10, ок. 20.

В отдельных случаях наблюдали начальные признаки ее трансформации в зрелую костную ткань, составляющую 9,68%. Снижение содержания лимфоцитов в операционной ране приводило к увеличению грубоволокнистой костной ткани (r-0,625, р0,097), уменьшение лейкоцитов в ней сопровождалось достоверным увеличением площади соединительной ткани (r-0,775, р0,024), возрастание количественного представительства фибробластов - уменьшением числа лейкоцитов (r-0,683, р0,062). Важно отметить, что увеличение количества эпителиальных клеток в операционной ране было прямо пропорционально увеличению фибробластов (r0,627, р0,096) (Таб. 1).

Таким образом, на данном сроке наблюдения выявлена взаимосвязь реорганизации рубцовой ткани со степенью развития грубоволокнистой кости и начальными признаками ее перестройки в пластинчатую кость (Рис. 17). При этом обнаруженная нами ячеистая соединительная ткань без клеточной инфильтрации, ускоряла смену генераций костной ткани.

–  –  –

р0,001.

Целью следующего фрагмента исследования было выяснение вопроса о связи восстановительных процессов в коже с клиническим течением раневого процесса на основании оценки влияния препаратов в виде геля на гидрофильной основе. Гелевая основа обеспечивает достаточное высвобождение активного вещества, обеспечивая его трансдермальное действие, создавая высокую концентрацию лекарственного компонента в поврежденных тканях. Гидрофильная основа проникает глубоко в ткани, уменьшая их поверхностное натяжение, тем самым создает условия для оптимального освобождения и резорбции лекарственного средства. Процесс поглощения жидкости гидрогелями максимально выражен в первые часы контакта с жидкостью. Это является положительным качеством гидрогелей в плане возможного применения их с гемостатической целью (Сергиенко А.В., 2005).

Результаты проведенных исследований показали, что внутримышечное введение «Травматина» и местное применение «Травма геля» животные переносили достаточно хорошо, поскольку его введение не вызывало у них аллергических реакций или каких-либо осложнений.

Раневой процесс протекал в виде асептического экссудативного воспаления. Экссудативные процессы у животных 1-й (контрольной) группы были выражены к концу первых суток после оперативного вмешательства и прекращались на 3-4 день.

У опытных животных они характеризовались более бурным течением и завершались в более короткий (на вторые сутки) период. Отечность краев раны уменьшалась. Объем раневого отделяемого не превышал 1.5-2 мл.

Все операционные раны заживали по первичному натяжению. Снятие швов в обеих группах проводили на 10-е сутки после операции.

Анализ морфологических показателей раневого содержимого обнаружил, что в первые сутки после операции в нем присутствовали сегментоядерные нейтрофилы (р0,5) с хорошо выраженной специфичной зернистостью (42%), к концу первых суток - средние и большие лимфоциты с интенсивно окрашенным ядром и моноциты. Кроме того, происходило достоверное (р0,5) увеличение количества фибробластов.

К концу третьих суток у животных обеих групп в содержимом раны также преобладали сегментоядерные нейтрофилы, однако достоверно возрастало количество фибробластов, наиболее выраженное у животных опытной группе.

Было выявлено также незначительное представительство тучных клеток, регулирующих, как известно, гемодинамические сдвиги (Омельяненко Н.П., 2009).

У животных опытной группы в этот период наблюдений явления воспаления сменялись пролиферативными процессами (Рис. 18).

Так, область раневой зоны была заполнена относительно большим количеством молодых фибробластов с крупным округлым ядром и хорошо выраженной цитоплазмой. В ране грануляционная ткань отличалась меньшей рыхлостью по сравнению с животными контрольной группы и содержала нежные коллагеновые волокна. Отек мышечных волокон вокруг раны был слабо выражен. Таким образом, на третьи сутки наблюдения лейкоцитарная фаза воспалительного процесса сменялась на макрофагальную. Этот период очищения раны совпадал с началом формирования грануляционной ткани.

–  –  –

Рис. 18. Сравнительная характеристика структурного состояния кожной раны на 3 сутки после операции в а - в контрольной, б - опытной группе. Гематоксилин и эозин. Об. 40, ок. 20. 1 – коллагеновые волокна, 2 – отек, 3 – сальная железа, 4 – лейкоциты.

На 7 сутки у животных первой группы раневая поверхность была заполнена рыхлой грануляционной тканью с увеличенными в объеме коллагеновыми волокнами, которые отличались слабой степенью морфологической зрелости и ориентационной упорядоченности. В ней были обнаружены молодые фибробласты, макрофаги, лимфоидные клетки. Отечность мышечных волокон, окружающих рану, уменьшалась. Следует подчеркнуть усиление васкуляризации раны по сравнению с предыдущими сроками наблюдения.

У животных опытной группы раневой дефект был заполнен более плотной, чем в контроле, грануляционной тканью. Мышечные волокна сохраняли специфическую для ткани поперечную исчерченность. Сам дефект был обильно васкуляризован. На его месте формировался молодой, соединительнотканный рубец, состоящий из коллагеновых, ретикулиновых и эластических волокон различной степени морфологической зрелости. В глубоких слоях раны коллагеновые волокна были интегрированы в пучки.

На 10-е сутки эксперимента у контрольных животных по краям раны были выявлены первые признаки частичной эпителизации, сочетающиеся с инфильтрацией кориума полиморфно-ядерными лейкоцитами с формированием микроабсцессов в толще дермы и в подлежащей жировой клетчатке. Повсеместно наблюдаемый ангионекроз в области раны распространялся вне зоны повреждения. Была установлена усиленная васкуляризация области раневого дефекта и при этом большинство сосудов располагалось в субэпидермальном слое. Волокнистые конструкции дермы вследствие их набухания были уплотнены. В морфологическом отношении коллагеновые волокна характеризовались гетерогенностью по степени морфологической зрелости, что может свидетельствовать о их структурных перестройках с формированием рубцовой ткани (Рис. 19) (Таб. 2).

На 10-е сутки в группе животных, которым наносили Травма–гель и внутримышечно вводили Травматин поверхность раны была представлена в виде скоплений базофильных масс с незначительным присутствием полиморфно-ядерных лейкоцитов. Раневая поверхность характеризовалась четко выраженной эпителизацией гнездного характера, причем большая часть шиповатых и базальных эпидермоцитов приобретали позиционную специфичность. Более того, процесс эпителизации протекал полноценно, о чем может свидетельствовать отсутствие локальных дефектов в эпидермальной ткани.

–  –  –

Рис. 19. Сравнительная характеристика структурного состояния кожной раны на 10 сутки после операции в а - в контрольной, б - опытной группе.

Сформированный рубец. Гематоксилин и эозин. Об. 40, ок. 20. 1,2 – эпидермис, 3,4,5 – пучки коллагеновых волокон.

На 20-е сутки у контрольных животных в отличии от опытных в области раны сохранялись клеточные инфильтраты в коже и подкожной клетчатке. Они были представлены преимущественно лимфоцитами и макрофагоподобными клетками. Волокнистые структуры в зоне повреждения характеризовались признаками набухания и метахромазии. Обнаружена структурная декомпозиция волосяных фолликулов и сальных желез в глубоких отделах и краевых участках. Коллагеновые волокна были интегрированы в пучки. Это свидетельствует о перестройке рубцующейся грануляционной ткани в зрелую фиброзную (Рис.

20).

В этот срок наблюдений у животных опытной группы в области раны сохранялись признаки клеточной пролиферации. Они касались преимущественно дермы, поскольку процесс эпителизации уже завершился, о чем может свидетельствовать отсутствие «атипичных» выростов эпидермиса и равномерное распределение меланобластов. В глубоких слоях кожи присутствовали фибробласты (34%), соединительнотканные структуры слабо воспринимали красители.

Сформированные коллагеновые волокна отличались высокой плотностью упаковки и упорядоченной ориентацией. Выявлено формирование пучков за счет интеграции коллагеновых волокон преимущественно тангенциальной (параллельно поверхности рубца) или косой ориентации. Пучки, как правило, локализовались в глубоких слоях дермы, что может отражать их субстративное значение для сформированного рубца.

а) б) Рис. 20. Сравнительная характеристика структурного состояния кожной раны на 20 сутки после операции в а - в контрольной, б - опытной группе. Гематоксилин и эозин. Об. 10, ок. 20. 1 – лейкоциты, 2 – фибробласты, 3– гиподерма.

Количество фибробластов

–  –  –

На 30-е сутки наблюдений выявлено завершение перестроечных процессов в рубцовой ткани, что подтверждается структурно-функциональным состоянием в нем коллагеновых волокон. Полученные данные хорошо ассоциируются с данными микроскопической морфометрии.

Сравнение относительных величин количества фибробластов в операционной ране в опытной и контрольной группах (Рис. 21) позволило сделать вывод о том, что их динамика на различных сроках наблюдения практически не отличается. При сравнительном анализе их количественного соотношения в изучаемых группах нами выявлены существенные различия, которые проявляются уже через 12 часов после операции. Нельзя исключить, что на увеличение количественного представительства фибробластов может оказывать влияние основное вещество изучаемого препарата – гель на гидрофильной основе, который обладает опосредованным кровоостанавливающим действием, становясь матрицей для кровяного сгустка (Зориков П.С., 2006). Возрастание количества клеток на 10 сутки может быть связано с тем, что завершение процесса экссудации в раннем послеоперационном периоде создает благоприятные условия, активизирующие их биосинтезирующие потенции. Данная тенденция сохраняется на протяжении всего эксперимента.

При исследовании количества нейтрофилов (Рис. 22) на различных сроках наблюдения в обеих группах выявлена сходная динамика. Вместе с тем, нами обнаружены в сравниваемых группах различия в их количественном соотношении, что может быть следствием более бурного, но кратковременного течения экссудативного процесса у животных опытной группы. При этом, контрольные животные превосходили своих аналогов по данному показателю с 1-х суток наблюдения, что может быть следствием лишь только начинающихся воспалительных процессов.

Количество нейтрофилов

–  –  –

Рис. 22. Динамика количественного содержания нейтрофилов в операционной ране.

При изучении толщины пучков коллагеновых волокон (Рис. 23) выявлено, что до 10 суток динамика этого показателя в группах сравнения практически не отличается. К 20 суткам у животных опытной группы по сравнению с контрольной толщина коллагеновых конструкций возрастает, аналогичная тенденция сохраняется до 30 суток наблюдения. Этот факт может явиться отражением увеличения степени зрелости коллагеновых конструкций, что находит подтверждение в данных поляризационной микроскопии гистологических срезов рубцовой ткани. Показатели величин межволоконных пространств (Рис. 24) сохраняют аналогичную тенденцию. Своего максимума они достигают в опытной группе через 3 часа после операции, а затем снижаются, что может свидетельствовать об уменьшении отека, в контрольной группе выявлена обратная картина, отражающая его нарастание.

30,0 28,3

–  –  –

18,3 20,0 23,2 15,5 15,2 15,0 12,8 9,8 8,9 14,2 12,8 10,0 9,1 9,0 9,0 5,0 6,4

–  –  –

13,7 14,0 12,9 12,0 10,4 10,4 10,2 10,0 8,4 10,4 10,1 9,9 7,4 8,0 9,1 8,1 7,3 7,3 6,0

–  –  –

Результаты ультрасонографических исследований.

На эхограммах в режиме «серой» шкалы хорошо визуализировались все слои зоны повреждения: кожа, подкожная клетчатка, мышечная ткань, апоневроз мышц брюшной стенки, подапоневротическое пространство.

При проведении эхографии на 1 сутки после операции, мы оценивали толщину кожи и подкожной клетчатки. У животных контрольной группы были обнаружены изменения со стороны мягких тканей в виде отека подкожной клетчатки, который эхографически проявлялся утолщением и неоднородностью структуры. На первые сутки после операции отек подкожного слоя у животных обеих групп был слабо выражен и выглядел при сонографии в виде небольшого утолщения. Переход в режим цветовой допплерографии (ЦДК) и в режим энергодопплера (ЭД) (Рис. 25) показал отсутствие различий в сосудистом рисунке мягких тканей передней брюшной стенки по ходу послеоперационной раны у животных контрольной и опытной групп. В области операционной раны визуализировались единичные тонкостенные сосуды и усиление сосудистого рисунка, характерное для начала воспалительной реакции, что соответствует наличию единичных соответствующих друг другу сигналов артериального и венозного кровотока (Рис. 26).

При проведении эхографии на 3 сутки после операции у животных контрольной группы при «серошкальном» исследовании был выявлен инфильтрат в подкожной жировой клетчатке, выраженный отек по ходу послеоперационной раны с признаками лимфостаза.

При проведении ЭД мягких тканей обнаружены множественные, крупные, без выраженной ориентации сосуды, расположенные в подкожном слое, характеризующие воспалительный процесс (Рис. 28). При проведении ЦДК у животных контрольной группы были зарегистрированы преимущественно эхосигналы венозного кровотока, что является коррелятом застойных явлений в тканях.

Эхографическое исследование травматических повреждений в опытной группе показало выраженные отличия. Так, на третьи сутки при «серошкальном» исследовании обнаружена менее выраженная, чем в контрольной группе воспалительная реакция, что при УЗ исследовании проявлялось меньшей толщиной мягких тканей с отсутствием инфильтратов и скопления воспалительной жидкости по ходу послеоперационной раны.

На 3-и сутки у животных опытной группы допплерографическая картина характеризовалась наличием единичных упорядоченных цветовых эхосигналов, исходящих от тонких подкожных сосудов, что характеризует отсутствие выраженной воспалительной реакции. Признаков лимфостаза в коже и подкожной клетчатке нам обнаружить не удалось.

При проведении ЭД по ходу послеоперационной раны были обнаружены единичные сосудистые упорядоченные эхосигналы, свидетельствующие о начале пролиферативных явлений (Рис. 27).

Таким образом, гистологические и ультрасонографические исследования динамики заживления полнослойных ушитых ран в области лапаротомного разреза выявили терапевтическую эффективность при воздействии препарата Травматин, что выражалось в ускорении их заживления. Этот процесс был инициирован более ранним созреванием грануляционной ткани и ее более быстрым рубцеванием.

Рис. 25. Эхограмма передней брюшной стенки в области послеоперационной раны (с применением ЭД). 1 сутки после операции. Множественные упорядоченные эхосигналы. Контрольная группа.

Рис. 26. Эхограмма передней брюшной стенки в области послеоперационной раны (с применением ЦДК). Артериальный (красный эхосигнал) и венозный (синий эхосигнал) кровоток в периферических сосудах. 1 сутки после операции. Опытная группа.

Рис. 27. Эхограмма передней брюшной стенки в области послеоперационной раны (с применением ЭД). Единичные упорядоченные сосудистые эхосигналы. 3 сутки после операции. Опытная группа.

Рис. 28. Эхограмма передней брюшной стенки в области послеоперационной раны (с применением ЭД). Множественные хаотичные сосудистые эхосигналы. 3 сутки после операции. Контрольная группа.

–  –  –

ВЫВОДЫ

1. Научно обоснованы и разработаны объективные диагностические критерии оценки репараторного процесса в области ушитых операционных ран при хирургической травме, основанные на анализе корреляционных морфологических изменений поврежденных тканей, определяющих направление и динамику восстановительного процесса.

2. Выявлены морфологические закономерности проявления репаративной регенерации в динамике постоперационного периода, базирующиеся на морфологических корреляциях между восстановительными процессами в кости и параоссальных мягких тканях. При этом установлено, что активно протекающие процессы репарации в мягкотканных образованиях инициируют остеопластические. Степень развития грануляционной ткани в зоне костной травмы прямопропорциональна таковой в параоссальных тканях. При увеличении отека в мягких тканях, этот показатель параллельно возрастает и в костной ткани (r0,698, р0,036), тогда как увеличение площади лейкоцитарно-некротических масс в мягких тканях влечет за собой таковое и в костной ткани (r0,825, р0,006). Корреляционные изменения структуры поврежденных тканей в области перелома определяют дальнейшее синхронное течение регенераторных процессов.

3. Установлено, что пролиферация фибробластов на 10 сутки наблюдений при одновременном увеличении коллагеновых волокон приводит к образованию субэпителиальной рубцовой ткани, в то время как формирование полноценного в структурном отношении эпидермиса над рубцовой тканью индуцирует пролиферативную и биосинтезирующую активность фибробластов.

Структурное состояние эпителия кожи на данном сроке наблюдения является показателем течения регенераторного процесса в костной ткани, о чем свидетельствует положительная взаимосвязь между процентным соотношением клеток эпителия и грубоволокнистой костной ткани (r0,721, р0,012). Разрастание коллагеновых волокон и присутствие на фоне их гомогенизации первичной спонгиозы свидетельствует о формировании соединительнотканной мозоли и начале ее перестройки в костную. Увеличение площади, ею занимаемой, сопровождается снижением лейкоцитов в операционной ране, что находит подтверждение в обратной корреляционной взаимосвязи между этими показателями (r-0,734, р0,010).

4. Реорганизация рубцовой ткани, выявленная на 20 сутки после операции, взаимосвязана с развитием грубоволокнистой кости и начальными признаками ее перестройки в пластинчатую. Установлено, что формирующаяся ячеистая соединительная ткань без клеточной инфильтрации, ускоряет смену генераций костной ткани на стадии оссификации костной мозоли. Уменьшение площади и плотности рубца соответствует степени выраженности перестройки костной мозоли с формированием ее конечной генерации – пластинчатой кости.

Увеличение количества лейкоцитов в операционной ране сопровождается уменьшением площади лейкоцитарно-некротических масс в мягких тканях, что находит подтверждение в их положительной корреляции (r0,772, р0,025).

5. На 30 сутки наблюдений установлены эквиваленты прогрессирования перестройки кожного рубца с частичным восстановлением структуры дермы. При увеличении количества фибробластов в нем выявлено уменьшение числа макрофагов (r-0,513, р0,088), что сопровождается манифестированием формирования пластинчатых структур в костной мозоли.

6. Показано, что цитоморфологические показатели раневого экссудата и эпидермального слоя кожи в области костной травмы являются объективными динамическими критериями направления остеорегенерации. Так, на 5 сутки появление в ране фибробластов (1,7%) и эпителиальных клеток (4,4%) отражает благоприятное течение репараторного процесса, присутствие в ней более 70 % эритроцитов, 15% нейтрофилов, 5,6% макрофагов свидетельствует об его отрицательной динамике. Наличие в рубцовой ткани на 10 сутки наблюдений более 8% фибробластов, 27% эпителиальных клеток характеризует положительную динамику процесса заживления, в то время как присутствие в ней более 17% эритроцитов, 8,5% нейтрофилов, 18% макрофагов - отрицательную. Обнаружение в рубцовой ткани на 20 сутки 31% фибробластов и 46 % эпителиальных клеток доказывает полноценность процесса заживления костной травмы.

7. Модифицированный нами метод внеочаговой чрескостной фиксации переломов трубчатых костей обеспечивает четкую репозицию и качественную фиксацию отломков на протяжении всего постоперационного периода.

При этом восстановительные процессы протекают за счет усиления остеопластических механизмов без хондроидного пролиферата путем ангиогенного остеогенеза.

8. Разработан неинвазивный метод достоверной оценки динамики репаративного постраневого процесса с использованием сонографического исследования в режиме цветового и энергетического допплеровского картирования, который позволил унифицировать диагностические данные, выявленные на этапах заживления. При этом показано, что функциональное состояние микрогемоциркуляторного русла в области повреждения является объективным тестом прогнозирования послеоперационных осложнений и корректирования применяемого лечения.

9. Режимы цветового и энергетического допплеровского картирования позволяют оценить характер течения репарации, выявлять застойные явления в тканях и выраженность пролиферативных процессов. Эхографические параметры раневого участка при этом полностью соответствуют данным, полученным при морфологическом исследовании.

10. Препарат «Травматин», не нарушая стадийности раневого процесса, ускоряет его за счет сокращения фазы травматического и воспалительного отека, что коррелирует с данными сонографии. Это сопровождается активизацией пролиферативных процессов в грануляционной ткани (увеличение на 20% количества фибробластов в опытной группе по сравнению с контрольной) и ускорением эпителизации, что приводит к формированию прочного, нежного, подвижного рубца, не спаянного с окружающими тканями. Полученные данные позволяют рекомендовать препарат «Травматин» в практике ветеринарной хирургии в раннем послеоперационном периоде.

11. Комплексное применение препарата «Травматин» и «Травма гель»

ускоряет заживление ран на 20-30% по сравнению с общепринятыми методами.

Наилучшим терапевтическим эффектом обладает применение «Травматина» в виде геля, нанесенного на область раны.

СВЕДЕНИЯ О ПРАКТИЧЕСКОМ ИСПОЛЬЗОВАНИИ

НАУЧНЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ

Результаты исследования отражены в учебном пособии «Современные представления о репаративной регенерации костной ткани при оперативном лечении переломов костей у животных», одобренное УМО Высших учебных заведений в области зоотехнии и ветеринарии, методическом пособии «Лечение переломов костей у плотоядных».

Полученные результаты используются в учебном процессе на кафедре анатомии и гистологии животных им. А.Ф. Климова ФГОУ ВПО «Московская государственная академия ветеринарной медицины и биотехнологии им. К.И.

Скрябина», на кафедрах анатомии и ветеринарной хирургии ФГОУ ВПО «Казанская государственная академия ветеринарной медицины им. Н.Э. Баумана», на кафедрах анатомии, патанатомии и гистологии, на кафедре незаразных болезней по курсу общей и оперативной хирургии Оренбургского государственного аграрного университета, на кафедре анатомии человека Оренбургской государственной медицинской академии.

РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ИСПОЛЬЗОВАНИЮ НАУЧНЫХ ВЫВОДОВ

1. Установленные и морфологически обоснованные корреляционные взаимоотношения регенераторного процесса в мягких и костной тканях, протекающих в зоне перелома, являются объективными критериями прогнозирования течения раневого процесса при хирургической травме.

2. Рекомендуем использовать цитоморфологические методики исследования раневого экссудата в области костной травмы в целях определения направления регенераторного процесса и корректирования применяемого лечения в раннем постоперационном периоде.

3. Полученные данные о гемодинамике в области раневого процесса в норме и патологии являются базовыми при дифференциальной диагностике и прогнозировании течения репаративной регенерации.

4. Обоснована целесообразность применения аппликаций гелей на гидрофильной основе, оказывающих терапевтический эффект в фазе экссудации раневого процесса.

5. Полученные результаты целесообразно использовать при клинической оценке течения раневого процесса, профилактике возможных послеоперационных осложнений.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

1. Шакирова Ф.В. Применение стержневого аппарата чрескостной фиксации при переломах трубчатых костей у собак / В.Ф. Шакирова // Материалы конференции молодых ученых.—Казань, 2006.—С.76—78.

2. Шакирова Ф.В. Комплексное лечение переломов костей голени у собак / Ф.В. Шакирова // Материалы ХIV Московского конгресса по болезням мелких домашних животных.—М., 2006.—С.121—122.

3. Шакирова Ф.В. Рентгенологическая характеристика заживления перелома костей голени при чрескостном и интрамедуллярном остеосинтезе / Ф.В.

Шакирова, Н.З. Файзуллина // Ветеринарная медицина домашних животных.— Казань, 2006.—Вып. 3.—С.141—143.

4. Шакирова Ф.В. Динамика репаративной регенерации мягких тканей при применении «Травматина» у кошек / Ф.В. Шакирова, Н.З. Файзуллина // Ученые записки КГАВМ.—Казань, 2008.—Т. 194.—С.153—157.

5. Шакирова Ф.В. Метод чрескостного внеочагового остеосинтеза стержневым аппаратом наружней фиксации / Ф.В. Шакирова, Н.З. Файзуллина // Ветеринарный врач.—2008.—№ 2.—С.37—39.

6. Шакирова Ф.В. Морфодинамика заживления костной и мягких тканей при чрескостном остеосинтезе / С.В. Тимофеев, Ф.В. Шакирова // Доклады РАСХН.—М., 2008.—№ 5.—С.60—62.

7. Шакирова Ф.В. Репаративная регенерация мягких тканей при применении гомеопатических препаратов у кошек / Ф.В. Шакирова, Н.З. Файзуллина // Ученые записки КГАВМ.—Казань, 2008.—Т. 194.—С.149—153.

8. Шакирова Ф.В. Структурные изменения мягких тканей при применении «Травматина» у кошек / Ф.В. Шакирова // Материалы международной конференции.—СПб., 2008.—С.105—106.

9. Шакирова Ф.В. Морфодинамика репаративной регенераци мягких тканей при применении «Травматина» у кошек / Ф.В. Шакирова // Ветеринарный врач.—2009.—№ 1.—С.57—58.

10. Шакирова Ф.В. Динамика заживления мягких тканей в зоне перелома в условиях чрескостного остеосинтеза у собак / Ф.В. Шакирова // Ветеринарная медицина домашних животных.—Казань, 2009.—Вып. 6.—С.180—183.

11. Шакирова Ф.В. Морфодинамика репаративной регенерации в костной ткани у собак / Ф.В. Шакирова // Ветеринарный врач.—2009.—№ 6.— С.52—54.

12. Шакирова Ф.В. Мофодинамика репаративной регенерации костной ткани / Ф.В. Шакирова // Ветеринарная медицина домашних животных.—Казань, 2009.—Вып. 6.—С.178—180.

13. Шакирова Ф.В. Морфодинамика репаративной регенерации мягких тканей при применении «Травматина» у кошек / Ф.В. Шакирова // Материалы ХVII Московского конгресса по болезням мелких домашних животных.—М., 2009.—С.124—126.

14. Шакирова Ф.В. Метод чрескостного внеочагового остеосинтеза стержневым аппаратом наружней фиксации у собак / Ф.В. Шакирова // Международный вестник ветеринарии.—2009.—№ 1.—С.19—21.

15. Шакирова Ф.В. Динамика заживления мягких тканей в условиях чрескостного остеосинтеза / Ф.В. Шакирова // Практик.—2010.—№ 2.—С.95—97.

16. Шакирова Ф.В. Динамический сонографический контроль за репаративными процессами в тканях / Ф.В. Шакирова // Тезисы 1 всероссийской межвузовской конференции по ветеринарной хирургии.—М., 2010.—С.53—55.

17. Шакирова Ф.В. Клиническая и морфологическая характеристика заживления послеоперационной раны при применении препарата «Травматин» /Ф.В. Шакирова // Ветеринарный врач.—2010.—№ 2.—С.48—50.

18. Шакирова Ф.В. Морфодинамика заживления мягких тканей в зоне перелома в условиях чрескостного остеосинтеза / Ф.В. Шакирова // Ветеринарный врач.—2010.—№ 1.—С.35—38.

19. Шакирова Ф.В. Морфологический контроль за репаративными процессами в костной ткани / Ф.В. Шакирова, С.В. Тимофеев // Ученые записки КГАВМ.—Казань, 2010.—Т. 203.—С.284—287.

20. Шакирова Ф.В. Морфологический контроль заживления мягких тканей в зоне перелома в условиях чрескостного остеосинтеза / Ф.В. Шакирова // Ветеринарная медицина.—2010.—№ 2.—С.51—52.

21. Шакирова Ф.В. Динамика заживления костной ткани у собак в условиях чрескостного остеосинтеза / Ф.В. Шакирова // Практик.—2010.—№ 1.—С.84— 86.

22. Шакирова Ф.В. Ультразвуковой контроль за раневым процессом в послеоперационный период / Ф.В. Шакирова, С.В. Тимофеев // Ученые записки КГАВМ.—Казань, 2010.—Т. 203.—С.260—263.

23. Шакирова Ф.В. Ультразвуковой контроль репаративной регенерации мягких тканей / Ф.В. Шакирова // Ветеринарный врач.—2010.—№ 4.—С.50—51.

24. Шакирова Ф.В. Ультрасонографический контроль заживления кожных ран / Ф.В. Шакирова, С.В. Тимофеев // Ветеринарная медицина.— 2010.—№ 2.—С.51—52.

25. Шакирова Ф.В. Корреляционные изменения в костной и мягких тканях при репаративной регенерации в условиях чрескостной фиксации

Похожие работы:

«УДК 94(470.6) Аваков П.А. ОПИСАНИЕ РЫБОЛОВЕЦКИХ СЕЛЕНИЙ И ВАТАГ ДОНСКИХ И ЗАПОРОЖСКИХ КАЗАКОВ В СЕВЕРНОМ ПРИАЗОВЬЕ 1768 Г. Впервые публикуется малоизвестный документ, составленный по поручению Коллегии иностранных дел Российской империи и содержащий ценные сведения о заселении и хозяйственном освоении Северного Приа...»

«РЕСПУБЛИКА КРЫМ КРАСНОПЕРЕКОПСКИЙ РАЙОН АДМИНИСТРАЦИЯ МАГАЗИНСКОГО СЕЛЬСКОГО ПОСЕЛЕНИЯ ПОСТАНОВЛЕНИЕ (ПРОЕКТ) сентября 2016 г. с.Магазинка № Об утверждении муниципальной программы "Комплексное развитие систем транспортной инфраструктуры и дорожного хозяйства на терри...»

«Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. Т. 4. Вып. 1 • 2013 Специальный выпуск СИСТЕМА ПЛАНЕТА ЗЕМЛЯ Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time vol. 4, issue 1 Special issue 'The Earth Planet...»

«ТЕКТОНОСФЕРА К.Ф. Тяпкин Национальный горный университет, Днепропетровск НОВЫЙ ВЗГЛЯД НА ГЕОТЕКТОГЕНЕЗ, ОБУСЛОВЛЕННЫЙ ИЗМЕНЕНИЕМ ПОЛОЖЕНИЯ ТЕКТОНОСФЕРЫ ЗЕМЛИ ОТНОСИТЕЛЬНО ОСИ ЕЕ ВРАЩЕНИЯ А все таки Земля вертится! Галилео Галилей О...»

«О се к М ль тя О бр У ск ий ьс ки ли й це й Пояснительная записка к рабочей программе по технологии для обучающихся 2 А класса Рабочая программа составлена на основе Федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования, основной образоват...»

«выдаются от 10 до 100 тыс. руб. сроком от 10 месяцев до 1 года. На сегодняшний день в кооперативе около 70 пайщиков, половина из которых ЛПХ. В 2008 г. из 100 % выданных займов 80 % принадлежало ЛПХ на сумму 573,5 тыс. руб. и 20 % – сельскохозяйственным организациям на сумму 1 млн руб. В свою очередь СКПК "Б...»

«1 1. Цели освоения модуля (дисциплины) Сформировать у студента навыки, необходимые для успешного выполнения всех видов профессиональной деятельности, предусмотренных для должности горного инжене...»

«АДМИНИСТРАЦИЯ ПРАВДОВСКОГО СЕЛЬСКОГО ПОСЕЛЕНИЯ ПЕРВОМАЙСКОГО РАЙОНА РЕСПУБЛИКИ КРЫМ Къырым Джумхуриети Первомайск болюги Правда кой къасабасынынъ Идареси Адміністрація Правдівського сільського поселення Первомайського району Республіки Крим 296310,Республика Крым, Первомайский район...»

«420021, г.Казань, ул.Каюма Насыри, д.40 тел./ф. (843)293-56-35, 293-56-25, e-mail: progressproekt@gmail.com Шифр: 2016-9-ЕП-СТ(У) Заказчик: ГКУ "Фонд газификации, энергосберегающих технологий и развития инженерных сетей Республики Татарстан" Документ: Схема теплоснабжения Круглопольс...»

«Информация подготовлена по материалам, полученным из сети "Интернет" 18.03.2016 Агро-дайджест Минсельхоз призвал регионы ЦФО быть готовыми к пересеву озимых Директор департамента растениев...»

«ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ГИДРОМЕТЕОРОЛОГИИ И МОНИТОРИНГУ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ (РОСГИДРОМЕТ) ДОКЛАД ОБ ОСОБЕННОСТЯХ КЛИМАТА НА ТЕРРИТОРИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗА 2013 ГОД Москва, 2014 г.RUSSIA...»

«Е.Г. Романова, Е.А. Данилкина Тверская государственная сельскохозяйственная академия, г. Тверь Тверской государственный университет, г. Тверь ФУНКЦИОНАЛЬНО-СЕМАНТИЧЕСКОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ "СОМНЕНИЕ" И СПОСОБЫ ЕГО ВЫРАЖЕНИЯ В РУССКОМ И АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКАХ Ключевые слова: функционально-семантическое представл...»








 
2017 www.net.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.