WWW.NET.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет ресурсы
 

«УДК 81’373.231 Вестник СПбГУ. Сер. 9. 2012. Вып. 3 И. А. Кюршунова НЕКАЛЕНДАРНЫЕ ЛИЧНЫЕ ИМЕНА И ИХ КОГНИТИВНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ В СРЕДНЕВЕКОВОМ РЕГИОНАЛЬНОМ ОНОМАСТИКОНЕ ...»

УДК 81’373.231 Вестник СПбГУ. Сер. 9. 2012. Вып. 3

И. А. Кюршунова

НЕКАЛЕНДАРНЫЕ ЛИЧНЫЕ ИМЕНА И ИХ КОГНИТИВНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ

В СРЕДНЕВЕКОВОМ РЕГИОНАЛЬНОМ ОНОМАСТИКОНЕ

Высокий лингвистический и  экстралингвистический потенциал имени человека дает возможность обратиться к  антропонимам при исследовании картины мира

и того, как представлен в ней человек. Имена собственные, зафиксированные в памятниках письменности донационального периода, в данном случае особенно интересны, поскольку именно антропонимы зачастую являются теми единственными компонентами, которые несут недостающую информацию о жизни человека в прошлом, о взаимоотношениях в обществе, о приоритетах в духовной жизни наших предков.

Не являются исключением и письменные источники Карелии XV–XVII вв., в которых зафиксировано большое количество именований лиц, позволяющих исследовать различные ономастические, лингвистические, этнолингвистические процессы, происходившие в  языке и  культуре русского средневековья. Это официально-деловые источники, такие как писцовые, дозорные, переписные и поземельные книги на русском и шведском языках, близкие по целям составления — выявление и фиксация налогоплатежного населения, проживавшего в различных административно-территориальных объединениях Карелии1.

Отметим, что когнитивный ресурс представлен во всех антропонимических единицах: некалендарных личных именах, прозвищах и  образованиях от них, а  также календарных именах и восходящих к ним патронимах и ойконимах.



Однако степень антропоцентрической информативности у разных единиц, именующих человека, различна. Наиболее содержательны, безусловно, некалендарные имена (личные имена и прозвища), а также патронимные и посессивные дериваты от них, затем календарные имена и патронимы и посессивы, образованные на их базе. При этом когнитивный потенциал некалендарного именника всегда будет выше, чем календарного, так как, помимо интерпретации состава антропонимов, сопоставления статистических данных именников одного или разных (сопредельных или удаленных от исследуемого) регионов, у некалендарного ономастикона еще и достаточно четко обозначена связь с апеллятивной лексикой.

Известно, что некалендарные имена (в документах Карелии более 2700  фиксаций — 11,5% от общего числа всех антропонимических употреблений) не были генетически однородны и подразделялись на некалендарные личные имена, дававшиеся при рождении, и прозвища, использовавшиеся для индивидуализации членов коллектива по различным отличительным признакам, проявлявшимся чаще у взрослого человека (первичные и вторичные имена в терминологии А. Н. Мирославской [2]).

1 Территория Карелии — место тесных контактов русских и прибалто-финнов, саамов, но в административно-территориальном делении Карелии XV–XVII вв. вряд ли можно назвать поселения только русские, только карельские, вепсские, саамские. «Стерильно чистое (бессубстратное) этническое пространство  — исключительное и  сомнительное явление» [1, с. 14]. Однако известно, что Лопские погосты и Водская пятина были населены по преимуществу карелами, Обонежье имело смешанный этнический состав, к XV–XVII вв. здесь выделялись поселения, где преобладали или русские, или вепсы, или карелы.

© И. А. Кюршунова, 2012 В данной статье предлагаем анализ когнитивной информативности только некалендарных личных имен через их ономастический статус, их место в ономастической системе.





В ономастическом плане некалендарные личные имена близки к  календарным личным именам, присваивавшимся новорожденным, но  в  христианской культурной традиции, и к  прозвищам  — из-за близости к  апеллятивной основе как внутренней форме имени. Среди критериев разграничения некалендарного имени от прозвища назовем мотивационный  — отбор таких номинаций, за мотивом именования которых видится связь с новорожденным, формальный — развитая ономастическая деривация (Третий Третьяк Третьячко), функциональный — в структуре именования такие единицы занимают место личного имени, т. е. находятся в препозиции по отношению к другим антропонимическим единицам (Беляйко Приходец, 1582/83 [3]).

Безусловно, выделенные критерии не являются универсальными, особенно для ономастикона XV–XVII вв. Более того, бесспорно, что после принятия христианства некалендарные личные имена и  прозвища функционально сближаются, поскольку имеют «родственную» исконно славянскую или исконно русскую апеллятивную основу. Как следствие, помимо именований, традиционно становящихся прозвищами2, в этом качестве использовались «бывшие» традиционные некалендарные личные имена3. Однако такие записи единичны, что свидетельствует о раздельном существовании в сознании средневекового жителя Карелии двух ономастиконов: некалендарного личного и прозвищного.

Добавим, что дополнительным критерием разграничения личного имени и прозвища может служить по преимуществу общерусская или общеславянская основа некалендарного личного имени. Например, имена с корнями Баж-, Друг-, Люб-, Мири под. известны украинскому, белорусскому, сербохорватскому, польскому, болгарскому ономастиконам [6–11].

Еще одним критерием отнесения антропонима к некалендарным личным именам может служить их частотность как в местных документах, так и в письменных источниках других территорий Руси. Среди некалендарных личных имен практически нет единичных именований, особенно если рассматривать имя в ономастическом пространстве более широком, нежели отдельный регион: в ономастиконах разных территорий средневековой Руси отмечены с разной частотностью Бажены, Истомы, Нежданы, Четвертаки, Черныши и т. д.

В карельских средневековых источниках антропонимов, которые соответствуют критериям некалендарного личного имени, чуть более 80, прозвищ около 500 и приблизительно для 150 именований (типа Волк) статус однозначно не определен.

Рассмотрим пример, касающийся той группы именований, для которой по записям, представленным в документах, имя можно включать и в состав личных имен, и в состав прозвищ. Так, с мотивационной точки зрения антропоним Волк можно рассматривать как отголосок тотемистического сознания: оно могло быть дано при рождении с целью охраны. Известно, что волка многие племена в прошлом считали своим 2 Cр.: Обрамко Спиров, прозвище Брага, 1597 [4]; Микифорко Оксентьев, прозвище Виглоха [4]; Ивашко, прозвище Короткой, да Макарко Павловы дети, 1597 [4]; Власко Оксентиев, прозвище Улкуй, 1598 [5]; Сенка, а прозвище Чемак, 1582 [3] и т. д.

3 Ср.: место Александра, прозвище Богданка, Васильева сына, 1598 [5]; Васюк Васильев, прозвище Жданко, 1597 [4]; Овдокимко Мокеев, прозвище Жданко, 1597 [4] и т. д.

предком, поклонялись ему. Назвать ребенка таким именем при рождении  — значит иметь волка в покровителях, защитниках не только семьи, но и рода, племени. Ребенку желали быть таким же быстрым и сильным, как волк. Вспомним сказки об Иване-царевиче и сером волке, где волк говорит человеческим голосом и одарен необычайной мудростью и т. д. Не исключено, что имя Волк давали, чтобы уберечь ребенка от нечистой силы4. Здесь обратимся к различным поверьям и позднейшим отголоскам в фольклоре (колдуны могли превратить в волков целые свадебные поезда, волчья шерсть в их руках считалась в старину одной из самых злых сил) или представлениям о превращении человека в волка (в славянской мифологии это волкодлак; самый таинственный герой русского эпоса, Волхв Всеславлич, умел превращаться в волка и рыскать по дремучим лесам, одолевая в одно мгновение невероятные расстояния, так что могло показаться, будто он находится в нескольких местах одновременно [13, т. 1, с. 242; 14, с. 255]). Возможно, появление именования куда прозаичнее и связано с охотничьим календарем:

время охоты на зверя и рождение ребенка совпадали. В связи с этим отметим «волчьи праздники» перед охотой на волка, ритуал переодевания в шкуру волка. Можно предположить также, что имя давалось в семье охотника, чтобы принести удачу.

Кроме того, для периода XV–XVII вв. можно предположить изменение мифологического сознания и  допустить, что задача такого именования  — охарактеризовать различные внешние признаки взрослого человека или черты его характера, которые уже по традиции ассоциировались с  волком, например злость, враждебность, ненадежность в дружбе5. В таком употреблении это будет уже прозвище.

Функциональный критерий. В  документах Карелии именование Волк занимает в  структуре именования или первую позицию (ср.: Волк Романов, 1563  [16] и 1582/83 [3]; Wolk Wlasieff, 1618 [17]), т. е. позицию личного имени, или последнюю, т. е. выступает как прозвище6.

Формальные различия можно представить на более широком ареале распространения этого имени, нежели Карелия. Так, свидетельством использования имени для наречения детей являются диминутивы (ср.: Волчко Кляпиничь, панъ, отчинникъ Слуцкий, ок. 1450 [18, с. 147]).

Как видим из представленных примеров, имя достаточно активно в ономастической системе средневековой Карелии. Помимо этого оно отмечено в  различных славянских ономастиконах: словен. Volina, IX  в., укр. Волчко, XV  в., сербохорв. Воук (XII–XIII в.), Влкь (XIV в.), польск. Wilk (XII в.) [9, с. 23, 46, 92, 93].

Такие сопоставления ставят имена, восходящие к названиям животных, птиц, насекомых, растений и под., в особое положение, требующее отдельного описания.

4 Ср.: в  смоленских говорах о  появившемся на свет теленке (жеребенке, поросенке) говорят:

«Это не теленок, а волчонок». Повитуха крестит новорожденному лоб, живот и ноги со словами: «На глава кръст, в  сърце ангел, на нозе вълк» (макед.). Если в  семье умирают дети и  родится мальчик, то, чтобы уберечь его от смерти, повитуха кричит: «Роди вучица вука свиjету на знање а ћетету на здравље!» [Родила волчица волка всему свету к сведению, а ребенку на здоровье!] (серб.). Или же дают мальчику имя Вук, так как верят, что ведьма, поедающая детей, на «волка» не покусится; имя Вуко дают также, чтобы сын был здоровым и сильным, как волк (серб.) [12, т. 1, с. 417].

5 Ср. с поговорками: Он волком глядит; Как волка в хлев пустить; Дать денег в долг, а порукой будет волк; Пойми волка слезы и  т. д. [15, т. 1, с. 232], также в  современном русском литературном языке смотреть волком — «иметь угрюмый, недружелюбный, враждебный вид».

6 Ср. позицию антропонимической единицы Волк в  Писцовой книге Обонежской пятины 1563 г.: Иванко Матфеев Волк; Еремка Федоров Волк; Федко Максимов Волк; Оксенко Яковлев Волк;

Иванко Васильев Волк и т. д.

Некалендарный личный именник был достаточно устойчивым на севере Руси до конца XVII в. Интересно, что носителями таких имен являлись не только крестьяне, земцы, но  и  служители церкви. Ср.: 1563  — дьяк Беляйко; дьяк Злобка Трофимов;

дьяк Цыгорко; 1582 — двор дьячка церковнаго Докучайка; дьячок церковной Звяга Максимов; понамарь Клепа; поп Немир Ондреев и  т. д. (11% от общего числа имен церковных служащих). Подобные материалы фиксируются и в  местных частных документах XVII в.: Баженко Семенов, дьячок, поручная, 1649 г.; Баженко Федоров, дьячок, отписка, 1657 г.; Второй Поздеев, дьяк, грамота, 1602 г.; Докучайко Григорьев сын Игумнов, дьячок, дело, 1650 г.; Дружина Протопопов, дьяк, 1660 г., 1661 г., 1663 г.; Дружинка Герасимов, юштозерский дьячок, челобитная, 1659  г.; Ждан Прокопьев, поп, отписка, 1690 г. и т. д. [19].

Основу регионального некалендарного ономастикона составляют такие имена, как Нечай (Нечайко, Нечаец), Третий (Третьяк, Третьячко, Тренка), Поздей (Поздейко, Поздняк, Позднячко), Истома (Истомка), Первой (Первуша, Первушка, Первыша, Первышка), Меньшой (Меньшак, Меньшик, Меньшичко), Ушак (Ушачко), Ждан (Жданко, Жданец), Вешняк (Вешнячко), Малой (Малко, Мал(ь)га, Малейко, Малюк, Малютко), Невзор (Невзорко), а  также имена Горяинко, Завьял, Молчан, Негодяй, Неклюд, Некрас, Одинец, Падора, Поспел, Постник, Путило, Пятой, Рагоза, Русан, Смирной, Суббота, Суровой, Томило, Худой, Черной, Шестой, Ширяйко и  имена с  корнями Бел-, Буд-, Руд-. Они совпадают с  ядром древнерусского ономастикона, общеславянским именным фондом. Обратим внимание, что имена Нечай и  Третий не имеют в этом списке «конкурентов». При этом имя Третий и модификаты от него частотны и в других регионах средневековой Руси [20, с. 15–18, 20–21; 21, с. 14–15; 22, с. 194–195]. Так, в  уральском ономастиконе имя Третьяк занимает первую позицию среди употребительных имен, высока частотность и имени Нечай в разных регионах Руси.

Частота употребления этих имен «запрограммирована» также их внутренней формой. В имени Нечай могли контаминироваться семы «перестать верить» и охранная (имплицитная, полярная) «ожидание». Подобным образом антропоним Третьяк, помимо отражения порядка появления детей в семье, мог пересекаться с пожелательной функцией, за которой скрыто стремление иметь большую семью.

На распространение данных имен влияла «удобная» в фонетическом и структурном плане основа, к которой присоединялись форманты, образующие диминутивноквалитативные формы без негативного (как у прозвищ) содержания.

На периферии ономастикона остаются менее употребительные некалендарные именования, которые мог получить новорожденный: Воинка, Ворошило, Гневаш, Девятый, Мороз, Неждан, Плохой, Подосенко, Прибыток, Собина, Сухой, Толстой, Четвертой, имена с корнями Рык-, Ряб-, Шиш- и т. д. В местных официально-деловых документах представлены от пяти до двух употреблений этих имен, но с иной частотой (более высокой и  наоборот), нежели в  других документах Русского государства, что говорит о сокращении достаточно разнообразного дохристианского ономастикона.

Как видим, в средневековых документах Карелии встречаются традиционные для Руси некалендарные личные имена. Это ономастические универсалии, которые отражали порядок рождения, время рождения, отношение родителей к факту появления ребенка, внешние особенности и качества характера ребенка, которые ярко проявлялись с рождения. Наиболее разнообразен при этом репертуар имен в группе, отражающей внешность новорожденного (их около 50), однако самыми частотными являлись имена, указывающие на отношение родителей к  факту появления ребенка в  семье (344 носителя) и на порядок рождения (311 носителей).

Таким образом, «языческий консерватизм», связанный с  функционированием исконно русских антропонимов, на периферии Руси длился значительно дольше, чем в центральных районах, отказ от религиозной формы освоения мира человеком через имя в средневековой Карелии проходил менее интенсивно.

Некалендарное личное имя как когнитивный знак передавало прежде всего парадигму семейных ценностей, для которой особую значимость имели имена, отражающие порядок рождения и отношение родителей к ребенку. При этом за мотивами именований могли быть скрыты и  более глубокие культурно-исторические ассоциации, получившие преобразование в ономастиконах позднего времени.

Литература

1. Трубачев О. Н. Языкознание и этногенез славян. Древние славяне по данным этимологии и ономастики // Вопросы языкознания. 1982. № 4. С. 10–26.

2. Мирославская А. Н. О  древнерусских именах, прозвищах и  прозваниях //  Перспективы развития славянской ономастики / отв. ред. А. В. Суперанская. М.: Наука, 1980. С. 202–213.

3. Писцовая книга Заонежской половины Обонежской пятины 1582/83 гг.: Заонежские погосты // История Карелии XVI–XVII веков в документах. Петрозаводск; Йоэнсуу: [Б. и.], 1993.

С. 35–341.

4. Дозорная книга Лопских погостов, 1597 г. // История Карелии XVI–XVII веков в документах. Петрозаводск; Йоэнсуу: [Б. и.], 1987. С. 186–233.

5. Дозорная книга Шуерецкой волости // История Карелии XVI–XVII веков в документах.

Петрозаводск; Йоэнсуу: [Б. и.], 1987. С. 234–254.

6. Бiрыла М. В. Беларуская антрапанiмiя. Прозвшчы, утвораныя ад апелятыунай лексiкi.

Мiнск: Навука i тэхнiка, 1969. 505 с.

7. Бiрыла М. В. Беларуская антрапанiмiя. Уласные iмены, iмены-мянушкi, iмены па бацьку, прозвшчы. Мiнск: Навука i тэхнiка, 1966. 327 с.

8. Демчук М. О. Слов’янські автохтонні особові власні імена в побуті українців ХІV–ХVІІ ст.

Киев: Наукова думка, 1988. 172 с.

9. Железняк И. М. Очерк сербохорватского антропонимического словообразования:

cуффиксальная система сербохорватской антропонимии XII–XV вв. Киев: Наукова думка, 1969.

132 с.

10. Худаш М. Л. З історії української антропонімії. Київ: Наукова думка, 1977. 236 с.

11. Чучка П. П. Антропонiмiя Закарпаття (Вступ та iмена): конспект лекцiй. Ужгород: Вид-во Ужгор. ун-ту, 1970. 103 с.

12. Славянские древности: этнолингвистический словарь: в 5 т. М.: Международные отношения, 1995. Т. 1. 488 с.

13. Мифы народов мира. Энциклопедия: в 2 т. / гл. ред. С. А. Токарев. М.: НИ «Большая Российская энциклопедия», 1997. Т. 1. А–К. 671 с.; Т. 2. К–Я. 719 с.

14. Русский народ, его обычаи, предания, суеверия и поэзия. Собр. М. Забылиным. Репринтное воспроизведение изд. 1880 года. М.: Совместное советско-канадское предприятие «Книга принтшоп», 1990. 616 с.

15. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусск. языка: в 4 т. М.: Терра, 1995. Т. 1.

А–З. 800 с.

16. Писцовые книги Обонежской Пятины: 1496 и 1563 гг. / Акад. наук Союза сов. соц. респ, Археогр. комис.; под общ. ред. М. Н. Покровского. Л.: Изд-во АН СССР, 1930. 268 с. (Мат. по истории народов СССР, Вып. 1. Материалы по истории Карел. АССР).

17. Переписная книга Корельского уезда 1618 г. // История Карелии XVI–XVII веков в документах. Петрозаводск; Йоенсуу: [Б. и.], 1987. С. 284–387.

18. Тупиков Н. М. Словарь древнерусскихъ личныхъ собственныхъ именъ. СПб.: Тип.

Н. Н. Скороходова (Надеждинская, 43), 1903. 903 с.

19. Карелия в XVII в. Сб. документов / сост. Р. Б. Мюллер; под ред. А. И. Андреева. Петрозаводск: Госиздат КФССР, 1948. 443 с.

20. Мосин А. Г. Исторические корни уральских фамилий. Екатеринбург: Изд-во «Гощицкий», 2008. 792 с.

21. Ганжина И. М. Тверская антропонимия XVI в. в социально-историческом и лингвистическом аспектах (на материале тверских писцовых книг): автореф. дис. … канд. филол. наук / Твер.

гос. ун-т. Тверь, 1992. 20 с.

22. Чайкина Ю. И. Личные имена горожан на Русском Севере в  начале XVII  в. //  Чайкина Ю. И. История лексики Вологодской земли (Белозерье и Заволочье). Вологда: Русь, 2005. С. 192– 198.

–  –  –



Похожие работы:

«ПОКУПКА ТУРА В РАССРОЧКУ ИЛИ В КРЕДИТ Клиенты просят скидку? Предложите им альтернативный вариант! Теперь для Ваших клиентов есть дополнительный сервис: оплата тура в рассрочку без процентов и комиссий сроком на 6 месяцев или покупка в...»

«ПАО "ТрансКонтейнер" 125047, Москва, Оружейный пер., д. 19 телефон: +7 (495) 788-17-17, факс: +7 (499) 262–75–78 e-mail: trcont@trcont.ru, www.trcont.ru ПРОТОКОЛ № 31 внеочередного Общего собрания акционеров Публичного акционерного общества "Центр по перев...»

«MIC-30 ИЗМЕРИТЕЛИ ПАРАМЕТРОВ ЭЛЕКТРОИЗОЛЯЦИИ РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ Версия 1.11 1 ВВЕДЕНИЕ 2 НАСТРОЙКА ИЗМЕРИТЕЛЯ 3 ИЗМЕРЕНИЕ 3.1 Измерение электрического сопротивления изоляции 3.1.1 Двухпроводный метод измерения 3.1.2 Трехпроводный ме...»

«ISSN 2076-2429 (print) Праці Одеського політехнічного університету, 2012. Вип. 2(39) ISSN 2223-3814 (on line) В.А. Крисилов, д-р техн. наук, проф., УДК 004.023 В.В. Любченко, канд. техн. наук, доц., В.С. Кавицкая, магистр, Одес. нац. политехн. ун-т МЕТОДЫ ЦЕЛЕОРИЕНТИРОВ...»

«Восточный дастархан (гастрономический тур) Страна: Узбекистан. Продолжительность тура: 8 дней / 7 ночей. Маршрут: Ташкент Ургенч Хива Бухара Самарканд Ташкент. Даты сборной группы: 04.06.2015 11.06.2015 Узбекская кухня, пожалуй, одна из самых богатых на Востоке! Расположенный на караванных дорогах Вели...»

«Информация из Японии 14 июня 2016года Вот и наступило лето 2016 года ! Это лето для страны восходящего солнца станет особым, потому что в календаре появится новый праздник – "день гор". В июле Япония уже давно отдыхает на "день моря", а с этого года, благодаря новой поправке в закон о государственных праздниках,...»

«Павел Глоба Федор Ибатович Раззаков Знаменитые Козероги Серия "Астрология в биографиях знаменитых людей" Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=567405 Знаменитые Козероги: Эксмо; Москва; 2011 ISBN 978-5-699-46429-6 Аннотация В этой книге собраны биографии самых знамен...»

«"Задачи на новый учебный год, или Ещё раз про любовь." Недзвецкая Елена Анатольевна, директор школы Добрый день, уважаемые коллеги! Начиная новый учебный год, мы всегда ставим цели и задачи, опираясь...»

«ПРИНЯТО УТВЕРЖДЕНО решением ученого совета приказом ректора ГОУ ВПО "БрГУ" ГОУ ВПО "БрГУ" от 27 апреля 2011 г. № 10 от 05 мая 2011 г. № 134 ПОЛОЖЕНИЕ об освоении основной образовательной программы высше...»








 
2017 www.net.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.