WWW.NET.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет ресурсы
 

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 11 |

«№2(3)/2016 ЭЛЕКТРОННЫЙ ЖУРНАЛ Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и №2(3) декабрь 2016 ...»

-- [ Страница 8 ] --

Поскольку стадии совершения преступления представляют целенаправленную деятельность лица по подготовке и совершению преступления или различные этапы реализации преступного умысла, установление стадий возможно лишь в умышленных преступлениях.

Законодателем установлено, что как приготовление, так и покушение могут быть совершены только умышленно (ст. 30 УК РФ). Так как при приготовлении и покушении лицо стремится к завершению преступления, желает либо наступления общественно опасных последствий, либо совершения всех действий, образующих оконченное преступление, то в данном случае речь может идти только о прямом умысле [3, с 205 -206].

В правовой литературе распространено мнение о том, что приготовление и покушение невозможны в преступлениях с формальным составом, совершаемых путем бездействия, а также в тех преступлениях, в которых уже первый акт деятельности

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

представляет собой полное выполнение состава данного преступления. Все поведение лица до момента, пока оно не уклонится от того действия, которое обязано было совершить, либо не совершит действия, предусмотренное в законе, как оконченное преступление, является безразличным в уголовно-правовом отношении. Пока субъект располагает временем для выполнения тех действий, которые он обязан исполнить либо от совершения которых обязан воздержаться, его поведение не может быть признано общественно опасным. Но если наступило время исполнения этих действий, то невыполнение их субъектом уже образует состав оконченного преступления.



Стадии преступления возможны почти во всех умышленных преступлениях с материальным составом. Приготовление и покушение невозможны в тех случаях, когда уголовная ответственность наступает лишь при наличии определенных, указанных в законе общественно опасных последствий, отграничивающих преступление от других правонарушений. Так же невозможны и в преступлениях, общественная опасность которых состоит в создании опасности причинения вреда.

Стадия приготовления возможна почти для всех преступлений с формальным составом, выполняемых как путем действия, так и путем бездействия. В качестве исключения можно привести лишь те составы, где уже подготовительная деятельность рассматривается законодателем как оконченное преступление (ч. 1 ст. 209, ч. 1 ст. 210 УК и др.). Покушение же возможно не во всех преступлениях с формальным составом. Оно имеет место в тех составах преступлений, объективная сторона которых характеризуется следующими моментами: 1) деяние состоит из нескольких актов. 2) если деяние характеризуется определенной продолжительностью его совершения и между началом и окончанием преступного действия возможен разрыв во времени.

–  –  –

УДК 811.111 ББК 81.07

ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕВОДА ЮРИДИЧЕСКОЙ ТЕРМИНОЛОГИИ

С АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА НА РУССКИЙ

–  –  –

Статья посвящена особенностям и сложностям перевода английских юридических терминов на русский язык. Авторы предлагают рекомендации по снятию указанных трудностей. Анализируются различные переводческие трансформации, наиболее часто употребляемые при передаче юридических терминов.

The article is devoted to the peculiarities and difficulties of the translation of English legal terms into Russian. The authors offer recommendations for taking away these difficulties. They also analyze various translation transformations, which are most frequently used in the translation of legal terms.





Ключевые слова: юридические термины, переводческие трансформации, право, законодательство, терминосистема.

Key words: legal terminology, translation transformations, law, legislation, term system.

–  –  –

В связи с развитием международного сотрудничества в различных отраслях гуманитарного знания юридические термины очень широко используются в современной коммуникации. Перед переводчиком стоит сложная задача достижения адекватного перевода. Он должен соблюдать все необходимые правила перевода международных соглашений, договоров, законов и других юридических документов.

О.А. Безуглова в своей статье пишет, что уникальность английской юридической терминологии заключается в том, что она функционирует не только в рамках сферы профессионального общения, но и в повседневной жизни, поскольку юриспруденция на сегодняшний день является частью культуры народов [1, с. 30].

Следовательно, можно сделать вывод, что проблема изучения функционирования юридической терминологии и ее адекватный перевод является актуальной для переводчика.

Юридический термин не имеет единого определения и интерпретируется отечественными и зарубежными лингвистами по-разному. Так и способы перевода этой лексической единицы вызывают разногласия среди ученых. Существует большое количество работ по данной теме, но все авторы указывают на трудности их декодирования.

Изучив труды по данной тематике, мы сделали вывод, что переводчики на практике часто сталкиваются с проблемой выбора способа перевода. При переводе, например, контракта, юридическая терминология отличается высокой степенью клишированности, что облегчает задачу перевода и процесс сводится к выбору подходящего эквивалента. Но в случае отсутствия эквивалента, возникают переводческие лакуны, которые требуют определенных способов их устранения.

Рассуждая о проблеме передачи юридических терминов на исходный и переводящий языки, можно выделить некоторые факторы:

1. трудности, связанные с недостаточной подготовкой переводчика в сфере юриспруденции и его некомпетентностью;

2. трудности, обусловленные заимствованием юридических терминов из латыни;

3. трудности, связанные с многозначностью юридических терминов;

4. трудности, обусловленные несовпадением юридических систем государств, следовательно, существование специфичных для одной терминосистемы единиц и отсутствия их переводческих соответствий в другой, из-за расхождения объемов понятий, передаваемых терминами-аналогами [См.3].

Одним из решающих факторов адекватности всего процесса перевода является осведомленность переводчика в определенной сфере. Его компетентность в области юриспруденции заключается в знании правовых систем и законодательства государств, а также юридических документов, которые он переводит.

Для юридического дискурса характерны термины, которые заимствованы из латыни, что является определенной трудностью и доставляет сложности при переводе. В своей работе Панкратова Е.А. пишет: «данные термины представляют трудности, особенно при устном переводе (звучание термина на латинском и английском языках отличается)» [6, с.351].

Еще одной сложностью, возникающей перед переводчиком, является многозначность юридических терминов.

В качестве примера возьмем термин «jurisdiction», который имеет различные значения, такие как юрисдикция, подсудность, полномочия и, в зависимости от контекста, по-разному переводится.

1. jurisdiction of the Russian Federation – юрисдикция Российской Федерации;

2. jurisdiction of the general shareholders meeting – полномочия общего собрания акционеров;

3. jurisdiction of the regional court- подсудность областного суда.

–  –  –

Или термин «relief», который также имеет много значений в зависимости от контекста:

1. relief from taxes – освобождение от уплаты налогов;

2. public relief – государственное пособие [2, с.22].

Основные трудности при переводе английских юридических терминов на русский язык также связаны с проблемами передачи содержания правовых реалий. Если страноведческие, культурные и правовые различия не учитываются при переводе термина в сфере юриспруденции, возникает множество проблем не только при интерпретации термина, но и во взаимодействии правовых систем.

«Специфика терминов определяет важность их точного применения, которое заключается не в употреблении слов, а в системности функционирования такого явления, как право. Именно системность нарушается при неверном, неадекватном внесении в него инородных элементов (терминов), без учета национально-правовой специфики и первичного функционирования. Избежать подобных ошибок способен лишь специалист, обладающий достаточными знаниями не только в области лингвистики и теории перевода, но и в области права» [5, с.113].

Одним из самых оптимальных способов перевода юридических терминов, является эквивалент термина языка оригинала.

С. В. Гринев выделяет особенности подбора эквивалентов для иноязычных терминов.

«С лексической точки зрения, при переводе терминов возможны две основные ситуации, когда в русском языке права существуют эквиваленты иноязычного термина, зафиксированные в переводных словарях, и когда такие эквиваленты отсутствуют. В первом случае может существовать один или несколько вариантов перевода иноязычного термина.

Если имеется один эквивалент, то такая ситуация перевода не представляет особых трудностей, так как необходимо только проверить адекватность замены в конкретном тексте» [4, с.283].

Если существует несколько эквивалентов в языке перевода, то необходимо выбирать наиболее подходящий вариант, что не всегда является простой задачей из-за несоответствия терминологий и не всегда высокого качества словарей. К сожалению, большинство современных словарей имеет существенные недостатки, в частности, избыточность вариантов перевода. Перед переводчиком стоит сложная задача выбора подходящего эквивалента, учитывая все особенности и различия правовых систем государств.

Так в «English-Russian Comprehensive Law Dictionary» содержится большое количество словарных статей, приводящих несколько вариантов перевода английского юридического термина на русский язык:

defense амер. 1. оборона; защита; 2. защита (на суде); аргументация ответчика;

возражение по иску; возражение ответчика; 3. запрещение.

custody 1. хранение; охрана; 2.

попечение; опека; 3. контроль; владение; 4.

задержание; содержание под стражей; тюремное заключение.

abandon 1. отказываться (от права, притязания и т.

п.); отказываться от имущества в пользу страховщика, абандонировать; 2. прекращать; 3. оставлять (жену, детей); закрывать [5, с.113].

Большое количество вариантов юридических терминов при переводе с английского языка на русский, объясняется различием правовых систем этих государств. Таким образом, проблеме вариантности следует уделять особое внимание при переводе лексических единиц, которые принадлежат к национальным терминосистемам.

Н.В. Гринев говорит об этой проблеме следующее: «вариантность перевода терминов является вполне нормальным объективным явлением, обусловленным тем, что национальные терминологии развиваются в разных социально-культурных и исторических

–  –  –

условиях; в большинстве случаев между терминами разных языков нет полной эквивалентности. Тем не менее, существующая тенденция включения в словарь избыточных вариантов, отражающих окказиональное употребление иноязычных терминов, вызывает значительные трудности в работе переводчика» [4, с.283].

Не менее распространенными вариантами передачи терминологии с английского языка на русский являются транскрипция и транслитерация. Переводческая транскрипция

– это пофонемное воссоздание лексической единицы языка оригинала с использованием фонем языка перевода. Другим приемом лексических трансформаций служит транслитерация – побуквенное воссоздание лексической единицы языка знаками алфавита языка перевода. Но сходное слово в переводе воспроизводится с учетом произносительных характеристик языка. При этом исходное слово в переводном тексте представляется в форме, приспособленной к произносительным характеристикам языка перевода.

Можно сделать вывод, что транскрипция и транслитерация - это использование слова языка оригинала, которое обозначает реалию, либо написание этого слова буквами языка перевода в сочетании с суффиксами.

В процессе перевода транскрипция используется довольно часто в тех случаях, когда в тексте содержатся названия учреждений, должностей и т.п. Транслитерация используется широко как в переводной литературе, так и в оригинальных произведениях.

Примером могут послужить такие слова, относящиеся к английской общественной жизни, как «пэр», «мэр», «лендлорд».

При переводе нужно уметь передать любую лексическую единицу, хотя бы описательно. Метод транслитерации используется, если существует необходимость соблюдения лексической краткости определенного значения, которая привычна в языке оригинала, а также чтобы подчеркнуть особенность понятия при условии отсутствия эквивалента в языке перевода. Если же такая необходимость отсутствует, то использование транслитерации превращается в злоупотребление заимствованных слов и может затруднить понимание текста оригинала.

Так или иначе, использование транслитерации в процессе перевода неизбежно.

Иногда при замене реалии языка оригинала эквивалентом языка перевода теряется аутентичность текста и искажается представление картины миры.

Иногда требуется переводческий комментарий для лексической единицы, которую передали с помощью транслитерции.

Особый тип языковых единиц, который подвергается транскрипции – это термины. В зависимости от корня исходного термина источником транскрипции служат греческие, латинские и английские единицы.

Следующим распространенным способом передачи терминов является калькирование. Калькирование – это воспроизведение состава слова или словосочетания, когда составные части переводятся соответствующими элементами. Этот переводческий прием послужил основой для большого количества заимствований в процессе межкультурной коммуникации. Калькирование не всегда простая механическая замена исходной формы на язык перевода. Часто используются некоторые изменения. Это касается падежных форм, порядка слов и т.п.

В юридической и научной областях метод калькирования используется чаще всего.

Приведем некоторые примеры:

head of the government – глава правительства Supreme Court – Верховный Суд mixed laws – смешанные законы non-confidence vote– вотум недоверия и т.д.

–  –  –

Для иллюстрации применение различных переводческих трансформаций при передаче юридических терминов материалом исследования послужила Конституция США [8] и ее соответствующий перевод под редакцией О.А.Жидкова [7, с. 23-36].

В ходе анализа нами были выявлены следующие переводческие трансформации:

–  –  –

Особенность юридической терминологии определяет важность их точного применения, которое заключается не в употреблении слов, а в системности функционирования такого явления, как право. Чтобы выбрать наиболее подходящий вариант перевода, переводчик должен иметь не только лингвистические знания, но и обладать достаточной эрудицией в области юриспруденции.

Список литературы

1. Безуглова О.А. Проблемы перевода английских юридических терминов в художественной литературе // Филология и культур. - 2013. - № 4. - С. 27-30.

2. Бородина А.И. О некоторых структурно-семантических тенденциях в английском терминообразовании // Вестник ХДУ. – Харьков, 1997. - № 390. - С. 19- 22. Величко А.М., Лазарев В.А. Проблемы декодирования перевода юридической терминологии //

Современные научные исследования и инновации. - 2016. - № 1 [Электронный ресурс]. URL:

http://web.snauka.ru/issues/2016/01/62783

3. Гринев-Гриневич С. В. Терминоведение: учебное пособие для студентов высших учебных заведений. - М.: Издательский центр «Академия», 2008. - 304 с.

4. Лутцева М.В. Английская юридическая терминология и способы ее перевода на русский язык // Вестник ВГУ, серия: Лингвистика и межкультурная коммуникация, 2007. - № 2. – Ч.1. - С. 110-113.

5. Панкратова Е.А. Особенности межкультурной коммуникации специалистов юридического профиля // Языки профессиональной коммуникации: Материалы международной научной конференции/ отв. ред. Е.И. Голованова. - Челябинск, 2003. - С.

349-353.

6. Соединенные Штаты Америки: Конституция и законодательство. / под ред.

О.А.Жидкова. Перевод В.И.Лафитского. - М.: Прогресс-Универс, 1993. – 768 с.

7. http://www.senate.gov/civics/constitution_item/constitution.htm

–  –  –

References

1. Bezuglova O.A. Problemy perevoda angliiskikh iuridicheskikh terminov v khudozhestvennoi literature // Filologiia i kul'tur. - 2013. – no. 4. - pp. 27-30

2. Borodina A.I. O nekotorykh strukturno-semanticheskikh tendentsiiakh v angliiskom terminoobrazovanii // Vestnik KhDU. – Khar'kov, 1997. – no. 390. - pp. 19- 22 s.

3. Grinev-Grinevich S. V. Terminovedenie: uchebnoe posobie dlia studentov vysshikh uchebnykh zavedenii. - Moscow: Izdatel'skii tsentr "Akademiia', 2008.

4. Luttseva M.V. Angliiskaia iuridicheskaia terminologiia i sposoby ee perevoda na russkii iazyk // Vestnik VGU, seriia: Lingvistika i mezhkul'turnaia kommunikatsiia, 2007. - no. 2. – Ch.1. pp. 110-113

5. Pankratova E.A. Osobennosti mezhkul'turnoi kommunikatsii spetsialistov iuridicheskogo profilia // Iazyki professional'noi kommunikatsii: Materialy mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii/ otv. red. E.I. Golovanova. - Cheliabinsk, 2003. - pp. 349-353

6. Soedinennye Shtaty Ameriki: Konstitutsiia i zakonodatel'stvo. / pod red. O.A.Zhidkova.

Perevod V.I.Lafitskogo. - Moscow: Progress-Univers, 1993.

7. http://www.senate.gov/civics/constitution_item/constitution.htm

–  –  –

В статье говорится о манипуляции в общении, раскрываются признаки манипуляции и антиманипулятивного поведения.

The article discusses manipulation in communication, revealed signs of manipulation and anti-manipulative behavior.

Ключевые слова: манипуляция, общение, антиманипулятивное поведение.

Key words: manipulation, communication, anti-manipulative behavior.

Опыт показывает, что большинство людей хотят быть сильными и непотопляемыми в процессе общения, но в тоже время цивилизованными и тонкими [17, с.9].

Любая манипуляция не может состояться без таких ролей как манипулятор и его жертва.

Во-первых, манипуляция может быть рассмотрена как социально-психологический феномен.

Во-вторых, манипуляция представляет собой узел, в котором сплелись важнейшие проблемы психологии воздействия: преобразование информации, наличие силовой борьбы, проблемы: истина – ложь и тайное – явное, динамика перемещения ответственности, изменения баланса интересов и другие.

И в третьих, интерес к механизмам защиты от манипуляции перемещает нас в область психологи личности, поскольку предполагает пристальное внимание к внутрипсихической динамике, связанной с процессами принятия решений, внутриличностной коммуникацией, интеграцией и диссоциацией [7, с.7-8].

Человек становится более сильным потому, что он знает, что стоит за чужим поведением и чего оно стоит. Это обуславливает необходимость научного обоснования, экспериментального апробирования и внедрения в систему обучения основам психологии психологического тренинга «Антиманипулятивное поведение», который позволил бы сформировать новые ценностные ориентации, давал бы знания и формировал умения по осуществлению противодействия манипуляциям в процессе общения [18, с.84-88].

С учетом анализа научных публикаций и международных нормативных актов [15, с.16, 6, с.10], антиманипулятивное поведение рассматривается как демонстрация гуманных

–  –  –

установок и компетентного поведения, направленного на противостояние и разрушение специально применяемых другими людьми скрытых психологических воздействийманипуляций и психологических игр.

Проблема психологии манипулятивных воздействий активно разрабатывалась на протяжении всего ХХ столетия, как зарубежными учеными (Э. Берн, 1956; Г. Франке, 1963;

Дж. Маркс, 1979 и др.), так и отечественными исследователями (В.М. Бехтерев, 1903; Г.В.

Грачев, 1998; Е.Л. Доценко, 1997; С.Г. Кара-Мурза, 2000; Г.Г. Почепцов, 2000 и др.). Однако, по мнению современных авторов (В.В. Знаков, 2003), здесь еще много «белых пятен».

Термин «манипуляция» происходит от латинского слова manipulus (пригоршня, горсть, на основе словосочетания manus – рука и ple – наполнять). Американский исследователь Д. Бровн (J.A.С. Brown, 1963) доказывает, что манипуляции могут различаться по форме и степени интенсивности: от уловок и лжи, через скрытое стимулирование определенных факторов мотивации, до «промывания мозгов».[22, с.38-40] Уже в одной из первых монографий, написанной немецким социологом Гербертом Франке «Манипулируемый человек» (1963), особо подчеркивается: «Под манипулированием в большинстве случаев следует понимать психическое воздействие, которое производится тайно, в ущерб тем лицам, на которых оно направлено».

Закономерности и механизмы феномена манипуляции объясняются с позиции ряда психологических доктрин [12, с.40]:

- Первоначально в контексте идей Г. Ле Бона о «инстинкте подчинения» [13, с.84-86], а также В.Ф. Кандинского и В.М. Бехтерева о механизме «психического заражения». [3, с.144]

- С 1930-х гг. в соответствие с теорией «рациональности внушения», где утверждается, что при внушении человек не меняет свои убеждения и оценки, а меняет объект суждения.

- С 1950-х гг. на достижения в области психоанализа: вход в подсознание через актуализацию базовых инстинктов (прежде всего Эроса и Танатоса) или неосознаваемых влечений и желаний человека, а также за счет снятия психологических защит (прежде всего по символам и архетипам коллективного бессознательного) и сублиминальных (подпороговых по восприятию, но не для реагирования) воздействий (в частности, за счет специального сочетания вербальных, невербальных и других воздействий);

- С 1960-х гг. активное использование технологий «модификации поведения», базирующихся на когнитивно - бихевиориальных психологических концепциях, а также психологических сценариев, раскрытых Э. Берном в теории трансактного анализа;

- С 1970-х гг. акцент на НЛП и другие интегративные психотехнологии, приводящие к измененному сознанию;

- С 1980-х гг. на концепциях о социодинамике культуры (прежде всего воздействие на «человека массы» с учетом психосемантических и психолингвистических закономерностей распространения информации (слов) и др.). [4, с. 271 - 272] В чем причины обращения конкретных людей к использованию манипуляции? Вопервых, недоверие к другим людям и убеждение, что не поймут, или, состояние (по Эверет Шостром (1992), в вечном конфликте между опорой на себя и опорой на внешнюю среду, где в результате из-за недоверия к другим и возникает стремление лгать, блефовать, манипулировать. [20, с.24-28] Во-вторых, риск и неопределенность, постоянно сопровождающие современную жизнь, заставляют прятаться за социальной ролью или уловками, позволяющими вроде бы чувствовать себя безопаснее и не раскрывать истинные намерения и чувства [16, с.28]. В-третьих, манипуляция может выступать как вид применения власти, при котором обладающий ею влияет на поведение других, не раскрывая

–  –  –

своих целей, но, создавая условия для реализации поведения, которое от них ожидают [11, с.14].

Итак, манипуляцию характеризует ряд признаков:

1. С манипулируемым человеком обращаются как с вещью, причем за счет соблазна и учета конкретных личностных особенностей, вовлекают во взаимодействие и делают соучастником.

2. Скрытость цели и психологическая закамуфлированность воздействий, чтобы те, на кого оказывается воздействие, не видели манипулятивного влияния, а поэтому их внимание специально направляют в иное русло.

3. Перед овладением умами людей необходима нейтрализация стереотипов или разрушение психологических защит (ранее имевшихся у них «священных символов») и подключение нужных субличностей человека (частичных Я).

4. Сильно подчеркиваются факторы мотивации (прежде всего более низкого уровня), чтобы действия человека направить к целям, важным манипулятору.

5. У человека, на которого воздействуют, создают ложное впечатление, что он действует в собственных интересах.

Продуктивное общение возможно лишь при наличии доминирующей направленности личности «отделение через соединение» (по терминологии М.Ш. Магомед-Эминова [14, с.184]). В итоге в процессе общения должно быть характерно: с одной стороны, принятие гуманистической нормы взаимоотношений и признание другого человека безусловной и высшей ценностью, а с другой стороны, определенное дистанцирование от манипулятивных воздействий и показ противнику не конструктивности подобного типа поведения для жизни среди людей.

Чтобы научиться взаимодействовать с людьми без манипуляций и игр, нужно:

Полюбить себя и поверить в свои силы.

Принять ответственность за свои мысли, чувства и поступки.

Использовать рефлексию и эмпатию для анализа сути манипулятивных воздействий. [19, с.710-720] Чтобы понимать, что происходит, руководствуйся правилом «Ищи, кому выгодно», введенном еще в Древнем Риме. Для верификации вида психологических игр и конкретных манипулятивных приемов полезным является опора на алгоритмы, разработанные Э. Берном в трансактном анализе [2, с.153, 5, с.78-86].

Умение владеть собой. Будучи же расстроенным, вы можете потерять способность конструктивно реагировать на манипуляцию.

Конструктивным является освоение 10 правил ассертивного (компетентного) поведения: [10, с.47-52]

1. Вы имеете право сами судить о своем поведении, мыслях и эмоциях и несете ответственность за последствия.

2. Вы имеете право не давать никаких объяснений и обоснований, оправдывающих ваше поведение.

3. Вы имеете право сами решить, отвечаете ли и в какой мере за проблемы других людей.

4. Вы имеете право менять взгляды.

5. Вы имеете право совершать ошибки и отвечать за них.

6. Вы имеете право сказать «Я не знаю».

7. Вы имеете право не зависеть от доброй воли других людей.

8. Вы имеете право на нелогичные решения.

9. Вы имеете право сказать: «Я тебя не понимаю».

–  –  –

10. Вы имеете право сказать: «Меня это не волнует».

Согласно Э. Дубрину (2003), среди наиболее распространенных тактик манипулирования в организации выступают: [8, с.274-275] 1 Тактика примыкания.

2. Тактика «всегда».

3. Тактика «дверь перед носом».

4. Тактика «угрозы».

5. Тактика «смещенные акценты».

6. Тактика «психологический саботаж».

От манипуляции необходимо отличать общение с трудными людьми, которые задают массу эмоциональных проблем, т.к. слишком сильно вовлекают в свое эмоциональное поле.

В этой связи некоторые авторы считают, что манипулирование с помощью эмоций некоторыми людьми (прежде всего у тех, у кого превалирует пассивность и пессимизм) – это «энергетический вампиризм». Его они реализуют различными способами: постоянно жалуются на жизнь и требуют сочувствия, провоцируя эмоциональные реакции у партнеров по общению, но в итоге доводя их до крика и слез; «режут правду-матку», когда никто их об этом не просит; проявляют постоянное недовольство, упрямство или авторитарность.

(«Никто меня не любит, не жалеет»; «Вот, так всегда не везет!»). Если на их манипулятивные игры кто-то с сочувствием и искренне реагирует, то он в итоге становится для них своеобразным «энергетическим донором». Признаки того, что это действительно так: [9, с.276-282]:

a. Перед сном и сразу после пробуждения вы думаете о поведении этого человека и о том, как бы вы могли помочь ему измениться.

b. Вы часто и подолгу разговариваете с ним о его профессиональных и личных проблемах.

c. Этот человек часто спрашивает вашего совета по любому вопросу и даже звонит вам домой.

d. Когда его (ее) нет рядом, вам его не хватает, несмотря на все его (ее) недостатки.

e. Вы часто оправдываете для себя, его (ее) поведение, подчеркивая, что он (она) стали жертвой обстоятельств или несправедливого отношения.

f. Вы так много времени проводите с ним и его (ее) проблемами, что забываете о своих обязанностях.

Одним из способов избавления от эмоциональной загрузки партнером – это перевод отношений на более деловой уровень или демонстрация подхода «жесткой любви» (по типу родитель – ребенок). В последнем случае это показ на фоне заинтересованности и любви к человеку необходимости принятия им ответственности за свои поступки и за свою судьбу.

–  –  –

8. Дубрин Э. Успешный руководитель. – М., 2003. c. 274-275.

9. Дубрин Э. Успешный руководитель. – М., 2003. c. 276-282.

10. Каппони В., Новак Т. Как делать все по-своему, или ассертивность – в жизнь! – СПб, 1995, c.47-52.

11. Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием. - Киев, 2000.c. 14.

12. Кара Мурза С.Г. Манипуляция сознанием. – Киев, 2000; c. 40.

13. Ле Бон Г. Психология толпы. – СПб., 1972, c.84-86

14. Магомед-Эминов М.Ш. Трансформация личности. – М., 1998, c. 184

15. Минимальные стандартные нормы обращения с осужденными, утвержденные Генеральной Ассамблеей ООН в 1995, c.16

16. Рюмшина Л.И. Игры и манипуляции в межличностном общении. – Ростов – на Дону: Изд-во Рост. университета, 1997, c. 28

17. Сидоренко Е.В. Тренинг влияния и противостояния влиянию. – СПб.: Речь, 2001, c. 9

18. Ушатиков А.И., Казак Б.Б. Психология деятельности личности и коллектива сотрудников пенитенциарных учреждений. Рязань, 1999, c.84-88

19. Шейнов В.П. Психология влияния: Скрытое управление, манипулирование и защита от них. М.: Ось-89, 2002. – c.710-720

20. Шостром Э. Анти-Карнеги, или Человек-манипулятор. – М., 1992, c.24-28

21. Сборник методов и методик, применяемых при проведении мероприятий профессионального отбора военных специалистов для органов и войск Федеральной пограничной службы РФ, М., Граница, 1997, c. 462-469.

22. Brown J.A.C. Techniques of persuasion. – Harmondsworht, 1963, c.38-40

References

1. Aleksandrov Ju.V.Metodiki diagnostiki otnosheniy vzroslogo theloveka: roli, posizii?

nravstvennaya suschnostj – M. - Voronezh, 2001, p.96

2. Bern Je. Lyudi, kotorje igrajut v igrj. Igrj, v kotorye igrajut ljudi – M., 1995, p.153

3. Behterev V.M. Vnushenie I ego rolj v obschestvennoj zhisni – SPb., 1903, p.144

4. Bodenhamer B., Holl M. NLP – praktik: polnyj sertifikazionnyj kurs. Utschebnik magii NLP SPb.: «prajm – EVROSNAK», 2003, p. 271-272

5. Borisov A.Ju. Roskoshj tschelovetscheskogo obschenija – M., 1998, p.78-86

6. Deklarazija JUVESKO «Prinzipj tolerantnosti» 1995, p.10

7. Dozenko E.L. Psichologija manipuljazii: fenomeny, mechanismj i saschita – SPb.:

Retschj, 2003, p.7-8

8. Dubrin Je. Uspeshnyj rukovoditelj – M, 2003, p.274-275

9. Dubrin Je. Uspeshnyj rukovoditelj – M, 2003, p. 276 - 282

10. Kapponi V., Novak T. Kak delatj vse po – svoemu, ili assertivnostj – v zhisnj SPb, 1995, p.47-52

11. Kara Mursa S.G. Manipulyazija soznaniem – Kiev, 2000, p.14

12. Kara Mursa S.G. Manipulyazija soznaniem – Kiev, 2000, p.40

13. Le Bon G, Psichologija tolpy – SPb, 1972, p.84-86

14. Magomed – Jeminov M.Sh. Transformazija litschnosti – M., 1998, p.184

15. Minimalnye standartnye normy obraschenija s osuzhdennymi Utverzhdennye Generalnoy Assambleey OON v 1995 p.16

16. Rjumshina L.I. Igry I manipuljazii v mezhlitschnostnom obthenii – Rostov – na – Donu:

Izd- vo Rost. Universiteta, 1997, p.28

17. Sidorenko E.V. Trening vlijanija b protivostojanija vlijaniju SPb.: Retsch, 2001, p.9

–  –  –

18. Ushatikov A.I., Kazak B.B. Psichologija dejateljnosti litschnosti I kollektiva sotrudnikov penitenziarnych utschrezhdeniy Rjazanj, 1999, p.84-88

19.Shejnov V.P. Psichologija vlijanija: Skrytoe upravlenie, manipulirovanie i zaschita ot nich M.: Osj – 89, 2002, p.710-720

20. Shostrom Je. Anti – Karnegi, ili Tschelovek – manipuljator – M., 1992, p.24-28

21. Sbornik metodov I metodik, primenjaemych pri provedenii meroprijatij professionalnogo otbora voennych spezialistov dlja organov I vojsk Federalnoj pogranitchnoj sluzhby PF M., Graniza, 1997, p.462-469

22. Brown J.A.C. Techniques of persuasion – Harmondsworht, 1963, p.38-40

–  –  –

В статье рассматриваются проблемы социальной защиты инвалидов; проводится анализ законодательства РФ, приведенного с 1 января 2016 года в соответствие с основными положениями Конвенции о правах инвалидов 2006 года, ратифицированной Российской Федерацией в 2012 году.

The article presents the problems of social protection of disabled people; the analysis of Russian legislation amended at January 1, 2016 in accordance with the basic norms of the Convention on the Rights of Persons with Disabilities 2006, ratified by the Russian Federation in 2012.

Ключевые слова: Конвенция о правах инвалидов 2006 года, инвалиды, люди с ограниченными возможностями, социальная защита, реабилитация, абилитация.

Key words: Convention on the Rights of Persons with Disabilities 2006, disabled persons, social protection, rehabilitation, habilitation.

Несмотря на сложные политические и социально-экономические процессы, происходящие в мировом сообществе, практически для каждого государства актуальными являются вопросы реализации социальных программ по оказанию помощи и поддержке наиболее уязвимой части общества – людей с ограниченными возможностями. Понятие «инвалид», употребляемое в нормативных правовых актах и повседневной жизни выделило значительный социальный пласт общества, отношение к которому не всегда бывает однозначным. Как известно, данный термин имеет латинское происхождение (invalidus – слабый, больной, бессильный) и является производным от validus, что означало – крепкий, сильный и здоровый. Этимология понятия четко ориентирует на осознание возможного процесса трансформации человеческого организма и перехода от здорового состояния к больному и наоборот. Как показывает практика, условия, при которых гражданин может

–  –  –

быть признан инвалидом, не зависят от возраста, уровня благосостояния и социального статуса человека.

Проблема инвалидов и инвалидности рассматривалась ранее и продолжает оставаться предметом исследования не только медиков, но и психологов, социологов и демографов, которые пытаются выявить закономерности возникновения и развития данного явления.

Одним из важнейших выводов, к которому приходят ученые, является представление о социальном происхождении инвалидности и его прямой зависимости от социального окружения. В одном их исследований, посвященных анализу различных позиций авторов на происхождение понятия инвалидность и отношения общества к людям с ограниченными возможностями, О.А. Федорова [9] отмечает, что, несмотря на фрагментарность и разрозненность проводимых исследований в обществе происходят существенные изменения, касающиеся отношения к инвалидам. Автор приводит две основные позиции, которые сформировались в обществе по отношению к инвалидам, причем первая исходит из анализа отдельных положений действующего законодательства. Например, в Международных документах, касающихся прав инвалидов и в частности в Конвенции о правах инвалидов, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 13 декабря 2006 года и вступившей в силу 3 мая 2008 года, в первой статье говорится, что «к инвалидам относятся лица с устойчивыми физическими, психическими, интеллектуальными или сенсорными нарушениями, которые при взаимодействии с различными барьерами могут мешать их полному и эффективному участию в жизни обществ наравне с другими» [1]. То есть, с понятием инвалид и инвалидность связывают негативные моменты: нарушение и отставание в развитии, невозможность нормально адаптироваться и взаимодействовать с окружающими и т.д. Это наблюдается и в других нормативных правовых актах, в том числе законодательстве РФ.

Однако, вторая позиция, наоборот связана с рассмотрением инвалидности как явления, которое несмотря на отдельные трудности позволяет людям чувствовать себя полноценными членами общества. Таким образом, с позиции Всемирной организации здравоохранения инвалидов не рассматривают как людей, которым нужен только уход, дополнительное медицинское обеспечение и помощь, а считают полноценными членами мирового сообщества, которые имеют законные права, наряду со здоровыми людьми.

Данная точка зрения пропагандируется в большинстве стран и является довольно распространенной, так как предполагает, что инвалиды, имея достаточное внимание и заботу, вполне могут стать полноценными членами общества и приносить ему пользу, а не только быть бременем для окружающих. Не стоит забывать, что в рамках ООН еще в 1993 году были приняты «Стандартные правила обеспечения равных возможностей для инвалидов», в которых не только дан анализ причин и последствий, приводящих к увеличению числа инвалидов в разных странах, но и проанализирована международная деятельность по защите прав и законных интересов инвалидов за период с 1983 по 1993 годы. Разработчики Стандартов обратили особое внимание на международную классификацию ВОС, в которой еще в 1980 году были проведены четкие разграничения понятий: «инвалидность», «нетрудоспособность» и «дефект».

Таким образом, несмотря на различные точки зрения, за прошедший более чем тридцатилетний период ученые и практики пришли к основному выводу: следует уделять больше внимания индивидуальным потребностям инвалидов. Важно ликвидировать препятствия, не позволяющие им полноценно и продуктивно жить. Также в рамках не только отдельных стран, но и мирового сообщества необходимо больше внимания уделять предупреждению такого явления как инвалидность, обеспечивать доступность к материальному окружению, коммуникациям и информации.

Проблема инвалидов выходит за рамки конкретных государств и становится глобальной, так как приобретает социальное значение и требует большего внимания со

–  –  –

стороны государства и общества для преодоления трудностей социального взаимодействия.

По данным Всемирной организации здравоохранения (далее – ВОЗ), опубликованным в декабре 2015 года более одного миллиарда людей (около15%) имеют различные формы инвалидности. Показатели инвалидности возрастают в связи со старением населения. Около 190 миллионов взрослого населения планеты имеют проблемы функционирования организма. По данным Федеральной службы государственной статистики на 1 января 2016 года в Российской Федерации насчитывается 12 миллионов 418 тысяч инвалидов. Инвалидов I группы – 1 миллион 255 тысяч, из них инвалидов с детства 214 тысяч (данные без показателей Крымского федерального округа); II группы – 6 миллионов 49 тысяч, из них 538 тысяч инвалидов с детства; III группы – 4 миллиона 497 тысяч, из них инвалидов с детства 297 тысяч. Общая численность детей-инвалидов составляет 617 тысяч [8].

30 сентября 2015 года ВОЗ был опубликован доклад, посвященный Международному дню пожилых людей. Одной из заслуг в области профилактики и лечения ряда заболеваний были названы данные о том, что за период с 2000 по 2050 годы население мира в возрасте старше 60 лет увеличится практически в два раза и достигнет примерно 2 миллиардов человек. Это также потребует изменения отношения к пожилым людям, в том числе имеющим инвалидность. Не случайно в Уставе ВОЗ отмечено, что «Здоровье является состоянием полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствием болезней и физических дефектов» [6].

Российская Федерация ратифицировала Конвенцию о правах инвалидов, которая вступила в силу для России 25 октября 2012 года в соответствии с Федеральным законом от 03.05.2012 года № 46 – ФЗ «О ратификации Конвенции о правах инвалидов». Это потребовало приведения российского законодательства в соответствие с нормами международного права. Следует отметить, что и до присоединения к Конвенции в Российской Федерации формировалась правовая база, регулирующая вопросы социальной защиты и социального обеспечения инвалидов. Ключевым следует считать принятие 24 ноября 1995 года Федерального закона № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в РФ»

(далее – ФЗ № 181). В последующие годы совершенствовалось как федеральное, так и региональное законодательство субъектов РФ. В частности в 2014 году Правительством РФ принята целевая государственная программа «Доступная среда» на 2011-2015 годы.

Постановлением Правительства РФ от 01.12.2015 года № 1297 (ред. от 25.05.2016) продолжена работа в данном направлении и утверждена государственная программа РФ «Доступная среда» на 2011-2020 годы. и т.д. Существенные изменения были закреплены в ФЗ № 419 от 1 декабря 2014 года «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам социальной защиты инвалидов в связи с ратификацией Конвенции о правах инвалидов», вступившими в силу с 1 января 2016 года. Изменения были внесены в двадцать пять федеральных законов, и стали основой для разработки комплекса мер по обеспечению доступности объектов и услуг для инвалидов на федеральном и региональном уровнях. Наиболее детально данный вопрос освещен в работах В.П.

Шестакова, А.А. Свинцова, В.И. Радуто и Т.С. Чернякиной [10, c. 16–21].

Как известно, Конвенция 2006 года не провозглашает особых прав для инвалидов, а лишь призывает создать условия, позволяющие инвалидам наряду со здоровыми людьми реализовывать весь комплекс прав и свобод, провозглашенных и закрепленных в документах ООН. Данное соглашение направлено на понимание проблем инвалидов и создание условий, позволяющих людям с ограниченными возможностями, наравне со здоровыми, демонстрировать свою волю, проявлять активность в решении многих вопросов, затрагивающих не только частные, но и публичные интересы. В первую очередь это связано с доступностью сферы образования, здравоохранения, транспорта, учреждений культуры, в

–  –  –

том числе спорта, возможностью получения социальных услуг, общения с учетом достижений современных информационных технологий.

Мы знаем множество примеров, когда инвалиды показывали и продолжают демонстрировать высокие результаты в профессиональной деятельности, науках, творчестве и, конечно, спорте. Только в России таких имен тысячи. Стоит вспомнить известного летчика времен Великой Отечественной войны Алексея Маресьева, который после ампутации ног смог восстановиться и летать, имея вместо ног протезы. В 1988 году благодаря усилиям Валентина Ивановича Дикуля (бывший артист цирка, получил во время выступления черепно-мозговую травму и травму позвоночника, упав с большой высоты) была разработана собственная методику реабилитации, и открыт в 1988 году «Российский центр реабилитации больных со спинномозговыми травмами и последствиями детского церебрального паралича». В настоящее время помощь получили более 200 тысяч пациентов.

Известны имена певицы Дианы Гурцкой, которая была незрячей от рождения.

Показательной является деятельность российских паралимпийцев. В первую очередь – триумфальные результаты Паралимпиады в Сочи –2014. Несмотря на санкции, приведшие к запрету участвовать в Летних Паралимпийских играх в Рио-де-Жанейро проведены Всероссийские паралимпийские игры, на которых было установлено 25 рекордов в плавании, легкой атлетике и пулевой стрельбе, превышающих мировые.

Эти достижения во многом стали толчком к изменению отношения к инвалидам в целом и привели к необходимости совершенствования законодательства и практической работы в каждом субъекте Российской Федерации. Одной из важнейших задач являлось изменение подхода к определению понятий: «инвалид» и «инвалидность». В действующем ФЗ № 181 (ред. от 29.12.2015 года) в статье 1 дается определение понятия «инвалид»: «лицо, которое имеет нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению жизнедеятельности и вызывающее необходимость его социальной защиты.

Ограничение жизнедеятельности – полная или частичная утрата лицом способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться и заниматься трудовой деятельностью» [2]. В данном определении сделан акцент на расстройстве функций организма, которые не позволяют инвалиду полноценно жить, общаться и тем более, работать. Авторы Конвенции, ратифицированной РФ как раз и поставили цель – преодолеть разночтения, присутствующие в законодательстве разных стран в понимании инвалидности и определении круга лиц, относящихся к инвалидам, а именно сосредоточить внимание на полноценности человека, несмотря на инвалидность. В Конвенции к инвалидам относят лиц «с устойчивыми физическими, психическими, интеллектуальными или сенсорными нарушениями, которые при взаимодействии с различными барьерами могут мешать их полному и эффективному участию в жизни общества, наравне с другими» [1] В соответствии с действующим Федеральным Законом № 181 «О социальной защите инвалидов в РФ» до 1 января 2016 года одной из основных задач по оказанию помощи инвалидам являлось совершенствование системы их реабилитации. В Законе был определен и закреплен комплекс мер, регулирующих правоотношения по вопросам реабилитации инвалидов, заложены основы для развития регионального законодательства в данной сфере.

Глава III называлась «Реабилитация инвалидов». Разработка индивидуальной программы реабилитации инвалидов возлагалась на федеральные учреждения медико-социальной экспертизы. В статье 9 было дано определение понятия «реабилитация инвалидов» – система и процесс полного или частичного восстановления способностей инвалидов к бытовой, общественной и профессиональной деятельности. Реабилитация инвалидов направлена на устранение или возможно более полную компенсацию ограничений жизнедеятельности,

–  –  –

вызванных нарушением здоровья со стойким расстройством функций организма, в целях социальной адаптации инвалидов, достижения ими материальной независимости и их интеграции в общество» [2] Индивидуальная программа реабилитации включала различные виды и формы реабилитационных мероприятий, в первую очередь медицинских и профессиональных. В соответствии с федеральным перечнем инвалидам предоставляются технические средства реабилитации с освобождением от платы и реабилитационные мероприятия, в оплате которых инвалид принимает участие. В статье 10 ФЗ № 181 определено, что инвалидам предоставляются технические средства реабилитации и реабилитационные мероприятия за счет средств федерального бюджета.

Перечень услуг, предоставляемых лицам с ограниченными возможностями, утвержден Распоряжением Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2005года № 2347-р (ред. от 10.09.2014) «О федеральном перечне реабилитационных мероприятий, технических средств реабилитации и услуг, предоставляемых инвалиду» (с изм. и доп., вступ.

в силу с 01.01.2015) [5], куда входят реабилитационные мероприятия:

восстановительная терапия, реконструктивная хирургия, санаторно-курортное лечение и т.д.

Предусмотрен перечень технических средств реабилитации: трости, костыли, креслаколяски, ортопедическая обувь, специальная одежда, специальные устройства для чтения «говорящих книг» для слабовидящих, медицинские термометры и тонометры с речевым выходом и многое другое, что позволяет лицам с инвалидностью использовать такие средства для устранения или компенсации ограничений жизнедеятельности.

Данный подход отражает заботу со стороны государства об инвалидах, но с другой стороны показывает, что практически каждый инвалид (инвалид с детства, ребенок-инвалид, человек, ставший инвалидом в зрелом возрасте после аварии и т.д.) должен в соответствии с данной программой полностью или частично восстановиться, стать способным себя обслуживать и даже работать. Само понятие реабилитация означает восстановление в прежнее состояние, нарушенное болезнью или другими социальными причинами. Однако, значительная часть инвалидов (например, дети-инвалиды, признанные таковыми с момента рождения или инвалиды с детства) никогда не обладали навыками самообслуживания, профессиональными знаниями и умениями и т.д. Соответственно, программа реабилитации для них носила чисто формальный характер, в большей степени для отчетности медицинских организаций и органов социальной защиты.

С 1 января 2016 года внесены существенные дополнения и изменения в действующее законодательство, регулирующее вопросы правового положения и социальной защиты инвалидов. Федеральным законом № 419-ФЗ от 1 декабря 2014 года «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам социальной защиты инвалидов в связи с ратификацией Конвенции о правах инвалидов». Важнейшим дополнением является включение в статью 3 пункта 1 «Недопустимость дискриминации по признаку инвалидности». Под дискриминацией по признаку инвалидности теперь понимается любое различие, исключение или ограничение по причине инвалидности, целью либо результатом которых является умаление или отрицание признания, реализации или осуществления наравне с другими всех гарантированных в Российской Федерации прав и свобод человека и гражданина.

Как отмечалось ранее, многие изменения законодательства РФ, касающиеся вопросов социальной защиты и социального обеспечения инвалидов, были связаны с ратификацией Конвенции о правах инвалидов. Именно в Конвенции содержится статья 26 «Абилитация и реабилитация». С точки зрения разработчиков данного документа не только реабилитация, но и абилитация позволят инвалидам иметь возможность для достижения и сохранения способностей (физических, умственных, социальных и профессиональных) и включения в различные сферы жизни общества. Термин абилитация имеет латинское происхождение (от

–  –  –

лат. habilis – удобный, приспособленный). Если реабилитация предполагает полное или частичное восстановление способностей инвалида к бытовой, профессиональной и другой деятельности, то абилитация – процесс формирования у инвалида отсутствующих способностей к данным видам деятельности. Таким образом, не только реабилитация, но и абилитация позволят инвалидам, в том числе детям-инвалидам устранить или компенсировать определенные ограничения жизнедеятельности, адаптироваться в социальной среде. Конечно, абилитация в первую очередь касается детей-инвалидов и инвалидов с детства, которые были признаны инвалидами с момента рождения или в раннем детском возрасте и не успели приобрести необходимых навыков. В Постановлении Правительства РФ «О порядке и условиях признания лица инвалидом» от 20.02.2006 № 95 (ред. от 10.08.2016) записано, что одним из условий признания гражданина инвалидом является необходимость в мерах социальной защиты, включая реабилитацию и абилитацию.

[4].

Основные направления реабилитации и абилитации определены в ст. 9 ФЗ № 181. К их числу относят: медицинские, профессиональные, социально-средовые, социальнопедагогические, социально-психологические, социально-культурные, социально-бытовые, физкультурно-оздоровительные и спортивные мероприятия. Обращается внимание на использование инвалидами технических средств реабилитации, необходимости создания условий для беспрепятственного доступа инвалидов к объектам социальной инфраструктуры, средствам связи, информации, транспорта. Отдельно подчеркивается необходимость обеспечения не только инвалидов, но и членов их семей информацией по всем вопросам реабилитации и абилитации.

В тоже время необходимо отметить, что законодатель не дает четкого разделения понятий реабилитация и абилитация, а также конкретизации программ в зависимости от особенностей реабилитационного или абилитационного вида мероприятий. Таким образом, разработка конкретной программы будет зависеть от квалификации специалистов, осуществляющих медико-социальную экспертизу. В связи со сложностью и явной спецификой разработки программ реабилитации и абилитации Министерство труда и социальной защиты РФ 31 августа 2015 года утвердило порядок разработки и реализации таких программ, в которых предусмотрен прогнозируемый результат осуществления конкретных направлений реабилитации или абилитации. Также, по нашему мнению, значительную помощь в реализации данных программ будет играть подписанный 8 августа 2016 года Указ Президента РФ № 398 «Об утверждении приоритетных направлений деятельности в сфере оказания общественно полезных услуг» [3]. В числе таких приоритетных мер названа деятельность по повышению коммуникативного потенциала получателей социальных услуг, имеющих ограничения жизнедеятельности, реабилитацию и социальную адаптацию инвалидов, в том числе сопровождение семей, воспитывающих детей с ограниченными возможностями здоровья. К сожалению, понятие абилитация не было включено в данный указ, что по-прежнему свидетельствует о недостаточном внимании к рассмотрению данной проблемы и предпочтении привычных реабилитационных мероприятий.

Большую роль в реализации прав инвалидов играют органы государственной власти субъектов РФ. Широта полномочий субъектов РФ в данном вопросе объясняется не только их законодательным закреплением. В большей степени это связано с необходимостью конкретного участия в осуществлении государственной политики в отношении инвалидов на территории субъектов с учетом проблем инвалидов и возможностями финансирования региональных программ. Например, Министерством труда и социальной защиты Тульской области проводится комплексная работа по вопросам социальной защиты и социального обеспечения инвалидов и семей с детьми-инвалидами. В общей структуре населения

–  –  –

инвалиды составляют 10 процентов, что приводит к необходимости реализации программ для людей с ограниченными возможностями. Только в 2015 году в регионе было адаптировано 20 объектов социальной инфраструктуры приоритетных сфер жизнедеятельности. В соответствии с данными отчета Министерства труда и социальной защиты Тульской области за 2015 год в рамках реализации региональной программы обеспечены техническими средствами реабилитации, не входящими в федеральный перечень, 210 инвалидов; оказана адресная социальная помощь на ремонт квартир в размере до 100 тысяч рублей – 87 инвалидам; выплачена денежная компенсация на приобретение компьютеров в размере до 25 тысяч рублей – 27 инвалидам. Свыше 2,6 миллионов рублей направлены на проведение комплексной реабилитации 60 инвалидов трудоспособного возраста на базе санаторно-курортных учреждений. Результаты комплексной реабилитации – обучение востребованным профессиям по программам занятости и дальнейшее трудоустройство. На конкурсной основе выделено почти 0,6 миллиона рублей на оснащение и сохранение рабочих мест инвалидов на предприятиях обществ инвалидов [7].

Несмотря на целенаправленную работу в каждом субъекте Российской Федерации по созданию доступной среды для инвалидов, например, серьезной проблемой остается переоборудование подъездов домов, где проживают инвалиды. В 2016 году активно развивается система инклюзивного образования, когда дети-инвалиды обучаются вместе с остальными детьми в обычных школах или дистанционно. По-прежнему важным вопросом является проблема финансирования социальных программ, грамотное правовое сопровождение инвалидов и необходимость изменения отношения к инвалидам со стороны общества.

Список литературы

1. Конвенция о правах инвалидов (Заключена в Нью-Йорке 13.12.2006) // Собрание законодательства Российской Федерации. –2013. – №6. – Ст.468.

2. О социальной защите инвалидов: Федеральный закон от 24.11.1995 № 181-ФЗ (ред.

от 29.12.2015) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2017) // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1995. – № 48. – Ст.4563.

3. Об утверждении приоритетных направлений деятельности в сфере оказания общественно полезных услуг: Указ Президента РФ от 08.08.2016 № 398 // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2016. – № 33. – Ст. 5164.

4. О порядке и условиях признания лица инвалидом: Постановление Правительства РФ от 20.02.2006 № 95 (ред. от 10.08.2016) // Собрание законодательства Российской Федерации – 2006. – №9. – Ст. 1018.

5. О Федеральном перечне реабилитационных мероприятий, технических средств реабилитации и услуг, предоставляемых инвалиду: Распоряжение Правительства Российской Федерации от 30.12.2005 № 2347 - р (ред. от 10.09.2014),(с изм. и доп. вступ. в силу с 01.01.2015) // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2006. – № 4. – Cт. 453.

6. Инвалидность и здоровье. Всемирная организация здравоохранения: сайт:– Режим доступа: http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs352/ru/. – Загл. с экрана.

7. Министерство труда и социальной защиты Тульской области: сайт: – Режим доступа: http://mintrud.tularegion.ru/work/prava/invalidy//. – Загл. с экрана.

8. Федеральная служба государственной статистики: сайт: – Режим доступа:

http://www.gks.ru// – Загл. с экрана.

9. Федорова, О.А. Социальное происхождение инвалидности и анализ отечественных исследований на тему отношения к лицам с инвалидностью // Современные проблемы науки.

– 2012. – № 2.: сайт: – Режим доступа: http://science.esrae.ru/194-885 – Загл. с экрана.

–  –  –

Шестаков, В.П., Свинцов, А.А., Радуто, В.И., Чернякина, Т.С.

10.

Совершенствование законодательства Российской Федерации в рамках реализации положений Конвенции о правах инвалидов – // Социальное и пенсионное право. – 2016. – № 2. – С. 16 – 21.

References

1. Konventsiya o pravah invalidov (Zaklyuchena v Nyu-Yorke 13.12.2006) // Sobranie zakonodatelstva Rossiyskoy Federatsii. –2013. – #6. – St.468.

2. O sotsialnoy zaschite invalidov: Federalnyiy zakon ot 24.11.1995 # 181-FZ (red. ot 29.12.2015) (s izm. i dop., vstup. v silu s 01.01.2017) // Sobranie zakonodatelstva Rossiyskoy Federatsii. – 1995. – # 48. – St.4563.

3. Ob utverzhdenii prioritetnyih napravleniy deyatelnosti v sfere okazaniya obschestvenno poleznyih uslug: Ukaz Prezidenta RF ot 08.08.2016 # 398 // Sobranie zakonodatelstva Rossiyskoy Federatsii. – 2016. – # 33. – St. 5164.

4. O poryadke i usloviyah priznaniya litsa invalidom: Postanovlenie Pravitelstva RF ot 20.02.2006 # 95 (red. ot 10.08.2016) // Sobranie zakonodatelstva Rossiyskoy Federatsii – 2006. – #9. – St. 1018.

5. O Federalnom perechne reabilitatsionnyih meropriyatiy, tehnicheskih sredstv reabilitatsii i uslug, predostavlyaemyih invalidu: Rasporyazhenie Pravitelstva Rossiyskoy Federatsii ot 30.12.2005 # 2347 - r (red. ot 10.09.2014),(s izm. i dop. vstup. v silu s 01.01.2015) // Sobranie zakonodatelstva Rossiyskoy Federatsii. – 2006. – # 4. – Ct. 453.

6. Invalidnost i zdorove. Vsemirnaya organizatsiya zdravoohraneniya: sayt:– Rezhim dostupa: http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs352/ru/. – Zagl. s ekrana.

7. Ministerstvo truda i sotsialnoy zaschityi Tulskoy oblasti: sayt: – Rezhim dostupa:

http://mintrud.tularegion.ru/work/prava/invalidy//. – Zagl. s ekrana.

8. Federalnaya sluzhba gosudarstvennoy statistiki: sayt: – Rezhim dostupa:

http://www.gks.ru// – Zagl. s ekrana.

9. Fedorova, O.A. Sotsialnoe proishozhdenie invalidnosti i analiz otechestvennyih issledovaniy na temu otnosheniya k litsam s invalidnostyu // Sovremennyie problemyi nauki. – 2012. – # 2.: sayt: – Rezhim dostupa: http://science.esrae.ru/194-885 – Zagl. s ekrana.

10. Shestakov, V.P., Svintsov, A.A., Raduto, V.I., Chernyakina, T.S. Sovershenstvovanie zakonodatelstva Rossiyskoy Federatsii v ramkah realizatsii polozheniy Konventsii o pravah invalidov – // Sotsialnoe i pensionnoe pravo. – 2016. – # 2. – S. 16 – 21.

–  –  –

УДК 316:303.4 ББК 60.56 Д55

МАРКСИСТСКАЯ МЕТОДОЛОГИЯ В СОВРЕМЕННЫХ

ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУКАХ

–  –  –

В данной статье предпринята попытка обозначить проблему трансформации методологической парадигмы в отечественных гуманитарных науках. Методология, существовавшая в советском обществоведении, постепенно изменяется. Контуры новой методологической парадигмы в российском обществоведении пока весьма неопределённы.

The attempt of designation of the methodological paradigm transformation in the corpus of national social sciences is made. Soviet social sciences methodology has been gradually changing.

The frame for new methodological paradigm for Russian social sciences is not clear.

Ключевые слова: методология гуманитарных (общественных) наук, общая и частная методология, трансформация парадигмы, марксистская теория.

Keywords: social sciences methodology, general and special methodology, paradigm transformation, Marxism.

К настоящему времени общественные, или как их ещё принято обозначать, гуманитарные науки в России оказались в сложной ситуации в том смысле, что обеспечивающая их развитие методологическая мысль теоретически не вполне артикулирована и, а зачастую, вообще никак не заявлена. Работы по методологии исследований в отечественных общественных науках за последнее время весьма малочисленны, практически отсутствуют. Случайно ли это? Думается, что нет. Попробуем разобраться в этом, как говорил Тацит “Sine ira et studio”, без гнева и пристрастия.

Говоря о проблемах методологии, следует заметить, что всю методологию принято разделять на общенаучную, к которой по традиции, ещё с советских времен, принято относить материалистическую диалектику, и методологию частных наук, например, юриспруденции, представленную частнонаучными методами.

В конкретных исследованиях, проводимых представителями естественных наук:

математики, физики, химии и т. д., ссылки на использование учёными общенаучной методологии в настоящее время прослеживаются незначительно. В общественных науках ситуация неоднозначная, сильно зависящая от конкретных областей знания.

Таким образом, методология права имеет общенаучную составляющую, присущую большинству наук об обществе, и частнонаучную, характерную только для юридических

–  –  –

исследований как отрасли социальной науки. В качестве элементов современной общенаучной методологии могут использоваться материалистическая диалектика, системный и структурный анализ, парадигмальный подход и т. д. К частнонаучной составляющей методологии права относятся такие методы, как историко-правовой, сравнительно-правовой, правового моделирования и т.д. Иногда говорят о специальных методах исследования правовых явлений, к которым причисляют социальнопсихологические и лингвистические методы, методы семиотики, криминалистики и т. д.

Методологическая мысль современного отечественного обществоведения испытывает на себе весьма существенное влияние советского периода. В качестве ключевого элемента методологии в то время использовалось понятие материалистической диалектики.

Вопрос о том, насколько содержание этого понятия соответствовало взглядам основоположников марксизма, требует дополнительного исследования и в данном сообщении нами не затрагивается. Будем говорить о марксистской методологии, имея в виду то состояние понятия, к которому оно фактически пришло к концу 80-х годов прошлого века.

Большая часть действующих российских обществоведов была воспитана в советское время. В этой связи они как ехали по «марксистской колее», так и едут, возможно, даже не всегда осознавая это. Многие преподаватели высшей школы, в силу своих знаний и представлений, по существу, учили и учат студентов и аспирантов тем же марксистским принципам и подходам, которые им хорошо известны, возможно, иногда под другими названиями. Поэтому в силу объективных причин исторический и диалектический материализмы существуют у участников отечественного научного сообщества в виде устойчивых рудиментов «прошлой жизни», с известными флуктуациями воспроизводящимися у подрастающего поколения исследователей.

Зародившаяся сразу после Октябрьской революции на основе марксизма, за время Советской власти была сформирована и функционировала настоящая научная парадигма в общественных науках (по Т. Куну). В своей книге «Структура научных революций» Т. Кун пишет о парадигме как о системе концептуальных схем, которые действуют на определённом историческом этапе, приняты конкретным научным сообществом с единым стилем мышления и направляют основную массу научных исследований. [3] Единый стиль мышления и целенаправленное направление научной мысли, к тому же подкреплённые организационно и идеологически, в полной мере присутствовали в советском обществоведении.

Говоря о парадигмальном характере марксисткой методологии, имеет смысл выделить её существенные моменты, основные концептуальные схемы и подходы. Прежде всего, отметим, что в марксизме советского периода была стройная и общепризнанная система понятий и категорий, таких как, материя, сознание, общество, идеология, классы и т.д. Их использование при подготовке научных текстов обеспечивало более или менее однозначное понимание содержания.

Сильной стороной марксизма и, как говорил классик, душой марксизма - является диалектика. А самым большим изъяном - догматизм его адептов. Претендуя на роль научной теории, марксизм одновременно выступал и широко применялся в качестве идеологии.

Превалирование идеологического аспекта при научном исследовании социальных явлений существенно искажало результаты познания. Неспособность политических руководителей СССР, ответственных за научное изучение реального социализма и насаждавших «классовый подход», таких, как М.А. Суслов, подняться над своими догматическими предрассудками, обернулась формированием существенно искажённой картины советского общества как у большинства общественности, так и у руководства страны. В итоге, в результате неадекватных политико-управленческих решений, это обстоятельство и стало одной из причин краха СССР.

–  –  –

Советская общественнонаучная парадигма была самодостаточной и не испытывала значительного влияния со стоны научного мира Западной Европы и Америки. Партийные комитеты научных организаций СССР рассматривали обществоведение как сферу идеологической борьбы коммунизма и империализма, а ученых - как идеологических бойцов этого фронта, сведённых в строго управляемые боевые единицы.

На Западе исторически сложилось так, что каждый учёный обладал значительной самостоятельною при выборе не только общеметодологических принципов, но и научной терминологии. Какое-то единообразие могло существовать лишь в рамках последователей определённой научной школы. Один и тот же термин у разных теоретиков наделялся далеко не одинаковым смыслом. Поэтому сравнение методологических систем у нас и на Западе довольно затруднительно. К тому же, современные западные общественные теории и подходы при Советском Союзе у нас были плохо известны. Хотя многие знаковые работы западных ученых были переведены на русский язык, в частности, в издательстве «Прогресс», но, как правило, они имели гриф «для служебного пользования». А если и были знакомые с ними специалисты, то занимались они, в лучшем случае, критикой этих теорий с «марксистских позиций».

Различные принципы организации научных коллективов у нас и на Западе, в корне отличающиеся пути доведения до ученых социального заказа на исследования, а также контроля за его исполнением, понятийная и терминологическая обособленность советской гуманитарной науки от западной, привели к тому, что обмен между ними методологическими идеями был весьма незначительным. Надо ли говорить, что скольконибудь заметного опыта использования достижений западных ученых в наших условиях и применительно к нашей действительности просто не существовало. Проблема заимствования иностранных методологий отечественными социальными науками вплоть до настоящего времени не получила должного теоретического освещения и, тем более, решения.

Заметные изменения в современной общенаучной методологии социальных наук ставят вопрос об осмыслении этих изменений, а также о возможных направлениях их развития. К настоящему моменту подавляющее большинство ученых согласны с тем, что методологический аспект познания социальных явлений должен учитывать наиболее существенные особенности изучаемого объекта. С другой стороны, общенаучная методология познания социальных объектов включает в себя некоторые базовые принципы.

Прежде всего, к их числу относиться принцип объективности или субъективной беспристрастности. Он предполагает изучение объектов такими, какими они являются независимо от симпатий и антипатий исследователей. Идеологическая составляющая познания при этом должна быть разумно ограничена. Этот принцип не гарантирует достижения истины, но он выступает необходимым, хотя и недостаточным условием прогресса и приращения знания.

Научный подход также означает, что исследователь исходит из наблюдения за реально существующими объектами или их исторической реконструкцией, а не из априорных представлений о них. Подобная ошибка тщательно культивировалась в советском обществоведении, когда реальное общество в СССР изучалось не само по себе, а в сравнении с теоретическим идеалом - мифологемой коммунизма. Фактическое несоответствие общественных реалий, имевшее место на практике, с одной стороны, и футуристических представлений, - с другой, объяснялось как «пережитки капитализма», уклоны, «родимые пятна» и т. д.

Социальные объекты не являются вечными. Они возникают, развиваются и исчезают в конечном временном интервале, то есть выступают как объекты исторические. В общенаучной части методологии использование материалистической диалектики подлежит критическому переосмыслению в соответствии с развитием ключевых понятий марксизма,

–  –  –

наподобие тех, которые были сделаны А.А. Зиновьевым. Ведь общенаучные методы чаще всего применяются для анализа гуманитарного знания, уже полученного частнонаучными приемами и требующими анализа и обобщения.

Принцип историзма весьма важен при изучении социальных явлений, он помогает понять те или иные его стороны или свойства. Однако он не может быть отправной точкой в построении теоретической модели сложившегося общественного объекта. Надо определить, что именно образовалось в результате исторического процесса, установив тем самым исходный пункт исследования, чтобы затем понять, как становление объекта происходило в истории.

В таком плане осуществлено одно из наиболее известных современных исследований социальной действительности, изложенное в монографии «Капитал в ХХI веке». Его автором является французский экономист Томас Пикетти. [6] Им проведён фундаментальный исторический анализ экономического неравенства в различных развитых странах, начиная с 18 века. Использованная Т. Пикетти методология, весьма близка к той, которую у нас принято называть марксистской. Видимо поэтому в западной научной и публицистической литературе Т. Пикетти часто называют «новым Марксом». Указанная работа со всей очевидностью показывает, что эвристические возможности марксистской методологии, понимаемой в широком смысле, далеко не исчерпаны.

По нашему мнению, первичность изучения самого объекта исследования особенно важна применительно к современному познанию социальных явлений и его методологической рефлексии. Такая значимость обусловлена серьёзными качественными сдвигами совсем недавно, на наших глазах, произошедшими в мире, а также отражением этих сдвигов в теоретических разработках наиболее известных мировых учёных, например, у представителей постмодернизма.

В качестве одной из важных особенностей современного социума следует отметить образование глобального информационного пространства. Его влияние на социальные науки и их инструментарий, поистине, революционно. Являясь порождением компьютерной техники и IT-технологий, глобальная сеть оказывает огромное воздействия на общественную жизнь, в первую очередь, в развитых странах и социальных системах.

Развитие информационных технологий привело, в свою очередь, к усиленной виртуализации основных сфер человеческой жизни: политики, экономики, культуры, права и т. д. Социальным содержанием виртуализации является симуляция институциональной структуры и связей общества.

Даже далеко не полное перечисление основных реалий динамичного современного мира делает очевидным, что теоретико-методологическая база, оставшаяся нам в наследство с советских времен, должна быть пересмотрена и серьёзно дополнена. Для этого вернёмся к укоренившейся в отечественном обществоведении марксисткой доктрине.

Несмотря на то, что стараниями догматиков, официальное течение марксисткой теории в советские времена превратился в нечто, похожее на застойный омут, русской научной мыслью порождались и светлые ручейки. По нашему мнению, одной из наиболее успешных попыток применить марксистскую теорию и методологию к изучению современных общественных явлений являются работы А.А. Зиновьева.

Зиновьевым был проведён анализ марксизма как методологии социального познания.

По его мнению, марксизм да и многие другие социальные теории, находился на «дологическом» уровне познания. В результате преодоления этого уровня, им была предложена теоретическая система взглядов, которую он обозначил как логическую социологию. Под логической социологией он понимал «логическую обработку языка, на котором люди думают, говорят, пишут, слушают и читают о социальных объектах, т. е.

–  –  –

О человеческих объединениях и о людях как о членах таких объединений, а также логическую обработку методологии исследований таких объектов».[2; c.4] По нашему мнению, принципиальным моментом определения Зиновьева А.А.

является помещение им в фокус познавательной деятельности языка, на котором люди думают, говорят, пишут о социальных объектах. Естественный язык используется как инструмент ментальной деятельности и познания. Инструментальный подход к анализу духовной сферы и языка не является в отечественной науке чем-то совершенно новым. Ещё в 1930 году великий русский учёный Л.С. Выготский, опираясь на понятие внутренней техники, разработанной Клаппарэдом, вводит в психологию так называемый инструментальный метод, который основывается на сходстве между ролью инструментов в материальном труде и ролью «психологических инструментов» в умственной деятельности человека. Понятия и категории, выраженные в языке, по мнению Л.С. Выготского и его последователей, могут рассматриваться в качестве инструментов социальных действий, включая познавательные.

С другой стороны, обращение к языку, как к субстанции существования социальных объектов, открывает огромные возможности. Это связано с тем, что за последние десятилетия различного рода лингвистические и психолингвистические исследования бурно развивались, а их результаты, поистине, впечатляют. Использование этих достижений, в частности в юридических науках, может быть весьма перспективным. Одним из таких достижений можно рассматривать так называемую эффективную модель судебного доказывания на основе нарративной логики. Разработчики модели голландский ученый Ф.

Анкерсмит и профессор Оксфорда Д. Бруннер на примере англо-саксонского права показали эффективность когнитивного нарратива в сфере юриспруденции. [1] Особенно важной представляется правильная методологическая позиция при правовой оценке и юридическом анализе остроактуальных явлений современности, например, возрождения украинского национал-социализма. Автор с помощью когниивных методов попытался выработать юридически взвешенный подход при исследовании вопиющих нарушений прав человека представителями спецслужб украинских националистов ОУН (УПА) в 1940-1955 годах.[4] При этом необходимо так же помнить об эффективности реализации научных результатов. Практика подсказывает, что методология играет при этом не последнюю роль. Так, например, после так называемого «краха тоталитаризма», научные деятели, близкие к «прорабам перестройки», громко заговорили о том, что марксизм - это пережиток, а передовая западная наука даст им свои знания и инструменты для эффективного изучения социальных явлений в России, в том числе и юридических оценок тех или иных событий. Однако все оказалось не так просто. Аршином общим измерить Россию и её историю не очень получилось. Результаты штудий некоторых продвинутых ученых, особенно из числа граждан бывших советских республик, якобы решительно отмежевавшихся от марксистской доктрины, оказались пересказами старых антироссийских мифов. Неудивительно, что они вызывали абсолютное неприятие со стороны как подавляющего большинства русских специалистов-правоведов, так и образованных представителей российского общества в целом. Взять хотя бы Катынь.

Общий взгляд на отечественные социальные науки даёт довольно определённую картину того, что общенаучная часть методологии исследований, в значительной мере представлена элементами, унаследованными от марксизма. Будучи пересмотренная в свете достижений современных последователей К. Маркса, таких как А. Грамши, Л. Альтюссер, А.А. Зиновьев и ряда других, марксистская методология далеко не исчерпала потенциал своих эвристических возможностей.

Что касается частнонаучных гуманитарных методологий, в том числе методологии права, то по мере развития научного знания об обществе по всем направлениям, появляется

–  –  –

все больше возможностей для применения этого знания в сфере исследования юридических явлений, составляющих арсенал специальных научных методов. Практика обществоведения по привлечению методов и приемов из смежных областей знания в отечественной исследовательской традиции получила название междисциплинарного подхода. Подробнее трактовка автором такого подхода изложена в статье «Междисциплинарный подход к анализу и применению понятия «механизм процессуального доказывания» [5]. Современная методология права и других гуманитарных наук, вероятно, будет активнее использовать заимствования из смежных областей, прежде всего наук о языке.

Проблема методологии юридической науки, да и отечественных общественных наук в целом, является одной из наиболее важных и трудных. Не претендуя на попытки её разрешения, автор в рамках короткого сообщения хотел лишь обратить внимание на её актуальность и существенность. Особенно опасна имеющаяся подчас в настоящее время неразбериха в методологических разделах учебной литературы по общественным наукам для высших учебных заведений. Как будет подготовлено будущее поколение специалистов и что для этого следует сделать российскому научному сообществу - большой вопрос.

–  –  –

References

1. Ankersmit Frank. The Narrativ logic. -М.: Idea-press, 2003. -296 p.

2. Zinovyev A.A. Logical sociology. M.: Society, 2002. -p. 4

3. Kuhn T. Structure of the scientific revolutions. -М.: Progress, 1975.

4. Mironenko S. The Cognitive-historical analysis of the work of the security service of the Organization of Ukrainian nationalists (OUN) 1940-1955 Gg. Report on the Conference "Historical reading at the Lubyanka”. Moscow. 11.12.2015.

5. Mironenko S., Multidisciplinary approach to analysis and application of the concept of "evidence" of the procedural mechanism//Universum: Economics and jurisprudence: an electron.

scientific. log. 2015 # 1 (12). URL: http://7universum.com./ru/economy/archive/item/1847 1.1 p.l.

6. Thomas Piketti. Capital in the twenty-first century. -M: Ad Marginem Press, 2015. -592 p.

–  –  –

Продовольственный вопрос в России в 1917г. стал одной из главных причин революции и смены власти. Временное правительство, пришедшее на смену свергнутой монархии, приложило массу усилий, чтобы преодолеть продовольственную разруху, введя хлебную монополию. Однако, при нараставшем недоверии крестьянства к новой власти, усилия буржуазного правительства не увенчались успехом, только усугубив продовольственный кризис, что, в свою очередь, также стало одной из причин октябрьского переворота.

The food problem in Russia in 1917, became one of the chapters, causes of revolution and regime power. The Provisional Government, come and neck to replace the deposed monarchy, has put a lot of effort to overcoming the devastation-negotiated the food entering the bread monopoly.

However, with growing distrust of the peasantry to the new authority, the bourgeois government efforts have not been successful, only exacerbating the food crisis, which, in turn, became one of the causes of the October overturn.

Ключевые слова: продовольственный вопрос, хлебная монополия, продовольственный комитет, крестьянство.

Keywords: food problem, bread monopoly, food Committee, peasantry.

Русская буржуазия пришла к власти в обстановке острого кризиса продовольственного снабжения, угрозы срыва мероприятий хлебозаготовки, падения государственного хлебного запаса. В этих условиях созданная во время февральского переворота 1917г. Продовольственная комиссия Временного комитета Государственной Думы и Совета рабочих и солдатских депутатов предписывала провести параллельно с уже имеющимися мероприятиями по закупкам и разверстке хлеба, реквизицию хлебных продуктов у крупных земельных собственников, имеющих запашку свыше 50 десятин, торговых предприятий и банков. Но основной мерой новой власти в деле регулирования хлебозаготовительного вопроса, стал закон о монополии на хлеб от 25 марта, означавший более высокую ступень военного регулирования.

Закон провозглашал принудительное отчуждение государством всех свободных (а не только товарных) запасов хлеба по твердой цене, обязывал владельца и производителя к

–  –  –

доставке на продовольственные склады, запрещал спекуляцию хлебом. Монополия как обязательственная мера, несомненно, невыгодная держателям зерна, не была воспринята правовым и хозяйственным сознанием населения, а потому осталась исключительно на бумаге. Она не могла быть сопровождаема нормированием промышленных товаров и предметов первой необходимости, то есть данное мероприятие могло увенчаться успехом лишь при восприятии его крестьянством как необходимой для государства и победы, при доверии властям со стороны деревни. Основным моментом в монополии стал факт повышения твердых цен на хлеба на 60–70% в сравнении с осенними твердыми ценами 1916г., что было сделано во имя повышения уровня хлебозаготовок.

Ситуацию в какой-то степени спасала инициатива низов. Весной 1917г. различные политические деятели и органы власти обращались к российскому крестьянству с просьбой дать хлеб фронту. Например, обращение главы Временного комитета Государственной Думы М. В. Родзянко от 6 марта призывало: «Без хлеба нельзя воевать… Братья! Не дайте России погибнуть, везите немедленно хлеб на станции и склады… к свободе и счастью России путь один – победа»; в свою очередь, Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов 21 апреля взывал: «Крестьяне! Если хотите сохранить свободу… спасайте революцию!.. без свободы не будет и земли… Везите же немедленно возможно больше хлеба к мельницам и пристаням!»3.

17 апреля 1917г. министр земледелия А. И. Шингарев утвердил «Инструкцию о заготовках хлеба и зернового фуража на комиссионных началах». Губпродкомы получили право установления комиссионных за услуги по закупкам, хранению и упаковку хлеба в определенных суммах. В тот же день выпускается инструкция губпродкомам «о приведении в действие закона о хлебной монополии». Помимо оповещения населения, губпродкомы должны были установить «по категориям хозяйств и районов: а).количество семян, подлежащее высеву на десятину при ручном севе или при севе разбросной или рядовой сеялкой; б).количество требующих зернового корма дней усиленной работы для лошадей;

3).предельные нормы для рабочего скота и свиней и срок появления подножного корма;

г).нормы замены зернового корма отрубями и мукой». Учету подлежало сельское население, торговые запасы хлеба, все «хлебные продукты, находящиеся в залоге у частных лиц или учреждений». Учету подлежал как хлеб в зерне (полный перечень), «а также все необмолоченные хлеба, которые учитываются как в копнах, так и в переводе на возможное к выходу количество зерна» [1, Ф. 3087. Оп. 1. Д. 20. Л. 25–27].

Согласно новым принципам продовольственной организации, институт уполномоченных Особого Совещания по продовольственному делу упразднялся вместе с самим Особым Совещанием, а уполномоченные Министерства земледелия сдали дела губернским комитетам по продовольствию, подчинявшимся созданному в мае Министерству продовольствия, которое возглавил А. А. Пешехонов. Учреждение института губпродкомов предполагало расширение сети продовольственной организации вглубь региона, в уезды и волости. Соответственно, одновременно с образованием на местах разнообразных и многочисленных комитетов, Советов и других общественно-политических властных структур, постепенно, в ходе развития революционного процесса в России, расширяется и продовольственная структура – созданием уездных и волостных продовольственных комитетов, и городских управ в уездных городах. Таким образом, новая власть приступила к отстранению от продовольственного дела в стране земств как единственных и исключительных структур, образовывая взамен органы власти с наиболее широким общественным представительством. Земства продолжали свою деятельность уже в новых рамках подчинения губпродкомам и их полномочиям.

Цит. По: Экономическое положение России накануне Великой Октябрьской социалистической революции. Л., 1967, Ч. 3, С. 206, 440.

–  –  –

Временное правительство, осознавая тяжесть продолжения Первой мировой войны в условиях революции, было вынуждено положить в основу своей продовольственной политики принципы монополизации закупок, регламентации производства, нормировки потребления. Наибольшей трудностью в разрешении этой проблемы стало условие возможности изъятия хлеба у его мелких держателей. Центр тяжести находился не в правовой организации данного вопроса, а в мерах по его практическому применению.

Крестьянство, в свою очередь, восприняло хлебную монополию как разорительную и чрезвычайно для себя убыточную, «несправедливую» со стороны государства меру.

Выступавшая еще при царизме против разверстки деревня, не желала ограничения своих прав на собственную продукцию и при новой власти, однако хлебная монополия, как чрезвычайная мера, была жестко детерминирована войной.

Правительство пыталось решать проблему регулирования распределения промышленных товаров, учредив в апреле Комиссию для выяснения вопроса по снабжению населения предметами широкого потребления. В своем сообщении от 24 апреля правительство признавало, что «необходимые в обиходе изделия поступают для нужд населения лишь в крайне ограниченном количестве и по весьма высоким ценам». В числе необходимых предметов назывались металлические и кованые изделия, ткани, чай, керосин, мыло, бумага. Признавая, что все это должно поставляться по твердым ценам, власти обещали «немедленно принять меры к выяснению вопроса о том, какое именно количество этих изделий и продуктов может быть уделено для гражданского населения, и по каким ценам и каким способом представляется наиболее справедливым распределить это количество между наиболее нуждающимися» [1, Ф. 1779. Оп. 2. Д. 140. Л. 126].

Что касается снабжения фронта, то нехватка транспорта не позволила Временному правительству сохранить армейский паек на прежнем уровне. На Совещании высших военных чинов в Ставке 18 марта было признано, что «запасов в стране для полного продовольствия армии недостаточно. Мы не только не можем образовать на фронтах запасов, но не будем получать ежесуточную потребность. Надо: или уменьшить в районе армии число ртов и число лошадей, или уменьшить дачу. Последнее опасно, а потому надо уменьшить число едоков». В результате, было принято решение, впоследствии подтвержденное правительством, об эвакуации с фронта всех инородцев (жителей Средней Азии и наемных китайцев) и военнопленных, выполнявших строительные работы в войсковых тылах. В тыл отводилась кавалерия, что одновременно уменьшало и число ртов, и количество живого транспорта, для которого требовался фураж4.

В начале апреля 1917г. военный министр приказал оказать помощь деревне следующими мерами: отпуск по своим хозяйствам всех солдат старше 40 лет из всех частей, дружин и команд военных округов; формирование команд воинских чинов из выздоравливающих и нестроевых, не подлежащих отправке на фронт с маршевыми ротами, и посылка их в село по просьбе губернских продовольственных комитетов; отправка в село команд из тех маршевых рот, что не прошли к апрелю 4-недельного срока обучения. Отдача распоряжений об отпуске нижних чинов для помощи сельскому хозяйству возлагалась на представителей командующих войсками военных округов, входящих в состав губернских продовольственных комитетов. В телеграмме от 7 апреля указывалось, что «отпуск на работы… предоставляется усмотрению Главнокомандующих сообразно с местными условиями и боевыми задачами». Несмотря на то, что военный министр уступил генералитету в определении приоритета запросов фронта перед положением в сельском хозяйстве страны, Ставка в ответ на предложенные меры просила предпринять самую

1917. Разложение армии. М., 2010, С.59-62.

–  –  –

энергичную высылку пополнений на все фронты5, но 10 апреля, под давлением Петроградского Совета правительство все-таки приняло решение о демобилизации солдат старше 40 лет. В целом, в марте-апреле фронты получали не более 60% продовольствия и 65% зернофуража6. В мае подвоз улучшился, но в июне вновь ухудшился, причем все время прежде прочего не хватало мяса и жиров. Результатами недовоза стали истощение людей и лошадей и эпидемии.

В своих майских резолюциях Всероссийский продовольственный съезд призвал к установлению твердых цен не только на хлеб, но и на топливо, железо, мануфактуру, кожу и другие продукты обрабатывающей и добывающей промышленности: «твердые цены на предметы массового потребления должны обязательно находиться в соответствии с ценами на хлеб». Помимо твердых цен государство обязывалось немедленно организовать как снабжение товарами, так и равномерное распределение их между населением. С другой стороны, резолюция признавала, что «правильное развитие народнохозяйственной жизни станет возможным лишь по окончании настоящей разрушительной, братоубийственной войны» [1, Ф. 3087. Оп. 1. Д. 42. Л. 1об.–2]. Лишь в условиях острого кризиса снабжения осенью 1917г. ряд местных продовольственных комитетов провел по собственной инициативе прямой товарообмен наличного запаса товаров промышленности на хлеб, что привело к увеличению объема хлебозаготовок, позволив выполнить 33,5 % от установленного задания.

Власти пытались, в силу обстоятельств объективного характера, решить проблему снабжения армии и населения по преимуществу административными мерами. Так, 5 мая из Министерства земледелия выделили особый аппарат – Министерство продовольствия, призванное направлять и регулировать действия соответствующих органов на местах – продовольственных комитетов, образованных одновременно с законодательством о хлебной монополии. Их деятельность – исключительные правомочия по продовольственному и снабженческому вопросам – на первых порах давала неплохие результаты. Однако община и контролировавшиеся ею крестьянские власти постепенно стали прибирать их к рукам. К лету даже из губернских продовольственных органов лишь около половины соответствовали по своему составу закону 25 марта. На уездном и волостном уровнях дело обстояло еще хуже, а ведь от состава продовольственных органов напрямую зависела и государственная политика в области продовольствования. Летом растет количество случаев о складывании с себя полномочий продовольственными организациями в ряде губерний, растет число насильственных акций в отношении их сотрудников в городах. Такое положение вещей еще больше осложняло дело снабжения, не позволяя проводить учет и контроль продуктов [1, Ф.

1779. Оп. 1. Д. 148. Л. 12–14; Ф. 6831. Оп. 1. Д. 319. Л. 61–63].

Пешехонов и его сотрудники прекрасно понимали дефицитность российского рынка продовольствия по многим продуктам и существенную его ограниченность по основным – прежде всего хлебу. Поэтому, ставился вопрос о дальнейшем ограничении потребления тыла и, главное – реализации намерений относительно равномерного распределения продовольствия между гражданами по равному принципу. Так как учет произведенной продукции в миллионах крестьянских хозяйств был затруднен, то, во-первых, должны были быть использованы данные поземельной переписи 1917г., а также введено нормированное потребление в деревне.

В условиях слабости центральной власти монополия явилась, прежде всего, дестабилизирующим фактором, разрушавшим рынок и вторгшимся в реализацию продукта непосредственно его производителем. Невозможность государства учесть излишки, изъять РГВИА, Ф.2003, Оп.2, Д.219, Л.25–27, 29, 53, 115.

РГВИА. Ф. 499. Оп. 3. Д. 1706. Л. 166.

–  –  –

их, доставить по назначению и т. д., только укрепляло деревню в сознании собственной силы, придавая уверенность общине в успехе ее противоборства с властью.

Сельскохозяйственная перепись 1917г., преследовавшая цель всестороннего изучения продовольственного вопроса для продолжения войны, должна была предоставить в распоряжение верховной власти исчерпывающие данные о возможностях страны к дальнейшей борьбе. Хлеб был, но тяготы войны особенно сильно сказались в 1917г. Справка о состоянии озимых посевов от 8 августа отмечала: «избыток влаги во время уборки в центральных губерниях… понизил качество урожая». Также отрицательные последствия имела засуха в Поволжье и Западной Сибири [1, Ф. 1797. Оп. 1. Д. 355. Л. 4].

В поисках выхода из тупика резкого уменьшения запасов, власть оказалась вынуждена пойти на новое повышение твердых цен (первое повышение состоялось в конце марта), что было явной уступкой деревне производящих регионов, реакцией на ее противодействие государственным усилиям. Еще 4 августа Временное правительство выступило с официальным заявлением о гарантии неповышения цен на хлеб. Однако уже 27 августа твердые цены были увеличены вдвое, ибо Центр рассчитывал, что повышение уровня цен лишит хлебовладельцев основания уклоняться от поставки хлеба. Повышение сразу ударило по наименее зажиточным семьям, вынужденных прикупать хлеб, в том числе по семьям солдат; пострадало сельское население потребляющих областей, особенно острым положение оказалось в городах. Крестьянство видело в данной мере новую несправедливость со стороны государства. Выразителями сельского мнения стали Советы крестьянских депутатов, настаивавшие на отмене новых твердых цен на сельскохозяйственную продукцию.

Тогда же, в ходе сельскохозяйственной переписи, был составлен проект примерной инструкции для грядущего введения карточной системы в сельских местностях. Переписи подлежали запасы хлебных продуктов и населения. Перепись такого рода проводилась посредством кооперативов и сельской администрации под контролем уездных продовольственных комитетов. В карточки подворной переписи вносились сведения о количестве членов семьи, о местожительстве и полном имени домохозяина, о запасах продуктов. Продукты должны были выдаваться на один месяц после проверки списка потребителей, а «каждый двор получить одну карточку на срок до 1 января следующего за текущим года» [1, Ф. 1797. Оп. 1. Д. 1520. Л. 1–5].

Безусловно, власти прекрасно сознавали ключевое значение продовольственного вопроса в преддверии зимы. От решения этой задачи зависело не только продолжение войны, но и само существование демократической власти. Главным мероприятием Временного правительства, в конце лета озабоченного еще и борьбой за власть с военными кругами, стало повышение твердых цен на хлеб. В поисках выхода из тупика резкого уменьшения запасов, власть оказалась вынуждена пойти на новое повышение твердых цен (первое повышение состоялось в конце марта), что было явной уступкой деревне производящих регионов, реакцией на ее противодействие государственным усилиям.

Причиной, подтолкнувшей это решение, стало сокращение государственных продовольственных ресурсов, ибо запасы хлеба в распоряжении Министерства продовольствия на 1 августа 1917г. составили всего 26 млн. пуд После августовского удвоения хлебных цен, которое ставило мелкие и средние хозяйства на грань выживания, и началось массовое крестьянское движение за хлеб – теперь помещичьи имения громились еще и потому, чтобы взять хлеб для своего питания. Новые твердые цены оказывались невыгодными не только горожанам, но и большинству крестьян, прикупавших хлеб для собственного потребления – как в потребляющих губерниях, так и бедные слои производящей деревни. Следовательно, удвоение цен было выгодно лишь тем хозяйствам, что обладали товарными излишками, меньшей части крестьянства, но задачей

–  –  –

власти являлось получение хлеба вообще, для снабжения армии и тыла, а потому такая очевидно вынужденная мера в самом худшем случае явилась разве что ошибкой.

В сентябре 1917г. требовалось переместить около 20 млн. пуд хлеба, что свидетельствует о постепенно падении как уровня хлебозаготовок, так и транспортных мощностей. Наряды на сентябрь практически не были выполнены. Основной причиной считалось непредъявление вагонов к погрузке, что диктовалось общим расстройством транспортной инфраструктуры в России, развивающейся под влиянием объективных факторов (сокращение числа работоспособных паровозов и вагонов), и усугубляющейся факторами субъективными (массовые непродуктивные перевозки солдат и мешочников вместе с их грузами. Общую характеристику ситуации в стране незадолго до Октября, дают обзоры продовольственного дела на местах. В частности, такой обзор за 2–20 сентября 1917г.

показывает прекращение поступления хлеба на ссыпные пункты, наряду с развитием винокурения и торговли спиртом в производящих хлебных регионах. Одновременно, потребляющие районы сообщали о голодных бунтах и погромах, насилиях населения над продовольственными агентами, попытках самовольных реквизиций транзитного хлеба. Во многих городах проводились меры по ограничению потребления – понижение суточной хлебной нормы до одного фунта (405 граммов), либо еще хуже – переход к питанию эрзацпродуктов (хлеб с примесью отрубей, жмыхов и картофеля). Переход земли к общине в течение 1917 года, во-первых, уничтожил основного поставщика товарного хлеба для государства – помещиков и хуторян. Это означало, что теперь товарные излишки были распределены по десяткам тысяч мелких крестьянских хозяйств. В итоге, хлеб потреблялся самими крестьянами (в том числе, и на самогонку), а государство не получило хлеба.

В 1917г. в России взрыв крестьянской революции уничтожил частное землевладение, осуществив это насильственными захватными действиями, сопровождающимися всеобщим переделом. Единственным распорядителем земельного фонда страны стала община, ибо ею была поглощена действительно вся земля – от государственных и церковных земель до помещичьих и составляющих частную земельную собственность. В революционной России 1917г. продолжение войны предполагало дальнейшее обострение продовольственной ситуации, что Министерство земледелия, а затем – продовольствия, опять-таки исправляли организацией, ибо рассчитывать на увеличение производства не было никаких оснований – такое увеличение могла дать лишь демобилизация Вооруженных Сил. На первом этапе революции, новой власти удалось использовать энтузиазм населения, его патриотические струны, видимую готовность на жертвы. Однако, взамен главный производитель продовольствия – крестьянство, рассчитывало получить земельный фонд страны и скорое окончание войны. Именно этого Временное правительство и не смогло (и не могло в принципе) дать.

Таким образом, Временное правительство гораздо хуже царских властей справлялось с проблемой продовольствования всех нуждавшихся в продуктах адресатов. Причиной тому были нелегитимность революционной власти в глазах народа, невероятная слабость властной системы, нараставшая с каждым днем эскалация внутреннего конфликта между различными социальными слоями населения, начало чему было положено падением монархии.

–  –  –

УДК 94(47+57)"1941/1945"(082) ББК Х621

ОРГАНЫ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ТУЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ

В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

–  –  –

В данной статье рассмотрены вопросы осуществления деятельности органами внутренних дел Тульской области в период 1941-1945г.г.

This article describes how to implement the activities of the internal affairs bodies of the Tula region in the period 1941-1945.

Ключевые слова: преступления; уголовный розыск; Великая отечественная война.

Keywords: crime; criminal investigation; The Great Patriotic War С началом Великой Отечественной войны перед органами внутренних дел встали ответственные задачи по обеспечению крепости тыла наших войск в ходе вооруженного противоборства с лучшей на то время в мире немецкой армией. Война требовала изменения характера и содержания работы применительно к специфике военного времени.

В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 года «О военном положении» органы внутренних дел переходили в полное подчинение военному командованию.

В этот же день приказом по управлению милиции УНКВД Тульской области было сформировано семь спецгрупп: четыре оперативных, одна пулеметная, сангруппа и группа по охране здания управления. Возглавили их руководящие работники подразделений милиции: Лункин, Химии, Щуров, Пименов, Петров, Семеновский и Кулаков. За каждой из групп закреплялась автомашина, их члены были вооружены автоматическим оружием.

Многие из сотрудников Тульской милиции ушли на фронт уже в первые дни войны, служебные обязанности остальных значительно расширились. В соответствии с Директивой СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 года «О мобилизации всех сил и средств на разгром фашистских захватчиков» сотрудники милиции должны были всемерно содействовать четкой организации снабжения фронта и оборонной промышленности, эффективной деятельности всех отраслей народного хозяйства, обеспечивать порядок и

–  –  –

безопасность населения в условиях военного времени в любой конкретной обстановке.

Определяющим для всей жизни страны стал лозунг «Все для фронта, все для победы!».

Каждый сотрудник тульской милиции работал фактически за двоих, по 12-16 часов в сутки. 25% личного состава милиции были переведены на казарменное положение.

Во исполнение Постановления СНК СССР от 24 июня 1941 года «О мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе» и соответствующего постановления Тульского обкома ВКП(б) в Тульской области были сформированы истребительные батальоны. Главными их задачами были: борьба с вражескими парашютными десантами и диверсантами, охрана важных объектов народного хозяйства, оказание помощи милиции в поддержании общественного порядка. Приказом начальника УНКВД от 28 июня общее оперативное руководство батальонами возлагалось на начальника управления милиции П.В. Пичугина, а их командирами стали: Егоров - политрук 9-го отделения милиции, Химии - помощник начальника политотдела по комсомолу, Бурыкин - старший инспектор отдела службы, Головин - начальник военно-учетного стола 1го отделения милиции, Романов - помощник начальника 2-го отделения милиции, Баболин начальник отделения ЗАГСа и др. В целом по области был сформирован 91 истребительный батальон общей численностью 9100 бойцов.

Одновременно шла усиленная работа по формированию отрядов народного ополчения. Уже 29 июня разбитые на взводы и отделения отряды приступили к военным занятиям. Учеба проводилась 4 раза в неделю по 110-часовой программе. Особое внимание уделялось изучению оружия, средств противохимической защиты, тактике действий по борьбе с диверсионными группами. Специальной подготовкой занимались на стадионе г.Тулы, в Кремлевском саду, на учебных пунктах Осовиахима.

Славной страницей в летопись органов внутренних де вошла героическая оборона г.

Тулы.

22 октября 1941 года в соответствии с постановлением Государственного комитета обороны СССР, в Тульской области формируется городской комитет обороны (ГКО), в состав которого вошел начальник Управления милиции УНКВД Тульской области П.В.

Пичугин. Одним из важнейших направлений деятельности Комитета являлось руководство работе» милиции.

Когда немецко-фашистские войска вплотную подошли к Туле, 23 октября 1941 года ГКО принял постановление об образовании Тульского рабочего полка, в ряды которого вступили многие работники милиции. Его командиром стал заместитель начальника отдела УНКВД Тульской области А. П. Горшков.

25 октября 1941 года в Туле и прилегающих к ней районе вводится осадное положение. Принимаются срочные меры для мобилизации всех сил и средств для отпора врагу. Из работников милиции был сформирован отряд численностью 400 человек под командованием М.И. Свиридова, который вел ожесточенные бои на ближайших подступах к городу.

Активно участвовали сотрудники милиции в партизанском движении, в частности, в составе партизанского отряда «Чекист», который был сформирован в 1942 году и насчитывал свыше 100 бойцов.

Стойко сражались бойцы Черепетского партизанского отряда (командир Д.Т.

Тетеричев, начальник штаба Е. И. Осипенко, комиссар П.С. Макеев, все сотрудники милиции). С октября по декабрь 1941 года партизаны этого отряда вывели из строя 5 паровозов, захватили обоз с продовольствием, пустили под откос вражеский эшелон с боеприпасами, сбили вражеский самолет, уничтожили более 100 солдат и офицеров противника, при отступлении немецко-фашистских войск захватили 350 вагонов с имуществом, в том числе 130 автомашин, 7 мотоциклов, большое количество оружия и

–  –  –

боеприпасов. За доблесть, мужество и отвагу, проявленные в партизанской борьбе, начальник милиции г. Сухиничи Е.И. Осипенко был награжден медалью «Партизану Отечественной войны» 1-й степени.

Смелость и находчивость в борьбе с противником проявили работники милиции партизаны Гуреев и Родионов. 18 декабря 1941 года они пробрались в немецкий тыл и заминировали участок дороги южнее поселка Щекино. На расставленных ими минах подорвалась немецкая грузовая автомашина. Заминировав новый участок дороги, они отправились в отряд, но неожиданно встретились с немецким патрулем, были задержаны и посажены в подвал. Воспользовавшись растерянностью немцев под ударами наступающих советских частей, Гуреев и Родионов выбрались из подвала, добыли в бою оружие и вместе с наступающими красноармейцами приняли участие в разгроме вражеского гарнизона.

Начальник отделения милиции Алексинского района Соколов с приближением немецких оккупантов к району все время находился на передовой. Организованные им истребительные батальоны вместе с войсками Красной армии заняли линию обороны у города и в течение 6 суток отражали атаки противника. Соколовым был организован партизанский отряд, который провел большую работу по нарушению коммуникаций в тылу врага, истреблению живой силы и техники.

В целом органы внутренних дел Тульской области принимали участие в формировании 49 партизанских отрядов общей численностью более 1400 человек.

В тяжелейших боях город оружейников выстоял. Битва за Тулу продолжалась с 25 октября по 17 декабря 1941 года. Своей жизнью заплатили за победу начальник Белевского отдела - милиции П.А. Денисов, помощник оперуполномоченного ОУР Арсеньевского УНКВД Ф.П. Худяков, начальник кустового адресного бюро Сталиногорского РО УНКВД В.М. Донышин, милиционер Чернского районного отдела милиции А.Е. Кудряшов, начальник паспортного стола Узловского РО УНКВД М.С. Таранцев и многие другие сотрудники.

В результате успешной обороны г. Тулы стало возможным восстановление промышленного производства, в особенности военного, практически полностью эвакуированного в восточные районы страны в октябре 1941 года. Данная работа осуществлялась в сложнейших условиях, так как, во-первых, Тульская область оставалась прифронтовой до августа 1943 года, во-вторых, хозяйству был нанесен огромный ущерб в результате боевых действий, в-третьих, восстановление производственных мощностей осуществлялось, в основном, за счет местных возможностей, так как централизованное перераспределение шло в пользу восточных районов страны, ставших к 1942 году основной военно-промышленной базой.

В сложившихся условиях несмотря на огромные трудности совместными усилиями туляков оборонное производство города было восстановлено в исключительно короткие сроки - за 4-5 месяцев.

Оперативная обстановка в военное время на территории области диктовала необходимость наступательной борьбы с уголовной преступностью. Война значительно усложнила деятельность сотрудников уголовного розыска. Появились новые виды преступлений, которых не было в мирное время: дезертирство, мародерство, распространение провокационных слухов и др. Особенно много сил отдавали сотрудники милиции борьбе с бандитизмом, выявлению и раскрытию особо опасных преступлений.

Большой объем работы приходилось выполнять с меньшим личным составом.

В этих условиях аппараты уголовного розыска перестроили свою оперативную деятельность применительно к обстановке военного времени. Его сотрудники вели борьбу с убийства ми, грабежами, разбоями, кражами из квартир эвакуируемых осуществляли изъятие

–  –  –

оружия у преступных элементов и дезертиров, оказывали помощь органам государственной безопасности в выявлении вражеской агентуры.

Одним из важнейших факторов, влиявших на состояние уголовной преступности в области, была доступность оружия в условиях прифронтовой полосы. Преступники рецидивисты, дезертиры, завладев оружием, объединялись в вооруженные банды и совершали убийства, разбои, грабежи, кражи, а при попытке задержания оказывали активное вооруженное сопротивление.

Достаточно широкое распространение получил такой вид преступлений, как угон автомобилей. Это объяснялось двумя причинами. Во-первых, преступники стремились вывезти на машинах похищенные вещи за город или побыстрее просто скрыться с места преступления. Во-вторых, некоторые предполагали уехать на восток, подальше от линии фронта.

Характерным для начального периода войны являлся рост грабежей на железнодорожном транспорте. В целях борьбы с ним были организованы специальные группы из работников милиции и стрелковой охраны.

Значительную опасность представляли банды, совершавшие вооруженные нападения на продовольственные магазины, булочные, перевозившие продукты автомашины.

Согласно архивным данным УВД Тульской области, только в 1941 году было ликвидировано 13 бандитских групп общей численностью 62 человека. В июне 1943 года помощник оперуполномоченного ОУР Управления милиции Полесов и оперуполномоченный 2 отдела милиции г. Тулы Валитов установили группу воров из 8 человек, совершавших кражи со складов госпредприятий.

В августе того же 1943 года начальником уголовного розыска управления милиции УНКВД Тульской области Ильей Абрамовичем Михлиным совместно с другими сотрудниками УР было раскрыто нападение на лазаревский магазин. Это преступление в ряду других преступлений выделялось цинизмом и абсолютной уверенностью в безнаказанности. Следствием было установлено, что бандит-рецидивист Краснов, находясь на временно оккупированной врагом территории, добыл подлинные бланки, печать советских учреждений, изготовил документы на свое имя. А после прихода советских войск перебрался в Тулу, где организовал банду, снабдив ее подложными документами. Принимая во внимание особую тяжесть содеянного, а также сообразуясь с законом военного времени, суд приговорил Краснова и еще двух бандитов к расстрелу.

В годы войны охрана объектов народного хозяйства приобрела жизненно важное значение. В это тяжелейшее время аппараты борьбы с хищениями социалистической собственности и спекуляцией, в полной мере осознавая значимость поставленных перед ними задач, основное внимание уделяли усилению охраны нормированных предметов первой необходимости, идущих на обеспечение армии и населения, пресечению преступной деятельности расхитителей, спекулянтов, мошенников и фальшивомонетчиков. На особый контроль служба БХСС взяла заготовительные и снабженческие организации, предприятия пищевой промышленности и торговой сети.

В результате регулярно выявлялись крупные группы преступников. Так, в 1941 году сотрудники ОБХСС УМ У НКВД Жучков, Севцов и Химанов выявили группу спекулянтов, у которых было изъято 123 метра мануфактуры, 12 комплектов трикотажного верхнего платья, продукты питания, 13 тыс. 980 рублей.

В 1942 году была привлечена к ответственности группа руководящих работников Тульского треста столовых, совершивших хищение овощей и продуктов на общую сумму свыше 35 тыс. рублей. Хищения осуществлялись за счет фиктивных списаний на убыль, порчу продуктов и т.д.

–  –  –

Характерной особенностью хищений того времени являлось то, что преступники разворовывали чаще всего не денежные средства, а товарно-материальные ценности, пуская их в продажу по спекулятивным ценам, прибегая в ряде случаев не к крупным, а к мелким хищениям и разбазариванию продуктов.

Важнейшей являлась борьба с расхитителями и спекулянтами хлебом. 13 августа 1941 года Бюро Тульского обкома ВКП(б) и Тульский облисполком приняли постановление «О введении в Туле и других городах и рабочих поселках области хлебных карточек». В сложнейших военных условиях вопрос о хлебе решал не только победу на фронтах, но и состояние тыла, работу промышленности, жизни и судьбы миллионов людей. Борьба за него являлась актуальнейшей экономической и политической задачей. Сотрудниками БХСС она успешно решалась. Широко практиковалось проведение внезапных проверок наличия продуктов и материальных ценностей на складах и в торговых предприятиях, в результате выявлялись излишки и недостачи, а виновные привлекались к ответственности. Так, в 1942 году была выявлена преступная группа из числа сотрудников магазина № 10 Тулгорторга во главе с его заведующим, которые мошенническим путем обращали к повторному отчету хлебопродуктовые талоны, похитив, таким образом, хлеба на сумму свыше 10 тыс. рублей.

10% дел, законченных сотрудниками ОБХСС в 1942-1943 годах, составляли дела о злоупотреблениях карточками.

Важное значение для усиления охраны народной собственности имело постановление ГКО СССР от 22 января 1943 года «Об усилении борьбы с расхищением и разбазариванием продовольственных товаров». Особое внимание обращалось в нем на возмещение ущерба, изъятие похищенного, денег и ценностей, наложение ареста на имущество преступников.

Как свидетельствуют архивы УВД ТО, в результате предпринятых организационнопрактических мер по выполнению данного постановления, за февраль-май 1943 года по Тульской области было возбуждено 464 уголовных дела, по которым привлечено к ответственности 846 чел., у преступников изъято продтоваров на сумму 43 тыс. 500 рублей, промтоваров - на сумму 195 тыс. 700 рублей, наличных денег - 573 тыс. 300 рублей, карточек и талонов -1900 штук и др. О причинах и условиях, способствовавших хищениям, незамедлительно информировались органы власти и управления.

В военные годы была усилена охрана продовольственных складов, наведен порядок в типографиях, где печатались талоны, введено ежемесячное изменение их сетки, что исключало возможность повторного использования. В целом, благодаря напряженной, самоотверженной и кропотливой работе службы БХСС в военные годы удалось обеспечить эффективное функционирование всей инфраструктуры области, ее сотрудники внесли свой значительный вклад в укрепление экономической мощи страны, возвратили государству значительные материальные ценности и денежные средства, создали необходимые условия для достижения победы. В исключительно сложной обстановке обеспечивала милиция охрану общественного порядка в условиях военного) времени.

В населенных пунктах области было организовано круглосуточное патрулирование, систематически проводились проверки домов, общежитий, гостиниц. Сотрудники милиции вели борьбу с преступным элементом, пресекали попытки дезорганизации тыла диверсантами, мародерами, провокаторами и дезертирами, следили за соблюдением правил светомаскировки и местной противовоздушной обороны, руководили укрытием населения в бомбоубежища, тушили пожары, расчищали завалы, охраняли ценности, помогали эвакуации в тыл людей и оборудования, выполняли иные задачи, диктовавшиеся условиями военного времени, проявляя при этом массовое мужество и героизм.

Весной 1942 года, когда фашисты уже были отброшены от стен г. Тулы, город все еще оставался прифронтовым. В это время требовалось соблюдать высокую бдительность и боевую готовность. Во время одного из инспектирований прифронтовой укрепленности

–  –  –

работниками военной прокуратуры и сотрудниками милиции на территории Плавского района был установлен факт обезвреживания 356 противотанковых мин (путем изъятия взрывателя и тола) на территории двух минных полей. Это было сделано подростком Земляникиным Ефимом. В ходе следствия было установлено, что на подобные действия мальчика подтолкнул друг его старшего брата - Андреев Петр, который, как выяснилось впоследствии, попав в окружение, сдался фашистам. На оккупированную территорию в Плавский район он прибыл вместе с немецко-фашистскими войсками и устроился работать на мельницу. Он сфабриковал себе фальшивые документы, уменьшив свой возраст. При задержании уже после вторичного его призыва в Красную Армию, у Андреева была изъята справка, выданная военной немецкой комендатурой, предоставлявшая ему право следовать с частями немецких войск.

Так, частный случай - «детская забава» со взрывателями, привел к разоблачению агента фашистской разведки, которая любыми способами и средствами пыталась внедрить своих людей и использовать их для нанесения удара по тылу наших войск.

Органами милиции в первый год войны значительное внимание уделялось борьбе с мародерством. В ходе эвакуации имелись случаи расхищения денег, продовольственных и промышленных товаров, инвентаря и других ценностей.

Большое профилактическое значение имело своевременное изъятие оружия у населения, организация сбора оружия и боеприпасов, оставшихся на полях сражений. Эта работа развертывалась по мере освобождения территории области от немецко-фашистских захватчиков.

Государственная автомобильная инспекция УМ УНКВД Тульской области все усилия направила на борьбу с аварийностью на транспорте, на проведение мобилизации автомобилей, мотоциклов, тракторов для нужд армии. Инспектора ГАИ проверяли техническое состояние транспорта, подлежащего направлению в действующую армию, содействовали авторемонтным заводам и мастерским в восстановлении автомобильной техники.

На дорогах на подступах к городу были организованы заставы из работников милиции, осуществлявшие контроль за въезжавшим в город транспортом, а также за входящими гражданами.

В военные годы усилился паспортный режим. Основными задачами паспортных аппаратов милиции стали оказание помощи военным комиссариатам в мобилизации в действующую армию военнообязанных и допризывников, поддержание строго паспортного контроля, выдача пропусков гражданам для проезда по железной дороге и водным путям, организация справочной работы - розыск лиц, с которыми родственники и близкие утратили связи.

Выполняя функцию обеспечения общественной безопасности, значительное внимание органы милиции уделяли профилактической работе среди детей и подростков. В целях предупреждения детской беспризорности, безнадзорности и преступности Советом Народных Комиссаров СССР 23 января 1942 года было принято постановление «Об устройстве детей, оставшихся без родителей». Выполняя данное постановление, милиция выявляла беспризорных детей и направляла их в детские учреждения, благодаря чему сотни ребят были спасены от лишений войны. Немаловажную роль в то время сыграли приемникираспределители для несовершеннолетних, осуществлявшие прием детей всех категорий, нуждавшихся и помощи государства, но основную часть из них составляли дети, чьи родители погибли или пропали без вести.

Для ведения учета подростков, утративших связь с родителями и эвакуированных в тыл страны, в УМ УНКВД Тульской области был создан справочный стол. Благородная работа его сотрудников получила глубокое признание и благодарность туляков, которым удалось найти своих близких.

–  –  –

Отвагой в борьбе с преступностью и в боях на фронтах сотрудники тульской милиции вписали славные страницы в боевую летопись истории области. Многие из них награждены высокими правительственными наградами за мужество и стойкость, проявленные защитниками г. Тулы при героической обороне города, сыгравшей важную роль в разгроме немецко-фашистских войск под Москвой.

–  –  –

УДК 101.1 ББК 66.1

УСЛОВИЯ СУЩЕСТВОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ

ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В РОССИИ

–  –  –

В статье говорится об условиях существования и особенностях гражданского общества в России в политико-правовых и экономических теориях XVI – XX веков.

The article talks about the conditions of the existence and characteristics of civil society in Russia in the political and economic theories of the XVI – XX centuries.

Ключевые слова: гражданское общество, собственность на землю, свобода человека, идея права, азиатский способ производства, правовое государство, добровольные ассоциации Key words: civil society, ownership of land, freedom, rights, the Asiatic mode of production, rule of law, voluntary Association Характерные черты гражданского общества в различных странах обусловлены как общими закономерностями развития человеческой цивилизации, так и характеристиками исторических условий развития отдельных обществ.

Положения, высказанные Аристотелем:

«человек по природе своей есть существо политическое» и «лучше всего безусловное понятие гражданина может быть определено через участие в суде и власти»,[1, с. 455] получили свое эмпирическое подтверждение в истории европейских народов.

Исторически гражданское общество развивалось в Европе на основе трех основных традиций. Одна из них уходит своими корнями в жизнь итальянских городов времен Возрождения. Она хорошо выражена в трудах Н. Макиавелли. Другая историческая традиция гражданского общества связана с жизнью городов континентальной Европы. Цехи и гильдии во многом способствовали развитию гражданского общества как формы ассоциаций, защищавших бюргеров от произвола государства и активно влиявших на процесс управления. Третья традиция – либеральная англо-саксонская, получившая свое развитие в трудах Дж. Локка, А. Смита, Т. Пейна и А. де Токвиля.

Борьба за участие в «суде и власти» составляет содержание социально-политической истории Европы со времен Иоана Безземельного. Это делалось начиная с XIII века через установление привилегий отдельным сословиям, но эти правовым образом оформленные

–  –  –

привилегии не дали монархии, говоря словами Аристотеля «уклониться» в сторону деспотии. Тем самым инициировался объективный процесс становления государства как дифференцированного единства профессиональных общностей – экономической основы будущего гражданского общества.

Критическая традиция взаимоотношений между государством и негосударственными структурами ведет свое начало с трудов Ж. Бодена, который помимо законной монархии и тирании, основанной на узурпации власти, выделял особый тип, названный им «сеньориальной монархией». Данную традицию в более позднее время воспринял и Р.

Пайпс, который в труде «Россия при старом режиме» характеризовал вотчинное государство в России. В сеньориальном (вотчинном) государстве монарх правит поданными как отец своей фамилией. Ко времени Ж. Бодена в Европе осталось только две подобных монархии: в Турции и в России.

Таким образом, Россия исторически продемонстрировала альтернативный западноевропейскому вариант развития. Частично по объективным причинам. В узком понимании гражданское общество основывается на ценностях личной независимости и обеспечения прав человека на собственность. Ж.Ж Руссо сказал: «Первый, кто, отгородив участок земли, заявил «Это мое!», и нашел людей, достаточно простодушных, чтобы этому поверить, стал подлинным основателем гражданского общества».[28, с. 72] Так же оценивал гражданское общество и Г. Гегель. По его мнению, в гражданском обществе «каждый для себя цель, другие же для него ничто».[29, с. 211] Г. Гегель рассматривал гражданское общество как совокупность индивидов, удовлетворяющих с помощью труда свои повседневные потребности. Е. Гайдар в работе «Государство и эволюция пишет: «В Московском царстве времен Ивана IV четко прослеживаются черты классической восточной деспотии. Дело не в личной свирепости Грозного – его современник Чезаре Борджиа или несколько раньше Ричард III ничуть не уступали ему по числу преступлений, но их государства не были похожи на восточные деспотии, а Московское царство все больше напоминало Османскую империю Сулеймана Великолепного. То же доминирование поместной системы, тот же государственный контроль за перераспределением земли, торговлей, городами, то же полное бесправие подданных, включая приближенных. И главное отсутствует полноценная частная собственность на землю. [30, с. 45] Частично по субъективным причинам, сознательной ориентации на политическое устройство Турции. Так Иван Пересветов находил много положительных черт в политической организации Османской империи. Выражая политическую программу нарождающегося дворянства, он предлагал государю опираться на мелких землевладельцев – воинов. Анализируя причины поражения византийцев, и победы турок, И. Пересветов обращает внимание на пороки византийских вельмож, которые ограничивали волю императора. Он вкладывает в уста турецкого султана слова: «В котором царстве люди порабощены, в том царстве люди не храбры и к бою не смелы против недруга: ибо есть порабощены» и не боится провозгласить принцип: «Бог не веру любит, а правду».[2, с. 181] Правда, Р. Пайпс выступает против мнения тех исследователей, которые видят в привлечении сословий к управлению страной в Московской Руси и брожению среди московского служилого класса в XVI – XVII вв. зачатки гражданского общества. Он определяет общество как признание государством права социальных групп на юридический статус и на узаконенную сферу свободной деятельности.[3, с. 99] Именно государство стало создавать или «запрещать» те или иные ячейки гражданского общества, и оно же тормозило их деятельность.

Характеристики общественной жизни европейцев в качестве структурной основы долговременной европейской социокультурной традиции и в качестве критерия осмысления истории, были в свое время рассмотрены Ш. Монтескье и Э. Кантом. Им следует и Г. Гегель

–  –  –

в создании «философии истории» через правосознание и государственно-правовую проблематику.

Г. Гегель был первым социальным философом, который связал, поставил во взаимозависимость социальную «оснастку» и культурно-историческое своеобразие народов.[4, с. 177] В основе системы Г. Гегеля лежит принцип необходимости утверждения свободы человека и гражданина. «Вообще человек является предметом права только как свободное существо» - писал он.[5, с. 36-37] Вне и без свободы, связываемой Гегелем с «культивированием» разума и с такими существенными характеристиками мышления как деятельность и всеобщность, - невозможны ни экономически самостоятельный субъект, наделенный сознанием личной ответственности и инициативности, ни гражданское общество, поскольку всеобщность (свобода) в социальном плане есть равноправность и равноответсвенность всех сословий, есть равенство возможностей перед законом. Эта всеобщность обеспечивается и сознанием личности и официальными признанием, легитимацией свободы во всех ее проявлениях, но прежде всего – экономической свободы.

Это важно понять, когда ставится цель выявить отличие правового государства от государства традиционного.

Г. Гегель считал, что право основано на свободе, а традиционная законность на обычае, превращая взрослых людей в детей. То право, которое признанием частной собственности обеспечивает экономическую свободу каждого человека и тем самым гарантирует ему возможность быть не только автономным, но и нравственным, то есть свободно и самостоятельно делать выбор, быть независимым вследствие формальности, всеобщности, всеобязательности законов, образующих необходимое социальное пространство между ним и другим человеком. Только это подлинное право, в котором собственность и личность пользуются признанием законов, создает условия, когда «гражданское общество действует беспрепятственно».[6, с. 254] Система Г. Гегеля далека от эмпиризма, хотя он и не отрицал важности конституционных свобод. Его философия права представляет собой философию объективного духа, предметом философии права является только идея права. Идея же права есть свобода. Позитивное право – это разумное право, а насилие и тирания (которые также могут быть элементами позитивного права) – это нечто случайное. Таким образом, Гегелевская Философия права разработана не в плане развертывания принципа различия права и закона, а в плане доказательства его мнимости.[7, с. 197] Всякого рода противоправное законодательство (что наблюдалось у «негерманских народов») по Гегелю – это даже предмет философии права, а предмет истории, так как данные ситуации и случаи еще не развернулись до идеи свободы.

Г. Гегель, сделав попытку теоретически выразить проблему различия социокультурных данностей, избрал термин «принцип духа». То есть началом социокультурного разнообразия Г. Гегель считает сознание, а точнее – поскольку человек это мыслящее существо и поэтому свободное, – в степени осознания этого основополагающего положения в данном социуме. Исходя из этого, он членит мировую историю в соответствии с принципом духа народов.

Г. Гегель считал, что целью всей духовной деятельности человека является соединение субъективного и объективного в государстве, то есть, чтобы свобода человека стала сознательной. Главной формой этого сознательного единения является, по мнению Г.

Гегеля, религия: каков характер религии народа, такова и его нравственность, таково и его государственное устройство.

Религиозное чувство – неотъемлемое чувство человека, но его следует культивировать в направлении «развития в человеческом обществе понятия свободы, права, гуманности».[8, с. 402] Этим целям должна, по мнению Гегеля, служить церковь. Г. Гегель

–  –  –



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 11 |
Похожие работы:

«Введение 3 Раздел I Общие положения 6 Глава 1 Цели и задачи 7 Глава 2 Права на Соревнование 7 Глава 3 Руководство Соревнованием 10 Глава 4 Обеспечение безопасности 11 Раздел II Формирование состава участников 12 Глава 5 Требования к ДЮСШ 13 Глава 6 Заявка команд 15 Глава 7 Требования к спортсооружениям 18 Раздел III Провед...»

«М.В. данилов Библиографический список 1. Барбашин И.Ю. Столкновение традиционализма и постмодерна в современных этнополитических процессах транзитивного общества // Журнал социологии и социальной антропологии. 2008. Т. 11, № 2. С....»

«Ученые записки Таврического национального университета им. В.И. Вернадского Серия: География. Том 22 (61). 2009 г. № 2. С.248-253. УДК 911.3:314(=512.145) ЭТНОДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА КРЫМСКОГО СООБЩЕСТВА Петроградская А.С. Таврический национальный университет им. В. И. Вернадского, г. Симферополь, e-mail: moy_domik@ma...»

«9003 УДК 519.712 РАСПРЕДЕЛЕНИЕ РЕСУРСОВ В КОНТЕКСТЕ МУЛЬТИАГЕНТНЫХ СИСТЕМ Н.В. Мальковский Санкт-Петербургский государственный университет Россия, 199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., 7-9 E-mail: malkovskynv@gmail.com О.Н. Граничин Санкт-Петербургский гос...»

«Филип Осмент ПРОЩАНИЕ Перевод с английского Павла Шишина По вопросам приобретения прав на публичное исполнение пьесы обращаться к агенту автора г-же Саре Мак-Неир Адрес: Sarah McNair Alan Brodie Representation Fairgate House 78 New StreetOxford London WC1A 1HB sarah@alanbrodie.com Переводчик:...»

«GROUP OF COMPANIES Property Management Доведение арендуемых помещений до полной готовности, переоборудование, перепланировка, отделка РЕГЛАМЕНТ РАБОТ 10 BOLSHAYA DMITROVKA, MOSCOW 107031 RUSSIA PHONE (7495) 792-3892 FAX (7495) 792-3898 E-MAIL: INFO@SAWATZKY.RU (ред. 3) Sawatzky Property Management Уважаемый Арен...»

«E-MANUAL Благодарим за приобретение данного устройс тва Samsung. Для наилучшего обслуживания з арегистрируйте свое устройство по адресу: www.samsung.com/register Модель_ Серийный номер_ Содержание 29 Подключение через домашнюю сеть (DLNA) Краткое руководство 30 Название телевизо...»

«SOLDI-DELTA Завод антикоррозионных покрытий Цинковые дисперсные антикоррозионные системы DELTA MKS: Высочайшая эффективность защитных покрытий, доступная по всему миру. И в Украине Новые технологии НАНЕСЕНИЕ ЗАЩИТНЫХ ПОКРЫТИЙ Но...»

«В О С Щ О М И Н А Н И Я ] О Д Р [А ГО М А Н О В Е] II. Научные интересы и умств[енный] облик М. П. Д р [ а г о м а н о в ] э м и г р а н т, зн а ч и т он д о л ж е н б ы т ь " и с т ы м р е в о л ю ­ ц и о н е р о м ", — во вс[яком ] случае "чистым политиком", во в с [ я к о м ] с л у ч [ а е ] р а д и...»

«Как избавиться от растяжек: самые эффективные методы Пожалуйста, зарегистрируйте свою копию pdfFactory Pro www.pdffactory.com Как избавиться от растяжек: самые эффективные методы Как избавиться от растяжек в домашних условиях Рождение ребенка — несомненно, одно из самых значимых событий в жизни женщины. В...»

«Мыслим системно Экструзионные технологии для произ­ водства и переработки пластмасс и каучука Engineering Value 2 Экструзионная технология Партнер промышленности KraussMaffei Berstorff Сильная марка, не имеющая себе равных во всем мире Всегда стабильные решения в области экструзионной техники Компания KraussM...»

«Тестирование на Карьерном портале Инструкция для рекрутеров Оглавление Оглавление Роль и значение тестов в профотборе Общее описание теста ЦАС Практические рекомендации по интерпретации результатов ЦАС Общее описание тестов способностей Батарея тестов для группы "Начинающие" Батарея тестов для группы "Эксперты" Батарея т...»

«Региональное Соглашение между Комитетом Межрегиональной Санкт-Петербурга и Ленинградской области организации Профсоюза работников государственных учреждений и общественного обслуживания РФ и Федеральным государственным казенным учреждением "Управление вневедомственной охраны Главного управления...»

«паспорт безопасности GOST 30333-2007 нафтол зеленый B (C.I. 10020) для микроскопии номер статьи: 5161 дата составления: 25.01.2017 Версия: GHS 1.0 ru РАЗДЕЛ 1: Идентификация вещества/смеси и фирмы/предприятия 1.1 Иде...»

«УДК 621.039.741 © 2012 Л. И. Руденко, В. Е.-И. Хан, О. В. Джужа, В. И. Кашковский, О. А. Аксеновская, В. И. Пархоменко Комплексный способ очистки жидких радиоактивных отходов от органических соединений и радионуклидов (Представлено академ...»

«государственное казенное учреждение Астраханской области "Государственный архив Астраханской области" (ГКУ АО "ГААО") ПАМЯТКА ПО ОЦИФРОВКЕ ДОКУМЕНТОВ АРХИВНОГО ФОНДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В ГКУ АО "ГААО" Составитель: заведующий сектором отдела ИПС и ААТ к документам С.С. Горячев Астрахань СОДЕРЖАНИЕ В...»

«1981 г. Октябрь Том 135, вып. 2 УСПЕХИ ФИЗИЧЕСКИХ HAVE ИЗ ТЕКУЩЕЙ ЛИТЕРАТУРЫ 535.375 ЭФФЕКТ ГИГАНТСКОГО КОМБИНАЦИОННОГО РАССЕЯНИЯ СВЕТА МОЛЕКУЛАМИ, АДСОРБИРОВАННЫМИ НА ПОВЕРХНОСТИ МЕТАЛЛА В. И. Емельянов, И. И. Коротеев СОДЕРЖАНИЕ 1. Общая характеристика эффекта 345 2. Тео...»

«НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК МГТУ ГА № 109 серия Эксплуатация воздушного транспорта УДК 621.793.7. ПОВЫШЕНИЕ АДГЕЗИОННОЙ ПРОЧНОСТИ НИЗКОСКОРОСТНЫХ ГАЗОТЕРМИЧЕСКИХ ПОКРЫТИЙ Э.К. СИНОЛИЦЫН, В.В. РУБАНОВ, В.А. СИДЕНКОВ Рассмотрены основные аспекты проблемы повышения адгезионной прочности газотермических покрытий за...»

«ДОГОВОР оказания спортивно-развлекательных услуг город Уфа "01" июня 2016 г. Общество с ограниченной ответственностью "ТРАМПОЛИН" (ООО "ТРАМПОЛИН"), именуемое в дальнейшем "Исполнитель", (ОГРН 1140280411204, ИНН 0276162746, КПП 027601001),...»

«79 УДК 621.315.6:621.357.74; 621.793; 678.029.6 А.Н. Симбиркина, В.Г. Нефедов, д-р техн. наук, О.В. Черваков, д-р техн. наук, Н.И. Глоба, канд. хим. наук МЕТАЛЛИЗИРОВАННЫЕ ПОЛЫЕ СТЕКЛЯННЫЕ МИКРОСФЕРЫ ДЛЯ ПЕРСПЕКТИВНЫХ ТЕПЛОИЗОЛЯЦИОННЫХ И РАДИОПОГЛОЩАЮЩИХ ПОКРЫТИЙ 1. Введение Одним из эффективных средств борьбы с р...»








 
2017 www.net.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.