WWW.NET.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет ресурсы
 

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 11 |

«№2(3)/2016 ЭЛЕКТРОННЫЙ ЖУРНАЛ Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и №2(3) декабрь 2016 ...»

-- [ Страница 7 ] --

Процессуальное право как совокупность правовых норм, регулирующих юрисдикционную и иную охранительную деятельность специально уполномоченных государством органов, появляется лишь на сравнительно поздних этапах жизни человеческого общества, отражением степени цивилизованности которого в определенной мере и являются процессуальное право и уровень его развития. Однако сама деятельность по разрешению правовых споров (процедура) возникла уже на ранних этапах развития общества и права. Так, Г. В. Мальцев пишет: «Зарождение примитивных процессуальных форм, упорядочивающих конфликтную ситуацию спора или наложения наказаний за действия, близкие к преступлению или являющиеся таковыми, относится к весьма ранним стадиям человеческого общества». Вместе с тем примитивные народы ещё не знают процесса как установленного государством порядка разрешения споров и иных конфликтных проявлений общественных отношений. Неразвившаяся и неокрепшая государственная власть еще не ставит в число своих задач разрешение социальных конфликтов. Инициатива разрешения споров всегда принадлежит потерпевшему3, имеют место самосуд, обычай частной мести.

Однако отсутствие четко определенного порядка разрешения социальных споров ведет к ослаблению общины, и поэтому еще в период архаичного права возникающее и крепнущее государство постепенно начинает брать на себя функцию разрешения социальных противоречий. [5] Сегодня процессуальная ответственность является одним из важных способов обеспечения процессуальной законности. Рассмотрим подробно сущность и особенности этого вида юридической ответственности.



Процессуальная ответственность - это особая форма государственного принуждения, которая выражается в реализации законодательно закрепленных санкций правовых норм к субъектам процессуальных отношений в случае невыполнения или ненадлежащего исполнения ими своих процессуальных обязанностей, полномочий, а также за злоупотребление ими процессуальными правами (полномочиями). [4] Классификация процессуальной ответственности возможна по различным основаниям. Мелихов В.А. рассматривает следующую классификацию процессуальной ответственности. Конституция РФ в ст. 118 закрепляет, что судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Исходя из этого, отмечает Мелихов В.А., можно выделить четыре основных (конституционных) вида процессуальной ответственности. Однако следует отметить, что данная классификация не отражает всего спектра процессуальных отношений, в связи с чем, невозможно рассмотреть всю палитру институтов процессуальной ответственности, констатирует Мелихов В.А. Помимо отраслевой принадлежности, процессуальная ответственность может быть следующих видов: в зависимости от субъектов, к которым она применяется (граждане, юридические лица (участники процессуальных отношений); должностные лица); по характеру применяемых мер (меры неимущественного характера - удаление из зала судебного заседания; изменение меры пресечения на более строгую (п. 3 ст. 247, ст. 245 УПК РФ); предупреждение (п. 1 ст. 258 УПК РФ); отстранение от участия в судебном разбирательстве законного представителя несовершеннолетнего (п. 2 ст. 428 УПК РФ); оставление искового заявления без движения и др.; имущественное воздействие - штраф, возложение судебных расходов; обращение залога в доход государства (п. 4 ст. 106 УПК РФ); денежное взыскание (ст. 117, п. 1 ст. 258, п. 3 ст. 333 УПК РФ); в

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ





зависимости от сферы действия: ответственность в рамках законодательного процесса;

ответственность в сфере правоприменительной деятельности и т. д. [4].

Характерными признаками процессуальной ответственности являются следующие:

применяется только к участникам процессуальных отношений; имеет двойственный характер; представляет собой особую процессуальную форму государственного принуждения; основанием наступления процессуальной ответственности является совершение правонарушения, предусмотренного соответствующей нормой, посредством неисполнения либо ненадлежащего исполнения субъектом процессуальной обязанности, полномочий государственного органа или должностного лица, а также злоупотребление субъектами своими правами и др. Специфической особенностью процессуальной ответственности, отличающей ее от иных видов государственного принуждения, является наличие в ней следующих составляющих: нормативных правил, регламентирующих вопросы, связанные с механизмом реализации мер процессуального принуждения в целом и ответственности в частности; определенной системы мер процессуальной ответственности;

субъектов, наделенных компетенцией реализовывать меры процессуальной ответственности;

самостоятельного механизма реализации процессуальной ответственности, состоящей в свою очередь из самостоятельных процессуальных процедур; возможности применять меры процессуального воздействия на участников процессуальной деятельности.

Чуклова Е.В. рассматривает процессуальную ответственность как элемент охранительного правоотношения. Процесс как деятельность возникает с того момента, когда заинтересованный субъект привлекает уполномоченный государственный орган для защиты материальных прав и законных интересов – как своих, так и третьих лиц. Круг ее субъектов более конкретизирован – это участвующие в деле лица и лица, содействующие правосудию.

Меры процессуальной ответственности применяются в уже возникшем и длящемся процессе.

От иных видов юридической ответственности процессуальную ответственность отличают следующие характеристики: сфера применения – юридический процесс; субъектный состав – участники различных видов юридического процесса; формальная основа – нормы процессуального права; фактическое основание – процессуальное правонарушение; особый порядок реализации; применяется на основе особой разновидности актов применения процессуальной ответственности. По мнению некоторых ученых, отмечает Чуклова Е.В., все принудительные меры, применяемые за нарушения в процессе, являются мерами либо административной, либо гражданско-правовой ответственности. Кроме того, многие авторы пишут о том, что процесс является формой реализации материальных отраслей права, что существуют «процессуальные нормы и даже институты, посредством которых и на основе которых осуществляется правоприменительная деятельность по реализации предписаний материально-правовых норм любых отраслей». Эта точка зрения на соотношение материального и процессуального права как формы и содержания не должна наталкивать на мысль о том, что процессуальное право – это форма без содержания. По мнению К.И.

Комиссарова, «...процессуальные отношения выступают, с одной стороны, как правоохранительные (когда речь идет об их связи с материальным правом), а с другой – как регулятивные (направленные на упорядочение, закрепление и развитие процесса отправления правосудия)». «Процессуальное право по рождено принудительностью материальных норм», но «процессуальное право обладает значительной самостоятельностью по отношению к праву материальному». Отношения, опосредующие процесс отправления правосудия, также можно разделить на регулятивные и охранительные. Вторые появляются, когда нарушаются первые. В виде элемента охранительного правоотношения выступает процессуальная ответственность. [1] Характер юридического процесса определяет его важнейшую роль в урегулировании правовых споров. Эффективное правосудие - залог успешного решения экономических,

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

политических, социальных и правовых конфликтов. И здесь огромную роль играет процессуальная ответственность, которая является одним из важных способов обеспечения процессуальной законности, что особенно актуально в современных условиях формирования демократического правового государства. Теоретическое обоснование законодательного регулирования процессуальной ответственности содержит противоречивые и порой взаимоисключающие положения, недостаточно разработан ее понятийный аппарат. Если такие виды юридической ответственности, как уголовно-правовая, административная, дисциплинарная, гражданско-правовая, материальная, можно признать достаточно исследованными, то процессуальная ответственность продолжает относиться к числу малоизученных проблем. В связи с этим, можно сказать, что процессуальная ответственность находится в стадии формирования, а ее отдельные институты нуждаются в более детальном нормативном регулировании.
[4] Для одних учёных действующее процессуальное законодательство является весомым аргументом для сторонников обоснования самостоятельности процессуальной ответственности. Другие считают, что в настоящее время отсутствует необходимость формирования и последующего развития процессуальной ответственности как самостоятельного вида юридической ответственности. «Обеспечение правопорядка при отправлении правосудия, по мнению, например, Макарейко Н.В., должно осуществляться за счёт традиционных видов юридической ответственности:

административно-правовой, гражданско-правовой, дисциплинарно-правовой, уголовноправовой. [3] Тем не менее, можно сказать, что процессуальная ответственность относится к «новым» видам юридической ответственности, и требует дополнительного научного осмысления.

Список литературы

1. Чуклова Е.В. Процессуальная ответственность в системе юридической ответственности// Вектор науки Тольяттинского государственного университета. Серия:

Юридические науки. 2013. № 4 (15). С. 67-70.

2. Ильясов М.Р. Гражданская процессуальная ответственность как особый вид юридической ответственности// NOVAUM.RU. 2016 № 2. С.12-14.

3. Макарейко Н В. Процессуальная ответственность как правовое явление // Актуальные проблемы экономики и права. 2015. №3 (35) С.238-243.

4. Мелихов В.А. роцессуальная ответственность как особая форма государственного принуждения (теоретико-правовой анализ). Автореф. дис.... канд. юрид. наук / Мелихов В.А.

- Саратов, 2011. - 26 c.

5. Лукьянова Е. Г. Теория процессуального права. - М.: Издательство НОРМА, 2003. с.

References

1. Chuklova E.V. Processual'naja otvetstvennost' v sisteme juridicheskoj otvetstvennosti// Vektor nauki Tol'jattinskogo gosudarstvennogo universiteta. Serija: Juridicheskie nauki. 2013. № 4 (15). S. 67-70.

2. Il'jasov M.R. Grazhdanskaja processual'naja otvetstvennost' kak osobyj vid juridicheskoj otvetstvennosti// NOVAUM.RU. 2016 № 2. S.12-14.

3. Makarejko N V. Processual'naja otvetstvennost' kak pravovoe javlenie // Aktual'nye problemy jekonomiki i prava. 2015. №3 (35) S.238-243.

4. Melihov V.A. rocessual'naja otvetstvennost' kak osobaja forma gosudarstvennogo prinuzhdenija (teoretiko-pravovoj analiz). Avtoref. dis.... kand. jurid. nauk / Melihov V.A. Saratov, 2011. - 26 c.

5. Luk'janova E. G. Teorija processual'nogo prava. - M.: Izdatel'stvo NORMA, 2003. - 240 s.

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

УДК 342.24 ББК 66.033.12

ПРОБЛЕМЫ РЕОРГАНИЗАЦИИ ФЕДЕРАТИВНЫХ ОТНОШЕНИЙ

В РАМКАХ СОЮЗА И РСФСР

–  –  –

В данной статье автор затрагивает проблемы реорганизации федеративных отношений в рамках Союза и РСФСР.

In this article the author addresses the reorganization of Federal relations within the Union and the RSFSR.

Ключевые слова: государство, форма государства, форма государственного устройства, организация государственной власти, устройство, власть, форма правления, сущность государства, исторические и национальные традиции.

Key words: state, form of state, form of government, organization of state power, device power, form of government, the nature of the state, historical and national traditions.

В первые годы перестройки проблемы реорганизации федеративных отношений в рамках Союза и РСФСР еще не выдвигались на первый план, но следует отметить следующие попытки преобразования государственного устройства.

Во-первых, необходимо было повысить роль представительной власти в лице Советов. Для этого была изменена система выборов в советские органы, оказавшаяся крайне сложной и запутанной. На уровне Союза ССР с созданием Съезда народных депутатов и реформой Президиума Верховного Совета СССР в составе последнего не сохранилось представительство союзных республик, поскольку в Президиум вошли председатели палат, его комитетов и постоянных комиссий. В рамках Российской Федерации были проведены более существенные новшества. В связи с созданием Съезда народных депутатов подверглась реорганизации структура Верховного Совета РСФСР. Он стал состоять из 2-х палат: Совета Республики и Совета национальностей. Налицо был существенный сдвиг в структуре парламента России, который свидетельствовал о развитии в ней федеративных отношений. Формирование второй палаты парламента из представителей субъектов федерации является одним из важных признаков федеративных отношений, который отсутствовал в России до 1990 года. Обращает на себя внимание и то, что в Совете

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

Национальностей были представлены наряду с автономиями края и области, города Москва и Ленинград, что явилось первым шагом, по нашему мнению, на пути признания за ними качества субъектов федерации.

Во-вторых, после отмены ст.6 Конституции СССР 1977 г. было сделано несколько шагов в сторону разделения властей за счет передачи отдельных функций партийного аппарата государственным органам.

Необходимо отметить, что в целом предпринятые меры не выходили за рамки совершенствования федеративных отношений в России, сложившихся в последние годы. Но уже в конце 80-х годов союзные республики, и, прежде всего прибалтийские ставят вопрос об обеспечении их экономического суверенитета и расширения рамок самостоятельности правового регулирования или внутриреспубликанских отношений. То есть, главный конфликт интересов в это время происходил по линии "Центр – республики". Начался процесс суверенизации и сепарации национальных образований. Вслед за союзными республиками брожение охватило и входящие в них автономии. Но союзные республики пошли на принятие более существенных мер по обеспечению своего суверенитета. Так, 16 ноября 1988 года Верховным Советом Эстонской ССР принимается Декларация о суверенитете Эстонской ССР [2, с.41]. В Декларации было провозглашено, что Эстонской ССР принадлежит высшая власть на своей территории. Она подчеркнула верховенство законов Эстонской ССР. В соответствии с данной Декларацией изменения и дополнения Конституции СССР вступали в силу на территории Эстонской ССР только после одобрения Верховным Советом Эстонской ССР. Также Декларация установила, что правовой статус республики в составе СССР должен быть определен Союзным Договором.

Затем 28 июля 1989 года Верховный Совет Латвийской ССР принял Декларацию о государственном суверенитете Латвии, которая была аналогичной по своему характеру.

Декларация также была принята в Литве. Данные Декларации содержали положения, сходные с провозглашенными в Эстонской Декларации.

Обострению названных проблем способствовало осложнение межнациональных отношений, вплоть до возникновения межнациональных конфликтов в ряде регионов страны. Это затрагивало права и интересы граждан, проживающих за пределами своих республик и автономных образований.

Соответственно был принят ряд мер, направленных на смягчение возникших конфликтов. В апреле-мае 1990 года Верховным Советом СССР принимается ряд законов, которые по-новому регулируют отдельные сферы федеративных и межнациональных отношений. Среди них – Законы "Об основах экономических отношений Союза ССР, союзных и автономных республик", "О разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами федерации", "О языках народов СССР", "О свободном национальном развитии граждан СССР, проживающих за пределами своих национально-государственных образований или не имеющих их на территории СССР", "О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР"[3, c.51].

Необходимо отметить, что среди вышеперечисленных законов особое значение имел Закон от 26 апреля 1990 г. "О разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами федерации", поскольку впервые в истории советского многонационального государства в качестве субъектов федерации признавали не только союзные республики, но и автономные образования. В частности, в ст. 1 записано, что "отношения автономных республик, автономных образований с союзными республиками, в состав которых они входят, определяются соглашениями и договорами…"[3, с.346]. Согласно ст. 3 " территория союзной, автономной республики, автономного образования не может быть изменена без ее согласия"[3, с.346]. Эти и другие принципиальные положения упомянутого закона определили позитивный курс на выравнивание государственно-правового положения

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

союзных республик и автономных образований. Как отмечает Л.М. Карапетян, "… они могли служить основой для закрепления их суверенности в новом Союзном договоре и новом основном законе как равноправных субъектов советской федерации. Однако в той же ст. 1 упомянутого закона статус союзных республик определялся как суверенных государств, без указания суверенности автономных республик. Тем самым сохранялось полноправие союзных республик в отношении автономных образований, что практически означало сохранение неравноправия между народами, подчинение одних народов другим…"[4, c.21].

Упомянутые выше решения создавали новые проблемы взаимоотношений между всеми субъектами федерации.

Новый этап в эволюции федеративных отношений на уровне СССР наступил с принятием Деклараций о суверенитете союзными республиками. 12 июля 1990 г. была принята Декларация о государственном суверенитете РСФСР на 1 Съезде народных депутатов РСФСР. Однако Российская Федерация не стала суверенным государством сразу же после принятия Декларации. Неверно было бы считать, что с принятием Декларации наметился курс на полную самостоятельность России. В Декларации было торжественно заявлено "о решимости создать демократическое правовое государство в составе обновленного Союза" [5, с.50]. Она предусматривала сохранение союзного центра с передачей ему определенных полномочий, круг которых, однако серьезно ограничивался.

Было декларировано право России участвовать в осуществлении полномочий, переданных ею Союзу ССР.

Принятие Декларации о государственном суверенитете стало важнейшим этапом на пути к достижению государственной независимости России. Несомненно, благодаря ей, суверенитет РСФСР распространился на всю ее территорию, установив ряд новых положений российского федеративного государства. Более того, в период с июля по ноябрь 1990 г. было принято более десяти постановлений и законов Верховного Совета РСФСР, направленных на обеспечение реального суверенитета России.

В июле – декабре 1990 г. Декларации о суверенитете были приняты во всех союзных республиках. Принятие Деклараций о суверенитете республик, составляющих Союз ССР, открывало пути к переустройству отношений, сложившихся в рамках Союза, и разработке нового Союзного договора. Вместе с тем их принятие порождало много сложных проблем.

Одна из них, связана, прежде всего, с определением объема полномочий, добровольно передаваемых республиками в ведение Союза. Другая, связанная с этой проблемой – проблема разграничения собственности общесоюзной и собственности союзных республик.

По ней в Декларациях о суверенитете были отражены различные позиции. Так же важным явился вопрос об обеспечении верховенства общесоюзных законов. Необходимо отметить, что Декларации об этом не упоминали. Более того, в ряде республик все чаще стали приниматься законы, противоречащие общесоюзному законодательству. То есть здесь налицо так называемая "война законов". Поэтому при разработке нового Союзного договора предстояло решать ряд сложных вопросов по согласованию между республиками.

В этот же период автономные республики в составе Российской Федерации тоже приняли свои обретающие силу, направленные против государственного единства России, Декларации о государственном суверенитете (июль – ноябрь 1990 г.) Они по существу отказывались от статуса автономных и провозглашали себя суверенными государствами. В Декларациях было выражено намерение этих республик стать полноправными участниками Союзного договора. Вместе с тем, это создавало новую ситуацию в Российской Федерации, требовало принципиальной оценки Деклараций и выработки новых решений в сфере республиканских федеративных отношений.

Как видно, частичные изменения в федеративном устройстве России проводятся в 1990 г. Поэтому необходимо сказать о том, что в связи с этим назревала радикальная

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

реформа российского федерализма, проведение которого было сопряжено с подписанием нового Союзного договора.

Как видно, частичные изменения в федеративном устройстве России проводятся в 1990 г. Поэтому необходимо сказать о том, что в связи с этим назревала радикальная реформа российского федерализма, проведение которого было сопряжено с подписанием нового Союзного договора.

В 1990-1991 гг. предпринимались попытки реформировать Союз ССР. Велась интенсивная работа по подготовке Союзного договора с целью создания Союза Суверенных Государств.

Первый вариант договора был опубликован в ноябре 1990 г. Он исходил из того, что Союз образовывали не только бывшие союзные республики, но и бывшие автономные республики. "Республики – участники договора входят в Союз непосредственно либо в составе других республик, - говорилось в ст. 1 проекта. Отношения между республиками, одна из которых входит в состав другой, регулируются договорами и соглашениями между ними" [6, c. 96]. Это, на первый взгляд весьма демократическое положения по существу, выравнивало правовое положение бывших союзных и автономных республик, но в то же время таило в себе определенные опасности с точки зрения целостности России.

Необходимо отметить, что данный проект Союзного договора определял полномочия Союза в более ограниченном объеме, чем Конституция СССР 1977г. Он содержал лишь общие положения о разграничении собственности между Союзом и республиками, но зато четко устанавливал соотношение союзных и республиканских законов. То есть предполагалось, что законы Союза ССР, принятые по вопросам его компетенции имеют верховенство и обязательны для исполнения на территории всех республик, а республиканские законы имеют верховенство на территории республик только по тем вопросам, которые не отнесены к ведению Союза.

В связи с такими явлениями в жизни общества возникла необходимость в подготовке нового проекта Союзного договора. Он был опубликован и именовался "Договор о Союзе Суверенных Республик". В Преамбуле проекта отмечалось, что в Договоре наряду с другими факторами, обуславливающими необходимость его заключения, учтена воля народов договаривающихся суверенных государств о сохранении и обновлении Союза, выраженная на референдуме 17 марта 1991 г. В разделе "Основные принципы" провозглашалось, что "Каждая республика – участник Договора – является суверенным государством. Союз Советских Суверенных Республик (СССР) – суверенное федеративное демократическое государство, образованное в результате объединения равноправных республик и осуществляющего государственную власть в пределах полномочий, которыми они добровольно наделяют участники договора" [4, с.21].

В проекте не упоминались автономии. Но в то же время в разделе "Устройство Союза" относительно его членства было записано, что "Государства, образующие Союз, входят в него непосредственно либо в сообществе других государств… Отношения между государствами, одно из которых входит в состав другого, регулируются договорами между ними и конституцией государства, в которое оно входит" (ст.1). Наряду с этим в разделе "Органы Союза" предусматривалось, что "за республиками и национальнотерриториальными образованиями в Совете республик сохраняется число депутатских мест, которые они имеют в Совете Национальностей Верховного Совета СССР в момент подписания Договора" (ст.13) [4, с.21].

В проекте содержались и другие противоречивые положения, которые вызывали недоумения как в парламентах республик и автономий, так и в среде научной общественности. Становилось очевидным, что разные политические силы стремились использовать заключение Договора в своих интересах.

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

Согласованный между союзными республиками, проект договора был подготовлен, как известно, к подписанию 20 августа 1991 г. Этот документ подвергался критике как "справа", так и "слева". По мнению "правых", интересы, которых представляла представителями партийной номенклатуры, договор был направлен на развал союзного государства. Левые демократические силы, напротив не видели в проекте решительного отказа от формулы "единое союзное государство", которая не только логически бессмысленна, но и совершенно неприемлема в условиях создания нового союза республик.

Таким образом, по мнению Козлова А.Е., "шла борьба с одной стороны, за сохранение, по существу, старого имперского союза, который сложился как унитарное государство, с другой стороны – за создание подлинного союза, основанного на суверенитете объединяющихся республик. В действительности же, проект Союзного договора носил компромиссный характер, в нем была сделана попытка соединить несоединимое: государственный суверенитет и унитарный характер Союза" [5, с.50-51].

Теоретически несостоятельной оказалась предложенная в проекте договора модель:

суверенные государства образуют еще одно суверенное государство – Союз Суверенных Государств. То есть по существу, предусматривалось превращение Союза ССР как единого федеративного государства в конфедерацию.

Также необходимо отметить, что в конце июля 1991 г. президент страны в ряде выступлений и интервью информировал о том, что окончательный вариант доработан и завизирован участниками, а его подписание было намечено на 20 августа. Однако текст проекта договора не был опубликован. Он был опубликован лишь после августовских событий 27 ноября 1991 г. в редакции Президента страны и глав союзных республик.

В нем был совершенно по-иному сформулирован основополагающий принцип устройства Союза:

"Союз Суверенных Государств (ССГ) – конфедеративное демократическое государство, осуществляющее власть в пределах полномочий, которыми его наделяют участники договора". Таким образом, предлагаемый к подписанию проект договора без одобрения высшими органами государственной власти страны, союзных республик и автономных образований, вопреки воле народа, выраженной на мартовском (1991 г.) референдуме предусматривал упразднение СССР, как единого федеративного государства и соответственно его преобразованию в конфедерацию. При этом в проекте не было обозначено место автономных образований СССР в структуре "конфедеративного демократического государства".

В проект договора было заложено странное положение, согласно, которому государства могли входить в союз "непосредственно либо в составе других государств".

Например, субъекты Российской Федерации и сама федерация. Такой характер членства в Союзе привел бы к распаду Российской Федерации. Но самое главное то, что проект договора противоречил многим положениям деклараций о государственном суверенитете, в которых бывшие союзные республики, провозгласив свой суверенитет, предусмотрели ряд гарантий, направленных на укрепление верховенства и самостоятельности.

Несмотря на известные недостатки, расплывчатость ряда отдельных положений, подписание Союзного договора могло содействовать сохранению союза в его новом облике и если не предотвратить полностью, то, во всяком случае, замедлить и смягчить дезинтеграционные процессы на территории Союза.

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

3. Законы, постановления и другие акты, принятые на 3-й сессии Верховного Совета СССР. М., 1990. - 357 с.

4. Карапетян Л.М. Федеративное государство и правовой статус народов. М., 1996. с.

5. Козлов А.Е. Государственный суверенитет Российской Федерации: от провозглашения до достижения // Конституционный строй России: Вып. 1. М., 1992. С. 50Проблемы суверенитета в Российской Федерации. М., 1994. -196 с.

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

УДК 343.98 ББК 67.52

НЕГАТИВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА И РОЛЬ

КРИМИНАЛИСТИКИ В ИХ НЕЙТРАЛИЗАЦИИ

–  –  –

В статье определяется содержание опасных тенденций в развитии информационного общества и роль криминалистической науки в системе мер ограничения их негативного воздействия на личность, общество и государство.

The article defines the content of the dangerous trends in the development of the information society and the role of forensic science in the system of measures to limit their negative impact on the individual, society and state.

Ключевые слова: информационное общество, информация, криминалистика, нанотехнологии, универсальная электронная карта (УЭК).

Keywords: information society, information, criminalistics, nanotechnology, Universal Electronic Card (UEC).

Информационное общество представляет собой современный этап в развитии цивилизации. Его формированию предшествует внедрение компьютерной техники, современных средств получения, обработки и передачи информации в различных сферах жизнедеятельности человека.

Изобретение микропроцессорных технологий, появление и широкое применение персональных компьютеров повлекло за собой развитие информационной коммуникации, которая постоянно совершенствуется с появлением новых информационных технологий. Все это создало условия для удовлетворения информационных потребностей и реализации прав и законных интересов органов власти, организаций и граждан на основе создания и использования информационных ресурсов.

Отличительная особенность информационного общества состоит в том, что во всех сферах жизнедеятельности человека, общества и государства доминирующее положение занимают знания и информация. Информационно-коммуникационные технологии оказывают воздействие на образ жизни людей, их образование и работу, а также на взаимодействие государства и гражданского общества.

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

Развитие информационного общества для Беларуси является одним из приоритетных направлений, целями которого являются:

1) обеспечение устойчивого социально-экономического, политического и культурного развития страны;

2) улучшение качества жизни людей;

3) создание широких возможностей для удовлетворения потребностей и свободного развития личности и общества 1.

Стремительное развитие науки и техническое совершенствование способствует постепенному и поступательному переходу мирового сообщества в информационное общество, функционирующее в едином информационном пространстве. В развитии информационного общества, при всей внешней положительности рассматриваемых процессов, можно прогнозировать ряд тенденций опасных для человечества. Рассмотрение содержания этих тенденций позволяет определить роль криминалистической науки в системе мер, ограничивающих их негативное воздействие на личность, общество, государство.

Во-первых, формирование информационного общества превращает информационное пространство в арену противоборства государств. Высокая степень вражды превращает современное информационное пространство в военную арену. Вначале противостояние между государствами достигает уровня информационной войны, а затем - кибервойны.

Информационная война представляет собой организованное на государственном уровне вмешательство в информационное пространство другого государства [10].

Кибервойна – это действия, представляющие собой кибератаки одного или нескольких государств, направленные на проникновение в компьютерную сеть государственных органов, иных критически важных объектов другого государства с целью нанесения ущерба или разрушения. Основными видами кибератак являются: вандализм (порча интернетстраниц, замена их содержания оскорбительными текстами и картинками); кибершпионаж (взлом серверов с целью сбора секретной информации); пропаганда (рассылка по интернетсетям пропагандистских текстов); повреждение серверов (нарушение нормальной работы государственных компьютерных систем); информационно-психологическое воздействие на население (целью является создания паники, распространение тревожных слухов и дезинформации) и др. [2, с. 33]. В кибервойне невозможно определить не только участников, время ее начала и завершения, но и трудно доказать во многих случаях сам факт применения разрушительного кибероружия. Сложным также является определение, имела место организованная на государственном уровне кибератака, или действовала группа, преследующая собственные преступные цели. Решение этой проблемы предполагает потребность в эффективных методах, разработка которых должна основываться на криминалистических знаниях.

Во-вторых, развитие информационного общества будет способствовать увеличению количества совершаемых в информационном пространстве преступлений. Это, в свою очередь, определяет тенденцию увеличения их удельного веса в объеме всей преступности.

Формирование мирового информационного общества связано с расширением преступного интереса в информационной сфере. Уже сейчас имеет место тенденция ежегодного увеличения так называемых «компьютерных преступлений». Можно с уверенностью прогнозировать в ближайшем будущем значительный рост преступлений, совершаемых в информационном пространстве. Данное обстоятельство ставит перед криминалистической наукой задачу постоянного совершенствования имеющихся и разработки новых эффективных частных методик расследования компьютерных преступлений: преступлений против целостности и доступности компьютерных данных и

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

систем; преступлений, связанных с содержанием информации; преступлений, связанных с использованием компьютерных, телекоммуникационных средств и др.

Все эти методики должны учитывать ряд проблемных особенностей совершения компьютерных преступлений: во-первых, высокую квалификацию лиц, совершающих такие преступления; во-вторых, их умение профессионально скрывать следы преступления; втретьих, пространственное различие места совершения преступных действий и места непосредственного причинения вреда (нередко преступник находится под юрисдикцией другого государства); в-четвертых, специфику следов отражения компьютерного преступления, которые выходят за рамки традиционного понятия «след в криминалистике».

В-третьих, все большее влияние на общество будут оказывать средства массовой информации со всем арсеналом телекоммуникационного воздействия на психику людей.

Для понимания степени воздействия средств массовой информации на общество необходимо рассмотреть особенности процесса формирования личности современного человека. Этот процесс непрерывный и длительный. На него оказывают влияние различные факторы, которые условно можно разделить на две группы: внутренние и внешние.

Внутренние факторы связаны с природными личностными качествами и свойствами, присущими конкретному индивидууму. В их числе можно назвать, например, наличие интеллекта, целеустремленность, уважительное (или негативное) отношение к другим людям, альтруизм, дисциплинированность и т.п.

В качестве внешних факторов рассматривается сложившаяся в обществе система мер воспитательного характера. Данная система складывается из внутрисемейного и организованного в рамках государственных образовательных учреждений воспитания, и информационной сферы (среды), окружающей человека на протяжении всей его жизни.

В процессе жизнедеятельности человек воспринимает, оценивает и накапливает разноплановую информацию (сведения). При этом сформировавшаяся на определенном жизненном этапе личность способна меняться в результате оказываемого на нее информационного воздействия.

Степень влияния на личность указанных выше факторов различна. Но в современных условиях существенное и определяющее значение для становления личности имеет информационная сфера (среда). Она представляет собой совокупность информации, информационной инфраструктуры, субъектов, осуществляющих сбор, формирование, распространение и использование информации, а также системы регулирования возникающих при этом общественных отношений [3, с. 119]. Данная сфера нередко подвергается противоправному воздействию, что влечет за собой необходимость принятия адекватных мер, направленных на обеспечение ее безопасности.

В процессе жизнедеятельности человек получает информацию из различных источников. В их числе ближайшее окружение человека, т.е. тот социум, с которым он соприкасается. Еще более важным источником воздействия на личность являются средства массовой информации.

Под средством массовой информации (далее СМИ), согласно статье 1 Закона Республики Беларусь от 17 июля 2008 года «О средствах массовой информации», понимается форма периодического распространения массовой информации с использованием печати, вещания теле- или радиопрограммы, глобальной компьютерной сети Интернета.

Из перечисленных СМИ в настоящее время главным источником массированного агитационно-пропагандистского воздействия на сознание людей является глобальная система Интернет. В Интернете и в иных СМИ нередко распространяется информация, которая способна провоцировать совершение правонарушений, служит основой для развития негативных проявлений, например, ксенофобии, экстремизма. И, кроме того, содержание

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

такой информации способствует формированию у отдельных личностей устойчивого деструктивного поведения [13, с. 50-54].

Следовательно, далеко не всякая информация, с которой человеку приходится сталкиваться, приносит ему пользу. При этом, информация может быть не только бесполезной, но и вредной. Вредная по своему содержанию информация не направлена на удовлетворение потребностей человека. Она является средством негативного воздействия и в этом случае от нее человек должен быть защищен. Целевое назначение такого воздействия различно: запугивание, формирование устойчивого чувства страха и т.д.

Действия лиц, заинтересованных в распространении негативной информации, представляют собой различные технологии скрытого управляющего воздействия. В результате такого воздействия человек может оказаться в ситуации принуждения, когда он не свободен в выборе своих действий. Принудить – значит «заставить что-нибудь сделать»

[8, с. 483] в интересах тех, кто является организатором распространения определенной информации.

В век технологического прогресса современные люди не представляют свою жизнь без СМИ. Основное назначения этих средств – доведение информации до широких слоев населения как внутри государства, так и за его пределами. Но это является хорошим делом при условии, что информация носит объективный и позитивный характер. В тоже время она имеет и оборотную сторону. Все зависит от содержания и способов передачи информации, доведения ее до масс.

Вредоносная, негативного характера, информация являет собой информационные угрозы, которые исследователи подразделяют на информационный вандализм, криминал и терроризм [14, с. 87].

Проявления информационного вандализма связаны с распространением недостоверных порочащих фактов, некорректными высказываниями, неосторожными либо умышленными публикациями карикатур популярных личностей. Внешняя безобидность информационного вандализма может иметь серьезные последствия, связанные с разрушением информационной среды и совершением преступлений. Например, об этом свидетельствуют события, произошедшие во Франции 7 января 2015 года, где в офис сатирического журнала «Charli Hebdo» ворвались вооруженные люди и убили 12 человек.

Поводом этому послужила опубликованная карикатура пророка Мухаммеда 4, с. 255-259.

Другой пример не связан с такими страшными последствиями, но указывает на стремление распространителей информации о частной жизни не столько скомпрометировать высшее должностное лицо, сколько опорочить действующую государственную власть, вызвать к ней недоверие. Так, высокопоставленный чиновник «уличен» в строительстве загородного коттеджа, оценочная стоимость которого составляет около 1 млн. долларов.

Построить такой дом, находясь на государственной службе, невозможно. Изложенный в Интернете материал предполагает логический вывод о возможных злоупотреблениях должностного лица 6. Такая информация требует проверки. Но, к сожалению, до сих пор, ни подтверждения, ни опровержения распространенной информации нет. Если она ложная, то честь чиновника и, в первую очередь, человека должна быть защищена. В противном случае у обывателя складывается негативное впечатление, переходящее в негативное отношение к органам государственной власти. В приведенном примере инициатива для защиты должностного лица должна исходить от государства, так как, затронув честь и достоинство человека, злоумышленник одновременно посягает на репутацию государства.

Информационный криминал может быть связан с хулиганским мотивом, но преимущественно имеет корыстную цель. Так, например, группа мошенников, используя вредоносный код, блокировала браузеры пользователей Интернета. Затем демонстрировалась пользователю страница, где от имени правоохранительных органов (МВД, прокуратуры и

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

других) мошенники требовали заплатить штраф за просмотр и хранение порнографии. В результате этого были обмануты около 380 белорусов [11].

Информационный терроризм нередко направлен на принуждение к реализации политических, экономических, религиозных и других целей. К большому сожалению, СМИ не анализируют возможность негативных последствий распространения определенного рода информации. Они также не несут ответственности за те реальные последствия, которые вызваны распространенной информацией.

Закон о СМИ устанавливает для них ответственность за недостоверную информацию.

Но даже достоверная информация не всегда является полезной для общественного сознания.

Дело в том, что ее распространение может оказать содействие преступной деятельности, например, способствуют нагнетанию страха в связи с совершением террористического акта.

Следовательно, можно сделать вывод, что СМИ играют ключевую роль в формировании и обеспечении состояния информационной безопасности.

Важным направлением в обеспечении информационной безопасности является своевременное предупреждение возникновения информационных угроз. Выявление их источников и принятие соответствующих мер, направленных на недопущение совершения противоправных действий в будущем, возможно в процессе расследования преступлений при изучении личности обвиняемого. В этих целях, в ходе расследования, целесообразно использовать разработанный в криминалистике метод субъектно-функционального анализа.

Данный метод предполагает исследование функций, осуществляемых для достижения преступного результата. Субъектно-функциональный анализ также обеспечивает возможность выявления всего, что послужило основанием для формирования конкретных свойств (качеств) личности обвиняемого, и, в итоге, определило мотивацию и направленность криминального умысла [12, с. 71].

В-четвертых, создается основа для всеобщего контроля за населением в масштабах как отдельно взятых государств, так и мирового сообщества в целом.

Для Республики Беларусь данная проблема не стоит остро. Но это только на сегодняшний день. Никто не может гарантировать, что в скором будущем она не обострится.

Показателен в этом вопросе пример Российской Федерации, где в 2010 году принят закон «Об организации предоставления населению государственных и муниципальных услуг». Согласно ст. 22 закона гражданам Российской Федерации на основе их заявления выдается универсальная электронная карта (далее УЭК). Данная карта представляет собой материальный носитель, содержащий визуальную (графическую) и электронную (машиносчитываемую) информацию о пользователе картой и обеспечивающей доступ к информации о пользователе картой, используемой для удостоверения прав пользователя картой на получение государственных и муниципальных услуг, иных услуг, в том числе для совершения юридически значимых действий [7]. Фактически УЭК является идентификационным и платежным средством. УЭК заменяет медицинский полис и страховое пенсионное свидетельство, объединяет одновременно банковскую карту, электронный кошелек, электронную подпись и проездной билет. В предусмотренных случаях УЭК является документом, удостоверяющим личность и иные права гражданина.

Она позволяет оплачивать государственные и муниципальные услуги. При этом их заказ и оплата производится по принципу «не выходя из дома». Посредством УЭК можно: оплатить лекарства и услуги; приобрести билеты на все виды транспорта и пополнить транспортный электронный кошелек; купить полис КАСКО; оплатить штрафы и регистрацию транспортного средства (постановка на учет и снятие с учета); узнать состояние лицевого пенсионного счета; зарегистрировать брак и рождение ребенка; оплатить коммунальные услуги и налоги и т.д.

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

Все изложенное для непосвященного человека покажется положительным. Но, как и у любой медали, здесь также имеется обратная сторона. Дело в том, что введение УЭК, по мнению ее противников, может явиться только первым этапом на пути к достижению глобальной цели – тотальному контролю за населением земного шара. Такая мысль может показаться абсурдной, если не обратить внимания на иные принятые, и до сих пор действующие, нормативные правовые акты.

В первую очередь особого внимания требует Стратегия развития электронной промышленности России на период до 2025 года, от 7.08. 2007 № 311 (далее «Стратегия»), согласно которой «внедрение нанотехнологий должно еще больше расширить глубину ее проникновения в повседневную жизнь населения» [9]. Безусловно, за прошедшие почти 10 лет с момента принятия «Стратегии» имеет невиданный ранее скачок в техническом прогрессе. Разработка и внедрение УЭК является тому подтверждением. Техническое совершенство само по себе является положительным фактором в развитии человечества.

Проблема кроется в ином. Как сказано в «Стратегии», «должна быть обеспечена постоянная связь каждого индивидуума с глобальными информационно-управляющими типа Интернет».

Как же ее можно обеспечить? Данную проблему УЭК может решать при условии постоянного ее нахождения у владельца: носит в кармане, в сумке и т.п. Но так не всегда будет происходить, так как человеку свойственна забывчивость (УЭК забыл дома, в ином месте), рассеянность, невнимательность (УЭК утеряна), умышленность действий (сознательно не взял с собой). Чтобы подобное исключить и обеспечить «постоянную связь индивидуума с глобальными управляющими» разработчики «Стратегии» предлагают иной способ.

При этом каждый «индивидуум» уже не считается человеком. Люди в «Стратегии»

названы биообъектами, с которыми наноэлектроника будет интегрироваться и «обеспечивать непрерывный контроль за поддержанием их жизнедеятельности, улучшением качества жизни, и таким образом сокращать социальные расходы государства». Получается, что тот чип, который имеется в УЭК, предполагается внедрить в тело человека-биобъекта, фактически превратив его в нанобиоробота, так как на него будет воздействовать посредством Интернет «глобальный управляющий».

Идея массового внедрения электронных устройств в организм человека не может быть поддержана, так как это исключает свободу и равенство между людьми и, в итоге, приведет к ограничению государственного суверенитета. Вместе с тем, идентификационные свойства внедряемых электронных устройств могут быть использованы в правоохранительной практике. По решению суда электронные устройства на определенный срок следовало бы применять в отношении определенной категории лиц, представляющих опасность для общества и государства. Речь идет о рецидивистах, лицах совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления, отбывающих наказание за уголовные преступления вплоть до снятия судимости и др. Перечень таких лиц следует определить на уровне закона.

Куда предполагается внедрить электронное устройство (чип) становится понятным после дальнейшего ознакомления со «Стратегией».

Рассуждая о перспективном техническом развитии, разработчики «Стратегии»

утверждают, что «широкое распространение получат встроенные беспроводные наноэлектронные устройства, обеспечивающие постоянный контакт человека с окружающей его интеллектуальной средой, получат распространение средства прямого беспроводного контакта мозга человека с окружающими его предметами, транспортными средствами и другими людьми (курсив наш – А.Х.). Тиражи такой продукции превысят миллиарды штук в год из-за ее повсеместного распространения».

В настоящее время Россия находится на третьем этапе (2016 - 2025 годы) развития «Стратегии», предусматривающем:

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

завоевание значимых позиций в ряде секторов мирового рынка электронной компонентной базы;

широкое внедрение достижений отечественных нанотехнологии, биоэлектроники и микросистемной техники в повседневную жизнь человека в сферах здравоохранения, образования, жилищно-коммунального хозяйства, транспорта и связи.

Какая роль криминалистической науки в период реализации такой государственной программы? По-нашему мнению, криминалистика должна отказаться от обычного «следования» за произошедшим преступным событием, а должна его предсказывать и разрабатывать необходимые меры опережающего характера. Представляется, что в таких случаях криминалистике следует изменить свои функциональные приоритеты.

Функции криминалистической науки представляют собой определенные направления и содержание ее исследований. В теории криминалистики выделяют следующие функции криминалистики: 1) познавательную, 2) прогностическую, 3) преобразовательную, 4) синтезирующую; 5) организующую, 6) функцию создания технических, тактических и методических основ расследования, 7) функцию аккумуляции знаний других наук, которые могут быть использованы в процессе расследования [5, с. 10-11].

Перечисленные функции криминалистики взаимосвязаны, но имеют различное значение для практической деятельности по расследованию. Учитывая «сервисный»

характер криминалистики, доминирующую роль играют функции, призванные обеспечивать процесс расследования преступлений. Синтезирующая функция значима для научной деятельности. Она способствует формированию результатов научных исследований в законченные научные теории. В меньшей степени имеет отношение к практике расследования и прогнозирующая функция.

Считается, что криминалистика должна не только изучать явления, но и иметь возможность прогнозировать их дальнейшее развитие. Содержание прогностической функции в криминалистике проявляется двояко: прогнозирование преступления (его последствий) и прогнозирование деятельности по расследованию [5, с. 11].

В первом случае прогнозирование направлено на установление связей между объектами, субъектами, их взаимодействий, последствий, поведение преступника после совершения преступления и т.д.

Во втором случае оно обеспечивает деятельность следователя по познанию прошлого преступного события, реализацию взаимоотношений в ходе расследования.

Такой подход к реализации прогностической функции криминалистики, по-нашему мнению, не в полной мере раскрывает ее содержание и направленность.

Криминалистическое прогнозирование должно осуществляться на этапе, предшествующем совершению преступного деяния. Такая возможность представляется в процессе осуществления экспертизы нормативных правовых актов, а также криминалистического анализа стремительно возникающих новых общественных отношений. В ходе экспертизы может быть создана модель криминальной деятельности, на основе которой определяются отражательные возможности элементов материальной структуры преступления, его последствия и меры, направленные на его предотвращение. Только на такой основе возможна подготовка обоснованных предложений об устранении выявленных в проектах правовых актов (правовых актах) недостатков, способствующих возникновению криминальных рисков.

Традиционная криминалистика не в состоянии решить многие обозначенные проблемы. С учетом изложенного напрашивается вывод, что необходимо не только совершенствование процесса расследования разнообразных групп компьютерных преступлений, но и новая криминалистика – криминалистика сферы высоких технологий.

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

Список литературы

1. Абламейко, С.В., Анищенко В.В. Информационное общество в Беларуси: наука и образование: Электронный ресурс Режим доступа: www.bsu.by/Cache/pdf/451073.pdf. Дата доступа: 27.10.2016.

2. Бабосов, Е.М. Учет особенностей кибервойны в организации и обеспечении национальной безопасности / Информационная безопасность как составляющая национальной безопасности государства : материалы Междунар. науч.-практ. конф., Минск, 11-13 июля 2013 года : в 3 т. / Ин-т нац. безопасности Респ. Беларусь ; редкол. : С. Н. Князев (гл. ред.) и др.. – Минск, 2013. – Т. 1. – 174 с. – С. 33.

3. Веруш, А. И. Национальная безопасность Республики Беларусь : курс лекций / А. И.

Веруш. – Минск : Амалфея, 2012. – 204 с. – С. 119.

4. Козлик, И. Не чувствуешь грани – плати жизнью / Комсомольская правда. № 2. – 14-20 января 2015 г.

5. Криминалистика: учебное пособие /А.В. Дулов [и др.]; под ред. А.В. Дулова. – Минск: ИП «Экоперспектива», 1996. – 415 с. – С. 10-11.

6. Министр Щеткина завершает строительство коттеджа в Дроздах Электронный ресурс Режим доступа: nn.by?c=ar&land=ru. Дата доступа: 27.10.2016.

7. Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг:

Федеральный закон от 27.07.2010 № 210-ФЗ (ред. от 15.02.2016) Электронный ресурс

Режим доступа: /www.consultant.ru/document/ cons_dok_LAW_103023. Дата доступа:

05.04.2016.

8. Ожегов, С.И. Словарь русского языка: Ок. 57 000 слов/ Под ред. чл.-корр. АН СССР Н. Ю. Шведовой. – 20- изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1988. – 750 с. – С. 493.

9. Об утверждении Стратегии развития электронной промышленности России на период до 2025 года: Приказ Минпромэнерго от 7.08.2007 № 311. Электронный ресурс Режим доступа: base.consultant.ru/cons/cgi/online/cgi?base=LAW;n=99457;reg=doc. Дата доступа: 06.04.2016.

10. Почепцов, Г.Г. Информационные войны: базовые параметры. Электронный ресурс Режим доступа: psyfactor.org/psyops/infowar9.htm. Дата доступа: 27.10.2016.

11. Рак, Ю. Задержали интернет-мошенников, воровавших под маской МВД :

Электронный ресурс Режим доступа: http://www.sb.by/proisshestviya/news/zaderzhaliinternet-moshennikov-sobiravshikh-shtrafy-pod-maskoy-mvd.html. Дата доступа: 27.10.2016.

12. Хлус, А.М. Криминалистическое изучение личности обвиняемого с целью выявления основ его деструктивного поведения // Юстиция Беларуси. – 2015. - № 9. – С. 70Хлус, А.М. Основы формирования деструктивного поведения личности и роль криминалистики в их познании / Вестник КазНПУ имени Абая, серия «Юриспруденция», № 1(39), 2015 – 94 с. – С. 50-54.

14. Юсупов, Р.М., Осипов, В.Ю. Информационный вандализм, криминал и терроризм.

Проблемы противодействия / Теоретические и прикладные проблемы информационной безопасности: тез. докл. Междунар. науч.-практ. конф., (Минск, 21 июня 2012 г.) / М-во внутр. дел Респ. Беларусь, учреждение образования «Акад. М-ва внутр. дел Респ. Беларусь».

– Минск : Акад. МВД, 2012. – 320 с. – С. 87.

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

References

1. Ablamejko, S.V., Anishhenko V.V. Informacionnoe obshhestvo v Belarusi: nauka i obrazovanie: [Jelektronnyj resurs] Rezhim dostupa: www.bsu.by/Cache/pdf/451073.pdf. Data dostupa: 27.10.2016.

2. Babosov, E.M. Uchet osobennostej kibervojny v organizacii i obespechenii nacional'noj bezopasnosti / Informacionnaja bezopasnost' kak sostavljajushhaja nacional'noj bezopasnosti gosudarstva : materialy Mezhdunar. nauch.-prakt. konf., Minsk, 11-13 ijulja 2013 goda : v 3 t. / In-t nac. bezopasnosti Resp. Belarus' ; redkol. : S. N. Knjazev (gl. red.) [i dr.]. – Minsk, 2013. – T. 1. – 174 s. – S. 33.

3. Verush, A. I. Nacional'naja bezopasnost' Respubliki Belarus' : kurs lekcij / A. I. Verush. – Minsk : Amalfeja, 2012. – 204 s. – S. 119.

4. Kozlik, I. Ne chuvstvuesh' grani – plati zhizn'ju / Komsomol'skaja pravda. № 2. – 14-20 janvarja 2015 g.

5. Kriminalistika: uchebnoe posobie /A.V. Dulov [i dr.]; pod red. A.V. Dulova. – Minsk: IP «Jekoperspektiva», 1996. – 415 s. – S. 10-11.

6. Ministr Shhetkina zavershaet stroitel'stvo kottedzha v Drozdah [Jelektronnyj resurs] Rezhim dostupa: nn.by?c=ar&land=ru. Data dostupa: 27.10.2016.

7. Ob organizacii predostavlenija gosudarstvennyh i municipal'nyh uslug: Federal'nyj zakon

ot 27.07.2010 № 210-FZ (red. ot 15.02.2016) [Jelektronnyj resurs] Rezhim dostupa:

/www.consultant.ru/document/ cons_dok_LAW_103023. Data dostupa: 05.04.2016.

8. Ozhegov, S.I. Slovar' russkogo jazyka: Ok. 57 000 slov/ Pod red. chl.-korr. AN SSSR N.

Ju. Shvedovoj. – 20- izd., stereotip. M.: Rus. jaz., 1988. – 750 s. – S. 493.

10. Ob utverzhdenii Strategii razvitija jelektronnoj promyshlennosti Rossii na period do 2025

goda: Prikaz Minpromjenergo ot 7.08.2007 № 311. [Jelektronnyj resurs] Rezhim dostupa:

base.consultant.ru/cons/cgi/online/cgi?base=LAW;n=99457;reg=doc. Data dostupa: 06.04.2016.

11. Pochepcov, G.G. Informacionnye vojny: bazovye parametry. [Jelektronnyj resurs] Rezhim dostupa: psyfactor.org/psyops/infowar9.htm. Data dostupa: 27.10.2016.

12. Rak, Ju. Zaderzhali internet-moshennikov, vorovavshih pod maskoj MVD : [Jelektronnyj resurs] Rezhim dostupa: http://www.sb.by/proisshestviya/news/zaderzhali-internet-moshennikovsobiravshikh-shtrafy-pod-maskoy-mvd.html. Data dostupa: 27.10.2016.

13. Hlus, A.M. Kriminalisticheskoe izuchenie lichnosti obvinjaemogo s cel'ju vyjavlenija osnov ego destruktivnogo povedenija // Justicija Belarusi. – 2015. - № 9. – S. 70-73.

14. Hlus, A.M. Osnovy formirovanija destruktivnogo povedenija lichnosti i rol' kriminalistiki v ih poznanii / Vestnik KazNPU imeni Abaja, serija «Jurisprudencija», № 1(39), 2015 – 94 s. – S.

50-54.

15. Jusupov, R.M., Osipov, V.Ju. Informacionnyj vandalizm, kriminal i terrorizm. Problemy protivodejstvija / Teoreticheskie i prikladnye problemy informacionnoj bezopasnosti: tez. dokl.

Mezhdunar. nauch.-prakt. konf., (Minsk, 21 ijunja 2012 g.) / M-vo vnutr. del Resp. Belarus', uchrezhdenie obrazovanija «Akad. M-va vnutr. del Resp. Belarus'». – Minsk : Akad. MVD, 2012. – 320 s. – S. 87.

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

УДК 343 ББК 67.408

ПРОБЛЕМЫ СТАДИЙ СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

–  –  –

В статье рассмотрены понятие, виды и значение стадий совершения преступления.

In article the concept, types and value of stages of commission of crime are considered Ключевые слова: стадии совершения преступление, уголовно-правовое значение, уголовный закон, уголовное право Keywords: making stages a crime, criminally – legal value, the penal statute, the criminal law Под стадией понимается период, определенный этап в развитии чего-либо, имеющий свои качественные особенности.

Если обратится к реально совершаемым преступлениям, то увидим, что в одних случаях преступление, совершенное виновным, является доведенным до конца. В других же случаях преступнику по тем или иным причинам, не зависящим от его воли, не удается довести преступление до конца, и в совершенном им деянии либо отсутствует предусмотренный уголовным законом преступный результат, либо выполнены не все действия, образующие объективную сторону данного состава преступления. В этих случаях для правильного решения вопроса об уголовной ответственности за конкретно совершенные действия и возникает необходимость выделения в уголовном праве отдельных этапов, или стадий, совершения преступления. Стадии совершения преступления отражают реально существующие в объективной действительности этапы в развитии общественно опасного

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

деяния. Разграничение проходит на основании объективно существующих между ними границ.

Стадии совершения преступления различаются между собой по объективным признакам - по моменту прекращения преступной деятельности и по характеру совершенных действий. Только такой подход позволяет четко отграничить одну стадию от другой и определить границы каждой из них.

Таким образом, стадии совершения преступления - это определенные периоды развития преступной деятельности, качественно различающиеся между собой по характеру совершения общественно опасных действий, отражающих различную степень реализации виновным преступного умысла.

По этому критерию, законодатель выделяет три стадии совершения преступления:

1) приготовление к преступлению;

2) покушение на преступление;

3) оконченное преступление.

Приготовление к преступлению и покушение на преступление уголовным законодательством признаются неоконченным преступлением (ч. 2 ст. 29 УК). [1] Приготовлением к преступлению уголовный закон признает приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам (ч. 1 ст. 30 УК).

Покушением на преступление закон признает умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам (ч.

3 ст. 30 УК).

Преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава данного преступления, предусмотренного УК (ч. 1 ст. 29).

В науке уголовного права не раз высказывалось мнение о том, что стадией совершения преступления является и обнаружение умысла. Под обнаружением умысла понимается проявление вовне намерения совершить определенное преступление. Оно может быть выражено в устной, письменной или иной форме. Обнаружение умысла не может быть признано стадией совершения преступления. Преступлением по уголовному праву признается общественно опасное деяние, посягающее на охраняемые уголовным законом объекты. Обнаружение умысла подобным деянием не является, так как при нем нет действий по подготовке и совершению преступления. Каждая стадия представляет собой ступень, определенный этап в совершении преступления, в осуществлении преступного умысла.

Обнаружение же умысла подобными признаками не обладает: оно не представляет какоголибо этапа в совершении преступления, не приближает субъекта к достижению преступного результата или к завершению намеченных им действий. При обнаружении умысла не только не осуществляется преступление, но даже и не создаются условия для его совершения.[2] Уголовное законодательство никогда не устанавливало признаки подобной стадии и даже не упоминало о ней. По уголовному закону карается не только причинение вреда определенным объектам, но в ряде случаев даже поставление объекта в опасность причинения такого вреда. Не знает такой стадии и судебная практика. Подобную позицию занял и Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 10.02.2000 №6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе": "Не может быть квалифицировано как покушение на дачу или получение взятки либо коммерческий подкуп высказанное намерение лица дать (получить) деньги, ценные бумаги, иное имущество либо предоставить возможность незаконно пользоваться услугами материального характера в

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

случае, когда лицо для реализации высказанного намерения никаких конкретных действий не предпринимало" (п. 11)[3].

Не является специальным видом обнаружения умысла угроза совершить какое-либо преступление. В таких случаях наказывается не обнаружение умысла совершить какое-либо преступление, а уже иное самостоятельное преступление [4]. Угроза имеет целью изменение поведения лица в интересах угрожающего. При угрозе речь идет не о первоначальном этапе какого-то последующего развития преступления (например, об угрозе убийством как первом этапе последующего причинения смерти), а о самостоятельном составе, имеющем лишь специфическую конструкцию. При этом его объективная сторона в своем полном и законченном развитии состоит именно в угрозе, т.е. в особой форме психического воздействия на потерпевшего. В данном случае налицо значительная общественная опасность, которая отсутствует при обнаружении умысла. Независимо от того, была ли угроза впоследствии осуществлена, виновный может подлежать уголовной ответственности.

Выделение стадий имеет большое значение как для квалификации преступления, так и для правильной индивидуализации наказания. Характер и степень общественной опасности деяния существенно различны в зависимости от стадии совершения преступления. Это учитывается при конструкции норм Особенной части УК. Статья 66 УК предусматривает специальный порядок назначения наказания за приготовление к преступлению и за покушение на преступление.

Установление наказуемости за неоконченное преступление является реализацией положения о неотвратимости наказания, что имеет большое значение в борьбе с наиболее опасными посягательствами, и в то же время установление стадий совершения преступлений играет важную роль при решении вопроса об освобождении от уголовной ответственности и наказания. Устанавливая, в частности, наличие добровольного отказа, при котором уголовная ответственность исключается, мы прежде всего выясняем, на какой стадии совершения преступления добровольный отказ имел место. В зависимости от вида стадии возможен и различный характер действий лица при добровольном отказе. Точное установление вида стадии имеет значение и для дифференциации ответственности соучастников.

Поскольку стадии совершения преступления представляют целенаправленную деятельность лица по подготовке и совершению преступления или, иначе говоря, различные этапы реализации преступного умысла, установление стадий возможно лишь в умышленных преступлениях.

Законодателем установлено, что как приготовление, так и покушение могут быть совершены только умышленно (ст. 30 УК).

Более того, поскольку при приготовлении и покушении лицо стремится к завершению преступления, желает либо наступления общественно опасных последствий, либо совершения всех действий, образующих оконченное преступление, то в данном случае речь может идти только о прямом умысле [5]. Приготовление и покушение не могут иметь место при совершении неосторожных преступлений.

Что касается возможности выделения стадий, должен быть ограничен также и круг преступлений, характеризуемых прямым умыслом.

В правовой литературе распространено мнение о том, что приготовление и покушение невозможны в преступлениях с формальным составом, совершаемых путем бездействия, а также в тех преступлениях, в которых уже первый акт деятельности представляет собой полное выполнение состава данного преступления.

Это мнение аргументируется тем, что все поведение лица до момента, пока оно не уклонится от того действия, которое обязано было совершить, либо не совершит действия, предусмотренного в законе как оконченное преступление, является безразличным в уголовно-правовом отношении. Пока субъект

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

располагает временем для выполнения тех действий, которые он обязан исполнить либо от совершения которых обязан воздержаться, его поведение не может быть признано общественно опасным. Но если наступило время исполнения этих действий, то невыполнение их субъектом уже образует состав оконченного преступления.

Решение вопроса о возможности стадий в различных составах нам представляется следующим образом. Стадии возможны почти во всех умышленных преступлениях с материальным составом.

Приготовление и покушение невозможны в тех случаях, когда уголовная ответственность наступает лишь при наличии определенных, указанных в законе общественно опасных последствий, отграничивающих преступление от других правонарушений. Если подобные последствия не наступили, то совершенное деяние не является преступлением, поэтому речь может идти не об уголовной, а об ответственности иного рода - административной, дисциплинарной или гражданской (ст. ст. 285, 330 УК).

Приготовление и покушение невозможны и в преступлениях, общественная опасность которых состоит в создании опасности причинения вреда. Так, нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов считается оконченным преступлением уже при создании угрозы причинения существенного вреда здоровью человека или окружающей среде (ст. 247 УК).

Стадия приготовления возможна почти для всех преступлений с формальным составом, выполняемых как путем действия, так и путем бездействия.[6] В качестве исключения можно привести лишь те составы, где уже подготовительная деятельность рассматривается законодателем как оконченное преступление (ч. 1 ст. 209, ч. 1 ст. 210 УК и др.). Покушение же возможно не во всех преступлениях с формальным составом. Оно имеет место в тех составах преступлений, объективная сторона которых характеризуется следующими моментами.

Во-первых, деяние состоит из нескольких актов. Например, при изнасиловании (ст.

131 УК) для оконченного состава необходимо наличие насилия и полового сношения.

Во-вторых, если деяние характеризуется определенной продолжительностью его совершения и между началом и окончанием преступного действия возможен разрыв во времени. Например, виновный положил в виде взятки деньги в ящик стола следователя, когда тот отлучился из кабинета.

Определенный интерес представляет вопрос о возможности стадий при разбое. Как известно, разбой считается оконченным преступлением уже с момента нападения. Однако к совершению нападения возможна определенная подготовка, создание группы, приобретение оружия для нападения, устранение возможных препятствий и т.д. Если приготовление к разбою может иметь место, то покушение на разбой невозможно. Уже само нападение образует при разбое оконченное преступление.

На практике иногда возникает вопрос о том, возможно ли применение норм о покушении по делам о преступлениях, совершаемых в состоянии аффекта, и в частности, при убийстве (ст. 107 УК) и причинении тяжкого или средней тяжести вреда здоровью (ст. 113 УК). Приготовление к совершению подобных преступлений невозможно, ибо данные преступления совершаются внезапно для самого виновного: поводом для его преступных действий в этих случаях является противозаконное поведение самого потерпевшего. По вопросу о возможности покушения в случаях, предусмотренных ст. 107 и ст. 113 УК, в юридической литературе были высказаны различные мнения. Некоторые авторы отрицают возможность покушения на убийство и причинение вреда здоровью, совершенных в состоянии сильного душевного волнения, на том основании, что это преступление может быть совершено только с косвенным умыслом. Поскольку лицо смутно предвидит результат своих действий, то желать их не может.

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

Подобные утверждения представляются неубедительными. Лицо, действующее в состоянии аффекта, является вменяемым, оно осознает общественно опасный характер своего действия, предвидит его общественно опасные последствия и желает или сознательно допускает наступления этих последствий. Кроме того, неточным является и утверждение о том, что о желании преступного результата можно говорить только тогда, когда он является целью действий виновного. Это не всегда так. Смерть потерпевшего может являться для преступника необходимым средством для достижения конечной цели своих действий.

Например, убийство с целью скрыть другое преступление.

В связи с этим следует признать обоснованной точку зрения, в соответствии с которой допускается возможность покушения на преступление, совершенное в состоянии аффекта.

Такая позиция находит отражение и в судебной практике. Так, Л. был осужден за покушение на убийство двух и более лиц в состоянии аффекта, когда он, застав дома в постели свою жену с мужчиной, зубилом нанес им несколько ударов в различные части тела [7].

К числу преступлений, которые могут быть совершены умышленно, но исключают возможность приготовления и покушения, относятся умышленное убийство и умышленное тяжкое или менее тяжкое телесное повреждение, причиненные при превышении пределов необходимой обороны. Хотя действия виновного при превышении пределов необходимой обороны и являются умышленными, покушение в этих случаях не может иметь места, так как покушение предполагает действия, непосредственно направленные на причинение результата, чего в данном случае нет.[8] При превышении пределов необходимой обороны лицо, обороняющееся от нападения, стремится защитить от нападения свои интересы, интересы другой личности или общественные и государственные интересы.

При превышении пределов необходимой обороны невозможно также и приготовление. При совершении преступления при превышении пределов необходимой обороны умысел лица на убийство или причинение телесных повреждений возникает внезапно как реакция на противозаконные действия нападающего. Для приготовления же характерно возникновение умысла на совершение преступления еще до начала исполнения преступления.

Аналогичным образом вопрос о невозможности приготовления и покушения при совершении преступления при превышении пределов необходимой обороны решают и ряд других авторов.

Список литературы

1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ (в ред. от 30.12.2008г.) // СЗ РФ, 17.06.1996, N 25, ст. 2954.

2. Ведерникова О.Н. Уголовное право РФ (общая часть). - М.: Юридический центр Пресс, 2005. С. 117.

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" (с изменениями от 6 февраля 2007 г.) // Бюллетень Верховного Суда РФ, N 4, 2000 г.

4. Крашенинников А.А. Угроза в уголовном праве России. Ульяновск, 2002. С. 96 Рарог А.И. Квалификация преступлений по субъективным признакам. СПб., 2003.

С. 205, 206.

6. Грачева Ю.В. Уголовное право. Общая часть. - М.: Велби, 2007. С. 94.

7. Попов А.И. Преступления против личности при смягчающих обстоятельствах.

СПб., 2002. С. 181.

8. Дурманов Н.Д. Стадии совершении преступления по советскому уголовному праву.

М., 1955. С. 134, 135.

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

References

1. Ugolovnyj kodeks Rossijskoj Federacii ot 13 ijunja 1996 goda № 63-FZ (v red. ot 30.12.2008g.) // SZ RF, 17.06.1996, N 25, st. 2954.

2. Vedernikova O.N. Ugolovnoe pravo RF (obshhaja chast'). - M.: Juridicheskij centr Press,

2005. S. 117.

3. Postanovlenie Plenuma Verhovnogo Suda RF ot 10 fevralja 2000 g. N 6 "O sudebnoj praktike po delam o vzjatochnichestve i kommercheskom podkupe" (s izmenenijami ot 6 fevralja 2007 g.) // Bjulleten' Verhovnogo Suda RF, N 4, 2000 g.

4. Krasheninnikov A.A. Ugroza v ugolovnom prave Rossii. Ul'janovsk, 2002. S. 96 - 114.

5. Rarog A.I. Kvalifikacija prestuplenij po sub#ektivnym priznakam. SPb., 2003. S. 205, 206.

6. Gracheva Ju.V. Ugolovnoe pravo. Obshhaja chast'. - M.: Velbi, 2007. S. 94.

7. Popov A.I. Prestuplenija protiv lichnosti pri smjagchajushhih obstojatel'stvah. SPb.,

2002. S. 181.

8. Durmanov N.D. Stadii sovershenii prestuplenija po sovetskomu ugolovnomu pravu. M.,

1955. S. 134, 135.

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

В предлагаемой читателю статье проанализированы существующие формы правления. Сделан вывод о необходимости включения в число форм правления так называемых атипичных форм, которые не относятся ни к монархической, ни к республиканской формам правления In the present article the reader to the existing form of government. The conclusion about the need to include one of the forms of government of so-called atypical forms that are neither monarchist nor a republican form of government Ключевые слова: форма правления, монархия, республика, общая теория государства и права.

Keywords: form of government, monarchy, republic, the general theory of state and law Среди множества проблем, касающихся государства, особое место занимают вопросы определения понятия форм государства и форме правления как одного из элементов формы государства. В научной и учебной литературе им традиционно уделяется особое внимание. И это не случайно, поскольку в зависимости от того, как понимается форма государства и как она соотносится с другими его сторонами, во многом создается представление и о самом государстве в целом.

Форма государства всегда выступает как непосредственное выражение его сущности и содержания. Каковы сущность и содержание (функции) государства, такова, в конечном счете, и его форма.

Исследовать государство с точки зрения сущности означает выявить, волю и интересы каких слоев общества, групп, классов оно в первую очередь выражает и защищает.

Рассмотреть государство под углом зрения содержания означает установить, как и в каких направлениях оно действует. Изучить же государство с точки зрения его формы – значит в первую очередь изучить его строение, его основные составные части, внутреннюю структуру, основные методы становления и осуществления государственной власти.

Форма государства и форма правления, так же как его сущность и содержание, никогда не оставалась и не остается раз и навсегда установленной, неизменной. Под влиянием множества экономических, социально-политических, идеологических и иных факторов она всегда изменялась и развивалась. Постоянно менялось и представление о ней.

Чтобы убедиться в этом, достаточно сказать, что за всю историю развития государства и права были выдвинуты десятки, если не сотни различных теорий о форме государства и форме правления. Предлагались самые различные подходы и варианты решения данной проблемы. Еще в Древней Греции и Древнем Риме философы и юристы высказывали самые различные, порой весьма противоречивые мнения и суждения по поводу того, что следует понимать под формой государства, какие формы государства существуют, чем они различаются.

Один из величайших мыслителей античности, древнегреческий философ Платон исходил, например, из того, что идеальной формой правления «идеального государства» как государства «лучших и благородных» является «законная власть немногих» – аристократия.

Кроме того, им рассматривались «законная монархия» – царская власть и «незаконная» – олигархия [1, с 302].

Кроме того Платон выделял три основных формы государственного правления: а) монархия; б) власть немногих; в) власть большинства. [1, с.302] В свою очередь из монархии он выделял царскую власть и тиранию, из владычества немногих – аристократию и олигархию; власть же большинства также делится надвое. В свою очередь все формы

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

правления в зависимости от того, подчинены ли они законам или нет делятся на законные и лишенные законов [1, с.302].

Аристотель выделял шесть основных форм правления: правильные и неправильные: к правильным формам правления Аристотель относил: царскую власть, аристократию и политию. И остальные три, отклоняющиеся от них: тиранию, олигархию и демократию [2, c.41-43].

Цицерон, полагал, что существует 4 формы правления: царская власть, власть оптиматов и народная власть, а также смешанное правление, где царь, оптиматы и народ, обладает определенными полномочиями и сдерживает друг друга, такое положение дел позволяет государственному устройству долго оставаться неизменным [3,c. 21-22]. Он писал: «Когда верховная власть находится в руках одного человека, писал он, мы именуем такую форму государства «царской властью». Когда она находится в руках у выборных лиц, то говорят, что «эта гражданская община управляется волей оптиматов. Народной же (ведь ее так и называют) является такая община, в которой все находится в руках народа». [3,c. 21Н. Макиавелли, также как Полибий и Цицерон, считал, что существует три чистых формы правления: Монархия, Аристократия и Народное правление и одна смешанная, где Монархия, Аристократия и Демократия могли бы удобнее наблюдать друг за другом [4, c.120-121] По мнению Т. Гоббса различных форм правления может быть только три. Различие государств заключается в различии суверена, или лица, являющегося представителем всех и каждого из массы людей. А так как верховная власть может принадлежать либо одному человеку или собранию большего числа людей, а в этом собрании могут иметь право участвовать или каждый, или лишь определенные люди, отличные от остальных, то отсюда ясно, что могут быть лишь три вида государства: если представителем является один человек, тогда государство представляет собой монархию, если собрание всех, кто хочет участвовать, тогда это демократия или народоправство; а если верховная власть принадлежит собранию лишь части горожан, тогда это аристократия. [5, c.144] Идеальной формой правления Т. Гоббс называет монархию.

Б. Спиноза полагал, что существует три формы правления: демократия, аристократия и монархия, в зависимости от того, на кого возложена верховная власть [6, c.272].

По мнению же Локка форма государства определяется тем, у кого находится законодательная власть [7, c.338].

Современное деление форм правления на монархическую и республиканскую восходит к Ш.Л.

Монтескье, который писал, что «есть три образа правления:

республиканский, монархический и деспотический.» При этом республиканский образ правления – это тот, при котором верховная власть находится в руках всего народа (демократия), или части его (аристократия). Монархический же образ правления - это тот образ правления, при котором управляет один человек, но посредством твердо установленных законов; между тем как в деспотическом правлении все вне всяких законов и правил движется волей и произволом одного лица. [8, c.169] В настоящее время большинство авторов полагают, что существует две формы правления: монархическая либо республиканская. При этом некоторые авторы выделяют наряду с монархической и республиканской формами атипичные формы правления [9] Что же представляет собой монархическая форма правления? Традиционно в теории права монархическая форма правления – это такая форма правления, где глава государства получает властные полномочия на неопределенный срок и передает их по наследству.

По мнению русского философа – государствоведа И.А. Ильина отличие между монархией и республикой, кроятся вовсе не во внешних атрибутах, а детерминируются

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

особенностями народного правосознания [10 c.129-130]. Поскольку государство как явление существует уже на протяжении почти 5000 лет, то возникает вопрос: какие основные исторические типы монархии существовали на протяжении истории человечества.

В эпоху античности существовала четыре типа монархии: а) восточная деспотия; б) римская монархия в форме принципата; г) римская монархия в форме домината; г) царская власть, не являющаяся восточной деспотией.

В Средние века существовало четыре типа монархии: а) раннефеодальная монархия;

б) сеньориальная монархия; в) сословно – представительная монархия; г) абсолютная монархия.

В Новое, Новейшее и Настоящее время существовали три типа монархии: абсолютная монархия, дуалистическая монархия, парламентарная монархия.

Абсолютная монархия – это такая форма правления, где глава государства (монарх) рассматривается как носитель суверенитета и единственный источник власти;

дуалистическая монархия – это такая форма правления, где монарх одновременно является и главой государства и главой исполнительной власти; законодательную же власть осуществляет выборный представительный орган; парламентарная монархия – эта такая форма правления, где монарх является номинально главой государства, и где и исполнительную и законодательную ветвь власти осуществляют государственные органы и должностные лица, которые осуществляют от имени монарха государственную власть и несут за действия и решения монарха ответственность. Без их согласия действия и решения монарха в области правления недействительны.

Наряду с монархической формой правления существует и республиканская форма правления республика – это форма правления, при которой глава государства избирается народом или представителями народа на определенный срок. Этим республика отличается от монархии, где глава государства получает властные полномочия на неопределенный срок и передает их по наследству.

На протяжении истории человечества выделялись различные типы республик. Так в эпоху Античности существовало два типа республики: демократическая республика и аристократическая республика. Отличались друг от друга они тем, что в демократической республике право голоса принадлежало всем полноправным жителям города – государства, причем оно было равным для всех. Аристократическая республика – это такая республика, где право голоса принадлежало всем полноправным жителям города – государства, но либо оно не было равным для всех, либо существовал специальный орган, формировавшийся из представителей аристократии, который утверждал решения народного собрания.

В эпоху средневековья существовала только один тип республики: аристократическая республика, которая, однако, представляла не более чем форму городского самоуправления.

В Новое, Новейшее и Настоящее время существуют следующие типы республик: а) парламентская республика, б) президентская республика; г) смешанная республика. В особую подгруппу выделяется такая форма правления как суперпрезидентская республика.

При этом парламентская республика – это такая форма правления, при которой глава государства избирается законодательным (представительным) органом государственной власти; полномочия главы государства носят номинальный характер, исполнительную власть осуществляет правительство парламентского большинства. Решения и действия главы государства должны быть одобрены должностными лицами либо законодательного, либо исполнительного органа государственной власти. Президент по своей инициативе не может распустить Парламент. Классический пример ФРГ.

Президентская республика - это такая форма правления, при котором глава государства избирается, как правило, народом, является главой исполнительной власти и формирует Правительство. Правительство при такой форме правления несет ответственность

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

только перед Президентом. При этом Президент не имеет право роспуска парламента.

Классический пример США.

Смешанная республика - это такая форма правления, при котором глава государства избирается, как правило, народом, либо, как исключение, расширенным представительным органом власти, специально созванным для этих целей; при этом он самостоятельно проводит внутреннюю и внешнюю политику государства в соответствии с Конституцией и законами страны. Однако Правительство формируется парламентским большинством, при этом Президент имеет право распускать Парламент, но ограниченное число раз. В некоторых случаях Президент не имеет права распускать Парламент, например в течение года после его избрания. Классический пример – Франция.

Наряду с парламентской республикой, президентской республикой и смешанной республикой в теории государства выделяют такую форму правления как суперпрезидетнскую республику. При этом суперпрезидентская республика представляет собой такую форму правления, в которой глава государства избирается, как правило, народом, либо как исключение расширенным представительным органом власти, специально созванным для этих целей; при этом он самостоятельно проводит внутреннею и внешнюю политику государства, в соответствии с Конституцией и законами страны, формирует правительство, которое несет ответственность только перед ним, назначает глав регионов и судей; но в отличие от президентской республики имеет право роспуска парламента, «в наказание за строптивость». Отличие суперпрезидентской республики от смешанной республики – отсутствие ответственности Правительства перед Парламентом, а также особенностью способа формирования Правительства: только Президентом. Классический пример – Российская Федерация до 2008 г.

Суперпрезидентская республика приближается к атипичным формам правления. При этом к атипичная форма правления - есть такая форма правления, которая по своим признакам не может быть отнесена ни к монархической, ни к республиканской форме правления. Примером атипичных форм правления может быть СССР, где формально главой государства являлся председатель президиума Верховного Совета СССР, а фактическим главой государства являлся Генеральный секретарь ЦК КПСС, который избирался пожизненно и не нес юридической ответственности за свои действия. Вместе с тем он не передавал свою должность по наследству, следовательно, это не монархия.

Любая пожизненная диктатура, по сути дела, может быть отнесена к атипичным формам правления.

К атипичным формам правления можно также отнести всевозможные дуумвираты, триумвираты и другие формы организации государственной власти при отсутствии реальной фигуры главы государства, либо невозможности главой государства самостоятельно осуществлять свои полномочия, по причинам, не предусмотренным конституцией государства.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что к числу видов форм правления можно отнести монархическую, республиканскую и атипичные формы правления.

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

4. Маккиавели Н. Рассуждение о первой декаде Тита Ливия.// Государь. Рассуждение о первой декаде Тита Ливия. О военном искусстве/ Предислов. Комментарий. Е.И. Темнова М.

Мысль 1997.

5. Гоббс Т. Левиафан или материя, форма и власть государства церковного и гражданского.// Соч. в 2 – х Т. Перев с лат. и англ. Состав., ред., авт.прим. В.В. Соколов. М.:

Мысль, 1991. Т.2.

6. Спиноза Б. Политический трактат// Трактаты/ Предисловие Е.И. Темнова. М., Мысль, 1998.

7. Локк Дж Два трактата о правлении. Соч.: в 3-х т / ред. и состав., авт. примечаний.

А.Л. Субботин. М.: Мысль, 1988

8. Монтескье Ш.Л О духе законов. М.: Госполитиздат. 1955.

9. Чиркин Е.В. Конституционное право зарубежных стран М., 1999.

10. Ильин И.А. О монархии и республике// Вопросы философии. 1991 № 4.

References

1. Platon Politik. Sobranie sochinenij v 4 T. Perevod s drevnegrecheskogo./ Obshhej red.

A.F. Loseva, V.F. Asmusa, A.A. Taho – Godi. T.4 M.: Mysl', 1994 S. 302.

2. Dovantur A.I. «Politika» Aristotelja// Soch.: V 4-h t. Perevod s drevnegrecheskogo./ Obshh. Red. A. I. Dovantura. M.: Mysl', 1983 T.4. S. 41-43.

3. Ciciron. O gosudarstve. // Dialogi. O gosudarstve, O zakonah. M.: Ladomir- nauka, 1994.

S.21-22.

4. Makkiaveli N. Rassuzhdenie o pervoj dekade Tita Livija.// Gosudar'. Rassuzhdenie o pervoj dekade Tita Livija. O voennom iskusstve/ Predislov. Kommentarij. E.I. Temnova M. Mysl' 1997.

5. Gobbs T. Leviafan ili materija, forma i vlast' gosudarstva cerkovnogo i grazhdanskogo.// Soch. v 2 – h T. Perev s lat. i angl. Sostav., red., avt.prim. V.V. Sokolov. M.: Mysl', 1991. T.2.

6. Spinoza B. Politicheskij traktat// Traktaty/ Predislovie E.I. Temnova. M., Mysl', 1998.

7. Lokk Dzh Dva traktata o pravlenii. Soch.: v 3-h t / red. i sostav., avt. primechanij. A.L.

Subbotin. M.: Mysl', 1988

8. Montesk'e Sh.L O duhe zakonov. M.: Gospolitizdat. 1955.

9. Chirkin E.V. Konstitucionnoe pravo zarubezhnyh stran M., 1999.

10. Il'in I.A. O monarhii i respublike// Voprosy filosofii. 1991 № 4.

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

УДК 343 ББК 67.408

УГОЛОВНОЕ НАКАЗАНИЕ: ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ

В ОТЕЧЕСТВЕННОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

–  –  –

В статье рассмотрена история становления и развития института уголовного наказания в отечественном законодательстве.

The article describes the history of formation and development of the institution of criminal punishment in the domestic legislation.

Ключевые слова: уголовное наказание, история становления, отечественное законодательство Keywords: criminal punishment, the history of formation, domestic legislation Исторически институт наказания развивался от частного к публичному. В догосударственных общинно-родовых формациях санкции за нарушение коллективных либо личных интересов носили соответственно общинный либо межличностный характер.

Например, изгнанию из общины подвергались лица, которые нарушали родоплеменные отношения. Посягательства на интересы отдельной личности наказывались в возмездно-компенсационном порядке.

Наказание всегда выступало в виде отрицательной реакции государства, общества на совершаемое преступление и привлекало внимание мыслителей с давних пор. В десятках

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

философских систем и теорий ученые-криминалисты предпринимали попытки доказать обоснованность действий государства, наказывающего своих подданных, порой весьма жестоко. Это теории возмездия, устрашения, общего и специального предупреждения.

В России понятие наказания в наиболее крупных законодательных актах – и в середине XIX, и в начале XX в. – отсутствовало, тем более отсутствовало оно и в более ранние периоды.

Обращаясь к истории можно весьма условно выделить четыре основных периода развития законодательства о наказании:

- первый – от Русской правды до середины XIX в.;

- второй – середина XIX в. – октябрь 1917 г.;

- третий – октябрь 1917 г. – начало 90-х гг.;

- четвертый – с начала 90-х гг [1, c. 23].

Преступление в период зарождения государства и права было, главным образом, частным делом, и наказание исходило, соответственно, от частного лица, являясь формой не общественной кары, а самоуправства или самосуда.

Впоследствии, с развитием государства, меняются понятия преступления. Под ним понимается уже не «обида», а «лихое дело», т.е. всякое нарушение правопорядка, установленного государством; меняется и система наказаний.

Можно сказать, что наказание этого периода являлось, по сути, физическим мучением. И вероятно, осознавая жестокость карательной системы, законодатель присоединял к санкциям различные пояснения, оправдывающие суровость той или иной меры: «чтобы на то смотря иным неповадно было воровати, в государев двор красти», «чтобы на то смотря иным не повадно было так делати», «чтоб впредь не лгали», «не приезжай на чужой дом насильством», «чтобы на то смотря, иные такого беззакония и скверного дела не делали и от блуда унялись» и т.д. [2, c.55] Второй период ведет отсчет с конца XVIII в. Уже во второй половине XVIII в. в странах Европы зарождаются теоретические предпосылки гуманного подхода к исполнению наказания в отношении отдельной личности, что, безусловно, связано с появлением учения Ч. Беккария «О преступлениях и наказаниях».

Повторяя некоторые мысли предшественников, Ч. Беккариая вместе с тем четко сформулировал ряд положений, послуживших основой в формировании уголовного законодательства многих стран, включая и Россию.

Особый интерес к идеям Ч. Беккария проявила Екатерина II. Находясь под влиянием работы указанного мыслителя, в 1767 г. она подготовила «Наказ Комиссии о составлении проекта Нового Уложения». Данный нормативный правовой акт был одним из важнейших источников отечественного права и содержал теоретические положения о формах права и концепции наказания.

Наказание перестает быть по преимуществу физическим страданием. В России начинают развиваться буржуазные отношения, а с их возникновением появляется настоятельная необходимость кодификации и создании единого законодательного акта, способствующего развитию этих отношений. Основное, превалирующее место занимают в этот период различные формы лишения свободы и иные меры, в основном имущественного характера [3, c. 78].

Таким образом, историко-правовая картина эволюции теории наказания в этот период представляет собой развитие данного института от исключительно карательного с элементами устрашения по своему содержанию, с использованием различного рода физических и психологических методов воздействия на преступника («Указная практика»

Петра I), в пенитенциарную систему, основным карательным элементом которой является:

превенция.

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

Здесь элементами могут быть такие нравственные составляющие как патриотизм, стыд, страх; принцип справедливости и применение более гуманных наказаний, а также применение наказания только за совершенное преступление (эпоха правления Екатерины II).

Для последней также характерно проявление зачатков гражданского общества – «гражданской вольности». Этот период связан с влиянием на концепцию наказания России представителей европейского Просвещения: Вольтера, Монтескье, Ж.Ж. Руссо и др.

В произведениях С.Е. Десницкого, А.П. Куницына, П.И. Пестеля, А.Н. Радищева, Н.С.

Таганцева, Ф.В. Ушакова, И.Я. Фойницкого, М.М. Щербатова и других сущность наказания определяется через кару.

Они понимали наказание как зло, причиняемое преступнику исключительно вследствие противозаконности его действий, выступали за гуманизацию наказания, его индивидуализацию и соразмерность преступлению. При этом разграничивалось понятие наказания и мщения [1, c.26].

Целями наказания признавались предупреждение преступлений, исправление преступника и воспитание граждан в духе неуклонного соблюдения буквы закона.

В отечественном уголовном законодательстве определение наказания было впервые сформулировано в Руководящих началах по уголовному праву РСФСР 1919 г. В досоветском уголовном законодательстве определение этого понятия не давалось.

В УК РСФСР 1922 г. уже не содержалось определения понятия наказания. Однако в этом УК указывалось на цели применения наказания (ст. 8). Основные начала уголовного законодательства СССР и союзных республик 1924 г. также давали определение понятия мер социальной защиты, которое было использовано в этом законодательном акте вместо термина «наказание». В Основных началах указывалось на цели применения мер социальной защиты (ст. 4), как и в УК РСФСР 1926 г. [4,c. 69] Начальный период развития института наказания в Советском социалистическом государстве свидетельствует о том, что наказание носит характер государственного принуждения, которое не ограничивается правом, а создается в процессе правоприменительной практики судом или органами, его заменяющими (например, революционными трибуналами).

В этом смысле наказание носит целесообразный характер, подчиненный политическим или иным целям. Здесь же на первое место выступает политическая составляющая уголовного наказания, выражающаяся в стремлении «подавить класс эксплуататоров», т.е. наказание являлось средством удержания и укрепления власти путем жестких массовых репрессий.

Вместе с тем происходит формирование другой составляющей института наказания – воспитательной функции, которая предусматривала реализацию принципа гуманизма.

Отказ от наказания и замена его мерами социальной защиты в первых уголовных законодательных актах РСФСР (1922, 1926) свидетельствовал о замене основных принципов уголовного права понятиями социальной необходимости, опасного состояния личности, объективного вменения, и в конечном итоге меры социальной защиты превращаются в государственный произвол, где какие-либо естественные и законные права личности отсутствуют [4,c. 70].

Концепция наказания в рассматриваемый период полностью сводилась к мерам социальной защиты, которые основанием их применения признавали «опасное состояние личности», а не вину. С середины 30-х гг. ХХ в. научные исследования в сфере наказания фактически были прекращены и возобновлялись только в конце 50-х гг.

Лишь с принятием Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик в 1958 г. стало возможным создать условия реализации идей классической школы уголовного права, зародившихся в Европе еще в XVIII в., в советском законодательстве.

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

Хотя некоторые позитивистские позиции в советском законодательстве все же еще сохранялись, например институт особо опасного рецидива, общественная опасность деяния и личности и т.д. [1, c. 34] Возврат Уголовному кодексу РСФСР в 1960 г. его основных принципов – законности, виновности, оснований ответственности и т.д., обусловил изменение концепции наказания и отказ от мер социальной защиты. Наказание выделялось на фоне других принудительных средств и признавалось важнейшим предупредительным и воспитательным фактором.

Основными целями наказания характерными для советской пенитенциарной системы являются: исправление, перевоспитание осужденных и предупреждение совершения ими новых преступлений, а также предупреждение совершения преступлений другими лицами.

1960 г. выступает в качестве декларативного провозглашения руководящей партии КПСС, имеющего, прежде всего, политическое, нежели юридическое предназначение. Она же является практическим наставлением для правоохранительных и судебных органов СССР 1960–1980-х гг. по применению мер репрессивного воздействия. Карательный элемент является основным в доктрине наказания советских правоведов.

Цели наказания, провозглашенные в 1960 г., обосновывали принцип целесообразности в советском уголовном праве и подвергались критике со стороны многих исследователей. В свою очередь следование этому принципу приводит к абсурдным выводам, не имеющим общего с основными принципами теории наказания [2, c.56].

Можно сделать вывод о том, что во времена существования Советского социалистического государства институт наказания часто менял свое предназначение:

являлся и политическим инструментом власти в руках руководящей партии, и мерой социальной защиты, и карательным элементом в борьбе с преступностью.

Однако свое реальное предназначение – охрану и защиту прав и интересов личности, правовое наказание выполняло в искаженном варианте. Это было связано со сложившейся обстановкой в государстве и консервацией развития правовой мысли [3, c 81].

Законодательное определение понятия уголовного наказания было дано в Основах уголовного законодательства Союза ССР и республик 1991 г., не вступивших в силу из-за распада СССР.

В конце ХХ в. отсутствие в общей теории права изначальной модели правового наказания привело к зарождению в современной юриспруденции смежных институту наказания правовых категорий, таких как юридическая ответственность, санкция, правовое ограничение, государственное принуждение.

Отечественный законодатель признал монополию одной из концепций наказания, которая явилась итогом научного поиска, закрепив в ст. 43 УК РФ понятие и цели действующего наказания.

Список литературы

1. Курганов С.И. Наказание. Уголовно-правовой, уголовно-исполнительный и криминалистический аспекты. - М.: Проспект, 2011.

2. Громов В.Г. О политике уголовных наказаний в России // Правовая культура.История уголовного законодательства советского государства (1917–1991 гг.): сб.

правовых актов / сост. И.В. Упоров и др. - Краснодар, 2000

4. Курляндский В.И. Уголовная ответственность и меры общественного воздействия.

- М.: Юридическая литература, 2009.

–  –  –

В статье рассмотрены основные подходы и признаки коммерческой организации In the article the basic approaches and features of the commercial organization Ключевые слова: коммерческие организации, понятие, признаки, гражданское право Keywords: business organization, the concept, features, civil law Согласно п. 1 ст. 30 и п. 1 ст. 34 Конституции РФ [1] право на объединение, а также право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности являются правами конституционными и незыблемыми. Реализация этих прав происходит, в частности, посредством создания организаций (в том числе организаций, преследующих извлечение прибыли в качестве основной цели деятельности).

«Юридическое лицо используется в качестве правового оформления создаваемой организации с целью придания ей необходимой самостоятельности и обеспечения ей участия в правовых отношениях» [2, c.391].

Гражданское законодательство регулирует отношения между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность и зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке, в силу ч. 3 п. 1 ст. 2 Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ) [3].

Предпринимательскую деятельность осуществляет широкий круг лиц, среди которых хозяйственные товарищества и общества, производственные кооперативы, государственные

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

и муниципальные унитарные предприятия, холдинги, филиалы, индивидуальные предприниматели и даже некоммерческие организации (при определенных условиях), найти обобщающую категорию для которых крайне сложно, поэтому объединение их по критерию общего характера деятельности выполнено достаточно удачно - «лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность» - это специфичная группа не всегда субъектов права, но «лиц».

Общепризнанным является дихотомический характер деления лиц (от лат. «persona») на физические лица и лица, называемые «юридическими», т.е. такие субъекты права, которые «не подходят под понятие физического лица, сама личность которых создается только во имя права» [4,c.136].

Вопрос о сущности юридического лица как субъекте права – один из центральных вопросов теории гражданского права. Можно обозначить несколько научных теорий, которые появились в отечественной доктрине. Лидирующие позиции в отечественной цивилистике 50-х и последующих годов ХХ века заняла теория коллектива, хотя в противовес ей выдвигались и другие концепции.

Авторами теории коллектива были А.В. Венедиктов и С.Н. Братусь, эта теория имела своих продолжателей (О.С. Иоффе, Г.К. Матвеев, В.К. Райхер, В.А. Мусин). Суть теории коллектива сводилась к тому, что сущность государственного юридического лица заключается в том, что таковым является коллектив рабочих и служащих, на который государство возложило выполнение определенных задач и которому выделило в оперативное управление соответствующую часть единого фонда государственной собственности (социалистической). Трудности в разработке этой проблемы, как отмечает Ю.К. Толстой, усугублялись тем, что ни одно государственное предприятие, безусловно, не являлось собственником имущества [5, c. 34 -35].

Выдвигались и другие теории юридического лица. Это теория государства (С.И.

Аскназий), теория администрации или директора (Н.Г. Александров, М.В. Гордон, Ю.К.

Толстой), теория социальной реальности и примыкавшая к ней теория организации (Д.М.

Генкин, О.А. Красавчиков, Б.И. Пугинский, Б.Б. Черепахин). По мнению Ю.К. Толстого, «… подход к раскрытию сущности юридического лица должен быть дифференцированным, в зависимости от того, о какой организационно-правовой форме и даже о каком конкретно юридическом лице идет речь» [6, c. 81 -112].

Постсоциалистический период помимо очевидных позитивных изменений, принёс и ряд негативных тенденций, которые не только можно отнести к числу экономикополитических, но и правовых.

Повальное акционирование унитарных предприятий, негативное отношение к такой форме юридического лица, как унитарное предприятие, «изгнание» даже термина «предприятие» из юридического лексикона для обозначения субъектов права совершение недобросовестных операций с использованием номинальных управленцев и собственников подставных организаций – это далеко не полный перечень негативных явлений, которые связаны так или иначе с конструкцией юридического лица. Сама конструкция юридического лица не может стать барьером на пути к таким негативным явлениям, между тем именно цивилистические конструкции призваны опосредовать отношения, связанные с определением правового статуса участников гражданского оборота [5, c 34].

Легальное определение самого юридического лица представлено в ст. 48 ГК РФ, имелось оно и в ГК РСФСР 1922 г., и 1964 г.

В ГК РСФСР 1922 г. давалось следующее определение: «юридическими лицами признаются объединения лиц, учреждения и организации, которые могут как таковые приобретать права по имуществу, вступать в обязательства, искать и отвечать в суде» [7].

ГК РСФСР 1964 г. юридическими лицами признал организации, которые обладают

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

обособленным имуществом, могут от своего имени приобретать имущественные и личные неимущественные права и нести обязанности, быть истцами и ответчиками в суде, арбитраже и третейском суде» [8].

Как правило, в учебной, да и в научной литературе при раскрытии сущности юридического лица прибегают к характеристике признаков этого правового явления. Так, Л.В. Щенникова провела исследование и суммировала признаки юридического лица из положений законов и доктринальных исследований: организационное единство;

имущественная обособленность; самостоятельная имущественная ответственность по своим обязательствам; наличие имени; право самостоятельного совершения от своего имени сделок; возможность выступать в суде в качестве истца, ответчика, третьего лица; наличие самостоятельной воли, не совпадающей с волей отдельных участников; независимое бессрочное существование; учреждение или контроль за созданием со стороны государства;

ведение дела на корпоративных началах; определенная мера имущественной и оперативной самостоятельности; добросовестность намерений при создании; экономическое единство;

наличие места нахождения; самоуправляемость; свидетельство о государственной регистрации.

Следовало бы выделить сущностные признаки юридического лица. По мнению ряда цивилистов, первой компонентой будет указание на то, что юридическое лицо – это субъект права (Г.Ф. Шершеневич, И.М. Тютрюмов, Л.В. Щенникова); указание на самостоятельный интерес и цели; установление роли государства в их создании [9, c. 9-15] Таким образом, определение понятия «юридическое лицо» – это не простая цивилистическая задача, а поскольку любая коммерческая организация является юридическим лицом, выделенные проблемы являются общими.

Признаки коммерческой организации как вида юридического лица имеют свои особенности.

А именно:

К организационному единству коммерческой организации относятся не только органы коммерческой организации с их компетенцией, указанные в учредительных документах, но и иные структурные подразделения коммерческой организации, совместно обеспечивающие единство деятельности коммерческой организации и ее участие в хозяйственных отношениях, такие, как службы, отделы, цеха, иные структурные подразделения.

Имущественное обособление коммерческой организации обеспечивает ей возможность полноценного участия в гражданском обороте как на первоначальном этапе формирования имущественной основы деятельности, так и в процессе осуществления ею предпринимательской деятельности. Цель такого обособления: разграничить имущество учредителей (участников) и имущество созданной ими коммерческой организации.

Имущество является основой деятельности коммерческой организации; именно этим имуществом коммерческая организация отвечает по своим обязательствам [10, c.15].

В соответствии со статьей 48 (в редакции Закона от 05.05.2014 № 99ФЗ) [11] Гражданского кодекса РФ юридическим лицом признается организация, которая имеет обособленное имущество и отвечает им по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести гражданские обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

Налоговый кодекс РФ [12] (далее - НК РФ) оперирует понятием "организация".

Согласно статье 11 НК РФ под организациями понимаются юридические лица, образованные в соответствии с законодательством РФ (российские организации), а также иностранные юридические лица, компании и другие корпоративные образования, обладающие гражданской правоспособностью, созданные на основании законодательства иностранных государств, международные организации, их филиалы и представительства, созданные на территории РФ (иностранные организации).

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

Понятие "организация" является более широкой по сравнению с понятием "юридическое лицо", т.к. в соответствии с п. 1 ст. 48 ГК РФ юридическим лицом признается структура, обособленная с правовой (в т.ч. процессуально-правовой) и экономической точек зрения, то в ст. 11 НК РФ под организацией понимается любое образование, осуществляющее экономическую деятельность под налоговой юрисдикцией России, даже если само по себе самостоятельностью юридического лица оно и не обладает (например, обособленные подразделения иностранных юридических лиц).

Практическое значение эти разночтения имеют, к примеру, в вопросах привлечения к налоговой ответственности, т.к. к ней могут привлекаться организации, но не их филиалы.

Случается, что налоговые инспекторы забывают о том, что по итогам проверки к налоговой ответственности могут привлекаться организации, но не их филиалы.

Деятельность коммерческой организации носит рисковый характер, в связи с чем при наступлении неблагоприятных последствий она несет самостоятельную имущественную ответственность по своим обязательствам всем принадлежащим ей имуществом. При недостаточности имущества коммерческой организации нормами ГК РФ предусмотрены случаи привлечения к субсидиарной ответственности учредителей (участников), собственника казенного предприятия, иных лиц, которые могут определять действия коммерческой организации. Имущественная ответственность коммерческой организации неизменно связана с определенным риском и ее учредителей (участников); по общему правилу, риск убытков падает на учредителей (участников) в пределах внесенных ими сумм.

Фирменное наименование и место нахождения коммерческой организации позволяют ей быть участником в материальных и процессуальных отношениях. Однако, требования к содержанию отдельных видов документов (например, договоры, исковые заявления, иные процессуальные документы и др.) предусматривают и иные идентификационные требования коммерческой организации, а именно: ОГРН, коды статистики, ИНН, оттиск печати, номера расчетных счетов в банке и прочее. [13, c.166].

Коммерческая организация обладает дополнительными свойствами, позволяющими разграничить юридических лиц на коммерческие и некоммерческие по цели деятельности (извлечение прибыли) и по возможности распределения прибыли между ее учредителями (участниками).

Однако законодатель позволяет распределить прибыль и участникам потребительского кооператива, который к тому же включен в список субъектов малого и среднего предпринимательства, и ему может быть оказана государственная поддержка (п. 1 ст. 4 Федерального закона от 24 июля 2007 года № 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» [14]. Это свидетельствует о противоречивом статусе потребительского кооператива как вида некоммерческой организации. Тем самым, п.

5 ст. 116 ГК РФ вступает в противоречие с абз. 2 п. 3 ст. 50 ГК РФ.

Коммерческая организация создается для осуществления ею предпринимательской деятельности.

Таким образом, коммерческая организация – это зарегистрированное в Едином государственном реестре юридических лиц юридическое лицо, созданное для осуществления предпринимательской деятельности, целью которой является систематическое извлечение прибыли с возможностью ее последующего распределения между своими учредителями (участниками).

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

2. Якушев В.С. Институт юридического лица в теории, законодательстве и на практике // Антология уральской цивилистики, 1925 - 1989. Сборник статей. - М.: Статут, 2001

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1994. - № 32. - Ст. 3301.

4. Мейер Д. И. Русское гражданское право. - М.: Статут, 2003

5. Шаблова Е.Г. Актуальные проблемы гражданского и предпринимательского права:

учебное пособие / Е. Г. Шаблова. – Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2014. –

6. Толстой Ю.К. К разработке теории юридического лица. Проблемы современного гражданского права: Сборник статей. - М.: Городец, 2000. - С. 81-112.

7. Постановление ВЦИК от 11.11.1922 "О введении в действие Гражданского кодекса Р.С.Ф.С.Р." (вместе с "Гражданским кодексом Р.С.Ф.С.Р.") / утратил силу // СУ РСФСР. – 1922. - N 71. - ст. 904.

8. Гражданский кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 11.06.1964) / утратил силу // Ведомости ВС РСФСР. – 1964. - N 24. - ст. 407.

9. Щенникова Л.В. О конструкции юридического лица в гражданском законодательстве //Законодательство. - 2005. - № 5. - С. 9–15.

10. Пономарева Т.Н. Правовой статус коммерческой организации: автореф. дисс. … канд. юр. наук. – СПб., 2013.

11. Федеральный закон от 05.05.2014 N 99-ФЗ "О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ. – 2014. - № 19. - ст. 2304.

12. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая) от 31 июля 1998 г. №146ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1998. - N 31. - Ст. 3824.

13. Пономарева Т.Н. Теоретико-правовое значение государственной регистрации коммерческой организации // Человек. Культура. Общество: сборник статей II Международной научно-практической конференеции. – Пенза: Приволжский Дом знаний,

14. Федеральный закон от 24.07.2007 №209-ФЗ "О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ. – 2007. N 31. - ст. 4006.

References

1. Konstitucija Rossijskoj Federacii (prinjata vsenarodnym golosovaniem 12 dekabrja 1993 g.) // Rossijskaja gazeta ot 25 dekabrja 1993 g.

2. Jakushev V.S. Institut juridicheskogo lica v teorii, zakonodatel'stve i na praktike // Antologija ural'skoj civilistiki, 1925 - 1989. Sbornik statej. - M.: Statut, 2001

3. Grazhdanskij kodeks Rossijskoj Federacii (chast' pervaja) ot 30.11.1994 N 51-FZ // Sobranie zakonodatel'stva Rossijskoj Federacii. – 1994. - № 32. - St. 3301.

4. Mejer D. I. Russkoe grazhdanskoe pravo. - M.: Statut, 2003

5. Shablova E.G. Aktual'nye problemy grazhdanskogo i predprinimatel'skogo prava:

uchebnoe posobie / E. G. Shablova. – Ekaterinburg: Izd-vo Ural. un-ta, 2014. –

6. Tolstoj Ju.K. K razrabotke teorii juridicheskogo lica. Problemy sovremennogo grazhdanskogo prava: Sbornik statej. - M.: Gorodec, 2000. - S. 81-112.

7. Postanovlenie VCIK ot 11.11.1922 "O vvedenii v dejstvie Grazhdanskogo kodeksa R.S.F.S.R." (vmeste s "Grazhdanskim kodeksom R.S.F.S.R.") / utratil silu // SU RSFSR. – 1922. N 71. - st. 904.

8. Grazhdanskij kodeks RSFSR (utv. VS RSFSR 11.06.1964) / utratil silu // Vedomosti VS RSFSR. – 1964. - N 24. - st. 407.

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

9. Shhennikova L.V. O konstrukcii juridicheskogo lica v grazhdanskom zakonodatel'stve //Zakonodatel'stvo. - 2005. - № 5. - S. 9–15.

10. Ponomareva T.N. Pravovoj status kommercheskoj organizacii: avtoref. diss. … kand.

jur. nauk. – SPb., 2013.

11. Federal'nyj zakon ot 05.05.2014 N 99-FZ "O vnesenii izmenenij v glavu 4 chasti pervoj Grazhdanskogo kodeksa Rossijskoj Federacii i o priznanii utrativshimi silu otdel'nyh polozhenij zakonodatel'nyh aktov Rossijskoj Federacii" // Sobranie zakonodatel'stva RF. – 2014. - № 19. - st.

2304.

12. Nalogovyj kodeks Rossijskoj Federacii (chast' pervaja) ot 31 ijulja 1998 g. N 146-FZ // Sobranie zakonodatel'stva Rossijskoj Federacii. – 1998. - N 31. - St. 3824.

13. Ponomareva T.N. Teoretiko-pravovoe znachenie gosudarstvennoj registracii kommercheskoj organizacii // Chelovek. Kul'tura. Obshhestvo: sbornik statej II Mezhdunarodnoj nauchno-prakticheskoj konferenecii. – Penza: Privolzhskij Dom znanij, 2010

14. Federal'nyj zakon ot 24.07.2007 N 209-FZ "O razvitii malogo i srednego predprinimatel'stva v Rossijskoj Federacii" // Sobranie zakonodatel'stva RF. – 2007. - N 31. - st.

–  –  –

В статье рассматриваются понятие, виды и уголовно – правовое значение стадий совершения преступления.

The article discusses the concept, types and criminal - legal significance of inchoate offense.

Ключевые слова: стадии совершения преступления, приготовление к преступлению, покушение на преступление, оконченное преступление, уголовно – правовое значение, уголовный закон Keywords: inchoate offense, preparation of a crime, attempted crime, completed crime, criminal - legal significance, criminal law Проблема стадий совершения преступления и их видов относится к числу важных проблем уголовного права. Осуществление задач уголовного законодательства предполагает точное определение круга преступных деяний, применение наказания только к лицам, виновным, в совершении преступлений, и назначение наказания в зависимости от характера и степени реализации преступного умысла. Решение этих задач требует рассмотрения и разрешения ряда вопросов, связанных с неоконченной преступной деятельностью, таких ее стадий, как приготовление к преступлению, покушение на преступление.

Глава шестая Уголовного кодекса РФ “Неоконченное преступление” дает основание выделять три стадии совершения преступления: 1)приготовление к преступлению,

2)покушение на преступление, 30оконченное преступление.

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

Преступное поведение – это сознательное поведение человека, отдающего себе отчет в своих поступках и способного руководить ими, УК различает две формы преступного поведения – активную и пассивную, действие и бездействие, которые определяют способ воздействия на внешний мир. Большинство преступлений, предусмотренных Особенной частью УК, могут быть совершены либо только путем преступного действия, либо в результате бездействия. Третья группа – "смешанные преступления", т.е. преступления, объективная сторона которых может состоять из совокупности действия и бездействия, или являющихся результатом, как действия, так и бездействия.

Процесс реализации возникшего у лица намерения совершить конкретное преступление в ряде случаев проходит определенные этапы (стадии). Ошибочно было бы полагать, что любое умышленное преступление непременно проходит все указанные этапы.

Нередко умысел лица реализуется непосредственно совершением конкретного оконченного преступления, минуя предварительную преступную деятельность.

Актуальность выбранной мною темы усматривается в том, что выделять данные стадии необходимо для правильной правовой оценки совершенного преступления, его квалификации, а также для индивидуализации уголовной ответственности.

В умышленных преступлениях начальным моментом преступного действия является телодвижение, направленное на создание условий для совершения преступления.

В неосторожных преступлениях началом преступных действий считается тот момент, когда возникла угроза причинения вреда или уже начал причиняться вред объекту. Эта особенность неосторожных преступлений обусловлена тем, что УК признает неосторожные действия уголовно – противоправными лишь в связи с причинением вреда.

Конечный момент действия определяется наступлением преступного результата или выполнением последнего акта телодвижений, совокупность которых образует действие в целом. В одномоментных преступлениях начало и конец их совпадают.

Любому объективно проявившемуся действию предшествует субъективный элемент, а именно – формирование соответствующего намерения, без которого такое действие не может быть совершено. Такой субъективный элемент служит неизбежной движущей силой любого сознательного поступка.

Первый вопрос, который возникает при рассмотрении стадий совершения преступления, - нужны ли они, есть ли смысл выделять их. Одним из немногих авторов, которые очень глубоко исследовали данную проблему, является А.Н. Круглевский, который в итоге пришел к выводу о необходимости разделения приготовительных действий и покушения и обстоятельно проанализировал эти две формы «предварительной преступной деятельности». В новейшее время предпринята еще одна попытка рассмотреть стадии на концептуальном уровне: «При этом в решении данных проблем (наказуемости неоконченного преступления, критериев разграничения отдельных стадий, негодного покушения, окончания преступления и т.д.) представителями дореволюционной, советской и постсоветской школ уголовного права сформулированы положения нередко противоположного содержания и уголовно-политического значения, что позволяет выделить ряд вопросов института стадий, решение которых возможно только на концептуальном уровне» [1. с. 11] Под «стадией» понимается период, определенный этап в развитии чего-либо, имеющий свои качественные особенности [2, c.470].

В одних случаях преступление, совершенное виновным, является доведенным до конца, в других же случаях преступнику по тем или иным причинам. В этих случаях для правильного решения вопроса об уголовной ответственности за конкретно совершенные действия и возникает необходимость выделения в уголовном праве отдельных этапов совершения преступления. Стадии совершения преступления отражают реально

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

существующие в объективной действительности этапы в развитии общественно опасного деяния.

Стадии совершения преступления различаются между собой по объективным признакам – по моменту прекращения преступной деятельности и по характеру совершения действий. Стадии совершения преступления – это определенные периоды развития преступной деятельности, качественно различающиеся между собой по характеру совершения общественно опасных действий, отражающих различную степень реализации виновным преступного умысла. При анализе проблемы стадий совершения преступления необходимо обратить внимание на то, что Уголовный кодекс РФ объявляет преступным и наказуемым не только уже совершенное преступление, но и общественно опасные действия, не доведенные до конца по причинам, не зависящим от воли виновного.

Глава шестая Уголовного кодекса РФ “Неоконченное преступление” дает основание выделять три стадии совершения преступления: 1)приготовление к преступлению,

2)покушение на преступление, 30оконченное преступление.

Приготовление к преступлению и покушение на преступление уголовным законодательством признаются неоконченным преступлением (ч.2 ст. 29 УК РФ).

Приготовление к преступлению – приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам (ч. 1 ст. 30 УК РФ).

Покушение на преступление – умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам (ч.3 ст. 30 УК РФ).

Преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава данного преступления, предусмотренного УК (ч.1 ст. 29 УК РФ).

Преступлением по уголовному праву признается общественно опасное деяние, посягающее на охраняемые уголовным законом объекты. Обнаружение умысла подобным деянием не является, так как при нем нет действий по подготовке и совершению преступления. При обнаружении умысла не только не осуществляется преступление, но даже и не создаются условия для его совершения.

Выделение стадий имеет большое значение как для квалификации преступления, так и для правильной индивидуализации наказания. Характер и степень общественной опасности деяния существенно различны в зависимости от стадии совершения преступления. Это учитывается при конструкции норм Особенной части УК. Статья 66 предусматривает специальный порядок назначения наказания за приготовление к покушению и за покушение на преступление.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 11 |
Похожие работы:

«За последние четверть века во многих Европейских странах рождаемость упала ниже уровня простого воспроизводства (для простого воспроизводства поколений суммарный коэффициент рождаемости, т.е. количество рождений на одну женщину, должен составлять 2,14). Так в 1980 г. 19 из нынешних 47 стран-член...»

«сообщения объединенного г института ядерных исследовании "ИНН!! Р10 12655 Л.С.Ажгирей, И.К.Взоров, В.В.Иванов СИСТЕМА ПРОГРАММ ОБРАБОТКИ ИНФОРМАЦИИ. НАКОПЛЕННОЙ В ЭКСПЕРИМЕНТАХ НА МАГНИТНОМ СПЕКТРОМЕТРЕ С ПРОВОЛОЧНЫМИ ИСКРОВЫМИ КАМЕРАМИ PI 0 • 126S5 Л.С.Ажгмрей, И.К.Вэоров, В.ВЛванов СИСТЕМА ПРОГРАММ ОБРАБОТКИ ИНФОРМАЦ...»

«УТВЕРЖДЕНА решением Совета директоров АО "Тау-Кен Самрук" от "_27_" декабря 2013 года (протокол N_13_/13) СТРАТЕГИЯ КОРПОРАТИВНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ акционерного общества "Национальная горнорудная компания "ТАУ-КЕН САМРУК" на 2014-2018 годы СОДЕРЖАНИЕ 1. Введение.3 стр 2. Основные...»

«1 СОДЕРЖАНИЕ Общие положения 5-6 1. Целевой раздел 1.1. Пояснительная записка. стр. 6-10 1.2. Планируемые результаты освоения учащимися основной образовательной программы начального общего образования. стр. 10-62 1.2.1.Формировани...»

«© А.М.Анисов СВОЙСТВА ВРЕМЕНИ А.М.Анисов Abstract. After having read the majority of publications on the problem of time, which are numerous, we acquire a grievous feeling that it is being mistreated. The issues discussed are often other than time itself but quite different phenomena although related to it in certa...»

«ГОСПОДАРСЬКИЙ СУД міста КИЄВА 01030, м.Київ, вул.Б.Хмельницького,44-Б тел. 284-18-98 РІШЕННЯ ІМЕНЕМ УКРАЇНИ Справа № 26/327 17.01.14за позовом публічного акціонерного товариства Родовід Банк до закритого акціонерного товариства Укргаз-Енерго про...»

«КАСКАДНЫЕ ГЕНЕРАТОРЫ Каскадный генератор – устройство, преобразующее низкое переменное напряжение в высокое постоянное. В каждом отдельном каскаде переменное напряжение выпрямляется, а выпрямленные напряжения включаются последовательно и таким образом суммируются. Связь каска...»

«ПУБЛИЧНЫЙ ДОКЛАД ПО РЕАЛИЗАЦИИ МЕРОПРИЯТИЙ ПО МОДЕРНИЗАЦИИ СИСТЕМЫ ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ В ЛЕНИНСКОМ МУНИЦИПАЛЬНОМ РАЙОНЕ В 2011 ГОДУ И ЗАДАЧИ НА 2012 ГОД За последние 20 лет российское образование ещё никогда не находилось в столь интенсивной динамике изменений. По инициативе Президента и Правительства...»

«Автоматизированная копия 586_305756 ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 7994/11 Москва 17 ноября 2011 г. Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе: председатель...»

«Приложение №2 УТВЕРЖДАЮ Директор ООО "Владлинк" Кривец С.С. Правила работы в сети Общие положения Настоящий документ определяет правила, ответственность и обязательства Абонента и Оператора в процессе пользования телематическими услугами, в том числе при рабо...»

«МЕХАНІКА, ЕНЕРГЕТИКА, ЕКОЛОГІЯ УДК 629.12.037.21 А.В. Малахов, профессор, д-р физ.-мат. наук, А.В. Демидюк, доцент, канд. техн. наук, О.С. Пучков, ассистент Одесский национальный морской университет ул. Мечникова, 34, г. Одесса, Украина,...»

«Бюллетень № 312 (511) ДНЕВНИК ЗАСЕДАНИЯ СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ Председательствует 6. О Федеральном законе О внесении изменеПредседатель Совета Федерации ний в Уголовно-процессуальный кодекс РоссийВ.И. Матвиенко ской Федерации...»

«Раздел 3. Социальные коммуникации Раздел 3 СОЦИАЛЬНЫЕ КОММУНИКАЦИИ УДК 329 М. Суботич НИИ по международной политике и хозяйству, г. Белград (Сербия) СЕЦЕССИЯ В ТРАКТОВКЕ ВЕЛИКИХ ДЕРЖАВ Как моральный и политический принцип самоопределение заложено в фундаменты трех больших революций. Либерально-демократи-...»

«СЧЕТЧИК ЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ ЭНЕРГИИ ОДНОФАЗНЫЙ МНОГОФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ СЕ208BY Руководство по эксплуатации ЦЛФИ.411152.097 РЭ СОДЕРЖАНИЕ № Наименование раздела Страница ОПРЕДЕЛЕНИЯ, ОБОЗНАЧЕНИЯ И СОКРАЩЕНИЯ ТРЕБОВАНИЯ БЕЗ...»

«Ф Е Д Е Р А Л Ь Н О Е АГЕНТСТВО ПО ТЕ Х Н И Ч Е С КО М У РЕГУЛИ РО ВАН И Ю И М ЕТРО ЛО ГИИ СВИДЕТЕЛЬСТВО об у т в е р ж д е н и и ти па с р е д с т в и з м е р е н и й RU.C.38.001.A № 42147 Срок действия до 01 марта 2016 г.НАИМЕНОВАНИЕ ТИПА СРЕДСТВ ИЗМЕРЕНИЙ Источники фотонного излучения радионуклидные закрытые спектромет...»

«МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГЛАВНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ САНИТАРНЫЙ ВРАЧ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 7 сентября 2001 г. № 23 О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ САНИТАРНЫХ ПРАВИЛ На основании Федерального закона О санитарно эпидемиологическом благополучии населения от 30 мар...»

«Баъ7ртфруфап Рзусхбнкмаеэ Мѓдаткц окпкуфтнэдэ Баъ7ртфруфап оѓдаткц ђ9фзтзђ кпуфкфхфэ Нацк7рва З.;. Улпал-хлпал ђ9ѓбз6 БМКИ пѓъткѓфз )ц0 2010 УДК 372 ББК Башк Н 34 Баъ7ртфруфап Рзусхбнкмаеэ Мѓдаткц окпкуфт...»

«Моделирование акустики в Bass Box Pro. Судя по различной информации из Интернет дело АС-строения среди радиолюбителей продолжает быть довольно популярным. Во времена exUSSR самостоятельным изготовлением АС приходилось заниматься изза их дефицита в свободной продаже (как и самих динамиков). В настоящее время рынок заполонили дешевые АС, порой не выдерж...»

«КОМПАНИЯ OCSS – 50 КОММЕРЧЕСКОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ НА ПОСТАВКУ МОБИЛЬНОЙ СЕПАРАЦИОННОЙ НЕФТЕОЧИСТИТЕЛЬНОЙ УСТАНОВКИ ДЛЯ ПЕРЕРАБОТКИ НЕФТЕШЛАМА ВВЕДЕНИЕ Компания HOFFLAND ENVIRONMENTAL, INC. предлагает к поставке мобильну...»

«Газета о промышленности Газета для промышленников Независимая межотраслевая газета о промышленности Издается с 2002 года Национальный прорыв "Уралмаш НГО Холдинг" создал верхний привод для буровых установок Валерий Стольников, Екатеринбург – Москва На прошлой неделе в Екатеринбурге "Уралмаш НГО Холдинг" провел профессиональную презентацию...»

«Вестник Чувашского университета. 2012. № 4 УДК 330.101 Л.В. РЕЗЮКОВА, В.В. СМИРНОВ ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОБЛЕМЫ ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИИ ПРОЦЕССА СОДЕЙСТВИЯ ЗАНЯТОСТИ НАСЕЛЕНИЯ Ключевые слова: адаптация, безработица, госуд...»

«mp Гл а в а I I I Остзейские гарнизонные полки Формирование Выборгского и Кексгольмского гарнизонов В опубликованных источниках и научной литературе имеется ряд сведений о количестве российских воинских частей, введенных в Выборгскую крепость после ее успешного взятия. Например, в заметках графа Григория Петровича Черныш...»

«ДРАМАТУРГИЯ Нина САДУР ЛЁТЧИК (Ночная пьеса в 2 актах) После долгих лет смерти череп становится чистым и пустым. Но прислони глаза к его глазницам и увидишь, как мерцают и тихо поют в нём демоны Вместо эпиграфа. "Как умирать сладко!" Предсмертные слова Гоголя.Д е й с т в у ю щ и е л и ц а: ЛЕНА ЗАЦЕПИНА,...»

«Хузангай А.П. Плод честного усердья О деятельности выдающегося чувашеведа Николая Ивановича Ашмарина говорят как о подвиге: настолько разносторонними и обширными были его научные интересы. Большую часть своей творчески яркой жизни...»

«паспорт безопасности GOST 30333-2007 D(+)ксилоза 98,5%, for biochemistry номер статьи: 5537 дата составления: 10.08.2016 Версия: GHS 1.0 ru РАЗДЕЛ 1: Идентификация вещества/смеси и фирмы/предприятия 1.1 Идентификатор продукта Идентификация вещес...»

«ИМЕНЕМ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ РЕШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОЙ ПАЛАТЫ ВЕРХОВНОГО СУДА КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ по делу о проверке конституционности пункта 2 статьи 337-6 Гражданского процессуального кодекса Кыргызской Респ...»

«Научно-образовательное пространство стран СНГ А.А. Алексюн, А.С. Сацук, Л.И. Широканова Государственное учреждение образования "Институт пограничной службы Республики Беларусь", г. Минск, Республика Беларусь Построение двигательного навык...»








 
2017 www.net.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.