WWW.NET.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет ресурсы
 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 11 |

«№2(3)/2016 ЭЛЕКТРОННЫЙ ЖУРНАЛ Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и №2(3) декабрь 2016 ...»

-- [ Страница 4 ] --

Моральный вред может быть причинен осужденному не только преступлением, но и другими действиями администрации исправительного учреждения. В этой связи при установлении факта незаконного применения мер взыскания (например, освобождение осужденного из штрафного изолятора прокурором или признание незаконности водворения в это помещение судом) осужденный также может потребовать в судебном порядке компенсации материального и морального вреда. Вместе с тем незаконность действий должна быть объективно подтверждена. Таким подтверждением, на наш взгляд, могут быть следующие юридические факторы: приказ о наказании сотрудников, незаконно применивших меры взыскания либо физическую силу, спецсредства, оружие; представление прокурора о нарушении требований статей 115 - 117 УИК РФ; обвинительный приговор, вступивший в законную силу в отношении сотрудников, нарушивших закон, и др.

В связи с незаконным (необоснованным) наложением на осужденного дисциплинарного взыскания возникает вопрос о том, кто может отменить это незаконное решение. Среди сотрудников исправительных учреждений бытует мнение, что в связи с тем, что УИК РФ только предоставил определенным должностным лицам право налагать дисциплинарные взыскания, но не предусмотрел их права отменять наложенные ими взыскания, это может сделать только прокурор [5, c.46]. Такая позиция представляется ошибочной. Думается, что в данном случае необходимо руководствоваться общим принципом, согласно которому, если должностному лицу законом предоставлено право издавать нормативные акты (приказы, распоряжения и др.), соответственно, он может такой акт и отменить.



Список литературы

1. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) // «Российская газета» от 25 декабря 1993 г.

2. Международные акты о правах человека: Сб. документов / Сост. и вступ. статья:

В.А. Карташкин, Е.А. Лукашева – М., 1998 – 123 с.

3. Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. В.В. Лазарева – М., 2001. – 117 с.

4. Международная защита прав и свобод человека: Сб. документов – М., 1990. – С.5

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

5. Бабаян С.Л. Правовое регулирование применения мер поощрения и взыскания в воспитательном воздействии на осужденных, отбывающих наказание в виде лишения свободы: Монография / Под общ. ред. заслуженного деятеля науки РФ, д-ра юрид. наук, проф./Ю.В. Наумкина – М., 2007. – 46 с.

References

1. The constitution of the Russian Federation (it is accepted on national vote on December 12, 1993)//"The Russian newspaper" of December 25, 1993.

2. International acts of human rights: Sat. documents / Sost. and вступ. article: V. A.

Kartashkin, E. A. Lukasheva – M., 1998 – 123 p.

3. The scientific and practical comment to the Constitution of the Russian Federation / Under the editorship of V. V. Lazarev – M, 2001. – 117 p.

4. International protection of the rights and freedoms of the person: Sat. documents – M., 1990. – P. 5-125

5. Babayan S. L. Legal regulation of application of measures of encouragement and collection in educational impact on the convicts serving custodial sanction: The monograph / Under a general edition of the honored worker of science of the Russian Federation, the Dr. юрид.

sciences, prof./Yu.V. Naumkina – M., 2007. – 46 p.





–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

В предлагаемой статье рассмотрены основные методологические подходы и проблемы определения сущности права In the present, article the basic methodological approaches and problems of defining the essence of law Ключевые слова: методология, сущность, право, теория государства и права Keywords: methodology, nature, law, theory of state and law История возникновения права как неотъемлемой формы человеческой культуры при всем многообразии подходов и теорий демонстрирует основное его назначение – выступать мощным социально-нормативным регулятором, определителем вариантов поведения индивидов и их организаций. Тем не менее, известное замечание Канта о том, что юристы все еще ищут определение права, до сих пор не потеряло своей актуальности. И поэтому очевидна и бесспорна актуальность проблемы определения понятия права, его содержания и в наше время. Существуют разные понятия права, разные представления о том, что такое право, и, следовательно, обозначение термином «право» разных предметов. Но только одно из этих понятий является адекватным естественному употреблению слова «право», аутентичным (выражающим сущность именно тех явлений, которые должны называться правом, а не тех, которые ошибочно иногда называются правом). Другие понятия права не являются юридическими, то есть отражают явления, которые имеют другие названия и не должны называться правом. Следовательно, происходит подмена понятия, например, отождествление права и закона. Обзор современной юридической литературы дает основания утверждать, что термин «право» в современной правовой науке используется в нескольких значениях:

– правом называют социально-правовые притязания людей, такие, как право человека на жизнь, свободу или право народа на самоопределение и т.д. (эти притязания называют естественными правами);

– под правом понимается система юридических норм (право в объективном смысле);

– выделяют право в субъективном смысле, то есть право как официально признанные возможности, которыми располагает физическое лицо или организация;

– достаточно часто термин «право» используют в наиболее широком смысле, обозначая им все правовые явления, в том числе и естественное право, право в объективном и субъективном смысле. Но такое употребление представляется весьма неудачным, так как наиболее точно в этих случаях использовать категорию «правовая система». На основе признания социальной сущности права можно сформулировать следующее определение:

право – это обусловленная природой человека и общества, выражающая свободу личности и утверждающая справедливость система регулирования общественных отношений, которой присущи нормативность, формальная определенность в официальных источниках и обеспеченность возможностью государственного принуждения. Данное определение раскрывается и конкретизируется через систему признаков, которые характеризуют его как особую систему регулирования общественных отношений. К ним относятся: нормативность (нормативность права означает, что право состоит из общих норм, т.е. таких правил поведения (стандартов, образцов), которые обязательны для всех, не ограничены во времени, в пространстве и по кругу лиц и определяют дозволенное и запрещенное поведение, закрепляют меры юридической ответственности за поведение, противоречащее праву.), системность (упорядоченная, внутренне согласованная система норм), формальная определенность (специфическая характеристика права, означающая, что принципы и предписания права характеризуются определенностью, т.е. всегда содержат определенное

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

указание относительно границ правомерности поведения их адресатов и находят закрепление в том или ином источнике права (законе, договоре нормативного содержания и т.д.), интеллектуально-волевой характер права (право – проявление воли и сознании людей.

Интеллектуальная сторона права состоит в том, что оно и есть форма отражения социальных закономерностей и общественных отношений – предмета правового регулирования.), возможность государственного принуждения (принуждение реализуется в 2-х направлениях:

1 - оно обеспечивает защиту субъективного права и преследует цель принудить правонарушителя к исполнению обязанности в интересах пострадавшей стороны. 2 - в определенных законом случаях виновный привлекается к юридической ответственности и подвергается наказанию.), социальность (совокупность конституционных прав человека, дающих ему возможность претендовать на получение от государства при определенных условиях определенных материальных благ), и иные. Сущность права всегда требует особых процедур реконструкции, позволяющих обнаружить подлинный смысл и природу этого явления. Данная проблема имеет несколько теоретических аспектов.

Один из них – гносеологический (познавательный), заключается в философской проблеме познания сущего. Способен ли эмпирический подход к явлению, процессу, вещи (в данном случае – праву) обеспечить достаточное знание изучаемого объекта? Или этот подход должен быть дополнен логическим знанием, формулирующим понятия, категории, объясняющим причины тех или иных явлений? Чтобы определить, каким должно быть право, необходимо установить конечные цели и сущность предмета наблюдения. С другой стороны, достаточно ли, например, знания текста статьи законодательного акта или необходимо выявить правовую норму, которая выражена в этой статье, понимать ее социальное назначение, выявлять причины появления и т.д.? Ответ очевиден – только логический (при логическом подходе объективные закономерности возникновения, развития и функционирования государства и права раскрывается путем их изучения на высших стадиях существования, в которых концентрированно проявляется и восстанавливается в структуре и функционировании государства и права главные черты их исторической эволюции, а это не требует непосредственного рассмотрения хода реальной истории) подход позволит правильно применить эту норму. Второй аспект проблемы сущности права заключается в попытке выделить уже в самой сущности главный, основополагающий компонент. Поэтому право нуждается в постоянном анализе, осмыслении и на протяжении всей собственной истории осуществляется правопознание. В поисках точного определения права мы можем опираться на тезисы, выдвигавшиеся исследователями различных философских и методологических ориентаций: представители исторической и психологической школы права, последователи естественно-правовых доктрин, Гегель и марксисты, иные известные имена в процессе правопознания предлагали самые разнообразные трактовки этой категории, по-разному расставляли акценты. Сравнение различных теорий, рассматривающих сущность права, приводит к формулировке двух основных подходов к его понятию. Суть первого – в определении права как системы правил поведения, издаваемых государством, иными организациями, гарантированных к исполнению (монистическое, узкое понимание права).

Согласно второму право понимается как мера свободы личности, соотносится со справедливостью и равенством, свободой выбора, интересами разных индивидов (плюралистическое понимание права). Взаимодействие этих подходов позволяет максимально приблизиться к сущности и соответственно к определению права. В содержании права следует различать историческое и логическое содержание права.

Конкретно-историческое содержание права – это результат исторического подхода к правопониманию. В рамках марксистской теории исторические типы права соотнесены с историческими типами государства, которые, в свою очередь, выделяются на основе формационной теории. Подобная типология достаточно ограничена, так как с точки зрения

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

настоящего момента оказывается не в состоянии охватить все многообразие исторических типов права. Современное правоведение все более и более тяготеет к различным цивилизационным теориям, в рамках которых право рассматривается в «связке» с определенным типом цивилизации. Много говорят о романо-германском праве, англосаксонском праве, славянском праве и т.д. Логическое содержание права предполагает, что какими бы разными не были правовые системы у различных народов в определенные исторические эпохи, речь идет об одном – о применении равного масштаба к неравным людям. Праву (если оно действительно таковым является) абсолютно безразлично имущественное, семейное положение индивида или место возникновения какой-либо организации, личность ее руководителя. Оно стремится к установлению формального равенства всех субъектов перед законом. Способность государства при помощи законов значительно менять строй общественных отношений всегда была предметом беспокойства, надежд, опасений, социальных ожиданий в любом обществе. Право всегда остро затрагивало интересы людей; не было, нет и не будет права, которым были бы довольны все члены общества. В философии и общей теории права названная проблема обозначена понятием «волевой характер (сущность, содержание, природа) права (закона)». Речь идет о волевом содержании права в том смысле, что оно выражает волю и интересы определенной социальной общности. Однако это представление не способно определить сущность современного права. Поэтому в литературе, часть которой написана с марксистских позиций, не удалось найти ответ на вопрос, чья воля составляет содержание правовой системы РФ.

Содержание права определяется рядом факторов, среди которых воля и интересы политической, экономической, религиозной, расовой, национальной или другой элиты (верхушки общества) играли заметную, порой решающую роль. Но содержание права может выражать интересы разных социальных групп, их компромиссы, «соотношение классовых сил», оно зависит от государственной воли, но юридическую силу получает с момента облечения его в нужную форму. Нормативный характер права заключается в том, что право проявляется в реальной жизни не иначе как система официально признаваемых и действующих в данном государстве юридических норм в их материалистическом понимании.

Эту систему норм принято называть правом в объективном смысле, имея в виду, что оно не зависит от воли отдельных индивидов и не приурочено к какому-либо определенному субъекту. Тем самым объективное право отличается от права в субъективном смысле как права (правомочия) участника правоотношения. Нормативный признак права позволяет объяснить соотношение сущности, содержания и формы права. Вопрос этот неодинаково трактуется учеными, в том числе сторонниками нормативного понимания права. Одни авторы смешивают содержание права с его сущностью [1, с. 21], другие – с его формой [2, с.

45]. Правильное решение этого вопроса можно найти, рассматривая право под углом зрения его государственно-волевого и нормативного признаков. Если сущность права, то есть главное, закономерное в данном явлении, состоит в том, что она есть обусловленная всей реальной жизнью государственная воля общества, то его содержание составляет нормативное выражение этой воли – система исходящих от государства общеобязательных установлений, правил поведения – норм права, представляющих собой особую разновидность социальных норм. Иначе как путем издания или санкционирования властью общеобязательных норм, не представляется возможным возвести волю общества в закон, выразить ее как государственную. Тем самым содержание права конкретизирует сущность права данного общества во всем многообразии составляющих его правовых норм [3, с. 16–17]. Под формой же (источником) права понимаются определенные способы (приемы, средства) выражения государственной воли общества. Форма показывает, каковы внешние проявления права, в каком виде оно существует и функционирует в реальной жизни. Таким образом, проблемы определения понятия права традиционно относятся к числу наиболее важных в

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

отечественной и зарубежной юридической науке проблем. К настоящему времени в литературе выработано множество определений права. И все они, не считая субъективных, отражают правовую действительность. Трудность выработки устойчивого, «всеобщего»

понятия, охватывающего все стороны правового бытия, заключается в сложности, многоуровневости и сильной подвижности во времени и пространстве правовой материи.

Понимание права во всей сложности и противоречивости его бытия охватывает всю сферу правовой жизни общества и предполагает множество конкретизирующих его понятий, каждое из которых отражает часть, сторону, особую форму жизни права. При этом каждое частное понятие призвано раскрывать определенный аспект этой жизни и должно проистекать из всеобщего понятия. К числу таких понятий относится «узконормативное», которое характеризует одно из важнейших проявлений права – законодательство как систему правовых предписаний [4, с. 38–39]. Не утратили своего значения для современной юридической теории и практики положения по естественному праву. Проблема соотношения позитивного (система общеобязательных норм, формализованных государством, выражающих волю суверена, либо не противоречащих данной воле) и естественного (естественное право – это совокупность ценностей и идеалов людей, которые не могут быть отняты у них в силу того, что дарованы им природой, право на жизнь, право на свободу, право на свободу передвижения, на неприкосновенность личности, равенство, частную собственность, право быть счастливым и т.д.) права сохраняет актуальность в течение ряда столетий. Но ответа на вопросы: что такое право и возможно ли вообще определение его понятия путем сочетания признаков позитивного и естественного права, так и не было найдено.В данном случае речь идет не столько о выработке общего понятия права, сколько о едином представлении о праве и его едином понимании. Для решения вопроса о разработке общего определения понятия права, охватывающего все представления о праве, его национальные и региональные видения, необходимо идти, с одной стороны, по пути выявления и раскрытия его общеродовых с другими однопорядковыми явлениями (такими, как политика, мораль и др.) черт, а с другой – по пути установления и раскрытия его специфических видовых признаков. Говоря о выражении в праве воли и интересов различных слоев общества, нации, социальных групп, следует иметь в виду, что западная социология, а отчасти и другие гуманитарные науки, традиционно не только оперируют классовой структурой общества (высший, средний и низший класс), но и рассматривают его под углом зрения деления на «страты» (по признаку неравенства в доходах, уровне образования, объеме власти, профессиональном престиже.) Однако независимо от того, чему отдается предпочтение, важно, чтобы в праве учитывались интересы всего общества. В этом – залог эффективности права, его социальной значимости и ценности. Данное утверждение в равной мере относится как к национальному, так и к международному праву, в чем позволяют убедиться Всеобщая декларация прав человека [5], Международный пакт «О гражданских и политических правах» [6], Конституция РФ [7], Декларация прав и свобод человека и гражданина [8] и другие. Здесь открытыми остаются вопросы: как соотносятся в этом случае общечеловеческие и общенациональные интересы с классовыми интересами? Действительно ли интересы всего общества, как интересы отдельных индивидов, различных групп, не совпадающие с интересами правящих кругов и классов, не только формально провозглашаются, но и практически осуществляются? Только практика, по общему признанию, может служить критерием истины, а для этого требуется время.

Итак, основополагающей проблемой теории государства и права является проблема сущности и социальной природы права. На вопрос о том, что есть право, ученыеюристы могут предложить лишь широкий и во многом противоречивый спектр оригинальных догадок-гипотез. Наиболее значимыми в истории политико-правовой мысли

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

являются трактовки права, данные представителями естественной, психологической, исторической, позитивистской, социологической теорий права, философией права и марксизмом. Многообразие трактовок сущности и природы права в российской юридической литературе нередко рассматривается как весьма позитивное явление, свидетельствующее о достаточно высоком уровне развития правовой науки. Однако такая ситуация имеет ряд негативных оценок. Тот факт, что ученые не могут решить эту проблему, составляющую ядро, основу теории права, свидетельствует о недостаточно высоком уровне данной науки, а подлинная наука должна иметь единую теоретическую основу. Следовательно, отсутствие единого подхода юристов к кардинальной проблеме теории права обуславливается тремя факторами:

1) сложностью права, многообразием его проявлений в обществе;

2) влиянием на процессы познания сущности права правовой идеологии и классовой борьбы;

3) различными исходными философскими и методологическими основаниями.

Право, а точнее правовое регулирование – это сложный, многоаспектный социальный институт, действующий в экономической, политической, образовательной и иных сферах общества. Одновременно правовые явления и процессы присутствуют во взаимоотношениях людей, их правосознании, действиях и поступках. Противоречива связь права с другими социальными нормами. Во всем этом многообразии трудно определить те свойства, признаки, которые позволяли бы бесспорно отличить право от «неправа» во всех его конкретных проявлениях. Анализируя обстоятельства, отражающие различные стороны правовой жизни, можно предложить следующее определение понятия права: право – это исторически сложившаяся волевая система принципов, норм и действий, обусловленных общественными отношениями и регулирующих эти отношения в целях установления общественного правопорядка, обеспечиваемого различными средствами, в том числе и государственным принуждением [4, с. 39].

Список литературы

1. Шейндлин Б.В. Манифест коммунистической партии и вопросы теории права. Тез. докл.

«К столетию “Коммунистического Манифеста”» [Текст] / Б.В. Шейндлин Л., 1948.

2. Фарбер И.Е. О сущности права [Текст] / И.Е. Фарбер. Саратов: СГАП, 1959.

3. Шебанов А.Ф. Форма советского права. М., 1968.

4. Керимов Д.А. Проблемы общей теории государства и права. М.: «Издательство СГУ», 2000.

5. Всеобщая декларация прав человека, утвержденная и провозглашенная Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г. [Текст] // Российская газета. 1995. 5 апреля.

6. Международный пакт «О гражданских и политических правах», принятый 16 декабря 1966 г. Генеральной Ассамблеей ООН [Текст] // Российская газета. 1999. № 22–23.

7. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 [Текст] (ред. от 30.12.2008) // Российская газета. 1993. № 237. 25 декабря.

8. Декларация прав и свобод человека и гражданина [Текст], от 22 ноября 1991г., принятая Верховным Советом РСФСР

References

1. Shejndlin B.V. Manifest kommunisticheskoj partii i voprosy teorii prava. Tez. dokl. «K stoletiju “Kommunisticheskogo Manifesta”» [Tekst] / B.V. Shejndlin L., 1948.

2. Farber I.E. O sushhnosti prava [Tekst] / I.E. Farber. Saratov: SGAP, 1959.

3. Shebanov A.F. Forma sovetskogo prava. M., 1968.

4. Kerimov D.A. Problemy obshhej teorii gosudarstva i prava. M.: «Izdatel'stvo SGU», 2000.

5. Vseobshhaja deklaracija prav cheloveka, utverzhdennaja i provozglashennaja General'noj

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

Assambleej OON 10 dekabrja 1948 g. [Tekst] // Rossijskaja gazeta. 1995. 5 aprelja.

6. Mezhdunarodnyj pakt «O grazhdanskih i politicheskih pravah», prinjatyj 16 dekabrja 1966 g.

General'noj Assambleej OON [Tekst] // Rossijskaja gazeta. 1999. № 22–23.

7. Konstitucija Rossijskoj Federacii ot 12.12.1993 [Tekst] (red. ot 30.12.2008) // Rossijskaja gazeta.

1993. № 237. 25 dekabrja.

8. Deklaracija prav i svobod cheloveka i grazhdanina [Tekst], ot 22 nojabrja 1991g., prinjataja Verhovnym Sovetom RSFSR

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

УДК 343 ББК 67.408

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИНСТИТУТА ОСВОБОЖДЕНИЯ

ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ И НАКАЗАНИЯ

–  –  –

В статье рассмотрены основные характеристики института освобождения от уголовной ответственности и наказания The article describes the main characteristics of the release of the institute of criminal liability and punishment Ключевые слова: уголовная ответственность, наказание, освобождение от уголовной ответственности и наказания, уголовное право Key words: criminal liability, punishment, exemption from criminal liability and punishment, criminal law Освобождение от уголовной ответственности – это выраженное в официальном акте государственного органа решение освободить лицо, совершившее преступление, от обязанности подвергнуться судебному осуждению и претерпеть меры государственного принудительного воздействия [1,c.197]. Основанием для этого выступает

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

нецелесообразность привлечения к уголовной ответственности по тем или иным причинам, что и закрепляется в постановлении следователя, дознавателя или определении судьи.

В уголовном законе выделяют следующие виды освобождения от уголовной ответственности:

в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК);

специальные виды освобождения от уголовной ответственности (ч. 2 ст. 75 УК);

в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76 УК);

по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности (ст. 761 УК);

в связи с истечением сроков давности (ст. 78 УК);

в связи с актом амнистии (ст. 84 УК);

в связи с применением к несовершеннолетнему принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 90 УК) [1, c.254].

Практически все виды освобождения от уголовной ответственности являются безусловными, т.е. окончательными. Они не могут быть впоследствии отменены, за исключением освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности в связи с применением к ним принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 90 УК).

К числу обязательных видов освобождения от уголовной ответственности, не зависящих от усмотрения правоприменителей, относятся: освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности, в связи с актом амнистии или с истечением сроков давности (за исключением закрепленных в ч. 4 и 5 ст. 78 УК). Остальные виды освобождения от уголовной ответственности принадлежат к числу факультативных, так как предусматривают не обязанность, а право следователя, дознавателя или судьи применить освобождение от уголовной ответственности лица, совершившего преступления [2, c. 261].

Далее подробно остановимся на некоторых видах освобождения от уголовной ответственности:

1. Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.

Освобождение от уголовной ответственности на основании ст. 75 УК возможно только при наличии следующих условий. Первое из них законодатель связывает с деятельным раскаянием, т.е. совершением позитивных постпреступных действий, примерный перечень которых приведен в ст. 75 УК.

К ним относятся:

а) явка с повинной;

б) способствование раскрытию преступления;

в) добровольное возмещение причиненного ущерба.

г) иным образом заглаживание вреда, причиненного в результате преступления:

устранение своим трудом причиненных разрушений или повреждений; заглаживание причиненного морального вреда.

2. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим.

Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим возможно только при наличии следующих условий: деяние должно быть совершено впервые;

небольшой или средней тяжести; обвиняемый или подозреваемый обязан загладить вред, причиненный преступлением, и примириться с потерпевшим.

3. Освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности.

Часть 1 и 2 ст. 761 УК содержит самостоятельные виды освобождения от уголовной ответственности. Для освобождения от уголовной ответственности на основании ч. 1 ст. 761 УК необходимо наличие следующих условий: совершение преступления впервые;

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

совершение преступления, предусмотренного ст. 198–1991 УК; возмещение в полном объеме ущерба, причиненного бюджетной системе Российской Федерации. Ущерб складывается из суммы недоимки по налогам и сборам, соответствующих пеней, а также суммы штрафа в размере, определяемом в соответствии с Налоговым кодексом РФ [3]. Только совокупность трех рассмотренных условий может свидетельствовать о таком уменьшении общественной опасности лица, при котором становится нецелесообразным привлекать его к уголовной ответственности, поэтому виновный подлежит освобождению от нее.

4.Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности.

Давность привлечения к уголовной ответственности – это истечение установленных в законе сроков со дня совершения преступления, которые делают нецелесообразным привлечение лица к уголовной ответственности [1, c.273].

Срок давности исчисляется со дня совершения преступления и до момента вступления приговора в законную силу. В отношении длящихся преступлений срок давности исчисляется со времени их прекращения по воле виновного или вопреки ей, а в отношении продолжаемых преступлений – с момента совершения последнего преступного действия.

При совершении преступлений, слагающихся из двух действий, срок давности исчисляется со дня совершения последнего преступного действия.

Освобождение от наказания – это освобождение официальным актом компетентного государственного органа осужденного за преступление лица от назначения наказания, от полного или частичного его отбывания. Данный институт характеризуется следующими признаками. Освобождено от наказания может быть только лицо, признанное судом виновным в совершении преступления, т.

е. лицо, в отношении которого вынесен обвинительный приговор суда (ст. 302 УПК РФ) [4]. Этим институт освобождения от наказания отличается от института освобождения от уголовной ответственности. Общим социально-правовым условием освобождения от наказания выступает нецелесообразность применения к лицу наказания вследствие невозможности достигнуть его целей либо их более раннего достижения по сравнению с приговором суда. Следствием освобождения от наказания является либо прекращение всех уголовно- правовых последствий совершенного преступления, либо сокращение объема этих последствий.

Освобождение от наказания отнесено законодателем к исключительной компетенции суда, за исключением таких его видов, как амнистия (ст. 84 УК) и помилование (ст. 85 УК), которые отнесены соответственно к компетенции Государственной Думы и Президента РФ.

Уголовный закон предусматривает следующие виды освобождения от наказания:

1) освобождение от отбывания наказания в связи с предшествующим содержанием под стражей (ч. 5 ст. 72 УК);

2) условное осуждение (ст. 73, 74 УК);

3) условно-досрочное освобождение от отбывания наказания (ст. 79 УК);

4) замена не отбытой части наказания более мягким видом наказания (ст. 80 УК);

5) освобождение от наказания в связи с изменением обстановки (ст. 801 УК и специальный вид такого освобождения, предусмотренный примечанием к ст. 134 УК);

6) освобождение от наказания в связи с болезнью (ст. 81 УК); 7) отсрочка отбывания наказания (ст. 82 УК);

8) отсрочка отбывания наказания больным наркоманией (ст. 821 УК);

9) освобождение от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда (ст. 83 УК);

10) амнистия (ст. 84 УК);

11) помилование (ст. 85 УК);

12) освобождение несовершеннолетнего от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия или с помещением его в специальное учебно

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием (ст. 92 УК) [1, c 283].

Указанные виды освобождения от наказания делятся на обязательные и факультативные. Обязательные виды предполагают обязанность суда при наличии соответствующих оснований и условий для освобождения освободить лицо от наказания; к ним относятся: освобождение от наказания в связи с заболеванием психическим расстройством (ч. 1 ст. 81 УК), освобождение от наказания военнослужащих в случае заболевания, делающего их негодными к военной службе (ч. 3 ст. 81 УК), и освобождение от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда (ст. 83 УК).

Факультативные виды (все иные виды освобождения от наказания) предполагают право суда освободить лицо от наказания. Следует отметить, что амнистия и помилование не вполне вписываются в эту классификацию, поскольку объявление амнистии и применение помилования связано с деятельностью не суда, а иных органов государственной власти. В зависимости от возможности последующей отмены решения об освобождении лица от наказания все виды делятся на условные и безусловные. Условные предполагают возможность в будущем привлечь лицо к реальному отбыванию наказанию. К ним относятся условное осуждение (ст. 73 УК), условно-досрочное освобождение лица от отбывания наказания (ст. 79 УК), освобождение от наказания в связи с болезнью (психическим расстройством или иным тяжким заболеванием; ч. 1–2 ст. 81 УК), отсрочка отбывания наказания (ст. 82 УК) и отсрочка отбывания наказания больным наркоманией (ст. 821 УК).

Остальные виды являются безусловными, т.е. если лицо освобождено от отбывания наказания либо если отбывавшееся наказание заменено ему более мягким видом наказания, то в дальнейшем независимо от его поведения и факта совершения нового преступления отменить состоявшееся освобождение нельзя.

Рассмотрим подробно некоторые виды освобождения от уголовного наказания:

1. Условное осуждение Условное осуждение – один из самых распространенных видов освобождения от реального отбывания наказания. Его наименование как условного осуждения не вполне точно: осуждение и в этом случае реально, условным является неприменение наказания.

Основанием для применения условного осуждения выступает осуждение лица к одному из видов наказаний, указанных в ч. 1 ст. 73 УК: исправительным работам, ограничению по военной службе, содержанию в дисциплинарной воинской части или лишению свободы на срок до 8 лет.

2.Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания.

Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания является освобождением лица от дальнейшего отбывания уже отбываемого наказания. Его основаниями выступают, во-первых, осуждение лица к содержанию в дисциплинарной воинской части, принудительным работам или лишению свободы (ч. 1 ст. 79 УК), во-вторых, фактическое отбытие осужденным части срока наказания. Правила исчисления отбытой части наказания, дающей право на условно-досрочное освобождение, определены в ч. 3–5 ст. 79 УК в зависимости от категории и вида совершенного преступления и поведения осужденного (п.

1–2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 2104.2009 № 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены не отбытой части наказания более мягким видом наказания») [5].

3.Замена не отбытой части наказания более мягким видом наказания Замена не отбытой части наказания более мягким видом наказания (ст. 80 УК) является освобождением лица от дальнейшего отбывания наказания. Основаниями освобождения от наказания служат, во-первых, осуждение лица к содержанию в дисциплинарной воинской части,

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

принудительным работам или лишению свободы (ч. 1 ст. 80 УК), во-вторых, фактическое отбытие части назначенного ему срока наказания (ч. 2 ст. 80 УК). Условием освобождения является вывод суда о возможности исправления осужденного без дальнейшего отбывания назначенного судом окончательного наказания (ч. 1 ст. 80 УК). В соответствии с п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.04.2009 № 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены не отбытой части наказания более мягким видом наказания» следует учесть поведение лица, свидетельствующее о том, что цели наказания могут быть достигнуты путем замены не отбытой части наказания более мягким наказанием; на это могут указывать данные о личности, отношение к труду и учебе во время отбывания наказания.

4. Освобождение от наказания в связи с изменением обстановки.

Общий вид освобождения от наказания в связи с изменением обстановки закреплен в ст. 801 УК, специальный вид предусмотрен примечанием к ст. 134 УК. Основанием освобождения от наказания является совершение преступления впервые небольшой или средней тяжести. Если лицо совершило несколько преступлений, освобождение от наказания возможно за все преступления или часть из них, если ни за одно деяние оно ранее не было осуждено либо когда предыдущий приговор в отношении него не вступил в законную силу.

5. Освобождение от наказания в связи с болезнью.

В ст. 81 УК сгруппированы три различных подвида освобождения от наказания: в связи с психическим расстройством (ч. 1); в связи с иной тяжелой болезнью (ч. 2); в связи с заболеванием, делающим негодным к воинской службе (ч. 3). На основании ч. 1 и 2 ст. 81 УК лицо освобождается от отбывания основного и дополнительного видов наказания, а на основании ч. 3 – от отбывания только основного вида наказания.

6. Отсрочка отбывания наказания.

Отсрочка отбывания наказания (ст. 82 УК) является освобождением от отбывания наказания. Основанием освобождения является осуждение лица к любому из видов наказаний, за исключением ограничения свободы или лишения свободы на срок свыше 5 лет за тяжкие и особо тяжкие преступления против личности. Закон также запрещает применять освобождение к лицам, осужденным к лишению свободы за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших возраста 14 лет.

7. Отсрочка отбывания наказания больным наркоманией Отсрочка отбывания наказания больным наркоманией (ст. 821 УК) является освобождением лица от отбывания наказания в целом либо от его дальнейшего отбывания.

Основанием освобождения являются совершение впервые преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228, ч. 1 ст. 231, ст. 233 УК, и осуждение виновного к лишению свободы; условием – желание добровольно пройти курс лечения от наркомании и медико-социальную реабилитацию.

8. Освобождение от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда.

Освобождение от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда (ст. 83 УК) является освобождением лица от отбывания наказания в целом либо от отбывания наказания в части. Основанием освобождения выступает осуждение лица за преступление одной из четырех категорий тяжести, к которому применимы сроки давности (т.е. которое не относится к указанным в ч. 4 ст. 83 УК), а условием – истечение сроков давности (ч. 1 ст. 83 УК). Срок давности исчисляется с ноля часов дня, следующего за днем вступления приговора суда в силу, в полных годах, заканчивается в 24 часа соответствующего дня вступления приговора в силу по истечении определенного количества лет. [6, c.213]

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

Длительность сроков давности составляет: 2 года при осуждении за преступление небольшой тяжести; 6 лет при осуждении за преступление средней тяжести; 10 лет при осуждении за тяжкое преступление; 15 лет при осуждении за особо тяжкое преступление.

Таким образом, освобождение от уголовной ответственности – отказ государственных органов, осуществляющих уголовное преследование, от дальнейшего производства по уголовному делу, если факт совершения преступления данным лицом доказан. Уголовное дело при этом прекращается без применения к лицу каких-либо уголовно-правовых мер.

В уголовном законе выделяют следующие виды освобождения от уголовной ответственности: в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК); специальные виды освобождения от уголовной ответственности (ч. 2 ст. 75 УК); в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76 УК); по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности (ст. 761 УК); в связи с истечением сроков давности (ст. 78 УК); в связи с актом амнистии (ст.

84 УК); в связи с применением к несовершеннолетнему принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 90 УК).

Освобождение от наказания – отказ государства от реального применения уголовного наказания к осуждённому, в отношении которого вынесен обвинительный приговор суда, либо от полного отбывания назначенной меры наказания.

Уголовный закон предусматривает следующие виды освобождения от наказания:

освобождение от отбывания наказания в связи с предшествующим содержанием под стражей (ч. 5 ст. 72 УК); условное осуждение (ст. 73, 74 УК); условно-досрочное освобождение от отбывания наказания (ст. 79 УК); замена не отбытой части наказания более мягким видом наказания (ст. 80 УК); освобождение от наказания в связи с изменением обстановки (ст. 80.1 УК и специальный вид такого освобождения, предусмотренный примечанием к ст. 134 УК);

освобождение от наказания в связи с болезнью (ст. 81 УК); отсрочка отбывания наказания (ст. 82 УК); отсрочка отбывания наказания больным наркоманией (ст. 821 УК);

освобождение от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда (ст. 83 УК); амнистия (ст. 84 УК); помилование (ст. 85 УК);

освобождение несовершеннолетнего от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия или с помещением его в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием (ст. 92 УК).

Список литературы

1. Уголовное право России. Общая и Особенная части: Учебное пособие / Под ред. В.К.

Дуюнова. - М.: ИЦ РИОР: ИНФРА-М, 2011

2. Уголовное право Российской Федерации. Общая и Особенная части: Учебник / Под ред. проф. А.И. Чучаева. - М.: НИЦ Инфра-М: Контракт, 2013. С. 261.

3. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая) от 31.07.1998 № 146-ФЗ (ред. от 05.04.2016) // Собрание законодательства РФ, № 31, 03.08.1998, ст. 3824.

4. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 30.03.2016) // Собрание законодательства РФ, 24.12.2001, N 52 (ч. I), ст. 4921.

5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.04.2009 N 8 (ред. от 17.11.2015) «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены не отбытой части наказания более мягким видом наказания» // Справочно-правовая система «Консультант Плюс» http://base.consultant.ru.

6. Захарова, Т. П. Уголовное право. Практикум: учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / Т. П. Захарова, Н. А. Колоколов, Р. В.

Ярцев; под ред. Н. А. Колоколова. - М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2012

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

References

1. Ugolovnoe pravo Rossii. Obshhaja i Osobennaja chasti: Uchebnoe posobie / Pod red.

V.K. Dujunova. - M.: IC RIOR: INFRA-M, 2011

2. Ugolovnoe pravo Rossijskoj Federacii. Obshhaja i Osobennaja chasti: Uchebnik / Pod red. prof. A.I. Chuchaeva. - M.: NIC Infra-M: Kontrakt, 2013. S. 261.

3. Nalogovyj kodeks Rossijskoj Federacii (chast' pervaja) ot 31.07.1998 № 146-FZ (red. ot 05.04.2016) // Sobranie zakonodatel'stva RF, № 31, 03.08.1998, st. 3824.

4. Ugolovno-processual'nyj kodeks Rossijskoj Federacii ot 18.12.2001 № 174-FZ (red. ot 30.03.2016) // Sobranie zakonodatel'stva RF, 24.12.2001, N 52 (ch. I), st. 4921.

5. Postanovlenie Plenuma Verhovnogo Suda RF ot 21.04.2009 N 8 (red. ot 17.11.2015) «O sudebnoj praktike uslovno-dosrochnogo osvobozhdenija ot otbyvanija nakazanija, zameny ne otbytoj chasti nakazanija bolee mjagkim vidom nakazanija» // Spravochno-pravovaja sistema «Konsul'tant Pljus» http://base.consultant.ru.

6. Zaharova, T. P. Ugolovnoe pravo. Praktikum: ucheb. posobie dlja studentov vuzov, obuchajushhihsja po special'nosti «Jurisprudencija» / T. P. Zaharova, N. A. Kolokolov, R. V.

Jarcev; pod red. N. A. Kolokolova. - M.: JuNITI-DANA: Zakon i pravo, 2012

–  –  –

Современные проблемы права, экономики и управления. №2(3)/2016

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

В статье рассмотрены основные методологические вопросы понимания формы государства.

The article describes the main methodological issues in understanding the shape of the state Ключевые слова: форма государства, элементы формы государства, теория государства и права.

Keywords: form of state, form elements of the state, theory of state and law.

Форма государства является непосредственным выразителем и носителем его сущности и содержания. Каковы сущность и содержание (функции) государства, такова, в конечном счете, будет и его форма.

Под содержанием государства следует понимать его многогранную деятельность, нацеленную на решение стоящих перед ним задач. Рассмотреть государство под углом зрения содержания означает установить, как и в каких направлениях оно при этом действует.

Изучить же государство с точки зрения его формы – это значит, в первую очередь, изучить его строение, его основные составные части, внутреннюю структуру, основные методы осуществления государственной власти [1,c.81].

В отечественной и зарубежной научной литературе нет единого, общепризнанного представления о том, что такое форма государства. Высказываются самые разные точки зрения. Имеют место самые различные подходы к определению понятия и содержания формы государства.

Традиционным, например, для отечественного государствоведения и правоведения 60–70-х годов было представления о форме государства как об институте, складывающемся из формы правления и формы государственного устройства. В более поздний период, вплоть до настоящего времени, в научной литературе утвердилось мнение, согласно которому форма государства состоит из формы правления, формы государственного устройства и государственного режима. Данное мнение имеет место не только в отечественной, но и в зарубежной литературе [2, c 52].

В настоящее время под формой государства понимают организацию государственной власти и её устройство [3,c.141].

Проблема формы государства имеет не только теоретическое, но и первостепенное практически-политическое значение. От того, как организована и как реализуется государственная власть, определяющим образом зависит эффективность государственного руководства, действенность управления, престиж и стабильность правительства, состояние законности и правопорядка в стране [3,c.142].

Политические формы современных государств складывались в течение нескольких столетий. Эти формы определялись экономическим строем общества, его базисом [4, c.182].

На характер государственности влияют национальный состав населения, своеобразие его культуры, включая укоренившиеся обычаи, традиции и религиозные воззрения, размер занимаемой территории, ее географическое положение и другие факторы. Серьезное влияние на форму государства оказывает культурный уровень народа, его исторические традиции, характер религиозных мировоззрений, национальные особенности, природные условия проживания и другие факторы.

Переход от одной общественно-экономической формации к другой происходит в результате смены отживших форм производственных отношений и замены их новым экономическим строем. Качественные изменения экономического базиса закономерно влекут за собой коренные преобразования в надстройке. Вывод о том, что решающей силой исторического процесса являются материальные производственные отношения

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

(экономический базис), дал «твёрдое основание для представления развития общественных формаций естественно-историческим путём» [5,c.93].

Подход к проблеме форм государства был различным на разных этапах развития общества, на разных этапах развития теории государства и права как юридической науки.

Было бы неверным отрицать все те научные гипотезы, концепции, знания, созданные ранее и признанные ныне не полностью отражающими те общественные отношения и их субъекты, изучением которых занимается юридическая наука. Однако представляется более верным опираться на современные знания и теории, а прочим уделять часть времени и места, упоминая их как гипотезы или дополнительные аспекты данной проблемы. «Государство – это единая политическая организация общества, которая распространяет свою власть на всю территорию страны и ее население, располагает для этого специальным аппаратом управления, издает обязательные для всех веления и обладает суверенитетом» [5,c.163].

Важность выбора конкретной формы государства объясняет то, что в некоторых случаях решение этого вопроса протекает в обстановке острых конфликтов (кратковременных или продолжительных), борьбы, которая может проходить в мирных и немирных формах. Жестокая, кровавая война между грузинскими республиками ломает прежнее государственное устройство. В других странах вопрос об изменении форм государства решался путем референдума.

Развитие исторических форм государства – это процесс прогрессивного, поступательного движения. Переход от рабовладельческого типа государства к феодальному и от него к буржуазному означает движение от более простой к более развитой государственно-правовой организации.

Однако в отдельных странах под влиянием внутренних и внешних факторов возможен возврат к старой, более низкой с точки зрения прогрессивного исторического движения государственности.

Смена исторической формы государства неизбежно влечет за собой ликвидацию устаревшей государственной машины и создание нового механизма государства, отвечающего новым условиям социально-экономического развития общества.

Задачи, функции каждого последующего типа государства намного богаче и сложнее, чем в предшествующих формациях. «Данная закономерность выступает как тенденция социально-политического развития. Её нельзя рассматривать чисто логически, в отрыве от реальной исторической действительности».

В истории есть немало примеров того, как конкретное государство более высокого типа во многом уступает государствам прошлых исторических типов (Римская империя и германские феодальные княжества, возникшие на ее обломках).

Преемственность между историческими формами государства заключается, главным образом, в использовании структуры, форм и методов организации государственной власти прошлого, которые в своем развитии отражают общечеловеческий прогресс и в меньшей мере зависят от конкретной сущности государства. Каждый новый господствующий класс, отмечается в марксистской литературе, заимствует те элементы государственной и правовой организации старых классов, которые приемлемы для него и могут быть наполнены новым классовым содержанием.

Итак, понятие формы государства многомерно и многовариантно. Оно строится на различных научных основаниях, которые позволяют выделить наиболее общие свойства и черты, характерные для той или иной исторической группы государств и правовых систем.

В настоящее время мировое сообщество находится в активной фазе поиска и формирования новых, наиболее совершенных форм государственного устройства [6].

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

В современном мире наиболее распространенной формой государства является демократическая федеративная республика. Именно в ней наиболее четко проявляются все современные воззрения на то, каким должно быть общество.

Разумеется, и демократический режим имеет свои проблемы: чрезмерное социальное расслоение общества, временами своеобразную диктатуру демократии (авторитарное господство большинства), а в некоторых исторических условиях этот режим ведет к ослаблению власти, нарушениям порядка, даже скатыванию к анархии, охлократии, порой создает условие для существования разрушительных, экстремистских, сепаратистских сил.

Но все же социальная ценность демократического режима намного выше его некоторых негативных конкретно-исторических форм.

Форма правления, форма государственного устройства и политический режим составляют органическое единство и являются тремя сторонами единой формы государства, которые в каждом конкретном случае принимают неповторимый облик [7, с.69].

Развитие форм государства не достигло совершенства. Скорее всего, в процессе эволюционного развития, в ближайшей исторической перспективе появятся новые элементы форм государства. В процессе исторического развития государственности происходит постоянный процесс постоянного обновления, диктуемый объективными законами развития политической борьбы в обществе и изменения содержания государственной власти.

Таким образом, понятие исторического опыта связывается с установлением закономерной зависимости сущности государства от экономических отношений, которые господствуют в классовом обществе на определенном этапе его развития. В конечном итоге требования экономического развития, заставляют государства отказываться от недемократических режимов, от устаревающих форм правления, от неадекватных уровню развития экономики форм государства.

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

В статье рассматриваются основные подходы и проблемы классификации источников права.

The article discusses the basic approaches and problems of classification of sources of law Ключевые слова: источники права, классификация, проблемы, теория государства и права Keywords: sources of law, classification problems, the theory of state and law В науке теории права нет единства мнений по вопросу об источниках права. Чаще всего термин «источники права» используется в узком, формальном смысле, обозначающем форму права, то есть «совокупность юридических документов, формально закрепляющих правовые явления и позволяющих ими пользоваться» [5, с.171].

К видам источников права в науке существует разносторонний подход. Так, Шершеневич Г.Ф. выделяет следующие виды источников права применительно к правовой системе России: закон, законодательство России в целом, правовой обычай, административные указы и судебную практику [7, с. 5–91]. Согласно классификации Ж.-Л.

Бержеля, источники права могут быть письменные (закон) и неписьменные (обычай), прямые (закон, обычай) и косвенные (толкование закона и судебная практика), официальные (закон и судебная практика) и неофициальные (обычай и толковании законов) [1, с.102–104].

Изучив и обобщив имеющиеся в науке классификации, можно выделить следующие виды источников права:

1. Нормативный правовой акт.

2. Нормативный договор.

3. Правовой обычай.

4. Судебный прецедент.

5. Религиозные источники.

6. Юридическая наука (право юристов, юридическая доктрина).

Нормативный правовой акт – это письменный официальный документ, который устанавливает, изменяет или отменяет нормы права.

Следует четко отличать нормативные правовые акты от индивидуальных правовых актов, например, распоряжений Президента, которые не содержат в себе нормы права, а являются актами применения права к конкретным жизненным случаям. Нормативные акты носят общий характер и рассчитаны на неоднократное применение. Также необходимо разграничивать нормативные акты от таких актов толкования права, как Постановление пленума Верховного суда РФ, которые не содержат правовых норм, а лишь разъясняют смысл уже имеющихся норм права.

Понятие подзаконного нормативного правового акта полемики в науке не вызывает.

Подзаконными нормативными правовыми актами называются нормативные правовые акты, изданные на основе и во исполнение законов [4, с. 180]. Несмотря на единство мнений в отношении понятия подзаконного нормативного правового акта, существуют разные точки зрения в определении их видов. Так, Ю.Г. Арзамасова выделяет нормативные акты Президента; нормативные акты федеральных органов исполнительной власти, во главе с актами Правительства России; нормативные акты представительной и исполнительной власти субъектов российской Федерации; локальные акты (объединены акты органов местного самоуправления и локальные акты) [2, с. 287–526].

В.К. Бабаев делит подзаконные нормативные акты на нормативные акты палат Федерального Собрания; нормативные акты Президента; нормативные акты Правительства;

нормативные акты федеральных органов исполнительной власти; акты органов

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

исполнительной власти субъектов и органов местного самоуправления; локальные акты [6, с.

333].

Таким образом, несмотря на различные классификации видов подзаконного нормативного правового акта, можно выделить следующие его постоянные признаки.

Во-первых, подзаконный нормативный правовой акт обладает юридической силой, которая определяется нормотворческой компетенцией субъекта правотворчества.

Во-вторых, принимается на основании нормативных правовых актов, обладающих большей юридической силой, и не должен им противоречить.

Нормативный договор – письменное соглашение между различными субъектами права (два и более), в котором содержатся нормы права.

Нормативные договоры становятся источниками права только на основании закона.

Особое место среди нормативных договоров занимают внутригосударственные и международные договоры. Не вызывает сомнения тот факт, что нормативный договор играет роль важнейшего источника в международно-правовых отношениях.

М.М. Рассолов обращает внимание на то, что в государственном праве нормативный договор играет не меньшую роль, чем в международном, так как нередко выступает предпосылкой образования норм государственного права. Так, длительное время государственный строй феодальных государств определялся разного рода соглашениями королей, князей и их вассалов, королей и городов, договорами сеньоров и их вассалами [5, c.

183].

Рассолов также указывает, что буржуазные государствоведы конца XIX–начала XX веков обратили внимание на то, что договоры не только устанавливают права и обязанности их участников, но и в некоторых случаях направлены на установление норм права, которым обязуются в будущем подчиняться участники такого рода соглашений [5, c. 184].

Правовой обычай – это правило поведения, сложившееся в силу его фактического применения в течение длительного времени и признанное государством в качестве должного поведения участниками правоотношений. Таким образом, правовой обычай должен быть санкционирован государством. Правовой обычай имеет широкое распространение в международном праве.

Специфика этого источника состоит в том, что сам обычай не приводится, делается лишь отсылка на применение обычая в какой-то конкретной сфере. Например, статья 309 ГК РФ указывает: «Обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований – в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями».

Если же содержание обычной нормы получило прямое текстуальное закрепление в законе или ином нормативном правовом акте, то источником права в таких случаях становится нормативный правовой акт, воспроизведший в своих статьях требования обычая. Ярким примером тому является норма, предусмотренная частью 3 ст. 99 Конституции РФ, где сказано, что первое заседание Государственной Думы открывает старейший по возрасту депутат[8, с. 21].

Таким образом, правовой обычай является источником права в том случае, если государство дает ему юридическую силу; правовой обычай остается неписаным правилом поведения, сложившийся исторически, вошедший в привычку в силу многократного его применения в течение длительного периода времени.

Судебный прецедент – это судебное решение по конкретному делу, являющееся обязательным для судов той же или низшей инстанции при решении аналогичных дел.

Судебный прецедент как источник права характерен для государств англо-саксонской правовой системы. Так, в Великобритании прецедент, записанный в сборник судебных

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

прецедентов, имеет юридическую силу и обязателен для исполнения по аналогичным делам нижестоящими судами, которые при принятии решений должны ссылаться на этот сборник.

Российская Федерация, которая относится к романо-германской правовой системе, судебный прецедент в качестве официального источника права не признает. Тем не менее, в науке этот вопрос признается дискуссионным.

Большинство ученых считают, что в России судебный прецедент не является источником права. Верховный суд РФ наделен правом толкования уже существующих правовых норм для их разъяснения и однозначного понимания.

Нижестоящие суды в своих решениях могут ссылаться только на закон.

Конституционный суд является судебным органом конституционного контроля и решает исключительно вопросы права.

Можно сделать вывод о том, что судебный прецедент в Российской Федерации не является источником права, несмотря на то, что некоторые неурегулированные вопросы восполняются судебной практикой в силу пробелов в законодательстве, однако судебную практику в данном смысле нельзя отнести к судебному прецеденту в классическом его понимании.

Такие религиозные источники, как священные писания, книги, трактаты и их комментарии, признаются источниками права в государствах, которые не являются светскими. В них религия не отделена от государства, особенно в теократических государствах. Нормы священных писаний становятся общеобязательными правилами поведения. Так, в странах мусульманского мира (Иран, Ирак, Саудовская Аравия и др.) мусульманское право имеет четыре источника: Коран – священная книга ислама, состоит из высказываний Аллаха последнему из его пророков и посланцев Магомет, Сунна – сборник традиций, связанных с посланцем Бога, Иджма – единое соглашение мусульманского общества и кияс – суждение по аналогии.

Юридическая наука – это мнения авторитетных ученых-юристов.

В древнем Риме при вынесении судебных решений ссылались на труды Ульпиана, Гая, Павла и пр.

В.В. Оксамытный отмечает, что в современном мусульманском праве одним из важнейших его источников признается иджма – трактовка арабских теологов и юристов Корана и высказываний пророка, содержащая их конкретизацию [3, c. 304].

В России данный источник права не используется. Деятельность ученых-юристов влияет на совершенствование законодательства, формирование юридической терминологии, в результате чего делаются выводы нормативного содержания.

Некоторые ученые выделяют и другие источники права, такие как:

1. Общие принципы международного права.

2. Общие принципы права.

3. Нетрадиционные источники права (специфические).

Общие принципы международного права рассматриваются, как самые общие начала международного права, определяющие его главное содержание и направленность. Такие принципы и нормы, по утверждению авторов, разделяются мировым сообществом государств и рассматриваются в качестве обязательных для большинства стран. Им свойственна высшая степень обобщенности и нормативности, в силу чего данные принципы и нормы определяют содержание других, более конкретных норм [3, c. 303].

Общие принципы права как общие начала и идеи, положенные в начало правового регулирования и используемые в качестве источников при определенных жизненных ситуациях [3, c. 304]. В частности, при возникновении пробелов в праве и невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон гражданско-правовых отношений могут быть определены исходя из общих начал гражданского законодательства и

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

требований добросовестности, разумности и справедливости (п. 2 ст. 6 ГК РФ). К общим началам права также отнесены принципы гуманизма, демократизма, равенства и пр.[5, c.

185].

Нетрадиционные источники права (специфические) – это такие источники права, как речь руководителя страны, правосознание судьи, суждение вождя и пр.

Приведенные источники права также имеют свою научную обоснованность и целесообразность их выделения в отдельную группу источников права.

Исходя из вышесказанного, напрашивается вывод о том, что различен подход к пониманию источников права и их видов. Очевидна проблема соотношения терминов «источник права» как всего того, что порождает право и «форма права» как все то, чем руководствуется правоприменитель при решении конкретных задач. При всей фундаментальности и незыблемости знаний об источниках права несомненным остается тот факт, что новые взгляды понимания и познания источников права формируют современную юридическую науку и имеют немалое практическое значение для современных правоотношений.

Список литературы

1. Бержель Ж.Л. Общая теория права. Перевод с французского / под общ. ред. В. И.

Даниленко. – М.: NOTA-BENE, 2000. – 576 c.

2. Нормография: теория и методология нормотворчества: учебно-методическое пособие / под ред. Ю.Г. Арзамасова. М.: Академический проект; Трикста, 2007. – 560 с.

3. Оксамытный В.В. Общая теория государства и права [Электронный ресурс]:

учебник/ Оксамытный В.В. – Электрон. текстовые данные. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2012. – 511 c. – Режим доступа: http://www.iprbookshop.ru/15426.

4. Проблемы теории государства и права: учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности 030501 «Юриспруденция» / М.М. Рассолов. – М.: ЮНИТИДАНА: Закон и право, 2007. – 431 с.

5. Рассолов М.М. Актуальные проблемы теории государства и права [Электронный ресурс]: учебное пособие / Рассолов М.М., Бастрыкин А.И., Иванов А.А. – Электрон.

текстовые данные. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2014. – 471 c. – Режим доступа:

http://www.iprbookshop.ru/18188.

6. Теория государства и права: учебник / под ред. Бабаева В.К. – М., 2004., – 592 с.

7. Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. Т. 2. – М.: Юридический колледж МГУ, 1995. – 363c.

8. Конституция Российской Федерации (с поправками от 30 декабря 2008 г., 5 февраля 2014 г.) [Электронный ресурс] / – Электрон. текстовые данные. –2014. Режим доступа:

http://www.iprbookshop.ru/18271.

References

1. Berzhel' Zh.L. Obshhaja teorija prava. Perevod s francuzskogo / pod obshh. red. V. I.

Danilenko. – M.: NOTA-BENE, 2000. – 576 c.

2. Normografija: teorija i metodologija normotvorchestva: uchebno-metodicheskoe posobie / pod red. Ju.G. Arzamasova. M.: Akademicheskij proekt; Triksta, 2007. – 560 s.

3. Oksamytnyj V.V. Obshhaja teorija gosudarstva i prava [Jelektronnyj resurs]: uchebnik/ Oksamytnyj V.V. – Jelektron. tekstovye dannye. - M.: JuNITI-DANA, 2012. – 511 c. – Rezhim dostupa: http://www.iprbookshop.ru/15426.

4. Problemy teorii gosudarstva i prava: uchebnoe posobie dlja studentov vuzov, obuchajushhihsja po special'nosti 030501 «Jurisprudencija» / M.M. Rassolov. – M.: JuNITIDANA: Zakon i pravo, 2007. – 431 s.

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

5. Rassolov M.M. Aktual'nye problemy teorii gosudarstva i prava [Jelektronnyj resurs]:

uchebnoe posobie / Rassolov M.M., Bastrykin A.I., Ivanov A.A. – Jelektron. tekstovye dannye. – M.: JuNITI-DANA, 2014. – 471 c. – Rezhim dostupa: http://www.iprbookshop.ru/18188.

6. Teorija gosudarstva i prava: uchebnik / pod red. Babaeva V.K. – M., 2004., – 592 s.

7. Shershenevich G.F. Obshhaja teorija prava. T. 2. – M.: Juridicheskij kolledzh MGU, 1995. – 363c.

8. Konstitucija Rossijskoj Federacii (s popravkami ot 30 dekabrja 2008 g., 5 fevralja 2014

g.) [Jelektronnyj resurs] / – Jelektron. tekstovye dannye. –2014. Rezhim dostupa:

http://www.iprbookshop.ru/18271.

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

УДК 347.4 ББК 67.304.1

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ПОСТАВКАМ

ФАЛЬСИФИЦИРОВАННЫХ, НЕДОБРОКАЧЕСТВЕННЫХ И

КОНТРАФАКТНЫХ ЛЕКАРСТВЕННЫХ СРЕДСТВ

–  –  –

В статье рассмотрены проблемы оборота фальсифицированных лекарственных средств на фармакологическом рынке России, анализ понятий «фальсифицированные», «недоброкачественные» и «контрафактные» лекарственные средства, а также последствия поставки лекарственных средств ненадлежащего качества.

The article considers the problem of trafficking of counterfeit medicines on the pharmaceutical market of Russia, analysis of the concepts of "fake", "substandard" and "counterfeit" drugs, and effects delivery of medicines of inadequate quality.

Ключевые слова: лекарственные средства, фальсифицированные, недоброкачественные, контрафактные, поставка лекарств.

Key words: medicinal products, counterfeit, substandard, counterfeit, delivery of drugs.

Одной из приоритетных целей международно-правового регулирования в настоящее время является создание эффективных правовых инструментов, способствующих реализации

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

естественного права каждого на охрану здоровья. Достижение обозначенной цели подразумевает решение двух ключевых задач: во-первых, обеспечение доступности качественных лекарственных препаратов и, во-вторых, соблюдение интеллектуальных прав разработчиков данных лекарственных препаратов.

Своевременная поставка лекарственных средств надлежащего качества в количестве и ассортименте, предусмотренных договором поставки, и своевременная их оплата являются необходимыми условиями успешного развития рыночных отношений.

В рамках рассмотрения вопроса о качестве лекарственных средств весьма актуальным является проблема поставок фальсифицированных лекарственных средств. Стратегией национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года в числе стратегических целей национальной безопасности в сфере здравоохранения обозначен контроль качества, эффективности и безопасности лекарственных средств [2].

Особая роль лекарственной безопасности России подчеркивается также в Стратегии развития фармацевтической промышленности Российской Федерации на период до 2020 года, а также в Государственной программе "Развитие фармацевтической и медицинской промышленности" на 2013 - 2020 годы" [6].

И вновь, буквально вчера, на актуальность проблемы поддельных лекарственных средств указал Президент России В.В. Путин в своем ежегодном Послании Федеральному Собранию РФ от 01.12.2016: «С помощью информационных технологий будет существенно повышена эффективность контроля за рынком жизненно важных лекарств. Это позволит избавиться от подделок и контрафакта, пресечь завышение цен при закупках медикаментов для больниц и поликлиник» [7].

По данным социологических опросов, 40% граждан Российской Федерации считают, что они потребляют фальсифицированные лекарственные средства. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), количество фальсифицированных лекарственных средств в Российской Федерации составляет 15-20 % от их общего количества.

О серьезности данной проблемы убедительно говорит статистика Росздравнадзора, согласно которой только в 2013 г. было изъято и уничтожено 1103 серии недоброкачественных и фальсифицированных лекарств в количестве 2,8 млн. упаковок (в 2012 году - 906 тыс.). Более половины циркулирующих на отечественном фармрынке подделок произведено здесь же, еще около 10% - в странах СНГ и Балтии, а от 30 до 50% - в Юго-Восточной Азии, в основном в КНР и Индии. Интерес преступников к подделке медикаментов вполне очевиден. Фармацевтический рынок остается одним из самых динамично развивающихся: в 2013 году россияне потратили на приобретение лекарств более 1 трлн. руб. [16, с. 2].

Однако, судя по данным Росздравнадзора, количество ФЛС неуклонно снижается.

Чаще всего подделки обнаруживают различные экспертные организации - на их долю приходится до 50% контрафакта, еще 23% - фармкомпании, а 20% - правоохранители [11, с.11].

В обнаруженных поддельных лекарствах зачастую выявляется содержание токсичных для человека веществ, в том числе кирпичной пыли, крысиного яда, тяжелых металлов, пестицидов. Производители ФЛС для придания правильного цвета таблеткам используют чернила для принтеров, промышленную краску и даже мастику для пола. По подсчетам Росздравнадзора, свыше 70% подделок производится внутри страны (около 40% - теми же фармпредприятиями, которые выпускают оригинальный товар), а около 30% - за рубежом, в основном в Китае и Индии [11, с.12].

Эксперты подразделяют поддельные лекарства на три группы:

1) препараты-пустышки. Они являются наиболее безопасными для человека, так как не содержат какого-либо активного вещества;

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

2) препараты-имитаторы. В них основное активное вещество заменено дешевым аналогом. Это самая опасная подделка, которая вполне может привести к смерти пациента. К этой же группе относят лекарства, в которых активного вещества меньше, чем в оригинале, а также препараты-копии, внешне повторяющие продукцию других производителей;

3) лекарственные препараты с истекшим сроком годности и переклеенными ярлыкам [9, с. 18].

Подделываются как пользующиеся повышенным спросом дорогостоящие лекарственные препараты зарубежных компаний, так и относительно недорогие отечественные (антибиотики, гормональные препараты, анальгетики). В десятку наиболее распространенных фальсифицированных лекарственных средств входят: валокордин (успокаивающее средство), супрастин (противоаллергическое средство), но-шпа (спазмолитик), тавегил (противоаллергическое средство), фестал (ферменты), сумамед (антибиотик), рулид (антибиотик), мезим-форте (ферменты), бисептол (антибактериальный препарат), ампициллин (антибиотик).

Сегодня производители фальсифицированных лекарственных средств достигли необычайных технологических высот: подделки могут быть практически неотличимы от аутентичных, даже для пациентов, принимающих один и тот же препарат длительное время.

Наряду с этим у Росздравнадзора появился новый повод для беспокойства - продажи лекарств через Интернет. Эту часть рынка государство пока не в состоянии полноценно контролировать. По оценке ВОЗ, доля подделок среди продаваемых через Интернет лекарств достигает в ряде случаях 50% [12].

Очень часто в юридической литературе, нормативных правовых актах, принимаемых по данной проблематике, средствах массовой информации бытует ошибочное мнение, что контрафактная, фальсифицированная и недоброкачественная - это одно и то же и данные понятия употребляются в ряде источников как синонимы. Если же рассматривать их с сугубо юридической точки зрения, то можно прийти к выводу, что они имеют принципиальные смысловые различия между собой.

Согласно п. 37 ст. 4 Федерального закона от 12 апреля 2010 г. N 61-ФЗ "Об обращении лекарственных средств" [1] фальсифицированное лекарственное средство - лекарственное средство, сопровождаемое ложной информацией о его составе и (или) производителе.

Впервые о фальсификате медикаментов в России заговорили в начале 1990-х, а в 1997 г. была обнаружена первая отечественная подделка, а именно кровезаменитель реополиглюкин [11, с. 6]. В соответствии с определением Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) фальсифицированным лекарственным средством является продукт, преднамеренно и противоправно снабженный этикеткой, неверно указывающей подлинность препарата и/или изготовителя.

Федеральный закон «Об обращении лекарственных средств» в ст. 4 определяет фальсифицированное лекарственное средство как лекарственное средство, сопровождаемое ложной информацией о его составе и (или) производителе, а недоброкачественное лекарственное средство как лекарственное средство, не соответствующее требованиям фармакопейной статьи либо в случае ее отсутствия требованиям нормативной документации или нормативного документа. В подп. 3 п. 4 ст. 9 Закон устанавливает, что государственный контроль осуществляется посредством контроля качества лекарственных средств, находящихся в гражданском обороте, в форме выборочного контроля.

Устанавливается также запрет производства фальсифицированных лекарственных средств (п. 5 ст. 45 Закона) с нарушениями правил организации производства и контроля качества лекарственных средств.

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

Согласно п. 38 ст. 4 Закона N 61-ФЗ недоброкачественное лекарственное средство лекарственное средство, не соответствующее требованиям фармакопейной статьи либо в случае ее отсутствия требованиям нормативной документации или нормативного документа.

Под качеством лекарственного средства в соответствии с п. 22 ст. 4 Закона N 61-ФЗ имеется в виду соответствие лекарственного средства требованиям фармакопейной статьи либо в случае ее отсутствия соответствующим положениям нормативной документации.

Отметим, что В.Д. Ларичев и А.В. Ерохина выступают за то, чтобы понятие "недоброкачественное лекарственное средство" трактовать синонимично "фальсифицированному" и исключить из текста Закона N 61-ФЗ [10, с. 175]. Их позиция базируется на мнении А.П. Горелик и В.Т. Мазеина, которые указывают на то, что термин недоброкачественное лекарственное средство фактически не используется в теории, не популярен и в практической деятельности, тем более в уголовных делах, в которых фигурируют незаконно произведенные и реализуемые лекарственные средства [8, с. 46].

Мнение авторов представляется спорным, однако и не лишенным логики.

Согласно п. 39 ст. 4 Закона "Об обращении лекарственных средств" под контрафактным лекарственным средством понимается лекарственное средство, находящееся в обороте с нарушением гражданского законодательства.

Общеизвестно, что широкое внедрение в экономический оборот контрафактных фармацевтических продуктов обусловлено высокой стоимостью оригинальных, т.е. имеющих патентную охрану, лекарственных препаратов. Значительная стоимость запатентованных лекарственных препаратов обусловливает рост объемов оборота фальсифицированных лекарственных препаратов и медицинских изделий. Имеет место ситуация, при которой потребители нередко осознанно оказываются по одну сторону с фальсификаторами и приобретают заведомо контрафактные, но доступные по стоимости фармацевтические продукты. В связи с этим одним из препятствий на пути обеспечения доступности лекарственных препаратов следует признать правовую охрану интеллектуальной собственности [17, с. 5-12].

Российское гражданское законодательство предусматривает, что лекарственный препарат подлежит патентной охране, как изобретение. В частности, патентная охрана лекарственных препаратов осуществляется посредством оформления патентов на такие объекты, как химическое соединение (формула, субстанция), способ получения химического соединения, фармацевтическая композиция на основе химического соединения, способ применения химического соединения или фармацевтической композиции, способ лечения с использованием химического соединения или фармацевтической композиции [5].

Патент является охранным документом, который выдается федеральным органом исполнительной власти в сфере интеллектуальной собственности. В соответствии со ст. 1358 ГК РФ патентообладателю принадлежит исключительное право использования изобретения любыми не запрещенными законом способами.

Отметим также, что для введения в гражданский оборот лекарственного препарата в соответствии с требованиями ФЗ "Об обращении лекарственных средств" необходима также его государственная регистрация уполномоченным федеральным органом исполнительной власти. В настоящее время данная процедура осуществляется Министерством здравоохранения Российской Федерации [3]. Процедура регистрации осуществляется в порядке, предусмотренном соответствующим Административным регламентом Минздрава России [4].

Особый интерес представляет мнение В.В. Пироговой, высказанное по вопросу соотношения понятий "контрафактная" и "фальсифицированная" продукция.

Из приведенных в Законе №61-ФЗ дефиниций, по мнению В.В. Пироговой, вытекает, что понятие "недоброкачественное" означает отсутствие требуемых законом параметров

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

качества и безопасности, а два других понятия - "фальсифицированное" и "контрафактное" применяются в отношении поддельных, ложных препаратов: например, лекарство произведено с нарушениями технологии, но по внешнему виду не отличается от подлинного за счет упаковки. В этом случае продукция является одновременно недоброкачественной и поддельной. Данный вид нарушения законодательства может быть квалифицирован как фальсификация или контрафакт.

Если же оригинальное лекарство непатентованное, а нарушитель преднамеренно и в коммерческих целях имитировал упаковку производителя этого лекарственного средства, предоставив ложную информацию, речь идет о фальсификации. Если на препарат действует патент, то подделка представляет собой контрафакт. В двух последних случаях, на взгляд В.В.

Пироговой, мы имеем дело с умышленной подделкой, осуществляемой нарушителем в коммерческих целях [14, с. 12-13].

По мнению Т.Ю. Погосян, смысл слов "контрафактный", "фальсифицированный" и "некачественный" абсолютно разный. Она полагает, что контрафактная продукция всегда будет одновременно и фальсифицированной, а фальсифицированная продукция может не быть контрафактной.

Контрафактным, как полагает Т.Ю. Погосян, признается как ненадлежащего качества, так и высококлассный с точки зрения качества продукт, отвечающий всем потребительским свойствам и требованиям, обычно предъявляемым к соответствующему виду продуктов, но изготовленный либо использованный с нарушением исключительных прав правообладателей.

Контрафакт представляет собой новый продукт, созданный на базе существующего, в его основе нарушение интеллектуальных прав, в частности использование чужого логотипа или похожего настолько, что их легко перепутать, подделка внешнего вида товара и т.п.

Фальсифицированным (поддельным) товаром он называется при его выдаче за настоящий, когда по качественным своим показателям он таковым не является (например, лекарственное средство, не соответствующее химическим свойствам, заявленным в аннотации к данному препарату). В данном случае речь идет об одной из разновидностей недобросовестной конкуренции, которая выражается во введении потребителя в заблуждение относительно характера, способа и места изготовления, потребительских свойств и качеств товара.

Некачественный товар, считает Т.Ю. Погосян, это товар, утративший потребительские качества в силу истечения сроков годности, несоблюдения условий хранения или транспортировки, товар, который совсем либо без соответствующей переработки не может быть использован по назначению [15, с. 8].

Интересно мнение С.Л. Панова, который указывает, что изготовленный производителем товар может являться одновременно подделкой (фальсификатом) и контрафактом. В свою очередь, фальсифицированный продукт может являться контрафактным изделием, а может и не быть таковым, т.к. брендообладатель нередко в погоне за дополнительной прибылью нарушает стандарты и выпускает "фирменный", но некачественный товар (фальсификат). Например, продается лекарство с указанием на упаковке наименования препарата и его состава под маркой известной фирмы, а само это лекарственное средство не соответствует качеству продукта, производимого указанной фирмой. Контрафактный товар, по его мнению, может быть одновременно и фальсифицированным. Но контрафактный товар может по своим качествам не только полностью соответствовать оригиналу (бренду), но и превосходить его по отдельным параметрам [13, с. 31].

Подводя итог дискуссии о соотношении понятий "фальсифицированная" и "контрафактная продукция", следует в целом полагать, что контрафакт - это нарушение прав, а фальсификат - нарушение технологии производства.

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

Федеральный закон «Об обращении лекарственных средств» в п. 5 ст. 48 устанавливает запрет на ввоз на территорию Российской Федерации недоброкачественных лекарственных средств, фальсифицированных лекарственных средств и контрафактных средств. Далее недоброкачественные лекарственные средства и фальсифицированные лекарственные средства подлежат изъятию и последующему уничтожению или вывозу с территории Российской Федерации; контрафактные лекарственные средства - изъятию и последующему уничтожению. Согласно ст. 57 Закона запрещена продажа фальсифицированных, недоброкачественных и контрафактных лекарственных средств.

Наконец, ст. 68 устанавливает ответственность за нарушение законодательства Российской Федерации в сфере обращения лекарственных средств.

Последствия поставки товаров ненадлежащего качества предусмотрены ст. 475 ГК РФ. Покупатель в зависимости от характера недостатков лекарственных средств вправе предъявить поставщику ряд требований. При обнаружении существенных недостатков, предусмотренных п. 2 ст. 475 ГК РФ, покупатель, вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возврата уплаченной суммы либо потребовать замены товара. В случае выявления иных недостатков, покупателю предоставлено? право потребовать от поставщика либо соразмерного уменьшения цены, либо безвозмездного устранения недостатков, либо возмещения своих расходов на устранение недостатков. Однако согласно ст. 518 ГК РФ невозможно применить такие последствия передачи покупателю лекарственных средств ненадлежащего качества, если поставщик в кратчайший срок заменит поставленные товары товарами надлежащего качества, причем он может это сделать и без согласия покупателя.

Таким образом, можно сделать вывод, что в настоящее время по поводу соотношения понятий "фальсифицированная" и "контрафактная продукция" наиболее целесообразно с юридической точки зрения в отношении продукции, нарушающей права обладателей бренда употреблять термин "контрафактная" или "нарушающая право интеллектуальной собственности", а в случае подделки - понятие "фальсифицированная".

Основными проблемами наличия на внутреннем рынке фальсифицированных лекарственных средств являются:

1) присутствие на фармацевтическом рынке большого числа частных посредников (оптовых организаций, фирм-однодневок);

2) отсутствие должного контроля государственного оборота лекарственных средств;

3) отсутствие механизма межведомственного взаимодействия органов исполнительной власти;

4) несовершенство правоприменительной практики.

С положительной стороны отметим, что на данном этапе в России созданы предпосылки, во-первых, для охраны интеллектуальных прав разработчиков лекарственных препаратов и, во-вторых, для охраны здоровья потребителей этих препаратов. В случае нарушения каких-либо из перечисленных прав применяются различные способы их правовой защиты, предусмотренные российским законодательством (гражданским, административным, уголовным).

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

3. Постановление Правительства Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 608 "Об утверждении Положения о Министерстве здравоохранения Российской Федерации" // СЗ РФ.

2012. N 26. Ст. 3526.

4. Приказ Минздрава России от 22 октября 2012 г. N 428н "Об утверждении Административного регламента Министерства здравоохранения Российской Федерации по предоставлению государственной услуги по государственной регистрации лекарственных препаратов для медицинского применения" // Российская газета. 2013. 19 июля. N 157.

5. Приказ Минобрнауки России от 29 октября 2008 г. N 321 "Об утверждении Административного регламента исполнения Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам государственной функции по регистрации договоров о предоставлении права на изобретения, охраняемых в соответствии с патентным законодательством Российской Федерации" // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2009. N 22.

6. Приказ Минпромторга РФ от 23.10.2009 N 965 "Об утверждении Стратегии развития фармацевтической промышленности Российской Федерации на период до 2020 года" // СПС "КонсультантПлюс"; распоряжение Правительства РФ от 03.11.2012 N 2057-р "Об утверждении государственной программы Российской Федерации "Развитие фармацевтической и медицинской промышленности" на 2013 - 2020 годы" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2012. N 46. Ст. 6376.

7. Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 01.12.2016 // Парламентская газета, N 45, 02-08.12.2016.

8. Горелик А.П., Мазеин В.Т. О совершенствовании терминологии Федерального закона "О лекарственных средствах" // Право и экономика. - 2007. - №6.

9. Двоеглазов В.А. Соотношение понятий недоброкачественное, фальсифицированное и контрафактное лекарственное средство // Российский следователь. - 2014. - №13.

10. Ерохина А.В., Ларичев В.Д. Уголовно-правовые и криминологические меры противодействия производству и обороту фальсифицированных лекарственных средств:

монография. М.: Юрлитинформ, 2013.

11. Невский А. Опасные пилюли // "ЭЖ-Юрист". - 2013. - №42.

12. Нижегородская Т. Уличили в смерти // Версия. 11.04.2011.

13. Панов С.Л. Соотношение понятий "контрафактная", "фальсифицированная", "пиратская" продукция: теоретический аспект // Право и политика. - 2008. - №2. – С. 31.

14. Пирогова В. "Фальсификация" и "контрафакция" в фармакологии: путь к судебным спорам? // Хозяйство и право. - 2010. – №12.

15. Погосян Т.Ю. Уголовно-правовые аспекты защиты потребителя от контрафактной и фальсифицированной продукции // Российский юридический журнал. - 2012. - №3.

16. Сухаренко А. Таблетка в законе // ЭЖ-Юрист. - 2015. - №9.

17. Шугуров М.В. ВТО: права интеллектуальной собственности и право человека на доступ к лекарственным средствам // Право ВТО. - 2014. - №2.

References

1. Federal'nyi zakon ot 12.04.2010 N 61-FZ (red. ot 03.07.2016) \"Ob obrashenii lekarstvennyh sredstv\" // Rossiiskajа gazeta, N 78, 14.04.2010.

2. Ukaz Prezidenta Rossiiskoi Federacii ot 12.05.2009 N 537 \"O Strategii nacional'noi bezopasnosti Rossiiskoi Federacii do 2020 goda\" // Rossiiskajа gazeta. 2009. 19 majа. N 88.

3. Postanovlenie Pravitel'stva Rossiiskoi Federacii ot 19 iyunjа 2012 g. N 608 \"Ob utverzhdenii Polozhenijа o Ministerstve zdravoohranenijа Rossiiskoi Federacii\" // SZ RF. 2012. N

26. St. 3526.

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

4. Prikaz Minzdrava Rossii ot 22 oktjаbrjа 2012 g. N 428n \"Ob utverzhdenii Administrativnogo reglamenta Ministerstva zdravoohranenijа Rossiiskoi Federacii po predostavle-niyu gosudarstvennoi uslugi po gosudarstvennoi registracii lekarstvennyh preparatov dljа medicinskogo primenenijа\" // Rossiiskajа gazeta. 2013. 19 iyuljа. N 157.

5. Prikaz Minobrnauki Rossii ot 29 oktjаbrjа 2008 g. N 321 \"Ob utverzhdenii Administrativnogo reglamenta ispolnenijа Federal'noi sluzhboi po intellektual'noi sobstvennosti, patentam i tovarnym znakam gosudarstvennoi funkcii po registracii dogovorov o predos-tavlenii prava na izobretenijа, ohranjаemyh v sootvetstvii s patentnym zakonodatel'stvom Rossiiskoi Federacii\" // Byulleten' normativnyh aktov federal'nyh organov ispolni-tel'noi vlasti. 2009. N 22.

6. Prikaz Minpromtorga RF ot 23.10.2009 N 965 \"Ob utverzhdenii Strategii razvitijа farmacevticheskoi promyshlennosti Rossiiskoi Federacii na period do 2020 goda\" // SPS \"Konsul'tantPlyus\"; rasporjаzhenie Pravitel'stva RF ot 03.11.2012 N 2057-r \"Ob utverzhde-nii gosudarstvennoi programmy Rossiiskoi Federacii \"Razvitie farmacevticheskoi i me-dicinskoi promyshlennosti\" na 2013 - 2020 gody\" // Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federacii. 2012. N

46. St. 6376.

7. Poslanie Prezidenta RF Federal'nomu Sobraniyu ot 01.12.2016 // Parlamentskajа gaze-ta, N 45, 02-08.12.2016.

8. Gorelik A.P., Mazein V.T. O sovershenstvovanii terminologii Federal'nogo zakona \"O lekarstvennyh sredstvah\" // Pravo i yеkonomika. - 2007. - №6.

9. Dvoeglazov V.A. Sootnoshenie ponjаtii nedobrokachestvennoe, fal'sificirovannoe i kontrafaktnoe lekarstvennoe sredstvo // Rossiiskii sledovatel'. - 2014. - №13.

10. Erohina A.V., Larichev V.D. Ugolovno-pravovye i kriminologicheskie mery protivodeistvijа proizvodstvu i oborotu fal'sificirovannyh lekarstvennyh sredstv: monografijа. M.:

YUrlitinform, 2013.

11. Nevskii A. Opasnye pilyuli // \"YeZh-YUrist\". - 2013. - №42.

12. Nizhegorodskajа T. Ulichili v smerti // Versijа. 11.04.2011.

13. Panov S.L. Sootnoshenie ponjаtii \"kontrafaktnajа\", \"fal'sificirovannajа\", \"piratskajа\" produkcijа: teoreticheskii aspekt // Pravo i politika. - 2008. - №2. – S. 31.

14. Pirogova V. \"Fal'sifikacijа\" i \"kontrafakcijа\" v farmakologii: put' k sudebnym sporam? // Hozjаistvo i pravo. - 2010. – №12.

15. Pogosjаn T.YU. Ugolovno-pravovye aspekty zashity potrebiteljа ot kontrafaktnoi i fal'sificirovannoi produkcii // Rossiiskii yuridicheskii zhurnal. - 2012. - №3.

16. Suharenko A. Tabletka v zakone // YeZh-YUrist. - 2015. - №9.

17. SHugurov M.V. VTO: prava intellektual'noi sobstvennosti i pravo cheloveka na dostup k lekarstvennym sredstvam // Pravo VTO. - 2014. - №2.

–  –  –

В статье идет речь о проблемах, возникающих при расследовании хищений средств сотовой связи. Хищение сотовых телефонов в наши дни является одним из самых распространенных видов имущественных преступлений, число которых постоянно растет. Если же учесть число граждан, которые по тем или иным причинам не заявили о пропаже телефона, то в действительности латентность преступлений данного вида очень высока. Выявление проблем расследования хищений средств сотовой связи, обусловлено не только причинением вреда конкретному человеку, динамикой роста этих преступлений, но и низкой раскрываемостью преступлений данного вида.

The article deals with the problems arising at investigation of plunders of means of cellular communication. Theft of cell phones in our days is one of the most common types of property crimes, the number of which is constantly growing. If we consider the number of people who, for one reason or another didn't report the missing phone, in fact the latency of these offences is very high. Identification of problems of investigation of plunders of means of mobile communication, due not only to harm a specific person, the growth dynamics of these crimes, but also a low detection rate for these offences.

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

Ключевые слова: проблемы, расследование хищений, средства сотовой связи, личность преступника, личность потерпевшего, пути решения проблем Key words: problems, investigation of theft, the means of cellular communication, the identity of the offender, the victim's identity, ways of solving problems.

Проблемы, связанные с хищением средств сотовой связи, являются злободневными и актуальными. Личностью преступника, совершающего хищения средств сотовой связи, как правило, являются лица мужского пола в возрасте 14-35 лет, из малообеспеченной семьи, не работающие, не имеющие семьи, совершающие хищения не по месту жительства, с корыстно-насильственной мотивацией, впервые совершившие преступление в несовершеннолетнем возрасте. Судимыми были 44% лиц, из них 45% - один раз, 29% - два раза, 26% - три и более раз. Для данной категории преступников, характерно совершать преступления в одиночку. Лишь 11 % преступлений, были совершены в организованной преступной группе.

Потерпевшими от хищения средств сотовой связи, в 66 % случаев были женщины, в 20 % – несовершеннолетние, в 14 % – мужчины. Следовательно, большинство преступлений совершается в отношении женщин и несовершеннолетних, не способных оказать серьезного противодействия преступникам [1, с.69-71].

К проблемам низкой раскрываемости преступлений, связанных с хищением средств сотовой связи можно отнести:

1. Интенсивное совершение преступлений путем краж, грабежей и разбоев либо мошенничества, и потерпевшие лица, пытаясь своими силами вернуть похищенные средства связи путем сообщений с просьбой вернуть телефон за вознаграждение, не сразу обращаются с заявлением в органы внутренних дел.

2. Недостаточный опыт работы у сотрудников органов дознания и предварительного следствия в организации, тактике и методике расследования данного вида преступлений, ибо они еще сравнительно новые.

3. Отсутствие специализации, недостаточная техническая оснащенность правоохранительных органов и несовершенство законодательной базы, которые не позволяет оперативно раскрывать преступления, связанные с хищением средств сотовой связи.

4. Четко не отработан механизм процессуального доказывания [6, с.173-180] при расследовании преступлений, связанных с хищением средств сотовой связи.

4. Незнание потерпевшими индивидуального номера своего телефона (так называемого IMEI), что не позволяет оперативно его выявить и изъять.

При раскрытии и расследовании преступлений, связанных с хищением сотовых телефонов, у сотрудников правоохранительных органов возникают проблемы, обусловленные необходимостью вторжения в сферу охраняемых законом прав – тайну связи.

Практика показывает, что получение информации о звонках, сделанных с похищенных телефонов, а также поступивших впоследствии на них, часто обеспечивает раскрытие преступления по свежим следам [7, с.24] Обозначим некоторые способы решения проблемы получения информации о месте нахождения похищенного сотового телефона.

1. Получение от потерпевшего информации о входящих и исходящих соединений с сим-карты похищенного сотового телефона. Этот способ позволяет раскрыть преступление и собирать доказательства, не нарушая тайну связи, потому что указанная информация должна быть предоставлена оператором пользователю услугами связи согласно ч. 4 ст. 63 Закона от 7 июля 2003 г. «О связи». Однако у потерпевшего не всегда имеется возможность выполнить подобное требование (командировка, отпуск и пр.). Помимо этого, часто потерпевший и собственник телефона - разные люди (например, при купле-продаже сотового телефона без

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

надлежащего оформления или оформление на другое лицо). В данном случае он не имеет права на получение информации у сотовой компании без решения суда.

2. Получение информации у оператора связи органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, в случаях, установленных федеральными законами (ч.ч. 1, 2 ст. 64 Закона «О связи»). Однако операторы сотовой связи зачастую отказывают оперативным сотрудникам, в предоставлении указанной информации без решения суда, ссылаясь на ч.3 ст.63 закона «О связи» [2, с.57].

Анализируя положения Федерального закона РФ от 7 июля 2003 г. № 126-ФЗ «О связи», можно сказать, что истребование следователем или дознавателем сведений о телефонных контактах надлежит отнести к так называемым услугам связи, что не связано с разглашением тайны телефонных переговоров, а поэтому для получения этих сведений не требуется решение суда, тогда как в соответствии со ст. 63 закона «О связи» ограничение тайны самих переговоров допускается только по решению суда.

Истребование документов, содержащих информацию о входящих и исходящих звонках с похищенного сотового телефона, является также проблематичным. Особенностью истребования подобных документов является вторжение в охраняемую законом сферу тайну связи. Применительно к похищенным телефонам можно снять обязательное для предоставления информации решение суда, поскольку тайна переговоров потерпевшего (владельца сотового телефона) не может быть нарушена, потому что телефон выбыл из его правомерного обладания, а наоборот, неизвестное лицо, ведущее с него переговоры, владеет телефоном неправомерно. Проблемы данных правовых отношений не всегда понятны участникам обращения друг к другу за необходимой информацией, тем самым осложняют выявление и закрепление следов преступлений. Такая информация и документы должны предоставляться без санкции суда.

В хищении сотовых телефонов просматривается не только корыстная направленность, но и целенаправленное использование подобных систем для совершения преимущественно более тяжких, технологических преступлений, совершаемых организованными преступными группами [5, с.261-265].

В настоящее время этот вид преступлений детерминирует:

- формирование организованных преступных молодежных группировок, специализирующихся на преступлениях, связанных с незаконным завладением сотовыми телефонами, отлаженные каналы сбыта, информаторов, отслеживающих рекламные объявления и объявления о купле-продаже телефонов в СМИ и Интернете;

- появление нелегальных мастерских и отдельных лиц, специализирующихся на профессиональной переделке и разборке похищенных телефонов, смене идентифицирующих кодов, их разблокировке и «прошивки»;

- формирование соучастников, то есть наводчиков из числа операторов и сотрудников салонов сотовой связи, осуществляющих разнообразные криминогенные функции: продажа распечаток переговоров преступникам, сообщение установочных данных лиц, приобретающих дорогостоящие модели телефонов;

- использование СМИ и Интернета в целях активации купли – продажи похищенных телефонов, их применение в телекоммуникационной среде в незаконных целях (распространение порноизделий, вовлечение в проституцию, размещение недобросовестной рекламы, предоставление изделий и услуг, запрещенных или ограниченных законом).

К числу наиболее распространенных преступлений, совершаемых с использованием похищенных сотовых телефонов, не позволяющих идентифицировать личность настоящего владельца, относятся следующие преступления:

терроризм (постоянная взаимосвязь между преступниками);

преступления террористического характера (телефоны применяются для

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

формирования нелегальных радиосетей, в качестве «закладок», элементов взрывных устройств, «телефонов-двойников»);

технический экстремизм (передача вредоносных программ через средства сотовой и Интернет-связи);

совершение убийств по найму (особенно с использованием взрывных устройств) [3, с.23].

Обычно, после совершения тяжких и особо тяжких преступлений с использованием средств сотовой связи, телефоны уничтожаются, что осложняет процесс расследования.

Поэтому, практика незаконного использования похищенных телефонов представляет большую общественную опасность, чем их хищение с корыстной целью.

На первоначальном этапе раскрытия преступлений, связанных с хищением средств сотовой связи осложняют работу следующие проблемы:

отсутствие у подразделений уголовного розыска сведений о применяемых операторами сотовой связи идентификационных и блокировочных мерах защиты средств сотовой связи;

сотовые компании не предоставляют оперативным подразделениям, в случае служебной необходимости установочные данные пользователей, ссылаясь на ФЗ «О связи»;

затруднена деятельность по установлению новых владельцев похищенных сотовых телефонов. Поскольку операторы связи отказываются передавать электронную базу данных о персональных данных абонентов.

Быстрому решению задач раскрытия краж, грабежей и разбоев, связанных с хищением средств сотовой связи обеспечивают следующие пути:

комплексная оперативно-розыскная информация, получаемая сотрудниками уголовного розыска из различных источников;

анализ объявлений в газетах, где существуют соответствующие рубрики с координатами и организациями, осуществляющими продажу «найденных» телефонов, осуществляющих их скупку, ремонт и модернизацию;

выявление специальных сайтов в Интернете о купле-продаже сотовых телефонов;

анализ специализированных изданий, в которых называются наиболее дорогостоящие, престижные марки, их тактико-технические характеристики, салоны, осуществляющие продажу;

создание легализированных объектов, занимающихся легальным сбытом и переделкой средств сотовой связи;

наличие системы взаимодействия между операторами сотовой связи, оперативнотехническими подразделениями и службами уголовного розыска, в том числе и электронный обмен информацией;

создание федерального учета похищенных телефонов на территории РФ;

урегулирование взаимодействия органов внутренних дел, прокуратуры и судебных органов при расследовании преступлений, связанных с хищениями сотовых телефонов, нацеленной на упрощение процедуры получения персональных данных абонентов от операторов связи;

программирование оператором еще не проданного сотового телефона на конкретный номер, а также в подразделениях уголовного розыска базы данных заводских серийных номеров (это даст возможность ограничить круг поиска ранее похищенных телефонов, работающих в различных форматах и со сменными сим-картами);

разработка нормативного акта, согласно которому операторы сотовой связи в случае выхода в сеть похищенного сотового телефона должны блокировать его работу и сообщать в правоохранительные органы;

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

выделение новой судебной экспертизы по средствам сотовой связи;

создание в структурах МВД, ГУ МВД, УВД специализированных оперативнопоисковых подразделений по борьбе с хищениями средств сотовой связи [4, с.28]. Создание подразделений, имеющих узкую специализацию, преследует цель сосредоточения усилий высококвалифицированных сотрудников на раскрытие серийных хищений средств сотовой связи, выявление и разработку организованных групп, специализирующихся на совершении данных преступлений.

Таковы основные проблемы и пути, современного этапа раскрытия и расследования преступлений, связанных с хищением средств сотовой связи и их надо решать незамедлительно.

Список литературы

1. Бугера М. А., Третьяков В.И. Особенности профилактики хищений средств сотовой связи: монография. Волгоград: ВА МВД России, 2014. С. 69-71.

2. Васюков В.Ф. Если похищен мобильный телефон (некоторые вопросы истребования информации о пользователях сотовой связи при расследовании грабежей и разбоев, совершаемых на открытой местности). М.: Юнити-Дана, 2014. С. 57.

3. Ковальчук Р.С. Правовые меры по предупреждению хищений мобильных телефонных аппаратов. // Российский следователь. 2010. № 5. С. 23.

4. Крайнов И.В. Некоторые актуальные вопросы деятельности по обнаружению и выявлению преступлений, связанных с хищением средств сотовой связи.// Российский следователь. 2014. № 21. С. 28.

5. Максимович А. Б. Юридические проблемы розыска похищенного мобильного телефона // Актуальные проблемы российского права. 2012. № 3 (24). С. 261-265.

6. Мироненко С.В. Механизм процессуального доказывания как составная часть правового регулирования./Сборник докладов: «Современные проблемы права и управления».

6-я Международная научная конференция. Тула, 2016. С. 173-180.

7. Шойжилцыренов Б.Б. О некоторых проблемах противодействия хищениям средств сотовой связи и факторах, их детерминирующих: (по материалам Байкальского региона).// Российский следователь. 2009. № 12. С. 24.

References

1. Bugera M.A., Tret'jakov V.I. Osobennosti profilaktiki hishhenij sredstv sotovoj svjazi:

monografija. Volgograd: VA MVD Rossii, 2014. S. 69-71.

2. Vasjukov V.F. Esli pohishhen mobil'nyj telefon (nekotorye voprosy istrebovanija informacii o pol'zovateljah sotovoj svjazi pri rassledovanii grabezhej i razboev, sovershaemyh na otkrytoj mestnosti). M.: JUniti-Dana, 2014. S. 57.

3. Koval'chuk R.S. Pravovye mery po preduprezhdeniju hishhenij mobil'nyh telefonnyh apparatov. // Rossijskij sledovatel'. 2010. № 5. S. 23.

4. Krajnov I.V. Nekotorye aktual'nye voprosy dejatel'nosti po obnaruzheniju i vyjavleniju prestuplenij, svjazannyh s hishheniem sredstv sotovoj svjazi.// Rossijskij sledovatel'. 2014. № 21. S.

28.

5. Maksimovich A.B. JUridicheskie problemy rozyska pohishhennogo mobil'nogo telefona // Aktual'nye problemy rossijskogo prava. 2012. № 3 (24). S. 261-265.

6. Mironenko S.V. Mehanizm processual'nogo dokazyvanijа kak sostavnajа chast' pravovogo regulirovanijа./Sovremennye problemy prava i upravlenijа. 6-jа Mezhdunarodnajа nauchnajа konferencijа. Sbornik dokladov. Tula, 2016. S. 173-180.

7. Shojzhilcyrenov B.B. O nekotoryh problemah protivodejstvija hishhenijam sredstv sotovoj svjazi i faktorah, ih determinirujushhih: (po materialam Bajkal'skogo regiona).// Rossijskij sledovatel'. 2009. № 12. S. 24.

–  –  –

Современные проблемы права, экономики и управления. №2(3)/2016

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

В статье рассмотрены проблемы критериев выделения отраслей права, а также особенностей структуры системы права Ключевые слова: система права, отрасль права, критерии выделения, теория государства и права.

The article deals with the problem of criteria for identifying areas of law, as well as the features of the structure of the legal system Keywords: system of law, branch of law, separation criteria, the theory of state and law.

Наша юридическая наука с завидным постоянством возвращается к исследованию теоретических вопросов системы права.

Система права – та область, где теория права неотделима от практики и вынуждена следить за всеми движениями бурной, быстро меняющейся жизни, чтобы своевременно отражать, а может быть, и предугадывать их, создавая систему права, адекватную требованиям времени. Многие исследователи права уделяли внимание такой правовой категории, как отрасль права. Поскольку именно отрасли права играют определяющую роль в системе права, несмотря на то, что первичным элементом выступает норма права. В науке до настоящего времени нет единых универсальных критериев разделения системы права по отраслям. И здесь известны различные точки зрения.

Так, Д. А. Керимов характеризовал отрасль права как "...объективно сложившуюся внутри единой системы права в виде ее обособленной части группу правовых институтов и норм, регулирующих качественно однородные общественные отношения на основе определенных принципов и специфических методов, в силу этого приобретающих относительную самостоятельность, устойчивость и автономность функционирования" [1 c.267].

Таким образом, в основе деления всех отраслей права Д. А. Керимов выделял следующие критерии выделения отраслей права: общественные отношения (предмет), метод и принципы.

В.Д. Перевалов определял отрасль права как "обособленную совокупность юридических норм, институтов, регулирующих однородные общественные отношения" [2 c.176]. Как видно из данного определения, вышеуказанный автор в качестве критерия разграничения всех отраслей права выделил только предмет правового регулирования.

Л.Б. Тиунова писала, что отрасль права есть объективно исторически сложившееся структурное образование права, автономная область норм, в основе которой лежат объективно обособившееся в процессе развития общества определенные области социальной деятельности (дифференциация деятельности, общественной жизни, как материальной, так и духовной) [3, с.86].

Нетрудно заметить, что Л. Б.

Тиунова в качестве деления системы права на отрасли права предлагала использовать такой критерий, как область социальной деятельности:

общественной, материальной или духовной.

Несмотря на такой разный подход к определению отраслей и критериев деления системы права на отрасли, в науке давно замечено, что все отрасли права обособлены в силу объективно присущих качеств каждой отрасли, причем все отрасли, с одной стороны, взаимно исключают друг друга, а с другой - взаимозависимы и образуют части целого.

Возможно лишь их частичное пересечение в комплексных отраслях права. Поэтому в науке давно возникла необходимость поиска объективных критериев разграничения системы права на отдельные отрасли. В историческом аспекте вопрос о критериях деления права на отрасли встал только после 1917 г., т. е. после распада системы права Российской империи, в которой отраслей права не существовало. В дореволюционной России право делилось на две

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

части: частное и публичное. Правовая наука не знала ни отраслей права, ни институтов права. В советский период исторического развития сектор частного права перестал существовать, в связи с чем советскими учеными делались первые попытки деления права на отдельные его элементы и поиска критериев, с помощью которых можно было бы разграничить одну отрасль от другой.

Так, М. А. Рейснер предлагал поделить советское право на три части: пролетарское, крестьянское и буржуазное право. Однако все первые попытки деления права были неудачными. В проводившейся дискуссии в предвоенные годы был выработан один основной критерий деления права по отраслям - предмет правового регулирования. Вместе с тем некоторые исследователи (например, С. Н. Братусь) предлагали в качестве критерия использовать метод правового регулирования, однако данная точка зрения в период первой дискуссии не встретила поддержки среди ученых того периода. Первая дискуссия по вопросам системы права, прошедшая в 1938 - 1940 гг., выявила первый и единственный критерий деления права по отраслям - предмет правового регулирования. В результате данной дискуссии в науке было определено девять отраслей права.

В развернувшейся второй дискуссии по проблемам системы права в послевоенный период было признано и обосновано использовать два критерия в качестве основы деления права по отраслям:

предмет и метод правового регулирования. Следует сказать, что предмет и метод правового регулирования в качестве критериев деления права по отраслям используются в правовой науке и сегодня в качестве основных критериев. В третьей дискуссии по системе права в 1982 г. вновь не менее остро встали вопросы о критериях деления системы права. Одни исследователи, среди которых были: В. Д. Сорокин, В. В. Лаптев, В. П. Шахманов, предлагали отказаться от метода правового регулирования. Другие исследователи, среди которых можно назвать Т. Е. Абова, В. Н. Кудрявцева, предлагали отказаться не только от метода правового регулирования, но и от предмета. Третья группа ученых (Р. З. Лившиц, Ц.

А. Ямпольская) предлагала вообще отказаться от отрасли права и перейти к отрасли законодательства. Однако дискуссия не принесла изменений в теории о праве. Предмет и метод правового регулирования так и оставались долгие годы единственными критериями деления системы права на составные части. Ввиду отсутствия универсального объективного подхода к понятию отрасли права и критериям деления системы права на части, в последние годы все больше исследователей делают попытки отождествить отрасль права и отрасль законодательства, систему права и систему законодательства. Процесс поиска оптимальных критериев разграничения отраслей права не прекращался никогда. В рамках развернувшейся в последнее время в научных кругах дискуссии о системе права, о возможности расширения системы права, о признании или о непризнании тех или иных самостоятельных институтов отраслями права актуальным по-прежнему остается вопрос о критериях, разграничивающих систему права на отрасли.

И в настоящее время М. Н. Марченко считает, что существует только два критерия деления на отрасли права: это предмет и метод, причем первый является главным, а второй вспомогательным. [4, c. 443].

Под предметом понимаются общественные отношения, регулируемые данной отраслью. Причем эти общественные отношения возникают объективно как надстроечный компонент. Данные общественные отношения должны быть типичными, однородными для конкретной отрасли. Но помимо общественных отношений, также должен появиться и специфический метод воздействия на данные отношения. Причем появление метода происходит не в силу объективных причин, а посредством государственного установления или признания, т. е. вмешательства государства. Государство должно выбрать определенный механизм воздействия на возникшие общественные отношения и закрепить их в законе. Это очень тяжелая и ответственная работа, требующая квалифицированных знаний. В свое время

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

еще В. Ф. Яковлев предупреждал: "Выбор законодателем метода, не соответствующего природе отношений, их глубинному социально-экономическому, политическому содержанию, влечет за собой такие отрицательные последствия, которые наступают при нарушении всякой объективной закономерности". [5. c.8].

Л. Б. Тиунова в 1991 г. предложила в качестве критериев использовать три группы факторов: объективную дифференциацию общественных отношений, их государственноправовую оценку, степень развитости соответствующей области правовых норм (консолидация норм и систематизация законодательства). Однако с данной точкой зрения вряд ли можно согласиться. [3, c.95] 6.

Очередной вклад в развитие теории критериев разделения отраслей права внесла О. Е.

Мешкова. В частности, О. Е. Мешкова предложила разделить элементы системы права по предметным, структурным и функциональным признакам. [6, c.8].

Не менее интересна и точка зрения, высказанная Д. Е. Петровым, который писал, что отрасль права, являясь основным элементом системы права, должна обладать качествами, присущими системе права в целом (признаки права, общеправовые принципы и функции).

[7, c. 69].

В науке высказывается мысль и о других критериях разграничения отраслей права.

Так, В. М. Сырых выделяет такой критерий, как юридический режим. Как отмечает вышеуказанный автор: "Каждой отрасли права присущ свой юридический режим, регламентирующий правовое положение субъектов права, устанавливающий законные способы реализации права и исполнения юридических обязанностей, государственноправовые меры, направленные на неукоснительную реализацию правовых норм в конкретных отношениях". [8, с. 277].

Можно констатировать, что в последнее время стала намечаться очередная дискуссия о системе права. И это совершенно естественно, учитывая революционный характер изменений, которые успели произойти в отечественной правовой системе за годы, прошедшие с момента предыдущей дискуссии.

В журнале «Правоведение» (2002, №3) под рубрикой «Дискуссия о правовой системе»

была напечатана обширная статья кандидата юридических наук Н.В. Разуваева, посвященная критериям отраслевой дифференциации права [9]. Автор статьи задался довольно радикальной целью: реформировать традиционные представления о принципах отраслевого деления права и выдвинуть качественно новые критерии. В частности, он указывает, что по данному поводу существуют три основных позиции: первая сводится к тому, что основанием выделения отраслей права является предмет правового регулирования, вторая отводит ведущее значение методу правового регулирования, третья же признает оба эти признака одинаково значимыми. По мнению же Н.В. Разуваева, «ни одна из них… не является удовлетворительной и не способствует окончательному решению проблемы отраслевой дифференциации правовой системы. Речь идет о том, что невозможно отграничить одну отрасль от другой, руководствуясь предлагаемыми критериями».

Но какие же критерии построения системы права предлагает сам автор? Оказывается, критерии предмета и метода все же отбрасывать не стоит, однако они недостаточны – «для того, чтобы они выполняли свою разграничивающую функцию, следует выявить критерий более общий и более высокого порядка…».

Какова же суть предложения? В качестве новой основы для отраслевой дифференциации права предлагается такой критерий, как правовая культура (причем со ссылкой на авторитет С.С. Алексеева, который в одной из работ высказал схожее мнение) [10, с. 585].

По мнению ученого, еще один критерий отраслевой дифференциации права, который, правда, производен от правовой культуры: им должна выступать юридическая

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

действительность. Однако если обратиться к традиционному определению юридической действительности, то юридическая действительность - собирательное понятие, которое предстает «и в виде изданных государством юридических норм… и в виде результатов применения этих норм… и в виде правовых взглядов, мнений, воззрений, концепций; и в виде законопослушного, а в широком виде и правонарушающего поведения; и т.д.» [11, с 120]. Иными словами, юридическая действительность включает в себя все правовые и связанные с ними явления общественной жизни, и в этом смысле она синонимична таким категориям, как «правовая жизнь» и «правовая реальность». Каким же образом юридическая действительность, частью которой являются и отрасли права, может служить критерием их разграничения?

Более того, юридическая действительность включает в себя и правовую культуру, но одновременно с этим является производным от нее критерием.

Н.В. Разуваев выделяет еще два критерия, Один из них – «синтактический», который призван разграничить отрасли внутри публично-правовой и частно-правовой сфер и, означает «неодинаковое соотношение норм различных видов – дозволительных, обязывающих и запрещающих – внутри тех или иных отраслей права, будь то публичное право или частное». Последний критерий, выдвинутый Н.В. Разуваевым – так называемый «прагматический»: «каждой отрасли права присущ свой набор ценностей (принципов), находящихся в различном качественном соотношении друг с другом». [9, c. 54].

В первом номере журнала «Государство и право» за 2003 год появились сразу две статьи, посвященных теоретическим вопросам системы права, – одна из них написана ученым-цивилистом В.П. Мозолиным [12], другая принадлежит перу саратовских теоретиков права М.И. Байтина и Д.Е. Петрова [13].

Если несовершенство существующей отраслевой структуры права побудило Н.В.

Разуваева к поиску новых критериев ее построения, то В.П. Мозолин идет дальше и, как о само собой разумеющемся, говорит: «Понятие отрасли права стало настолько девальвированным, что им по существу невозможно пользоваться в практических целях… поэтому оно не должно применяться и при построении современной системы российского права» [12, c. 107-108]. Вместе с тем он признает такие элементы правовой системы, как правовые нормы, правовые институты, а также «более крупные правовые общности», которые получили у него название «ветви права». Ветви права, призванные первых, предметом их регулирования являются общественные отношения, проходящие через все сферы жизнедеятельности общества и государства; во-вторых, каждая из ветвей права имеет только ей присущий тип правоотношения, отличается единством структуры и целостностью.

Ветвей права В.П. Мозолин насчитывает ровно шесть: это гражданское, трудовое, уголовное, административное, налоговое и процессуальное право. Конституционное право он к ветвям права не относит, поскольку каждая ветвь права имеет выход лишь на одну сферу общественных отношений, в то время как конституционное право «имеет дело по существу с основами общественных отношений, независимо от их разновидностей и сфер применения»

и потому является не ветвью права, а фундаментом и «генерирующим источником» системы права. Помимо конституционного права и ветвей права, существуют также «комплексные правовые образования» – земельное, природоохранное, таможенное, транспортное, банковское право и т.п., которые состоят из норм и институтов основных ветвей права, а также «специальных норм, придающих правовым образованиям целевой регулятивный характер».

Наиболее осторожный и взвешенный подход к системе права развивают М.И. Байтин и Д.Е. Петров. Они справедливо критикуют позиции В.П. Мозолина по таким вопросам, как понятие права, уровни структуры права и критерии их разграничения, а также предложенные им терминологические новшества. Говоря об основаниях выделения отраслей права, авторы

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

выделяют три группы признаков: общие системные, к которым относится функциональная характеристика отраслей права; материальные признаки (предмет правового регулирования);

юридические признаки (метод правового регулирования и особенности правовых норм, входящих в данную отрасль). Кроме того, авторы обращают внимание на проблему соотношения отраслей права и отраслей законодательства, высказывая мнение, что критерием деления отраслей законодательства выступает такой фактор, как функции государства. [13, c. 29-31].

В итоге можно сделать следующие выводы.

Отрасли российского права не существуют отдельно и обособлено друг от друга, в связи с чем критерии их разделения являются сложными и разноплановыми, а сами отрасли права взаимодействуют как единый механизм, что подтверждает факт существования межотраслевых принципов и институтов.

Поэтому следует сделать основной акцент на выработке критериев, которые позволяли бы своевременно и корректно обновлять систему права за счет пополнения ее новыми отраслями, адекватно реагировать имеющимся социальным потребностям.

В порядке гипотезы представляется возможным дать примерный перечень основных критериев, которые, позволили бы решить на ближайшую перспективу проблему формирования новых отраслей в системе российского права.

1. Прежде всего, предпосылкой для появления отрасли права является наличие определенной обособленной сферы человеческой деятельности, которая обладает предметной самостоятельностью и порождает специфические общественные отношения, причем эта сфера деятельности должна быть достаточно обширной. Обязательным свойством такой сферы является высокая социальная значимость и общественная потребность в правовом регулировании. Данная сфера общественных отношений должна находиться в сфере правового регулирования. Как известно, право является далеко не единственным регулятором общественных отношений, сочетаясь и взаимодействуя с иными регулятивными системами (мораль, религия и т.д.). Поэтому многие «внутренние» виды общественных отношений (любви, дружбы и т.д.) не должны регулироваться нормами права.

Право будет регулировать только «внешние», социально значимые для общества и государства их проявления (заключение и прекращение брака, запрет на разжигание религиозной розни и т.д.).

2. Правовые нормы, регулирующие отношения в данной сфере, должны в основной своей массе не принадлежать к уже существующим отраслям права; иначе нет оснований учреждать новую отрасль, так как предмет регулирования полностью покрывается имеющимися отраслями права и представляет собой всего лишь внутриотраслевой или межотраслевой правовой институт.

3. Предпосылкой для формирования и развития самостоятельной отрасли права является наличие обобщающего законодательного акта. В качестве последнего может выступать, например, Федеральный закон «Об охране окружающей среды» (экологическое право»), Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (муниципальное право) и т.д. Помимо головного акта, должен присутствовать и ряд специальных по отношению к нему источников права – законов или подзаконных актов, регулирующих отдельные частные вопросы в данной области социальной жизни. Сложившаяся таким образом группа правовых норм должна сама по себе носить системный характер, обладать определенной внутренней структурой.

4. Наконец, данная совокупность норм должна отличаться содержательным единством

– в ней должны выдерживаться единые принципы, ценности и методы правового регулирования, в сочетании создающие особый правовой режим.

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

Итак, суммируя перечисленные критерии, мы можем сделать следующий вывод: если существует определенная сфера общественной жизни, достаточно обширная, обладающая ярко выраженной качественной спецификой и социальной значимостью, причем в данной сфере действует достаточно большое число правовых норм, в основном не вписывающихся ни в одну из традиционных отраслей права, но составляющих единую систему со своей внутренней структурой, собственными источниками, принципами и правовым режимом – то есть все основания ставить вопрос о формировании новой отрасли права. С учетом высказанных соображений, в России на сегодняшний день объективно сформировался ряд отдельных, самостоятельных отраслей права. В их числе – конституционное право;

уголовное, уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное право; гражданское, гражданско-процессуальное и арбитражно-процессуальное право; хозяйственное право;

налоговое, бюджетное, банковское, таможенное право; административное, административнопроцессуальное, муниципальное, трудовое, семейное, жилищное, земельное, экологическое право. Особое место в этой системе занимают международное публичное и международное частное право. Объективно происходит процесс формирования новых отраслей российского права. В их числе – аграрное право; водное, фаунистическое, лесное, горное право;

градостроительное право; медицинское право; информационное право; наследственное право; право социального обеспечения.

–  –  –

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО: АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

6. Meshkova O. E. Trudovoe pravo v sisteme otraslej rossijskogo prava: Avtoref. dis....

kand. jurid. nauk. Omsk, 1999

7. Petrov D. E. Otrasl' prava: Avtoref. dis. kand. jurid. nauk. Saratov, 2001



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 11 |
Похожие работы:

«Программа развития Организации Объединенных Наций Правительство Кыргызской Республики Практическое руководство по внедрению гендерных подходов в деятельность статс-секретарей государственных органов Кыргызской Республики Бишкек-2009 Программа развития Организации Объединенны...»

«Автор Зайченко Сергей Витальевич, Одесса THEORYOFEVERYTHING (Теория "Всего" или "Единая теория поля"!!!) "КВАНТОВАЯ ТЕОРИЯ МАТЕРИИ" Мироздание – вечно, бесконечно (по четырём осям (четвёртая ось "глубина" или " 3D – фрактальность)), гармонично, рационально, фрактально. Состоит из Материи, которая в свою очередь состоит из ве...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Владимирский государственный университет имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых" (ВлГУ) Утверждаю Первы...»

«Спиридон Иванович Сосин: 90 сааhын туолуутугар ананан хомуллубут ахтыылар, 2001, 5932820233, 9785932820230, Айыына, 2001 Опубликовано: 26th June 2008 Спиридон Иванович Сосин: 90 сааhын туолуутугар ананан хомуллубут ахтыылар СКАЧАТЬ http://bit.ly/1gXJB5Q,,,,. Надо сказать гуманизм теоретически возможен. Многопартийная систе...»

«Федеральный закон О внесении изменения в статью 13 Федерального закона О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации Федеральным законом предусматривается закрепление за отдельными категориями граждан права на личный прием во внеочередном порядке руководителями органов государственной...»

«Приложение 1 К Приказу № 0301/01. От 01.03.2015 ДОГОВОР ОБ ОКАЗАНИИ БРОКЕРСКИХ УСЛУГ НА РЫНКЕ ЦЕННЫХ БУМАГ (АГЕНТСКИЙ ДОГОВОР) № от "" 20_ г. между ОБЩЕСТВОМ С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ "ГПБ КАПИТАЛ" и _ (ин...»

«Функциональный анализ и его приложения 2006, т. 40, вып. 2, с. 55–64 УДК 512.7+514.17 Аналог определителя, связанный с теорией Паршина–Като, и целочисленные многогранники c 2006. А. Г. Хованский Определитель n векторов в линейном n-мерно...»

«Ойкумена прикладной этики 198 В.А. Абилькенова УДК 179.1 Профессиональный успех в журналистике: трансформация смысла Аннотация. Трансформация ценностного мира журналистской профессии в условиях корпоративизации СМИ затронула и одну из граней профессионал...»

«МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ Г. ТАГАНРОГ РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ ГОРОДСКАЯ ДУМА ГОРОДА ТАГАНРОГА РЕШЕНИЕ 27.02.2006 № 194 Об утверждении Положения "О порядке организации исполнения бюджета города Таганрога" В соответствии со статьей 9 Бюджетного кодекса Российской Федерации, статьей 31 Устава муниципальног...»

«СОДЕРЖАНИЕ 1 Общие положения 1.1 Нормативные документы для разработки ОПОП ВО по направлению подготовки 35.03.04 Агрономия 1.2 Общая характеристика основной образовательной программы высшего профессионального образования по специальности 1.2.1 Цель (миссия) ОПОП ВО 1.2.2 Срок получения образования по ОПОП ВО 1.2.3 Объем ОП...»

«Стресс-серфинг. Как перестать бояться стресса и обратить его себе на пользу Содержание Предисловие........................................ 5 Благодарности...................................... 7 Глава 1. ВВЕДЕНИЕ В СТРЕСССЕРФИНГ.....»

«п р е д cс д aт е л ьУ п р а e, | ю ш lе | о с oв eт a с orrr,N] ], MБ oУ к vл Eд mcк ш с oш } r,j, 2o1]о д а г Й x­rni' п peд. е Jа т е f u р oф с oю н or oк. vи т o'а п MБ o] | (к y+ } !д !п с x!я с oш ],rФ '. '/ э ­.1I F, B \ : о ' t | ^ т oя a п oл о я е н oe о п о Pя д к с ф oр 'п р о в iп п я л р aс х о д o!а п и я ф onд aoш а т ы т Pу...»

«АС "ГОСЭКСПЕРТИЗА. ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ" Правила работы в личном кабинете 1. ОСНОВНЫЕ ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ СЕРВИСЫ ЛК 1.1. Для заявителя ЛК включает следующие основные сервисы:регистрация нового ЛК;созда...»

«1. ЦЕЛИ ПРОВЕДЕНИЯ УЧЕБНОЙ ПРАКТИКИ Целью проведения учебной практики по топографии является формирование навыков составления планов, карт, профилей на основе полевых съемок местности и закр...»

«ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 2 июня 2010 г. N 16-Г10-11 Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Пирожкова В.Н. судей Анишиной В.И. и Хаменкова В.Б. при...»

«Минаева О.В. Принципы социального управления 15 Принципы социального управления О.В.Минаева В статье рассмотрены принципы социального управления, определяющие общие правила, характер и основные направления управленческой деятельности, анализир...»

«Капитальный ремонт многоквартирных домов в Республики Крым, формирование фондов капитального ремонта многоквартирных домов. Постановлением Совета Министров Республики Крым от 30 ноября 2015 года №753 утверждена региональная программа капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах на территории Республик...»

«Руководство пользователя Содержание УСТАНОВКА СПРУТ ТП 1. УСТАНОВКА СЕРВЕРА ЛИЦЕНЗИЙ СПРУТ 1.1. УСТАНОВКА СЕРВЕРНОЙ ЧАСТИ СПРУТ ТП 1.2. 1.2.1. Установка сервера СУБД Firebird 1.2.2. Установки сервера СПРУТ ТП УСТАНОВКА КЛИЕНТСКОЙ ЧАСТИ СПРУТ ТП 1.3. 1.3.1. Установка рабочего места "СПРУТ ТП Администратор" Устан...»

«НЕФТЬ. Нефть и газ NEFT’. Нефть и газ Содержание Content Николай Цхадая: "Университетская среда всегда будет созидательной" 7 Nikolai Tskhadaya: "University environment will always be creative" Геология, поиски и разведка месторождений нефти и газа Geology, prospecting and exploration of oil and...»

«Наш Гагарин. 9 марта день рождения Ю.А.Гагарина. Для нас, космонавтов, пророческие слова об освоении космоса всегда будут программными, всегда будут звать вперед. Ю. А. Гагарин Гагарин Юрий Алексееви...»

«CCPR/C/108/D/1928/2010 Организация Объединенных Наций Международный пакт Distr.: General о гражданских и политических 26 September 2013 Russian правах Original: French Комитет по правам человека Сообщение № 1928/2010 Соображения, принятые Комитетом на его 108-й сессии (8–26 июля 2...»

«Объектовое устройство сопряжения охранных панелей с аппаратурой ПЦН MS 05m2 GSM Руководство по конфигурированию. Версия ПО 5.2. г. Днепропетровск 2016 г. Конфигурирование с помощью компьютера. Для конфигурирования устройства с помощью компьютера необходим соединительный кабель, подключаемый к...»

«126 СОЦИОЛОГИЯ НАУКИ И ТЕХНОЛОГИЙ. 2014. Том 5. № 4 Women in the composition of the researchers of the Republic of Belarus: statistical data analysis for 2013 TATYANA A. ANTONOVA Researcher, Monitoring Centre for scientic Migration and scientic-pedagogical personnel of the GNU “The Institute of Sociology of NAS, Belarus”, Minsk,...»

«95 3.5. Парашютная система Д-1-5У 3.5.1. Назначение, ТТХ, состав, устройство составных частей системы Парашютная система Д-1-5У (тренировочный управляемый парашют) предназначена для выполнения учебно-тренировочных прыжков из военно-транспортных самолетов Ан-2, Ан-28 и вертолетов...»

«ГРАММАТИКА СОЛЬРЕСОЛЯ, или всемирного языка, изобретнного Франсуа Сюдром, написанная Болесласом Гаевским, профессором Предисловие переводчика Всякий, кто хочет ознакомиться с трудом Болеслава Гаевского, изданным в 1902 году, может сделать это, воспользовавшись с...»

«НЕФТЬ. Нефть и газ NEFT’ —. Нефть и газ Содержание Content Геология, поиски и разведка месторождений нефти и газа Geology, prospecting and exploration of oil and gas fields Беспалов...»

«УТВЕРЖДАЮ м. Д.Серикбаева Н.Темирбеков 8" января 2015г. РЕШЕНИЕ Ученого совета по вопросам, рассмотренным на заседании Ученого совета 28.01.2015г. Протокол №6 1. Анализ итогов зимней экзаменационной сессии 2...»








 
2017 www.net.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.