WWW.NET.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет ресурсы
 

«УДК 536.46 ГОРЕНИЕ МОНОДИСПЕРСНЫХ АГЛОМЕРАТОВ ИЗ АЛЮМИНИЯ И БОРА В ВОЗДУХЕ Глотов О. Г., Суродин Г. С., Житницкая О. Н., Кискин А. Б. Институт химической кинетики и горения им. В. В. Воеводского ...»

УДК 536.46

ГОРЕНИЕ МОНОДИСПЕРСНЫХ АГЛОМЕРАТОВ ИЗ АЛЮМИНИЯ И БОРА В

ВОЗДУХЕ

Глотов О. Г., Суродин Г. С., Житницкая О. Н., Кискин А. Б.

Институт химической кинетики и горения им. В. В. Воеводского

Сибирского отделения Российской академии наук (ИХКГ СО РАН)

Введение

В последнее время внимание исследователей привлекают комбинированные горючие, такие как металл + металл (Al+Mg, Al+Ti), металл + неметалл (Mg+B, Al+B), предназначенные в первую очередь для использования в энергетических установках [1-4]. Бор, как один из компонентов горючего, вызывает повышенный интерес из-за высокой теплоты сгорания [5]. Комбинированное горючее может представлять собой механическую смесь компонентов, сплав или частицы с покрытиями. Известно, что частицы механосплава Al/B в волне горения композиций, аналогичных традиционным алюминизированным смесевым топливам, агломерируют подобно частицам алюминия [3, 4]. В результате с поверхности горения топлива в газовую фазу выходят частицы-агломераты, существенно отличающиеся от начальных частицы в топливе по множеству параметров – составу, размеру, структуре, степени окисленности и др. Есть основания полагать, что механические смеси частиц Al и B также будут агломерировать в волне горения.

Массовые и размерные характеристики агломератов, а также оксидных частиц, образующихся как при горении агломератов, так и неагломерировавших частиц, представляют значительный интерес с точки зрения практической реализации потенциальных энергетических возможностей и преимуществ, предоставляемых металлическим горючим.


Для определения этих характеристик обычно используют методики отбора, см., например, [6, 7]. Суть метода отбора состоит в гашении частиц, их улавливании и последующем исследовании всевозможными методами. Внутрикамерные процессы в энергетических установках определяются в основном временем пребывания частиц в камере сгорания и макрокинетикой превращения металла в оксид.

Иными словами, зависят от размера горящих частиц, параметров их движения, строения (структуры) и механизма реализации реакции окисления. Ключевой особенностью является то, что основной продукт окисления металла – конденсированный оксид, и его поведение во многом обуславливает макрокинетику превращения металл оксид. Существенные факторы процесса: (1) соотношение между массой оксида, уходящего от частицы, и массой оксида, накапливающегося на горящей частице; (2) свойства и форма последнего с позиций влияния на скорость реакции. Так, например, в случае алюминия накапливаемый оксид имеет форму колпачка, который блокирует часть поверхности частицы. Следует отметить, что исследование перечисленных особенностей процесса горения металлических частиц и агломератов в факеле смесевой композиции значительно осложняется полидисперсностью совокупности частиц [8]. Частицы разных размеров не только по-разному ускоряются и движутся в потоке газа, но и поразному реагируют. Так, например, в случае алюминиевых агломератов более мелкие частицы выгорают (расходуют металлический алюминий) быстрее, чем крупные [9], а доля оксида, накапливающегося на поверхности горящей частицы в форме колпачка, увеличивается с диаметром частицы [10].

Для преодоления упомянутой сложности и получения объективных данных о макрокинетике горения агломератов нами развивается оригинальный подход, основанный на применении специальных образцов, генерирующих монодисперсные частицы агломерационного происхождения. Образцы представляют собой безметальную композицию-матрицу, в которую помещено определённое количество одинаковых миниатюрных кусочков-включений, изготовленных из металлизированной композиции. В ходе опыта в волне горения матрицы каждое включение, состоящее из множества частиц микронных размеров, превращается в горящую частицуагломерат диаметром 100…800 мкм. Агломераты имеют одинаковые размер, массу, состав и структуру, которые предопределены рецептурой и размером включений. Этот подход позволяет получать данные о параметрах горения агломератов определённого размера и был успешно применен для создания и исследования горения агломератов алюминия и титана [8–13]. Данная работа представляет первую попытку применения подхода для комбинированного горючего, включающего алюминий и бор. Специфические физико-химические свойства бора потребовали адаптации подхода и разработки новых композиций и приёмов для изготовления включений.

Целями работы были: (1) отработка методики получение монодисперсных горящих борсодержащих агломератов, (2) определение времени горения агломератов при свободном падении в воздухе.

Композиции для создания горящих агломератов из комбинированного горючего Основная техническая проблема состояла в выборе состава композиции для изготовления металлизированных включений. Искомая композиция должна удовлетворять ряду требований, а именно: (1) содержать наряду с алюминием значимое количество бора, чтобы по праву считаться комбинированным горючим; (2) иметь консистенцию, позволяющую формовать частицы-включения достаточно малого размера, которые держат форму; (3) включения должны воспламеняться в пламени композиции-матрицы и затем устойчиво гореть в воздухе; (4) формирование горящих агломератов должно соответствовать принципу одно включение единственный агломерат. Невыполнение требований (3, 4) на практике легко диагностируется по видеозаписи процесса. Если частица-включение покидает матрицу светящейся, но уже через 0.3–1 с яркость её свечения уменьшается до нуля, это означает, что частица лишь нагрелась в пламени матрицы, но не зажглась. Остатки воспламенившихся и невоспламенившихся частиц, отобранные после опыта, имеют различную морфологию. Особенности морфологии остатков рассматриваются ниже. Композиции, для которых ненадежное воспламенение включений имело регулярный характер, были отвергнуты. Вместе с тем, даже у рабочих композиций наблюдаются единичные случаи плохого воспламенения частиц. Для некоторых опробованных композиций имело место дробление включений в процессе зажигания сразу после выхода из матрицы. Подобные композиции также были отвергнуты, поскольку требование (4) лежит в основе концепции монодисперсных агломератов. Заметим, что для алюминизированных включений проблем с выполнением требований (3, 4) не возникало [10, 11].

В итоге для первых экспериментов была выбрана следующая композиция включений (массовые проценты): 55 % Al (фракция 0.5–1.5 мкм, выделенная из порошка АСД-4), 13 % B (бор аморфный, Sуд(БЭТ) = 8.7 м2/г, d43(Анализетте 22) = 5.4 мкм), 36 % МПВТ-АСП – активного горючего-связующего (метилполивинил-тетразольный полимер, пластифицированный нитросодержащими соединениями [14]). Состав безметальной композиции-матрицы приведён в [10–13]. Обе композиции имеют консистенцию пластилина, легко формуются и держат форму.

Образцы и проведение экспериментов

Образец для сжигания готовили следующим образом. Композицию-матрицу наносили на кварцевую трубку диаметром 12 мм в форме полоски с размерами WLH примерно 2151 мм. Трубка играет роль держателя образца и используется многократно. В полоску матрицы в предварительно приготовленные лунки помещали «включения» – одинаковые миниатюрные кусочки металлизированной композиции, сформованные в виде шариков, в количестве 5–15 штук (рис. 1а). После поджигания полоски с выступающего за срез трубки кончика (на рис. 1а слева) волна горения начинает двигаться вдоль полоски. Дойдя до очередного включения, волна горения поджигает и выбрасывает его. Эксперименты проводятся в постановке, описанной в [12] – трубка расположена горизонтально, полоска-образец на нижней поверхности трубки, вылет частиц вниз (рис. 1б). После выхода из образца сформированные из включений агломераты горят в свободном падении в воздухе (рис. 1в). Производится видеорегистрация процесса (рис. 1г) цифровой фотокамерой со скоростью съёмки 25 кадров/с, отбор и анализ остатков горения. Вследствие сравнительно длительного горения борсодержащих агломератов, эксперименты проведены при высоте падения до 5 метров.

(а) (в) (б) (г) Рис. 1. Образцы и проведение экспериментов. На всех рисунках: 1 – образец, 2 – поддон для сбора остатков горения, 3 – цифровая фотокамера. Жирной стрелкой на рис. (в) и (г) показан отрезок трека падающей частицы, соответствующий одному кадру.

(а) – Фотография образца с 12 включениями. (б) – Схема эксперимента. (в) – Кадр видеозаписи эксперимента. (г) Кинограмма полёта одной частицы от образца до ловушки – последовательность фрагментов кадров видеозаписи. Вверху каждого фрагмента – горизонтальный конец кварцевой трубки с горящим образцом, виден его факел. Внизу – поддон для приёма частиц. Яркие отрезки показывают смещение частицы за время экспозиции кадра, равное 1/25 с.





Обработка экспериментов и результаты В проведённых экспериментах были использованы монодисперсные агломераты с «настраиваемым» размером. «Технологию настройки» изложим на конкретном примере. Пусть мы хотим получить 32 агломерата с диаметром около 700 мкм. На аналитических весах отвешиваем порцию композиции для изготовления включений. Требуемый вес определяется массой (размером) и количеством желаемых агломератов и в данном случае составляет 0.01960 г. Эта масса соответствует объёму вещества в несколько кубических миллиметров, которым можно легко оперировать. Используемые нами полумикровесы МВ 210-А производства ЗАО Сартогосм (Россия) имеют погрешность 0.0001 г. Требуемую массу мы можем взять с погрешностью 0.5 отн. % (0.0001/0.01960 = 0.005). При этом некоторое отклонение от номинальной величины 0.01960 г не имеет принципиального значения. Полученную массу вещества-материала включений делим на 32 части следующим образом. Шарик из вещества сплющиваем в диск и разрезаем его радиально наподобие торта на 8 частей. Каждую из 8 частей снова скатываем в шарик, расплющиваем в диск и его разрезаем на 4 части. В итоге имеем 32 включения, каждое со средней номинальной массой 0.01960/32 = 0.00062 г. Заметим, что прямое взвешивание одного включения возможно, но характеризуется сравнительно большой погрешностью 0.0001/0.00062, то есть 16 отн. % и потому не применяется. Описанная процедура гарантирует заданную среднюю массу включения, а также обеспечивает хорошую воспроизводимость включений, и, следовательно, размера агломератов. Так, с полученными 32 включениями была проведена серия из трёх экспериментов. В 25 случаях было реализовано нормальное горение агломератов, в 7 случаях агломераты должным образом не воспламенились. Отобранные остатки горения были представлены 25 плотными сферами и 7 пористыми частицами. В результате гранулометрического анализа плотных сфер определён средний диаметр D10 = 683 мкм, а также стандартное отклонение Sd = 52 мкм, стандартное отклонение среднего Se =10 мкм, коэффициент вариации Kvar = Sd/D10 = 0.08. В практике гранулометрического анализа порошки с Kvar 0.15 принято считать монодисперсными [15, с. 212]. Таким образом, мы в действительности имеем дело с монодисперсными частицами. В описываемых экспериментах 23 из 25 плотных сфер представляли собой т. н. комбинированные частицы [10], у которых отчетливо виден белый оксидный колпачок, покрывающий значительную часть поверхности частицы. Две оставшиеся частицы представляли собой белую сферу без видимых вкраплений металла и темную, почти черную, сферу. Средняя плотность компактных сфер составляет 2.1–2.5 г/см3.

Остатки невоспламенившихся частиц представляют собой пористые эллипсоиды или сферы с диаметром, превышающим начальный диаметр включения. Они выглядят как застывшая пена, что указывает на происходившее выделение газа (вероятно, при разложении связующего). Плотность таких «раздутых» остатков 0.9–1.0 г/см3.

Рисунок 2 иллюстрирует описанные морфологические типы частиц-остатков.

Рис. 2. Фотографии частиц-остатков различных морфологических типов в одном масштабе.

(а) – комбинированные. (б) – белые сферы. (в) – тёмные сферы. (г) – незагоревшиеся включения.

Частицы-остатки комбинированного типа были дополнительно исследованы методом сканирующей электронной микроскопии (SEM) с использованием микроскопа Merlin|VP Compact (Zeiss), снабженного EDS-приставкой X-MaxN (Oxford Instruments) для локального элементного анализа (EDS – energy dispersive spectroscopy – спектроскопия энергетического рассеяния). Типичные результаты представлены рис. 3.

–  –  –

Рис. 3. SEM-вид частицы диаметром около 600 мкм с указанием точек анализ 1 и 2 и EDS-данные о локальном содержании химических элементов в этих точках в весовых и атомных процентах. Местами белёсый вид оболочки свидетельствует об её диэлектрических свойствах, которые проявляются в отражении электронов.

Предваряя анализ рис. 3, отметим, что к данным по углероду следует относиться с осторожность, поскольку они могут быть обусловлены использованием в вакуумной камере микроскопа углеродных подложек. Как видно на рис.3, тёмное вкрапление («ядро» частицы, точка анализа 1) содержит 40 % ат. бора, 40 % ат. кислорода и 10 % ат. алюминия. «Оболочка»

частицы вообще не содержит бора (точка анализа 2) и состоит в основном из атомов алюминия и кислорода в соотношении 2:6, в то время как соотношение атомов в оксиде Al2O3 – 2:3.

Аналогичные результаты получены ещё на 2 частицах. Можно констатировать, что в процессе горения комбинированной частицы бор концентрируется внутри частицы и участвует в образовании её ядра. Сферическая форма ядра свидетельствует о плавлении бора. Оболочка частицы, по-видимому, состоит из оксида алюминия и обогащена кислородом сверх стехиометрического соотношения. Можно предположить, что оболочка способна полностью закапсулировать бор.

Возможно, белые сферы (рис. 2б) содержат внутри бор. Тёмные сферы (рис. 2в), вероятно, представляют собой агломераты на ранней стадии горения (с малым количеством накопленного оксида). Вопрос о степени окисленности бора в ядре пока остаётся открытым.

В качестве поддона для улавливания остатков (поз. 2 на рис. 1б, 1в, 1г) обычно использовали лист мелованной бумаги формата А1. Варьируя расстояние от образца до поддона, мы убедились, что время горения агломерата не зависит от того, догорает ли он в полёте или на бумаге. Время горения tb борсодержащих агломератов, как и для титановых агломератов в [12, 13], отождествляли со временем свечения частицы и определяли по видеозаписи с точностью

0.04 с (длительность кадра). Момент окончания горения легко фиксируется, поскольку по окончании горения частица на видеозаписи больше не видна. В ходе экспериментов выяснились, что время горения частиц одного номинального размера имеет значительный разброс.

Оказалось, что помимо небольших отличий размеров частиц от номинального (фактор 1), имеется второй фактор, более существенно влияющий на разброс значений tb. Этот фактор – различия в условиях воспламенении частиц. Обнаружено, что воспламенение агломератов определяется не только составами композиций, но также зависит от «конструкции» образца, в частности – от геометрии лунки. Сравнительно надёжное воспламенение обеспечивали лунки цилиндрической формы с диаметром (1.3–1.5)·D0 и глубиной 1.0·D10, где D0 – начальный диаметр включения. При наличии более сильного второго фактора разброса tb, нет смысла строго обеспечивать монодисперсность частиц, а лучше учесть реальные различия в их диаметрах. Для «компенсации» разброса диаметров применяли следующую процедуру. Вместо осреднения данных (набора значений диаметров D и времён горения tb) в серии экспериментов с одним номинальным размером частиц, измеренные значения D и tb упорядочивали по возрастанию и ставили в соответствие друг другу. Основываясь на предполагаемой корреляции значений D и tb, считаем, что частица с минимальным (в данной серии) размером имеет минимальное время горения. Следующей в последовательности частице соответствует второе по величине время горения и так далее; самая большая частица характеризуется наибольшим временем горения.

Мы также предполагаем, что в процессе горения диаметр частицы изменяется незначительно и диаметр остатка равен начальному диаметру горящей частицы. Это допущение обосновывается сопоставлением результатов взвешивания совокупностей частиц до и после опыта. Как показано выше, для выборок, начитывающих десятки частиц, взвешивание производится с приемлемой точностью, воспроизводимость размеров хорошая, и это дает возможность оперировать средними значениями. Установлено, что масса остатка невоспламенившегося включения (рис. 2г) практически совпадает с суммарной массой порошкообразных компонентов (Al + B) в начальном включении до опыта. Масса остатка сгоревшей частицы зависит от её размера и для частиц в диапазоне 500–750 мкм составляет 0.88–0.96 от массы (Al + B) во включении до опыта. Очевидно, что соответствующее изменение диаметра находится в пределах инструментальной погрешности.

Рисунок 4 демонстрирует зависимость tb(D), полученную с использованием описанной процедуры.

Всего обработано 46 точек, получена следующая аппроксимационная зависимость:

tb(D) = (1.06±0.90)10–4·D1.51±0.13, где время tb в секундах, диаметр D в диапазоне 400–800 мкм, R2= 0.82 – коэффициент детерминации, характеризует качество аппроксимации [12, c.167]).

Точки, помеченные звездочкой (рис. 4), относятся к частицам одного номинального размера. Их расположение даёт представление о реальном разбросе данных и иллюстрирует предложенную процедуру компенсации разброса значений диаметров. Для 14 выделенных точек имеем вариацию диаметра D от 535 до 685 мкм, среднее 606 мкм, Sd = 45 мкм, Se =12 мкм. Соответственно, для времён tb имеем диапазон 1.16–1.66 с, среднее 1.57 с, Sd = 0.22 с, Se =0.06 с.

Представляется, что для выявления зависимости tb(D) рассматриваемый набор из 14 точек более информативен, чем усредненные значения D = 606±14 мкм, tb = 1.57±0.07 с (приведённые доверительные интервалы соответствуют уровню надежности 68 %).

2,5 2,0

–  –  –

Рис. 4. Зависимость времени горения (Al + B)-агломератов от размера. Условия: свободное падение в воздухе при атмосферном давлении. Точки – экспериментальные данные. Линия – аппроксимация степенной функцией, параметры в тексте. Точки, помеченные звездочкой, относятся к частицам одного номинального размера.

Представляет интерес сравнить характерные времена горения частиц разной природы. Такое сравнение проведено на рис. 5. Кроме аппроксимационной зависимости tb(D) для комбинированного горючего Al + B (воспроизведена с рис. 4), на рис. 5 представлены аналогичные зависимости для частиц титана и алюминия. Кривая Ti представляет обобщенную зависимость tb(D) = 5.8110–7·D2.35, где tb в секундах, D из диапазона 20–480 мкм, R2= 0.997, из [13] для титановых частиц и агломератов, сгорающих в воздухе при 1 атм. Кривая Al соответствует простейшей зависимости tb(D) = 310–6·D1,99, где tb в секундах, D из диапазона 15–760 мкм, R2= 0.87 из [17]. Эта зависимость обобщает данные по горению алюминиевых частиц при давлениях 1–204 атм в воздухе и иных окислительных средах, содержащих O2, H2O и CO2.

2,5

–  –  –

Как видно на рис. 5, времена сгорания (Al + B)-частиц из диапазона 400–800 мкм в 2–1.5 раза превышают времена сгорания частиц алюминия аналогичных размеров. В диапазоне размеров 400–500 мкм частицы (Al + B) имеют времена горения примерно как у титановых агломератов.

Принято считать, что величина показателя степени b = 1 в зависимости tb(D) ~ Db характерна для кинетического режима, а b =2 – для диффузионного. В случае алюминия b = 2 или меньше (скажем, 1.8 [17]), и это отклонение от 2 обычно связывают с накоплением оксида на поверхности горящей частицы в виде колпачка. В случае титана b = 2.35 и автор [13] полагает, что это обусловлено дополнительным «внутренним» диффузионным торможением при реализации экзотермического реагирования частицы в гетерогенном режиме. Торможение может быть связано, например, с диффузией окислителя через слой уже прореагировавшего вещества.

В случае сгорания (Al + B)-частиц b = 1.5. Модель горения частицы Al [18], учитывающая долю поверхности частицы, занятой оксидным колпачком, при некоторых условиях даёт значение b = 1.5. Можно предположить, что при горении (Al + B)-частиц колпачок играет важную роль.

Заключение Впервые определены времена сгорания крупных (400-800 мкм) агломератов из комбинированного горючего с соотношением Al : B = 4.2 : 1 в воздухе при 1 атм. Эти времена в 1.5–2 раза больше, чем у частиц алюминия, и примерно такие же, как у титановых агломератов сопоставимых размеров. Весовой и морфологический анализы частиц-остатков горения показали, что существенными особенностями механизма горения (Al + B)-частиц являются: (1) специфическая структура частиц в виде борсодержащего ядра, заключенного в оболочку, в которой отсутствует бор и имеется повышенное содержание атомов кислорода, (2) возможное присутствие непрореагировавшего бора по окончании горения частицы, (3) слабое изменение массы и диаметра частицы в процессе выгорания. Значение показателя степени 1.5 в зависимости времени горения от диаметра частицы свидетельствует о важной роли оболочки при реагировании частицы.

Благодарности Работа выполнена при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (проект № 15-03-04321 «Воспламенение и горение частиц комбинированного металлического горючего на основе алюминия и бора»).

Авторы выражают благодарность Я. Л. Лукьянову за проведение электронномикроскопического (SEM) и элементного (EDS) анализов.

Список литературы

1. Aly Y., Schoenitz M., Dreizin E.L. Ignition and combustion of mechanically alloyed Al-Mg powders with customized particle sizes // Combustion and Flame 160 (4) p. 835-842 (2013).

2. Shoshin Y. L., Dreizin E. L. Particle combustion rates for mechanically alloyed Al–Ti and aluminum powders burning in air // Combustion and Flame 145 (4) p. 714-722 (2006).

3. Glotov O. G., Simonenko V. N., Zarko V. E., et al. Combustion characteristics of propellants containing aluminum-boron mechanical alloy / Energetic materials. Structure and properties. 35th Int. Ann. Conf. of ICT, Karlsruhe, Germany, 2004, p. 107-1–107-18.

4. Glotov O. G., Zarko V. E., Simonenko V. N., et al. Effect of Al/B mechanical alloy on combustion characteristics of AP/HMX/energetic binder propellants / Energetic Materials. Performance and Safety. 36th Int.

Ann. Conf. of ICT & 32nd Int. Pyrotech. Seminar, Karlsruhe, Germany. 2005, p. 102-1–102-12.

5. Combustion of Boron-Based Solid Propellants and Solid Fuels / K. K. Kuo, R. Pein (Eds.), CRC Press, Boca Raton, 1993.

6. Глотов О. Г., Зырянов В.Я. Конденсированные продукты горения алюминизированных топлив. I. Методика исследования эволюции частиц дисперсной фазы // Физика горения и взрыва, 1995, Т. 31, № 1, с. 74-80.

7. Zarko V. E,. Glotov O. G. Formation of Al oxide particles in combustion of aluminized condensed systems (Review) // Sci. Tech. Energetic Materials. 2013, V. 74, No. 6, p. 139-143.

8. Глотов О. Г., Зарко В. Е., Карасев В. В. Проблемы и перспективы изучения агломерации и эволюции агломератов методом отборов // Физика горения и взрыва, 2000, Т. 36, № 1, с. 161-172.

9. Глотов О. Г., Зарко В. Е., Карасев В. В., Федотова Т. Д., Рычков А. Д. Макрокинетика горения монодисперсных агломератов в факеле модельного твердого топлива // Физика горения и взрыва, 2003, т.

39, № 5, 74-85.

10. Глотов О. Г., Жуков В. А. Эволюция 100-микронных алюминиевых агломератов и изначально сплошных алюминиевых частиц в пламени модельного твердого топлива. II 2 – Результаты. // Физика горения и взрыва. 2008. Т. 44, № 6. С. 61–71.

11. Глотов О. Г., Жуков В. А. Эволюция 100-микронных алюминиевых агломератов и изначально сплошных алюминиевых частиц в пламени модельного твердого топлива. Часть 1 – Экспериментальный подход // Физика горения и взрыва. 2008. Т. 44, № 6, С. 52–60.

12. Глотов О. Г. Горение сферических титановых агломератов в воздухе. I. Экспериментальный подход // Физика горения и взрыва. 2013. Т. 49, № 3. С. 50-57.

13. Глотов О. Г. Горение сферических титановых агломератов в воздухе. II. Результаты // Физика горения и взрыва. – 2013. – Т. 49, № 3. С. 58-71.

14. Архипов В.А., Горбенко Т.И., Жуков А.С., Пестерев А.В. Влияние хлорида олова на скорость горения гетерогенных конденсированных систем // Химическая физика и мезоскопия. – 2011. – Т. 13, № 4. – С. 463-469.

15. Градус Л. Я. Руководство по дисперсионному анализу методом микроскопии. М.: Химия, 1979.

16. Афифи А., Эйзен С. Статистический анализ. Подход с использованием ЭВМ. М.: Мир, 1982.

17. Бекстед М. В. Анализ данных по временам горения частиц алюминия // Физика горения и взрыва.

2005. Т. 41, № 5. С. 55–69.

18. Brooks K. P., Beckstead M. W. Dynamics of Aluminum Combustion // Journal of Propulsion and Power.

1995. V. 11, No. 4. P. 769-780.



Похожие работы:

«№ 2, АПРЕЛЬ 2017 Химик Весна не просто одно из времен года, это ноцами "Эсмеральда" и "Дикий запад" нас порадовая жизнь. Волшебная пора, когда оживает прировала аспирантка нашего факультета Ларина Елизада, греет ласковое солнце, поют рад...»

«№ 2, 2014 ВІСНИК ІНЖ ЕНЕРНОЇ А КАДЕМІЇ УКРАЇНИ BULLETIN OF ENGINEERING ACADEMY OF UKRAINE УДК 519.711.3 А. А. Писарчук, д.т.н., с.н.с. МОДЕЛИ СИТУАЦИОННОГО УПРАВЛЕНИЯ И САМООРГАНИЗАЦИИ В ЗАДАЧАХ СТРУКТУРНО-ПАРАМЕТРИЧЕСКО...»

«МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ ПО САНИТАРНО-ХИМИЧЕСКОМУ ИССЛЕДОВАНИЮ РЕЗИН И ИЗДЕЛИЙ ИЗ НИХ, ПРЕДНАЗНАЧЕННЫХ ДЛЯ КОНТАКТА С ПИЩЕВЫМИ ПРОДУКТАМИ МОСКВА 1988 испытания продукции МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ СССР Главное санитарно-эпидем иологическое управление МИНИСТЕРСТВО НШЕ11ЕРЕРАШЫВАЩЕл И Н...»

«УДК 551.247.1:519.632.4:004.272.26 МОДЕЛИРОВАНИЕ СОЛЯНОГО ДИАПИРИЗМА РАСЧЕТОМ 3D ПОЛЗУЩИХ ТЕЧЕНИЙ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ТЕХНОЛОГИИ ПАРАЛЛЕЛЬНЫХ ВЫЧИСЛЕНИЙ CUDA НА GPU Борис Валентинович Лунев Институт нефтегазовой геологии и геофизики им. ак. А. А. Трофимука СО РАН, 630090, Россия, г. Новосибирск,...»

«МОДЕЛИРОВАНИЕ СТРУКТУРЫ ТЕЧЕНИЯ В ВИХРЕВОЙ ТОПКЕ Ю.А.Аникин1,2, И.С.Ануфриев1, Д.В.Красинский1, В.В.Саломатов1,2, О.В.Шарыпов1,2, Х.Энхжаргал3 Институт теплофизики им. С.С. Кутателадзе СО РАН, Новосибирск Новосибирский государственный университет, Новосибирск Монгольский государственный университет науки...»

«Михайлов Руслан Вячеславович ФОТОСТИМУЛИРОВАННОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ О2, СО, NO С ДИСПЕРСНЫМ TiO2 ПРИ ОБЛУЧЕНИИ В ОБЛАСТИ СОБСТВЕННОГО И НЕСОБСТВЕННОГО ПОГЛОЩЕНИЯ 01.04.07 физика конденсированного состояния АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учено...»

«ОТЗЫВ официального оппонента на диссертационную работу Бузникова Никиты Александровича "Гигантский магнитоимпеданс и высокочастотные нелинейные эффекты в магнитомягких проводниках", представленную на...»

«Городская открытая олимпиада школьников по физике. Санкт-Петербургская олимпиада школьников по физике 2016 г. 8 класс. Финальный этап. Теоретическийтур, первый этап II городской тур. Ответы и баллы. 8 класс. Задача 1. Разность показаний весов да...»

«SOLEST 120 Паспорт безопасности SOLEST 120 1 Идентификация вещества/продукта SOLEST 120 Торговое название продукта CPI Engineering Services Компания 2300 James Savage Rd. Midland, MI 48642 Phone: 989-496-3780 Fax: 989-496-0316 Не относится к смесям. Номер CAS Нет...»








 
2017 www.ne.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.