WWW.NET.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет ресурсы
 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«ПАТОМОРФОЛОГИЧЕСКИЙ И МОЛЕКУЛЯРНО-БИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ НЕМЕЛКОКЛЕТОЧНОГО РАКА ЛЕГКОГО. ДИАГНОСТИКА И ПРОГНОЗ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Полихимиотерапия, лучевая терапия и комбинированная терапия (полихимио- и лучевая терапия) не имели статистически значимого влияния на выживаемость больных НМКРЛ.

Таким образом, из всех клинических критериев имеется взаимосвязь выживаемости больных НМКРЛ только с типом операции. Однако, тип операции, отражая оперативную тактику и объем операции, взаимосвязан с клинико-морфологическими параметрами по системе TNM (показателем Т, наибольшим размером первичной опухоли, показателем N, стадией заболевания и гистогенезом) и имеет вторичное (суммирующее) влияние на выживаемость больных НМКРЛ по сравнению с первичными клиникоморфологическими параметрами опухоли.

–  –  –

Результаты определения выживаемости больных НМКРЛ во взаимосвязи с клинико-морфологическими параметрами по системе TNM, а также результаты сравнения представлены в таблице 83.

–  –  –

Наблюдалось последовательное уменьшение выживаемости от группы с показателем Т1, к Т2 и Т3, а также между группами с размером опухоли менее 3 см и более 3 см (рисунок 39а,б). В зависимости от показателя N достоверные отличия получены только для группы N0 (выживаемость длиннее) по сравнению с N1, N2 и N3 (выживаемость короче). Между Рисунок 39. Графики выживаемости по Каплану-Мейеру больных НМКРЛ в зависимости от показателя Т (а), наибольшего размера (б), показателя N (в), стадии (г), гистогенеза (д) и дифференцировки опухоли (е). По оси абсцисс – время жизни (в днях), по оси ординат – доля выживших больных.



группами N1, N2 и N3 отсутствовали статистически значимые отличия выживаемости (рисунок 39в). Наблюдалось последовательное уменьшение выживаемости в ряду 1, 2 и 3 стадия (рисунок 38г). Выживаемость больных достоверно длиннее при Пк по сравнению с Ак (рисунок 39д). Выживаемость больных достоверно длиннее при высокой дифференцировке по сравнению с умеренной и низкой дифференцировкой. Между умерено и низкодифференцированной карциномами отсутствовало достоверное отличие в выживаемости больных (рисунок 39е).

Таким образом, имеется взаимосвязь выживаемости больных НМКРЛ с клинико-морфологическими параметрами по системе TNM: показателем Т, наибольшим размером первичной опухоли, показателем N, стадией заболевания, гистогенезом и дифференцировкой опухоли.

–  –  –

Так как при НМКРЛ среднее значение ИП Ag-ЯОР-белков составило 6,52, то случаи с ИП Ag-ЯОР-белков 6,52 и более считались с большим ИП Ag-ЯОР-белков (118 случаев – 49%), до 6,52 – с небольшим (125 случаев – 51%). Выживаемость больных НМКРЛ имела статистически значимое отличие (р0,001) в зависимости от ИП Ag-ЯОР-белков: 49,8±5,2% - при небольшой площади и 28,6±4,7% - при большой (рисунок 40а).

Так как при Ак среднее значение ИП Ag-ЯОР-белков составило 6,05, то случаи с ИП Ag-ЯОР-белков 6,05 и более считались с большим ИП Ag-ЯОРбелков (48 случаев – 43%), до 6,05 – с небольшим (63 случая – 57%). Выживаемость больных Ак имела статистически значимое отличие (р0,001) в зависимости от ИП Ag-ЯОР-белков: 39,0±8,2% - при небольшой площади и 13,1±5,6% - при большой (рисунок 40б).

Так как при Пк среднее значение ИП Ag-ЯОР-белков составило 6,96, то случаи с ИП Ag-ЯОР-белков 6,96 и более считались с большим ИП Ag-ЯОРбелков (59 случаев – 45%), до 6,96 – с небольшим (73 случая – 55%). Выживаемость больных Пк имела статистически значимое отличие (р0,001) в зависимости от ИП Ag-ЯОР-белков: 68,9±6,3% - при небольшой площади и 19,0±5,9% - при большой (рисунок 40в).





Так как при НМКРЛ среднее значение КВ Ag-ЯОР-белков составило 30,5%, то случаи с КВ Ag-ЯОР-белков 30,5% и более считались с большим КВ Ag-ЯОР-белков (108 случай – 44%), до 30,5% – с небольшим (135 случаев

– 56%). Выживаемость больных НМКРЛ имела статистически значимое отличие (р0,001) в зависимости от КВ Ag-ЯОР-белков: 50,2±4,9% - при небольшом КВ и 25,8±4,9% - при большом КВ (рисунок 41а).

Рисунок 40. Графики выживаемости по Каплану-Мейеру больных НМКРЛ (а), Ак (б) и Пк (в) с небольшим (-) и большим (+) ИП Ag-ЯОР-белков. По оси абсцисс – время жизни (дни), по оси ординат – доля выживших больных.

Так как при Ак среднее значение КВ Ag-ЯОР-белков составило 29,8%, то случаи с КВ Ag-ЯОР-белков 29,8% и более считались с большим КВ AgЯОР-белков (54 случая – 49%), до 29,8% – с небольшим (57 случаев – 51%).

Выживаемость больных Ак имела статистически значимое отличие (р0,001) в зависимости от КВ Ag-ЯОР-белков: 38,3±8,7% - при небольшом КВ и 18,5±6,2% - при большом КВ (рисунок 41б).

Так как при Пк среднее значение КВ Ag-ЯОР-белков составило 31,2%, то случаи с КВ Ag-ЯОР-белков 31,2% и более считались с большим КВ AgЯОР-белков (62 случай – 47%), до 31,2% – с небольшим (70 случаев – 53%).

Выживаемость больных Пк имела статистически значимое отличие (р0,001) в зависимости от КВ Ag-ЯОР-белков: 67,5±6,4% - при небольшом КВ и 22,2±6,0% - при большом КВ (рисунок 41в).

Рисунок 41. Графики выживаемости по Каплану-Мейеру больных НМКРЛ (а), Ак (б) и Пк (в) с небольшим (-) и большим (+) КВ Ag-ЯОР-белков. По оси абсцисс – время жизни (в днях), по оси ординат – доля выживших больных.

9.3.2. Ag-ЯОР-белки в MIB-1 позитивных клетках Так как при НМКРЛ медиана Ag-ЯОР-белков (MIB-1) составила 10,47 мкм, то случаи с Ag-ЯОР-белками (MIB-1) 10,47 мкм и более считались с большой площадью (101 случай – 49%), до 10,47 мкм – с небольшой (106 случаев – 51%). Выживаемость больных имела статистически значимое отличие (р0,001) в зависимости от Ag-ЯОР-белков (MIB-1): 61,2±5,4% - при небольшой площади и 16,2±4,2% - при большой (рисунок 42а).

Так как при Ак среднее значение Ag-ЯОР-белков (MIB-1) составило 10,56 мкм, то случаи с Ag-ЯОР-белками (MIB-1) 10,56 мкм и более считались с большой площадью (44 случая – 47%), до 10,56 мкм – с небольшой (50 случаев – 53%). Выживаемость больных имела статистически значимое отличие (р0,001) в зависимости от Ag-ЯОР-белков (MIB-1): 45,0±8,9% - при небольшой площади и 7,9±4,8% - при большой (рисунок 42б).

Рисунок 42. График выживаемости по Каплану-Мейеру больных НМКРЛ (а), Ак (б) и Пк (в) с большой (+П) и небольшой (-П) Ag-ЯОР-белков (MIB-1).

Ось абсцисс – время жизни (дни), ось ординат – доля выживших больных.

Так как при Пк среднее значение Ag-ЯОР-белков (MIB-1) составило 10,67 мкм, то случаи с Ag-ЯОР-белками (MIB-1) 10,67 мкм и более считались с большой площадью (57 случаев – 50%), до 10,67 мкм – с небольшой (56 случаев – 50%). Выживаемость больных имела статистически значимое отличие (р0,001) в зависимости от Ag-ЯОР-белков (MIB-1): 72,3±6,7% - при небольшой площади и 19,6±6,2% - при большой (рисунок 42в).

Так как при НМКРЛ медиана ПП составила 304,2, то случаи с ПП 304,2 и более считались с большим ПП (100 случаев – 50%), до 304,2 – с небольшим (100 случаев – 50%). Выживаемость больных имела статистически значимое отличие (р0,001) в зависимости от ПП: 51,0±5,7% - при небольшом значении и 27,5±4,9% - при большом (рисунок 43а).

Так как при Ак медиана ПП составила 218,4, то случаи с ПП 218,4 и более считались с большим ПП (46 случаев – 51%), до 218,4 – с небольшим (45 случаев – 49%). Выживаемость больных имела статистически значимое отличие (р0,001) в зависимости от ПП: 43,4±9,6% - при небольшом значении и 14,3±5,9% - при большом (рисунок 43б).

Рисунок 43. График выживаемости по Каплану-Мейеру больных НМКРЛ (а), Ак (б) и Пк (в) с большим (+) и небольшим (-) ПП. По оси абсцисс – время жизни (в днях), по оси ординат – доля выживших больных.

Так как при Пк медиана ПП составила 343,3, то случаи с ПП 343,3 и более считались с большим ПП (55 случаев – 50%), до 343,3 – с небольшим (54 случая – 50%). Выживаемость больных имела статистически значимое отличие (р0,001) в зависимости от ПП: 63,6±7,5% - при небольшом значении и 29,1±6,7% - при большом (рисунок 43в).

9.3.3. Маркеры пролиферативной активности (Ki-67, топоизомераза II)

Так как при НМКРЛ медиана ИМ Ki-67 составила 25%, то случаи с ИМ Ki-67 25% и более считались с большим ИМ Ki-67 (116 случаев – 54%), до 25% – с небольшим (99 случаев – 46%).

Выживаемость больных НМКРЛ имела статистически значимое отличие (р=0,006) в зависимости от ИМ Ki-67:

50,3±5,5% - при небольшом и 31,6±4,7% - при большом (рисунок 44а).

Рисунок 44. Графики выживаемости по Каплану-Мейеру больных НМКРЛ (а), Ак (б) и Пк (в) с небольшим (-Ki-67) и большим (+Ki-67) ИМ Ki-67. По оси абсцисс – время жизни (дни), по оси ординат – доля выживших больных.

Так как при Ак медиана ИМ Ki-67 составила 20%, то случаи с ИМ Kiи более считались с большим ИМ Ki-67 (51 случай – 53%), до 20% – с небольшим (46 случаев – 47%). Выживаемость больных Ак имела статистически значимое отличие (р=0,002) в зависимости от ИМ Ki-67: 44,6±8,4% при небольшом ИМ Ki-67 и 16,7±6,1% - при большом (рисунок 44б).

Так как при Пк медиана ИМ Ki-67 составила 30%, то случаи с ИМ Kiи более считались с большим ИМ Ki-67 (65 случаев – 55%), до 30% – с небольшим (53 случая – 45%). Выживаемость больных Пк имела статистически значимое отличие (р=0,01) в зависимости от ИМ Ki-67: 57,7±7,9% - при небольшом ИМ Ki-67 и 38,4±6,4% - при большом (рисунок 44в).

Рисунок 45. Графики выживаемости по Каплану-Мейеру больных НМКРЛ (а), Ак (б) и Пк (в) с небольшим (-ТороII) и большим (+ТороII) ИМ ТороII. По оси абсцисс – время жизни (в днях), по оси ординат – доля выживших больных.

Так как при НМКРЛ медиана ИМ ТороII составила 19%, то случаи с ИМ ТороII 19% и более считались с большим ИМ ТороII (99 случаев – 52%), до 19% – с небольшим (94 случая – 48%). Выживаемость больных НМКРЛ имела статистически значимое отличие (р=0,003) в зависимости от ИМ ТороII: 53,0±5,5% - при небольшом и 31,7±5,1% - при большом (рисунок 45а).

Так как при Ак медиана ИМ ТороII составила 14%, то случаи с ИМ ТороII 14% и более считались с большим ИМ ТороII (42 случая – 51%), до 14% – с небольшим (40 случаев – 49%).

Выживаемость больных Ак имела статистически значимое отличие (р=0,001) в зависимости от ИМ ТороII:

48,6±9,2% - при небольшом и 17,9±6,1% - при большом (рисунок 45б).

Так как при Пк медиана ИМ ТороII составила 22%, то случаи с ИМ ТороII 22% и более считались с большим ИМ ТороII (61 случай – 55%), до 22% – с небольшим (50 случаев – 45%).

Выживаемость больных Пк имела статистически значимое отличие (р0,001) в зависимости от ИМ ТороII:

74,8±6,6% - при небольшом и 24,8±6,6% - при большом (рисунок 45в).

–  –  –

Выживаемость больных НМКРЛ имела статистически значимое отличие в зависимости от экспрессии р53 (р=0,03): 46,2±4,7% – при отрицательной экспрессии и 32,4±5,1% - при положительной экспрессии (рисунок 46а).

Рисунок 46. Графики выживаемости по Каплану-Мейеру больных НМКРЛ с отрицательной (-) и положительной (+) экспрессией р53(а), bcl-2(б) и bax(в).

Ось абсцисс – время жизни (дни), ось ординат – доля выживших больных.

Выживаемость больных НМКРЛ имела статистически значимое отличие в зависимости от экспрессии bcl-2 (р=0,004): 35,6±3,8% – при отрицательной и 58,4±8,8% - при положительной экспрессии (рисунок 46б).

Выживаемость больных НМКРЛ при положительной экспрессии bax была ниже по сравнению с отрицательной (36,8±4,7% и 44,8±5,2% соответственно), однако, отличие не достоверно (р=0,7) (рисунок 46в).

Рисунок 47. Графики выживаемости по Каплану-Мейеру больных Ак с отрицательной (-) и положительной (+) экспрессией р53(а), bcl-2(б) и bax(в).

Ось абсцисс – время жизни (дни), ось ординат – доля выживших больных.

Выживаемость больных Ак не имела статистически значимого отличия в зависимости от экспрессии р53 (р=0,2): 36,4±6,5% – при отрицательной экспрессии и 23,5±7,7% - при положительной экспрессии (рисунок 47а).

Выживаемость больных Ак не имела статистически значимого отличия в зависимости от экспрессии bcl-2 (р=0,1): 29,8±5,2% – при отрицательной экспрессии и 52,7±15,0% - при положительной экспрессии (рисунок 47б).

Выживаемость больных Ак при положительной экспрессии bax была ниже по сравнению с отрицательной экспрессией (23,4±6,4% и 44,6±8,7% соответственно), однако, отличие не достоверно (р=0,1) (рисунок 47в).

Рисунок 48. Графики выживаемости по Каплану-Мейеру больных Пк с отрицательной (-) и положительной (+) экспрессией р53(а), bcl-2(б) и bax(в).

Ось абсцисс – время жизни (дни), ось ординат – доля выживших больных.

Выживаемость больных Пк имела статистически значимое отличие в зависимости от экспрессии р53 (р=0,03): 54,8±7,0% – при отрицательной экспрессии и 37,0±6,5% - при положительной экспрессии (рисунок 48а).

Выживаемость больных Пк имела статистически значимое отличие в зависимости от экспрессии bcl-2 (р=0,047): 41,3±5,4% – при отрицательной экспрессии и 59,0±10,4% - при положительной экспрессии (рисунок 48б).

Выживаемость больных Пк при положительной экспрессии bax была выше по сравнению с отрицательной экспрессией (52,8±6,5% и 43,5±6,6% соответственно), однако, отличие не достоверно (р=0,2) (рисунок 48в).

9.3.5. ПМЦР-Г и ПМЦР-Л

Так как при НМКРЛ медиана ПМЦР-Г составила 43, то случаи с ПМЦР-Г 43 и более считались с большой ПМЦР-Г (115 случаев – 50%), до 43

– с небольшой (113 случаев – 50%). Выживаемость больных НМКРЛ имела статистически значимое отличие (р=0,008) в зависимости от ПМЦР-Г:

49,8±5,2% - при небольшой и 29,8±4,8% - при большой (рисунок 49а).

Так как при Ак медиана ПМЦР-Г составила 47, то случаи с ПМЦР-Г 47 и более считались с большой ПМЦР-Г (56 случаев – 53%), до 47 – с небольшой (49 случаев – 47%). Выживаемость больных Ак имела статистически значимое отличие (р=0,002) в зависимости от ПМЦР-Г: 46,3±8,9% - при небольшой и 18,9±5,9% - при большой (рисунок 49б).

Рисунок 49. Графики выживаемости по Каплану-Мейеру больных НМКРЛ (а), Ак (б) и Пк (в) с небольшой (-) и большой (+) ПМЦР-Г. По оси абсцисс – время жизни (в днях), по оси ординат – доля выживших больных.

Так как при Пк медиана ПМЦР-Г составила 40, то случаи с ПМЦР-Г 40 и более считались с большой ПМЦР-Г (62 случая – 50%), до 40 – с небольшой (61 случай – 50%). Выживаемость больных Пк имела статистически значимое отличие (р=0,01) в зависимости от ПМЦР-Г: 57,2±6,8% - при небольшой и 31,5±7,1% - при большой (рисунок 49в).

Рисунок 50. Графики выживаемости по Каплану-Мейеру больных НМКРЛ (а), Ак (б) и Пк (в) с небольшой (-) и большой (+) ПМЦР-Л. По оси абсцисс – время жизни (в днях), по оси ординат – доля выживших больных.

Так как при НМКРЛ медиана ПМЦР-Л составила 4, то случаи с ПМЦРЛ 4 и более считались с большой ПМЦР-Л (129 случаев – 57%), до 4 – с небольшой (99 случаев – 43%). Выживаемость больных НМКРЛ имела статистически значимое отличие (р=0,03) в зависимости от ПМЦР-Л: 48,3±5,5% при небольшой и 34,0±4,6% - при большой (рисунок 50а).

Так как при Ак медиана ПМЦР-Л составила 4, то случаи с ПМЦР-Л 4 и более считались с большой ПМЦР-Л (60 случаев – 57%), до 4 – с небольшой (45 случаев – 43%). Выживаемость больных Ак не имела статистически значимого отличия (р=0,5) в зависимости от ПМЦР-Л: 32,8±8,0% - при небольшой и 29,4±6,9% - при большой (рисунок 50б).

Так как при Пк медиана ПМЦР-Л составила 4, то случаи с ПМЦР-Л 4 и более считались с большой ПМЦР-Л (69 случаев – 56%), до 4 – с небольшой (54 случая – 44%). Выживаемость больных Пк имела статистически значимое отличие (р=0,02) в зависимости от ПМЦР-Л: 59,0±7,5% - при небольшой ПМЦР-Л4 и 36,1±6,3% - при большой ПМЦР-Л4 (рисунок 50в).

–  –  –

Выживаемость больных НМКРЛ имела статистически значимое отличие в зависимости от экспрессии белка Her2 (р=0,02): 46,8±5,2% – при отрицательной и 30,9±5,0% - при положительной (рисунок 51а).

Рисунок 51. Графики выживаемости по Каплану-Мейеру больных НМКРЛ (а), Ак (б) и Пк (в) с отрицательным (-) и положительным (+) Her2 статусом.

Ось абсцисс – время жизни (дни), ось ординат – доля выживших больных.

Выживаемость больных Ак при положительной экспрессии белка Her2 была ниже по сравнению с отрицательным (26,6±6,6% и 34,1±8,9% соответственно), однако, отличие не достоверно (р=0,4) (рисунок 51б).

Выживаемость больных Пк имела статистически значимое отличие в зависимости от экспрессии белка Her2 (р=0,04): 51,8±6,5% – при отрицательной и 33,6±7,6% - при положительной (рисунок 51в).

Выживаемость больных НМКРЛ при наличии амплификации гена Her2 была ниже по сравнению с опухолями, в которых отсутствовала амплификация гена Her2 (31,0±11,5% и 39,9±3,8% соответственно), однако, отличие не достоверно (р=0,5) (рисунок 52а).

Рисунок 52. Графики выживаемости по Каплану-Мейеру больных НМКРЛ: а

– при отсутствии (-HER2) и наличии (+HER2) амплификации генаHer2, б при отсутствии (-CEP17) и наличии (+CEP17) увеличения CEP17, в – при четырех типах, в зависимости от состояния гена Her2 и CEP17. По оси абсцисс

– время жизни (в днях), по оси ординат – доля выживших больных.

Выживаемость больных НМКРЛ при наличии увеличения CEP17 была ниже по сравнению с опухолями, в которых отсутствовало увеличение CEP17 (25,6±8,9% и 42,3±3,8% соответственно), однако, имеется только тенденция к статистической достоверности (р=0,07) (рисунок 52б).

При анализе выживаемости больных НМКРЛ с четырьмя типами опухоли выявлено отсутствие отличий между типами N и AP (р=0,3; выживаемость соответственно 44,6±4,0% и 55,1±19,6%) и между типами A и P (р=0,7;

выживаемость соответственно 9,2±8,8% и 9,5±7,0%). Наблюдалось статистически значимое снижение выживаемости больных с типами A и P, с одной стороны, по сравнению с типами N и AP, с другой стороны (рисунок 52в).

Рисунок 53. Графики выживаемости по Каплану-Мейеру больных Ак: а – при отсутствии (-HER2) и наличии (+HER2) амплификации генаHer2, б - при отсутствии (-CEP17) и наличии (+CEP17) увеличения CEP17, в – при четырех типах, в зависимости от состояния гена Her2 и CEP17. По оси абсцисс – время жизни (в днях), по оси ординат – доля выживших больных.

Выживаемость больных Ак при наличии амплификации гена Her2 была ниже по сравнению с опухолями, в которых отсутствовала амплификация гена Her2 (34,6±12,5% и 30,3±5,7% соответственно), однако, отличие не достоверно (р=0,6) (рисунок 53а).

Выживаемость больных Ак при наличии и при отсутствии увеличения CEP17 не имела статистически значимых отличий (р=1,0; выживаемость соответственно 33,3±12,1% и 31,4±5,6%) (рисунок 53б).

Рисунок 54. Графики выживаемости по Каплану-Мейеру больных Пк: а – при отсутствии (-HER2) и наличии (+HER2) амплификации генаHer2, б - при отсутствии (-CEP17) и наличии (+CEP17) увеличения CEP17, в – при четырех типах, в зависимости от состояния гена Her2 и CEP17. По оси абсцисс – время жизни (в днях), по оси ординат – доля выживших больных.

При анализе выживаемости больных Ак с четырьмя типами опухоли выявлено отсутствие отличий между типами A и P (р=0,5; выживаемость соответственно 10,0±9,5% и 5,0±6,9%), наблюдалось снижение выживаемости при типе N по сравнению с AP (р=0,03; выживаемость соответственно 34,8±6,2% и 58,9±20,3%). Также наблюдалось статистически значимое снижение выживаемости больных с типами A и P по сравнению с типом AP (р=0,008 и р=0,01 соответственно); и отсутствие отличий с типом N (рис.53в).

Выживаемость больных Пк при наличии амплификации гена Her2 была ниже по сравнению с опухолями, в которых отсутствовала амплификация гена Her2 (10,0±16,1% и 46,1±5,1% соответственно), однако, отличие не достоверно (р=0,2) (рисунок 54а).

Выживаемость больных Пк при наличии увеличения CEP17 была достоверно ниже по сравнению с опухолями, в которых отсутствовало увеличение CEP17 (р=0,01; выживаемость соответственно 20,0±12,6% и 49,4±5,2% соответственно) (рисунок 54б).

При анализе выживаемости больных Пк с четырьмя типами опухоли выявлено, что выживаемость с типом N составила 49,1±5,3%, с типом АР был один больной - завершенный случай, прожил 209 дней, с типом A два больных – один завершенный случай, прожил 614 дней и один незавершенный случай, был под наблюдением 68 дней, выживаемость с типом P составила 22,2±13,9%. Наблюдалось статистически значимое снижение выживаемости больных с типом P по сравнению с типом N (р=0,03) (рисунок 54в).

9.4. Коэкспрессия молекулярно-биологических маркеров 9.4.1. Коэкспрессия Ag-ЯОР-белков, маркеров пролиферативной активности (Ki-67, топоизомераза II) и Ag-ЯОР-белков в MIB-1 позитивных клетках Результаты определения выживаемости больных НМКРЛ во взаимосвязи с коэкспрессией ядрышковых организаторов (ИП и КВ Ag-ЯОРбелков), маркеров пролиферативной активности (ИМ Ki-67 и ИМ ТороII), а также результаты сравнения представлены в таблице 84.

При исследовании ядрышковых организаторов наблюдалось последовательное уменьшение выживаемости в ряду: тип -ИП Ag-ЯОР-белков /КВ Ag-ЯОР-белков, тип -ИП Ag-ЯОР-белков /+КВ Ag-ЯОР-белков и тип +ИП Ag-ЯОР-белков /-КВ Ag-ЯОР-белков, тип +ИП Ag-ЯОР-белков /+КВ Ag-ЯОР-белков (рисунок 55а,б). Найдено статистически значимое отличие в выживаемости больных с типами -ИП Ag-ЯОР-белков /-КВ Ag-ЯОР-белков и +ИП Ag-ЯОР-белков /+KВ Ag-ЯОР-белков.

–  –  –

В группе опухолей с небольшим или большим ИП Ag-ЯОР-белков выживаемость не отличалась при небольшом или большом КВ Ag-ЯОР-белков (между –ИП Ag-ЯОР-белков /-КВ Ag-ЯОР-белков и –ИП Ag-ЯОР-белков /+KВ Ag-ЯОР-белков; между +ИП Ag-ЯОР-белков /-KВ Ag-ЯОР-белков и +ИП Ag-ЯОР-белков /+КВ Ag-ЯОР-белков). В группе опухолей с небольшим КВ Ag-ЯОР-белков выживаемость длиннее в опухолях с небольшим ИП AgЯОР-белков (-ИП Ag-ЯОР-белков /-KВ Ag-ЯОР-белков) по сравнению с опухолями с большим ИП Ag-ЯОР-белков и большим КВ Ag-ЯОР-белков (+ИП Ag-ЯОР-белков /-KВ Ag-ЯОР-белков). Аналогично, в группе опухолей с большим КВ Ag-ЯОР-белков выживаемость длиннее в опухолях с небольшим ИП Ag-ЯОР-белков (-ИП Ag-ЯОР-белков /+KВ Ag-ЯОР-белков) по сравнению с опухолями с большим ИП Ag-ЯОР-белков (+ИП Ag-ЯОР-белков /+ИП Ag-ЯОР-белков). Также не найдено статистически значимого отличия в выживаемости больных с типами -ИП Ag-ЯОР-белков /+КВ Ag-ЯОР-белков и +ИП Ag-ЯОР-белков /-KВ Ag-ЯОР-белков.

Исходя из полученных данных типы -ИП Ag-ЯОР-белков /+КВ AgЯОР-белков и +ИП Ag-ЯОР-белков /-KВ Ag-ЯОР-белков НМКРЛ объединены в «промежуточный» тип, в котором ИП и КВ Ag-ЯОР-белков в клетках опухоли имели противоположные значения (-ИП Ag-ЯОР-белков /+КВ AgЯОР-белков и +ИП Ag-ЯОР-белков /-КВ Ag-ЯОР-белков). Выживаемость больных с «промежуточным» типом опухоли статистически значимо отличалась от опухолей с типом -ИП Ag-ЯОР-белков /-КВ Ag-ЯОР-белков и типом +ИП Ag-ЯОР-белков /+КВ Ag-ЯОР-белков и имела промежуточное значение

– 38,4±6,8%.

Рисунок 55. Графики выживаемости по Каплану-Мейеру больных НМКРЛ в зависимости от параметров Ag-ЯОР-белков (а, б) и коэкспрессии маркеров пролиферативной активности (в). ИП - ИП Ag-ЯОР-белков, КВ – КВ AgЯОР-белков, Ki-67, ТороII - соответственно ИМ Ki-67 и ИМ ТороII. По оси абсцисс – время жизни (в днях), по оси ординат – доля выживших больных.

Таким образом, имелась взаимосвязь выживаемости больных НМКРЛ с ИП и КВ Ag-ЯОР-белков.

При исследовании коэкспрессии маркеров пролиферативной активности наблюдалось последовательное уменьшение выживаемости в ряду: тип

-ИМ Ki-67 /-ИМ ТороII, тип +ИМ Ki-67 /-ИМ ТороII, тип -ИМ Ki-67 /+ИМ ТороII, тип +ИМ Ki-67 /+ИМ ТороII (рисунок 55в).

Найдено статистически значимое отличие в выживаемости больных с типами -ИМ Ki-67 /-ИМ ТороII и +ИМ Ki-67 /+ИМ ТороII. В группе опухолей с небольшим или большим ИМ Ki-67 выживаемость не отличалась при небольшом или большом ИМ ТороII (между -ИМ Ki-67 /-ИМ ТороII и -ИМ Ki-67 /+ИМ ТороII; между +ИМ Ki-67 /-ИМ ТороII и +ИМ Ki-67 /+ИМ ТороII). Также в группе опухолей с небольшим ИМ ТороII выживаемость не отличалась при небольшом или большом ИМ Ki-67 (-ИМ Ki-67 /-ИМ ТороII и +ИМ Ki-67 /-ИМ ТороII). В группе опухолей с большим ИМ ТороII выживаемость длиннее в опухолях с небольшим ИМ Ki-67 (-ИМ Ki-67 /+ИМ ТороII) по сравнению с опухолями с большим ИМ Ki-67 (+ИМ Ki-67 /+ИМ ТороII). Также не найдено статистически значимого отличия в выживаемости больных с типами -ИМ Ki-67 /+ИМ ТороII и +ИМ Ki-67 /-ИМ ТороII.

Таким образом, имелась взаимосвязь выживаемости больных НМКРЛ с коэкспрессией маркеров пролиферативной активности.

Результаты определения выживаемости больных НМКРЛ во взаимосвязи параметров ядрышковых организаторов (ИП и КВ Ag-ЯОР-белков) с маркерами пролиферативной активности (ИМ Ki-67 и ИМ ТороII), а также результаты сравнения представлены в таблице 85 и 86.

–  –  –

При исследовании ИП Ag-ЯОР-белков и ИМ Ki-67 наблюдалось последовательное уменьшение выживаемости в ряду: тип -ИП Ag-ЯОР-белков /-ИМ Ki-67, тип -ИП Ag-ЯОР-белков /+ИМ Ki-67, тип +ИП Ag-ЯОР-белков /ИМ Ki-67, тип +ИП Ag-ЯОР-белков /+ИМ Ki-67 (рисунок 56а,б).

Рисунок 56. Графики выживаемости по Каплану-Мейеру больных НМКРЛ в зависимости от ИП Ag-ЯОР-белков и экспрессии Ki-67 (а, б), ТороII (в). ИП

- ИП Ag-ЯОР-белков, Ki-67, ТороII - соответственно ИМ Ki-67 и ИМ ТороII. По оси абсцисс – время жизни (в днях), по оси ординат – доля выживших больных.

Найдено статистически значимое отличие в выживаемости больных с типами -ИП Ag-ЯОР-белков /-ИМ Ki-67 и +ИП Ag-ЯОР-белков /+KВ AgЯОР-белков. В группе опухолей с небольшим или большим ИП Ag-ЯОРбелков выживаемость не отличалась при небольшом или большом ИМ Ki-67 (между -ИП Ag-ЯОР-белков /-ИМ Ki-67 и –ИП Ag-ЯОР-белков /+ИМ Ki-67;

между +ИП Ag-ЯОР-белков /- ИМ Ki-67 и +ИП Ag-ЯОР-белков /+ИМ Ki-67).

В группе опухолей с небольшим ИМ Ki-67 выживаемость длиннее в опухолях с небольшим ИП Ag-ЯОР-белков (-ИП Ag-ЯОР-белков /-ИМ Ki-67) по сравнению с опухолями с большим ИП Ag-ЯОР-белков и небольшим ИМ KiИП Ag-ЯОР-белков /-ИМ Ki-67).

Аналогично, в группе опухолей с большим ИМ Ki-67 выживаемость длиннее в опухолях с небольшим ИП Ag-ЯОР-белков (-ИП Ag-ЯОР-белков /+ИМ Ki-67) по сравнению с опухолями с большим ИП Ag-ЯОР-белков (+ИП Ag-ЯОР-белков /+ИМ Ki-67). Также не найдено статистически значимого отличия в выживаемости больных с типами -ИП Ag-ЯОР-белков /+ИМ Ki-67 и +ИП Ag-ЯОР-белков /-ИМ Ki-67. Исходя из полученных данных типы -ИП Ag-ЯОР-белков /+ИМ Ki-67 и +ИП Ag-ЯОР-белков /-ИМ Ki-67 НМКРЛ объединены в «промежуточный» тип, в котором ИП Ag-ЯОР-белков и ИМ Ki-67 в клетках опухоли имели противоположные значения (-ИП Ag-ЯОР-белков /+ИМ Ki-67 и +ИП Ag-ЯОР-белков /-ИМ Ki-67). Выживаемость больных с «промежуточным» типом опухоли статистически значимо отличалась от опухолей с типом -ИП Ag-ЯОР-белков /-ИМ Ki-67 и типом +ИП Ag-ЯОРбелков /+ИМ Ki-67 и имела промежуточное значение – 41,0±5,9%.

При исследовании ИП Ag-ЯОР-белков и ИМ ТороII наблюдалось последовательное уменьшение выживаемости в ряду типов:

-ИП Ag-ЯОРбелков/-ИМ ТороII, -ИП Ag-ЯОР-белков/+ИМ ТороII, +ИП Ag-ЯОРбелков/-ИМ ТороII, +ИП Ag-ЯОР-белков/+ИМ ТороII (рисунок 56в).

Найдено статистически значимое отличие в выживаемости больных с типами -ИП Ag-ЯОР-белков /-ИМ ТороII и +ИП Ag-ЯОР-белков /+ИМ ТороII. В группе опухолей с небольшим или большим ИП Ag-ЯОР-белков выживаемость не отличалась при небольшом или большом ИМ ТороII (между -ИП Ag-ЯОР-белков /-ИМ ТороII и -ИП Ag-ЯОР-белков /+ИМ ТороII; между +ИП Ag-ЯОР-белков /-ИМ ТороII и +ИП Ag-ЯОР-белков /+ИМ ТороII). Также в группе опухолей с небольшим ИМ ТороII выживаемость не отличалась при небольшом или большом ИП Ag-ЯОР-белков (-ИП Ag-ЯОР-белков /-ИМ ТороII и +ИП Ag-ЯОР-белков /-ИМ ТороII). В группе опухолей с большим ИМ ТороII выживаемость длиннее в опухолях с небольшим ИП Ag-ЯОР-белков (-ИП Ag-ЯОР-белков /+ИМ ТороII) по сравнению с опухолями с большим ИП Ag-ЯОР-белков (+ИП Ag-ЯОР-белков /+ИМ ТороII). Также не найдено статистически значимого отличия в выживаемости больных с типами -ИП Ag-ЯОР-белков /+ИМ ТороII и +ИП AgЯОР-белков /-ИМ ТороII. Таким образом, имелась взаимосвязь выживаемости больных НМКРЛ с активностью ядрышковых организаторов (ИП AgЯОР-белков) во взаимосвязи с экспрессией маркеров пролиферативной активности (ИМ Ki-67 и ИМ ТороII).

При исследовании КВ Ag-ЯОР-белков и ИМ Ki-67 наблюдалось последовательное уменьшение выживаемости в ряду: тип -КВ Ag-ЯОР-белков /-ИМ Ki-67, тип -КВ Ag-ЯОР-белков /+ИМ Ki-67, тип +КВ Ag-ЯОР-белков /ИМ Ki-67, тип +КВ Ag-ЯОР-белков /+ИМ Ki-67 (рисунок 57а,б).

–  –  –

Найдено статистически значимое отличие в выживаемости больных с типами -КВ Ag-ЯОР-белков /-ИМ Ki-67 и +КВ Ag-ЯОР-белков /+ ИМ Ki-67.

В группе опухолей с небольшим КВ Ag-ЯОР-белков выживаемость не отличалась при небольшом или большом ИМ Ki-67 (между -КВ Ag-ЯОР-белков /-ИМ Ki-67 и –КВ Ag-ЯОР-белков /+ ИМ Ki-67). В группе опухолей с большим КВ Ag-ЯОР-белков выживаемость длиннее в опухолях с небольшим ИМ Ki-67 (+КВ Ag-ЯОР-белков /- ИМ Ki-67) по сравнению с опухолями с большим ИМ Ki-67 (+КВ Ag-ЯОР-белков /+ ИМ Ki-67). В группе опухолей с небольшим ИМ Ki-67 выживаемость не отличалась при небольшом или большом КВ Ag-ЯОР-белков (между -КВ Ag-ЯОР-белков /-ИМ Ki-67 и +КВ AgЯОР-белков /- ИМ Ki-67). В группе опухолей с большим ИМ Ki-67 выживаемость длиннее в опухолях с небольшим КВ Ag-ЯОР-белков (-КВ Ag-ЯОРбелков /+ ИМ Ki-67) по сравнению с опухолями с большим КВ Ag-ЯОРбелков и (+КВ Ag-ЯОР-белков /+ ИМ Ki-67). Не найдено статистически значимого отличия в выживаемости больных с типами -КВ Ag-ЯОР-белков /+ИМ Ki-67 и +КВ Ag-ЯОР-белков /- ИМ Ki-67.

Рисунок 57. Графики выживаемости по Каплану-Мейеру больных НМКРЛ в зависимости от активности ядрышковых организаторов (КВ Ag-ЯОР-белков) и экспрессии Ki-67 (а, б), ТороII (в). КВ - КВ Ag-ЯОР-белков, Ki-67, ТороII

- соответственно ИМ Ki-67 и ИМ ТороII. По оси абсцисс – время жизни (в днях), по оси ординат – доля выживших больных.

Исходя из полученных данных типы -КВ Ag-ЯОР-белков /+ИМ Ki-67 и +КВ Ag-ЯОР-белков /- ИМ Ki-67 НМКРЛ объединены в «промежуточный»

тип, в котором КВ Ag-ЯОР-белков и ИМ Ki-67 в клетках опухоли имели противоположные значения (-КВ Ag-ЯОР-белков /+ИМ Ki-67 и +КВ Ag-ЯОРбелков /-ИМ Ki-67). Выживаемость больных с «промежуточным» типом опухоли статистически значимо отличалась от опухолей с типом -КВ Ag-ЯОРбелков /-ИМ Ki-67 и типом +КВ Ag-ЯОР-белков /+ИМ Ki-67 и имела промежуточное значение – 40,1±5,6%.

При исследовании КВ Ag-ЯОР-белков и ИМ ТороII наблюдалось последовательное уменьшение выживаемости в ряду: тип -КВ Ag-ЯОРбелков /-ИМ ТороII, тип -КВ Ag-ЯОР-белков /+ИМ ТороII, тип +КВ AgЯОР-белков /-ИМ ТороII, тип +КВ Ag-ЯОР-белков /+ИМ ТороII (рисунок 57в).

Найдено статистически значимое отличие в выживаемости больных с типами -КВ Ag-ЯОР-белков /-ИМ ТороII и +КВ Ag-ЯОР-белков /+KВ AgЯОР-белков. В группе опухолей с небольшим КВ Ag-ЯОР-белков выживаемость не отличалась при небольшом или большом ИМ ТороII (между -КВ Ag-ЯОР-белков /-ИМ ТороII и –КВ Ag-ЯОР-белков /+ ИМ ТороII). В группе опухолей с большим КВ Ag-ЯОР-белков выживаемость длиннее в опухолях с небольшим ИМ ТороII (+КВ Ag-ЯОР-белков /- ИМ ТороII) по сравнению с опухолями с большим ИМ ТороII (+КВ Ag-ЯОР-белков /+ ИМ ТороII).

В группе опухолей с небольшим ИМ ТороII выживаемость не отличалась при небольшом или большом КВ Ag-ЯОР-белков (между -КВ AgЯОР-белков /-ИМ ТороII и +КВ Ag-ЯОР-белков /- ИМ ТороII). В группе опухолей с большим ИМ ТороII выживаемость длиннее в опухолях с небольшим КВ Ag-ЯОР-белков (-КВ Ag-ЯОР-белков /+ ИМ ТороII) по сравнению с опухолями с большим КВ Ag-ЯОР-белков и (+КВ Ag-ЯОР-белков /+ ИМ ТороII). Не найдено статистически значимого отличия в выживаемости больных с типами -КВ Ag-ЯОР-белков /+ИМ ТороII и +КВ Ag-ЯОРбелков /- ИМ ТороII. Таким образом, имелась взаимосвязь выживаемости больных НМКРЛ с активностью ядрышковых организаторов (КВ Ag-ЯОРбелков) во взаимосвязи с экспрессией маркеров пролиферативной активности (ИМ Ki-67 и ИМ ТороII).

Результаты определения выживаемости больных НМКРЛ во взаимосвязи ядрышковых организаторов в MIB-1 позитивных клетках с маркерами пролиферативной активности (ИМ Ki-67 и ИМ ТороII), а также результаты сравнения представлены в таблице 87.

При исследовании Ag-ЯОР-белков (MIB-1) и ИМ Ki-67 наблюдалось последовательное уменьшение выживаемости в ряду типов:

-Ag-ЯОР-белков (MIB-1) /-ИМ Ki-67, -Ag-ЯОР-белков (MIB-1)/+ИМ Ki-67, +Ag-ЯОР-белков (MIB-1)/-ИМ Ki-67, +Ag-ЯОР-белков (MIB-1)/+ИМ Ki-67 (рисунок 58а).

–  –  –

Найдено статистически значимое отличие выживаемости больных с типами -Ag-ЯОР-белков (MIB-1)/-ИМ Ki-67 и +Ag-ЯОР-белков (MIB-1)/+ ИМ Ki-67. В группе опухолей с небольшой Ag-ЯОР-белками (MIB-1) выживаемость не отличалась при небольшом или большом ИМ Ki-67 (между -AgЯОР-белков (MIB-1)/-ИМ Ki-67 и –Ag-ЯОР-белков (MIB-1)/+ИМ Ki-67). В группе опухолей с большой Ag-ЯОР-белками (MIB-1) выживаемость длиннее в опухолях с небольшим ИМ Ki-67 (+Ag-ЯОР-белков (MIB-1)/-ИМ Ki-67) по сравнению с опухолями с большим ИМ Ki-67 (+Ag-ЯОР-белков (MIBИМ Ki-67). В группе опухолей с небольшим и большим ИМ Ki-67 выживаемость длиннее в опухолях с небольшой Ag-ЯОР-белками (MIB-1) по сравнению с большой (между -Ag-ЯОР-белков (MIB-1) /-ИМ Ki-67 и +AgЯОР-белков (MIB-1)/-ИМ Ki-67; между -Ag-ЯОР-белков (MIB-1)/+ИМ Ki-67 и +Ag-ЯОР-белков (MIB-1)/+ИМ Ki-67). Найдено статистически значимое отличие выживаемости больных с типами -Ag-ЯОР-белков (MIB-1)/+ИМ Kiи +Ag-ЯОР-белков (MIB-1)/- ИМ Ki-67.

При исследовании Ag-ЯОР-белков (MIB-1) и ИМ ТороII наблюдалось последовательное уменьшение выживаемости в ряду типов:

-Ag-ЯОРбелков (MIB-1) /+ИМ ТороII, -Ag-ЯОР-белков (MIB-1) /-ИМ ТороII, +AgЯОР-белков (MIB-1) /-ИМ ТороII, +Ag-ЯОР-белков (MIB-1) /+ИМ ТороII (рисунок 50б). Найдено статистически значимое отличие выживаемости больных с типами -Ag-ЯОР-белков (MIB-1)/-ИМ ТороII и +Ag-ЯОР-белков (MIB-1)/+ИМ ТороII.

Рисунок 58. Графики выживаемости по Каплану-Мейеру больных НМКРЛ в зависимости от активности ядрышковых организаторов в MIB-1 позитивных клетках и экспрессии Ki-67 (а), ТороII (б). П - Ag-ЯОР-белков (MIB-1), KiТороII - соответственно ИМ Ki-67 и ИМ ТороII. По оси абсцисс – время жизни (в днях), по оси ординат – доля выживших больных.

В группе опухолей с небольшой и большой Ag-ЯОР-белками (MIB-1) выживаемость больных НМКРЛ не отличалась при большом или небольшом ИМ ТороII (между -Ag-ЯОР-белков (MIB-1) /-ИМ ТороII и -Ag-ЯОРбелков (MIB-1)/+ИМ ТороII; между +Ag-ЯОР-белков (MIB-1)/-ИМ ТороII и +Ag-ЯОР-белков (MIB-1)/+ИМ ТороII). В группе опухолей с небольшим и большим ИМ ТороII выживаемость длиннее в опухолях с небольшой AgЯОР-белками (MIB-1) по сравнению с большой (между -Ag-ЯОР-белков (MIB-1) /-ИМ ТороII и +Ag-ЯОР-белков (MIB-1)/-ИМ ТороII; между -AgЯОР-белков (MIB-1)/+ИМ ТороII и +Ag-ЯОР-белков (MIB-1)/+ИМ ТороII).

Найдено статистически значимое отличие выживаемости больных с типами Ag-ЯОР-белков (MIB-1)/+ИМ ТороII и +Ag-ЯОР-белков (MIB-1)/- ИМ ТороII. Таким образом, имелась взаимосвязь выживаемости больных НМКРЛ с активностью ядрышковых организаторов в MIB-1 позитивных клетках во взаимосвязи с экспрессией маркеров пролиферативной активности (ИМ Kiи ИМ ТороII).

9.4.2. Коэкспрессия маркеров апоптоза (p53, bcl-2 и bax) Результаты определения выживаемости больных НМКРЛ во взаимосвязи с коэкспрессией маркеров апоптоза (p53, bcl-2 и bax), а также результаты сравнения представлены в таблице 88.

Таблица 88. Выживаемость больных НМКРЛ и коэкспрессия p53, bcl-2, bax.

–  –  –

Выживаемость больных НМКРЛ уменьшалась в ряду иммунофенотипов опухоли: 1) тип -p53/+bcl-2, тип -p53/-bcl-2, тип +p53/+bcl-2 и тип +p53/bcl-2; 2) тип -p53/-bax, тип -p53/+bax, тип +p53/-bax и тип +p53/+bax; 3) тип +bcl-2/-bax, тип +bcl-2/+bax, тип -bcl-2/-bax и тип -bcl-2/+bax (рисунок 59).

При анализе парной коэкспрессии р53 и bcl-2 статистически значимые отличия выживаемости больных получены только для иммунофенотипа -p53/+bclр0,001). При анализе парной коэкспрессии р53 и bax больные с иммунофенотипом +p53/+bax имели наихудшую выживаемость (отличие достоверно (р0,05) при сравнении с иммунофенотипами -p53/-bax и -p53/+bax). При анализе парной коэкспрессии bcl-2 и bax отмечается тенденция к укорочению выживаемости при +bax в опухолях с +bcl-2 или -bcl-2 иммунофенотипом. В группе опухолей с положительной или отрицательной экспрессией bax выживаемость больных НМКРЛ длиннее при положительной экспрессии bcl-2 по сравнению с отрицательной (между +bcl-2/-bax и -bcl-2/-bax; между +bclbax и -bcl-2/+bax). Также найдено статистически значимое отличие выживаемости больных с типами +bcl-2/-bax и -bcl-2/+bax.

Рисунок 59. Графики выживаемости по Каплану-Мейеру больных НМКРЛ в зависимости от коэкспрессии маркеров апоптоза: а – при иммунофенотипах p53/bcl-2; б - при иммунофенотипах p53/bax; в - при иммунофенотипах bclbax. По оси абсцисс – время жизни (в днях), по оси ординат – доля выживших больных.

Таким образом, имелась взаимосвязь выживаемости больных НМКРЛ с коэкспрессией маркеров апоптоза (p53, bcl-2 и bax). Выживаемость больных НМКРЛ благоприятнее в +bcl-2 опухолях, хуже в +p53 опухолях и имеет тенденцию к укорочению в +bax опухолях.

9.4.3. Коэкспрессия маркеров ангиогенеза (ПМЦР-Г, ПМЦР-Л) Результаты определения выживаемости больных НМКРЛ во взаимосвязи с коэкспрессией маркеров ангиогенеза (ПМЦР-Г и ПМЦР-Л), а также результаты сравнения представлены в таблице 89.

–  –  –

Выживаемость больных НМКРЛ уменьшалась в ряду иммунофенотипов опухоли тип -ПМЦР-Г /-ПМЦР-Л, тип -ПМЦР-Г /+ПМЦР-Л, тип +ПМЦР-Г /-ПМЦР-Л и тип +ПМЦР-Г /+ПМЦР-Л (рисунок 60). Статистически значимые отличия выживаемости больных получены только для иммунофенотипа -ПМЦР-Г /-ПМЦР-Л. Таким образом, имелась взаимосвязь выживаемости больных НМКРЛ с коэкспрессией маркеров ангиогенеза (ПМЦРГ и ПМЦР-Л), выживаемость благоприятнее при небольшой ПМЦР-Г и ПМЦР-Л.

Рисунок 60. Графики выживаемости по Каплану-Мейеру больных НМКРЛ в зависимости от коэкспрессии маркеров ангиогенеза. По оси абсцисс – время жизни (в днях), по оси ординат – доля выживших больных.

Суммируя данные результатов анализа выживаемости следует отметить следующие основные моменты. Показатель 5-летней выживаемости при НМКРЛ, Ак и Пк имел статистически значимые отличия в зависимости от клинических критериев (типа операции), клинико-морфологических параметров (показателя Т, наибольшего размера, показателя N, стадии заболевания, гистогенеза, дифференцировки) и молекулярно-биологических маркеров (ИП и КВ Ag-ЯОР-белков, Ag-ЯОР-белков (MIB-1), ПП, ИМ Ki-67, ИМ ТороII, экспрессии р53, bcl-2, ПМЦР-Г, ПМЦР-Л, ИГХ Her2 статус, амплификация гена Her2 и увеличение СЕР17).

Также на продолжительность послеоперационной 5-летней выживаемости влияла взаимная коэкспрессия молекулярно-биологических маркеров Ag-ЯОР-белков, маркеров пролиферативной активности (Ki-67, топоизомераза II) и Ag-ЯОР-белков в MIB-1 позитивных клетках; в меньшей степени коэкспрессия маркеров апоптоза (p53, bcl-2 и bax) и ангиогенеза (ПМЦР-Г, ПМЦР-Л).

ГЛАВА 10. МНОГОФАКТОРНЫЙ АНАЛИЗ

При анализе совокупности полученных данных (клинические критерии, клинико-морфологические параметры, молекулярно-биологические маркеры) был проведен корреляционно-регрессионный анализ. Корреляционный анализ был применен с целью выявления статистически значимых взаимосвязей и их степени выраженности между полученными данными, то есть определение и выделение зависимых переменных. Регрессионный анализ был применен с целью выявления независимых переменных и степени их влияния на прогноз больного. Завершающим этапом явилось создание математической модели с целью прогнозирования индивидуального исхода заболевания.

10.1. Корреляционный анализ

В данном разделе представлены сводные суммарные данные о корреляционных взаимосвязях между клиническими критериями, клиникоморфологическими параметрами и молекулярно-биологическими маркерами, которые по отдельности и фрагментарно были освещены в предыдущих разделах, посвященных отдельным молекулярно-биологическим маркерам.

Результаты определения корреляционных взаимосвязей клинических критериев с клинико-морфологическими параметрами и с молекулярнобиологическими маркерами представлены в таблице 90 и 91.

Возраст больных НМКРЛ не имел взаимосвязи с клиникоморфологическими параметрами и молекулярно-биологическими маркерами при НМКРЛ.

При анализе взаимосвязи пола больных НМКРЛ с клиникоморфологическими параметрами отмечается корреляция только с гистогенезом (р0,001). У мужчин чаще определялся Пк (127 (61%) случаев) по сравнению с Ак (82 (39%) случая), у женщин чаще определялась Ак (29 (85%) случаев) по сравнению с Пк (5 (15%) случаев). Пол больных НМКРЛ при анализе связи с молекулярно-биологическими факторами имел достоверную взаимосвязь с Ag-ЯОР-белками, ПП, маркерами пролиферативной активности (ИМ Ki-67 и ИМ ТороII) и апоптоза (bax), состоянием гена Her2.

Таблица 90. Корреляционные взаимосвязи (коэффициент Спирмена) между клиническими и клинико-морфологическими параметрами при НМКРЛ.

–  –  –

Тип операции имел достоверную взаимосвязь с клинико-морфологическими параметрами: показателем Т, наибольшим размером опухоли, показателем N, стадией заболевания и гистогенезом. При лобэктомии опухоль чаще соответствовала показателю Т1 (54 (39%) случая) по сравнению с показателем Т2-3 (119 (69%) случаев); при пневмонэктомии опухоль чаще соответствовала показателю Т2-3 (58 (83%) случаев) по сравнению с показателем Т1 (12 (17%) случаев) (р=0,03). При лобэктомии наибольший размер опухоли чаще был менее 3 см (84 (49%) случая) по сравнению с размером опухоли более 3 см (89 (51%) случаев); при пневмонэктомии наибольший размер опухоли чаще был более 3 см (50 (71%) случаев) по сравнению с размером опухоли менее 3 см (20 (29%) случаев) (р=0,004). При лобэктомии чаще выявлялся показатель N0 (129 (75%) случаев) по сравнению с показателем N1-3 (44 (25%) случая); при пневмонэктомии чаще выявлялся показатель N1-3 (43 (61%) случая) по сравнению с показателем N0 (27 (39%) случаев) (р0,001).

При лобэктомии чаще выявлялась 1 стадия заболевания (110 (64%) случаев) по сравнению со 2-3 стадиями (63 (36%) случая); при пневмонэктомии чаще выявлялась 2-3 стадии заболевания (54 (77%) случая) по сравнению с 1 стадией (16 (23%) случаев) (р0,001). При лобэктомии чаще определялась Ак (89 (51%) случаев) по сравнению с Пк (84 (49%) случая); при пневмонэктомии чаще определялся Пк (48 (69%) случаев) по сравнению с Ак (22 (31%) случая) (р=0,005).

Тип операции не имел статистически значимой корреляции с молекулярно-биологическими маркерами. Полихимиотерапия, лучевая терапия и комбинированная терапия (полихимио- и лучевая терапия) не имели статистически значимой корреляции с клинико-морфологическими параметрами по системе TNM и молекулярно-биологическими маркерами.

Таблица 91. Корреляционные взаимосвязи (коэффициент Спирмена) между клиническими и молекулярно-биологическими параметрами при НМКРЛ.

–  –  –

Таким образом, гистогенез НМКРЛ взаимосвязан с полом – у женщин чаще определялась Ак, у мужчин – Пк, что обуславливает гендерные особенности гистогенеза НМКРЛ. Тип операции взаимосвязан с показателем Т, наибольшим размером первичной опухоли, показателем N, стадией заболевания и гистогенезом, что отражает оперативную тактику и объем операции при определенной совокупности клинико-морфологических параметров по системе TNM у больного. Ag-ЯОР-белки, ПП, экспрессия маркеров пролиферативной активности (ИМ Ki-67 и ИМ ТороII) и апоптоза (bax), состояние гена Her2 взаимосвязаны с полом больных НМКРЛ, что обусловлено корреляцией данных молекулярно-биологических маркеров с третьим (промежуточным) параметром - гистогенезом, который коррелирует и с полом больных и с данными молекулярно-биологическими маркерами.

Результаты определения корреляционных взаимосвязей между клинико-морфологическими параметрами и молекулярно-биологическими маркерами представлены в таблице 92.

Таблица 92. Корреляционные взаимосвязи (коэффициент Спирмена) между клинико-морфологическими и молекулярно-биологическими параметрами НМКРЛ.

–  –  –

Показатель Т имел статистически значимую взаимосвязь с ИП и КВ Ag-ЯОР-белков, Ag-ЯОР-белков (MIB-1) и ПП. Наибольший размер опухоли имел коррелировал с ИП и КВ Ag-ЯОР-белков, маркерами пролиферативной активности (ИМ Ki-67 и ИМ ТороII), Ag-ЯОР-белков (MIB-1) и ПП. Показатель N был достоверно взаимосвязан с ИП Ag-ЯОР-белков, Ag-ЯОР-белков (MIB-1), ПП, отрицательной экспрессией bcl-2, ИГХ Her2 статусом и состоянием CEP17. Стадия заболевания была взаимосвязана с ИП Ag-ЯОР-белков, Ag-ЯОР-белков (MIB-1), ПП и отрицательной экспрессией bcl-2. Гистогенетическое происхождение опухоли имело наибольшее количество достоверных взаимосвязей с молекулярно-биологическими маркерами: ИП и КВ AgЯОР-белков, маркерами пролиферативной активности (ИМ Ki-67 и ИМ ТороII), ПП, маркерами апоптоза (р53, bcl-2 и bax), гемангиогенезом (ПМЦРГ), ИГХ Her2 статусом и амплификацией гена Her2. Степень гистологической дифференцировки опухоли имела корреляционные взаимосвязи с ИП и КВ Ag-ЯОР-белков, маркерами пролиферативной активности (ИМ Ki-67 и ИМ ТороII), Ag-ЯОР-белков (MIB-1) и ПП.

Результаты определения корреляционных взаимосвязей между молекулярно-биологическими маркерами (квадратичная матрица) представлены в таблице 93.

При анализе Ag-ЯОР-белков, маркеров пролиферативной активности (ИМ Ki-67 и ИМ ТороII), Ag-ЯОР-белков (MIB-1) и ПП выявлена их взаимная прямая корреляция друг с другом умеренной степени (р0,001). Показатели Ag-ЯОР-белков, ИМ Ki-67, ИМ ТороII, Ag-ЯОР-белков (MIB-1) и ПП являются взаимосвязанными, отражая единый процесс повышения уровня пролиферации при НМКРЛ – как с количественной стороны (пролиферативная активность - ИМ Ki-67 и ИМ ТороII), так и с качественной (скорость пролиферации - Ag-ЯОР-белки).

При анализе маркеров апоптоза (р53, bcl-2 и bax) отсутствовала статистически значимая корреляция друг с другом (р0,05). Отмечается прямая корреляция незначительной степени (р0,05) экспрессии р53 с ИП Ag-ЯОРбелков, маркерами пролиферативной активности (ИМ Ki-67 и ИМ ТороII), Ag-ЯОР-белков (MIB-1) и ПП. Отмечается обратная корреляциянезначительной степени (р0,01) экспрессии bcl-2 с ИП Ag-ЯОР-белков и Ag-ЯОРбелков (MIB-1). Отмечается прямая корреляция незначительной степени (р0,05) экспрессии bax с маркерами пролиферативной активности (ИМ Kiи ИМ ТороII) и ПП.

Таким образом, экспрессия маркеров апоптоза (р53, bcl-2 и bax) не является взаимосвязанной при НМКРЛ, отражая разные стороны процесса запрограммированной смерти клетки. Экспрессия р53 имела прямую Таблица 93. Корреляционные взаимосвязи (коэффициент Спирмена) между молекулярно-биологическими маркерами при НМКРЛ.

–  –  –

взаимосвязь как с количеством пролиферирующих клеток (ИМ Ki-67 и ИМ ТороII), так и со скоростью пролиферации - ИП Ag-ЯОР-белков, Ag-ЯОРбелков (MIB-1), ПП. Экспрессия bcl-2 имела обратную взаимосвязь с маркерами скорости пролиферации - ИП Ag-ЯОР-белков и Ag-ЯОР-белков (MIBЭкспрессия bax имела прямую взаимосвязь с количеством пролиферирующих клеток (ИМ Ki-67 и ИМ ТороII) и ПП.

При анализе маркеров ангиогенеза (ПМЦР-Г и ПМЦР-Л) отсутствовала статистически значимая корреляция друг с другом (р0,05). Также отсутствовала статистически значимая корреляционная взаимосвязь маркеров ангиогенеза (ПМЦР-Г и ПМЦР-Л) с маркерами апоптоза (р53, bcl-2 и bax), AgЯОР-белками, маркерами пролиферативной активности (ИМ Ki-67 и ИМ ТороII), Ag-ЯОР-белков (MIB-1), ПП, а также с ИГХ Her2 статусом и состоянием гена Her2.

ИГХ Her2 статус НМКРЛ имел прямую корреляцию умеренной степени с состоянием гена Her2 (наличие или отсутствие амплификации) и состоянием СЕР17 (наличие или отсутствие увеличения), что отражало связь функционирования белка Her2 с амплификацией гена Her2 и полисомией 17 хромосомы. При НМКРЛ отмечалась прямая корреляция незначительной степени состояния гена Her2 (наличие или отсутствие амплификации) с состоянием СЕР17 (наличие или отсутствие увеличения), что отражало взаимосвязь амплификации гена Her2 с полисомией 17 хромосомы. Отмечается прямая корреляция незначительной степени (р0,05) ИГХ Her2 статуса НМКРЛ с Ag-ЯОР-белков (MIB-1). Отмечается прямая корреляция незначительной степени (р0,05) состояния гена Her2 (наличие или отсутствие амплификации) с ИП Ag-ЯОР-белков, маркерами пролиферативной активности (ИМ Kiи ИМ ТороII) и ПП. ИГХ Her2 статус и состояние гена Her2, СЕР17 не имели корреляционной взаимосвязи с экспрессией р53, bcl-2 и bax.

Таким образом, ИГХ Her2 статус НМКРЛ был взаимосвязан с состоянием гена Her2 и полисомией 17 хромосомы. Также ИГХ Her2 статус НМКРЛ имеет прямую взаимосвязь с маркером скорости пролиферации - AgЯОР-белками (MIB-1), а амплификация гена Her2 как с увеличением количества пролиферирующих клеток (ИМ Ki-67 и ИМ ТороII), так и со скоростью пролиферации - ИП Ag-ЯОР-белков.

–  –  –

Среди клинических критериев статистически значимое влияние на выживаемость больных НМКРЛ имел только тип операции (лобэктомия или пневмонэктомия) (таблица 94). Данный факт можно объяснить объемом операции и более запущенной стадией заболевания при пневмонэктомии по сравнению с лобэктомией. Комбинированная терапия (полихимио- и лучевая терапия) имела лишь тенденцию (р=0,07) к влиянию на выживаемость больных НМКРЛ. При анализе клинических критериев при Ак и Пк отмечались аналогичные тенденции как и в целом при НМКРЛ.

–  –  –

Среди клинико-морфологических параметров статистически значимое влияние на выживаемость больных НМКРЛ имели следующие факторы в порядке уменьшения значимости критерия t (таблица 95):

1. стадия (t=7,2)

2. показатель N (t=6,8)

3. наибольший размер опухоли (t=4,7)

4. показатель Т(t=4,4)

5. гистогенез (t=2,0)

–  –  –

Спектр факторов, влияющих на выживаемость, был закономерным, исходя из алгоритма определения показателей и стадирования по TNM системе.

Степень дифференцировки опухоли не имела статистически значимого влияния на выживаемость больных НМКРЛ. Аналогичные тенденции выживаемости отмечались при анализе Ак и Пк, как и в целом при НМКРЛ.

Среди молекулярно-биологических маркеров статистически значимое влияние на выживаемость больных НМКРЛ имели следующие факторы (в порядке уменьшения значимости критерия t) (таблица 96):

1. площадь Ag-ЯОР-белков в MIB-1 позитивных клетках (t=7,4)

2. ИП Ag-ЯОР-белков (t=4,3)

3. КВ Ag-ЯОР-белков (t=4,2)

4. ИМ Ki-67 (t=3,4)

5. ПП (t=3,4)

6. ИМ ТороII (t=3,1)

7. ПМЦР-Г(t=2,9)

8. экспрессия bcl-2 (t=2,7)

9. ИГХ Her2 статус (t=2,4)

10. экспрессия p53 (t=2,2)

–  –  –

В первой группе прогностически важных факторов – это показатели ядрышковых организаторов, как показателя скорости клеточного цикла, наиболее важный среди них - площадь Ag-ЯОР-белков в MIB-1 позитивных клетках (показатель скорости клеточного цикла пролиферирующих клеток).

Во второй группе – маркеры пролиферативной активности (ИМ Ki-67, ИМ ТороII и ПП). В третьей группе - ПМЦР-Г, маркеры апоптоза (bcl-2, p53) и ИГХ Her2 статус.

Среди молекулярно-биологических маркеров статистически значимое влияние на выживаемость больных Ак имели следующие факторы (в порядке уменьшения значимости критерия t) (таблица 97):

1. площадь Ag-ЯОР-белков в MIB-1 позитивных клетках (t=5,0)

2. ИП Ag-ЯОР-белков (t=4,4)

3. ИМ Ki-67 (t=3,4)

4. ИМ ТороII (t=3,3)

5. ПМЦР-Г (t=3,1)

6. КВ Ag-ЯОР-белков (t=3,0)

7. ПП (t=2,3)

–  –  –

В целом сохранялась такая же тенденция группировки прогностически важных факторов как и при НМКРЛ, за исключением маркеров апоптоза (bclp53) и ИГХ Her2 статуса, в виду отсутствия статистической достоверности.

Среди молекулярно-биологических маркеров статистически значимое влияние на выживаемость больных Пк имели следующие факторы (в порядке уменьшения значимости критерия t) (таблица 98):

1. площадь Ag-ЯОР-белков в MIB-1 позитивных клетках (t=5,7)

2. ИП Ag-ЯОР-белков (t=5,7)

3. КВ Ag-ЯОР-белков (t=5,2)

4. ИМ ТороII (t=4,9)

5. состояние CEP17 (t=2,8)

6. ПП (t=2,7)

7. ПМЦР-Г (t=2,7)

8. ИМ Ki-67 (t=2,2)

9. экспрессия p53 (t=2,1)

10. экспрессия bcl-2 (t=2,1)

11. ИГХ Her2 статус (t=2,1)

12. состояние гена Her2 (t=2,1) В целом также сохранялась тенденция группировки прогностически важных факторов как и при НМКРЛ, кроме того произошло включение данных о состоянии гена Her2 и CEP17, как прогностически важных факторов.

–  –  –

Первая модель. Среди клинических критериев НМКРЛ статистически значимое влияние на выживаемость больных имел только тип операции, что прослеживалось также при Ак и Пк (таблица 99).

–  –  –

Вторая модель. Среди клинико-морфологических параметров статистически значимое независимое влияние на выживаемость больных НМКРЛ имели показатель N и наибольший размер опухоли (таблица 100). Показатель Т, стадия заболевания, гистогенез и дифференцировка не имели статистически значимого независимого влияния на выживаемость больных НМКРЛ, являясь, таким образом, зависимыми от показателя N и наибольшего размера опухоли. При анализе данной модели при Ак статистически значимым независимым фактором был только наибольший размер опухоли, а при Пк - показатель N (t=4,2) и, в меньшей степени, наибольший размер опухоли (t=2,1), отражая, таким образом, гистогенетические особенности НМКРЛ.

–  –  –

Третья модель.

Среди совокупности исследованных молекулярнобиологических маркеров статистически значимое влияние на выживаемость больных НМКРЛ имели следующие факторы (в порядке уменьшения значимости критерия t) (таблица 101):

1. площадь Ag-ЯОР-белков в MIB-1 позитивных клетках (t=5,8)

2. ИМ Ki-67 (t=2,8)

3. КВ Ag-ЯОР-белков (t=2,1)

4. ПМЦР-Г (t=2,0) При НМКРЛ среди молекулярно-биологических маркеров наибольшая прогностическая значимость (разница показателя более, чем в два раза) была у фактора - площадь Ag-ЯОР-белков в MIB-1 позитивных клетках, как показателя скорости клеточного цикла пролиферирующих клеток. ИМ Ki-67, КВ Ag-ЯОР-белков, ПМЦР-Г также имели независимое влияние на выживаемость больных НМКРЛ, но в меньшей степени по сравнению с площадью Ag-ЯОР-белков в MIB-1 позитивных клетках.

–  –  –

Среди молекулярно-биологических маркеров статистически значимое влияние на выживаемость больных Ак имели следующие факторы (в порядке уменьшения значимости критерия t) (таблица 102):

1. площадь Ag-ЯОР-белков в MIB-1 позитивных клетках (t=3,2)

2. ИМ ТороII (t=2,1)

–  –  –

Сохранялась тенденция наибольшей прогностической значимости фактора площадь Ag-ЯОР-белков в MIB-1 позитивных клетках, однако, вместо факторов ИМ Ki-67 и КВ Ag-ЯОР-белков значимость приобретает ИМ ТороII, а фактор ПМЦР-Г теряет свою значимость.

Среди молекулярно-биологических маркеров статистически значимое влияние на выживаемость больных Пк имели следующие факторы (в порядке уменьшения значимости критерия t) (таблица 103):

1. ИМ ТороII (t=3,9)

2. площадь Ag-ЯОР-белков в MIB-1 позитивных клетках (t=3,3)

3. ПМЦР-Г (t=3,2)

4. КВ Ag-ЯОР-белков (t=2,3)

5. ПМЦР-Л (t=2,3) В целом сохранялась тенденция совокупности прогностически важных факторов как при НМКРЛ, однако, вместо фактора ИМ Ki-67 значимость приобретают факторы ИМ ТороII (как при Ак) и ПМЦР-Л.

–  –  –

Четвертая модель. Среди совокупности исследованных клинических критериев, клинико-морфологических параметров, молекулярно-биологических маркеров статистически значимое влияние на выживаемость больных

НМКРЛ имели следующие факторы (в порядке уменьшения значимости критерия t) (таблица 104):

1. площадь Ag-ЯОР-белков в MIB-1 позитивных клетках(t=3,6)

2. ПМЦР-Г (t=2,8)

3. КВ Ag-ЯОР-белков (t=2,7)

4. ИМ Ki-67 (t=2,6)

5. показатель N (t=2,3)

6. наибольший размер опухоли (t=2,0)

–  –  –

При НМКРЛ среди независимых факторов прогноза сохранилась такая же тенденция как при анализе молекулярно-биологических маркеров (третья модель). Независимыми факторами прогноза явились также клиникоморфологические параметры - показатель N и наибольший размер опухоли.

–  –  –

При Ак статистически значимое влияние на выживаемость больных имели следующие факторы (в порядке уменьшения значимости критерия t) (таблица 105):

1. ПП (t=2,5)

2. ПМЦР-Г (t=2,3)

3. ИМ Ki-67 (t=2,2)

4. ИМ ТороII (t=2,2)

5. площадь Ag-ЯОР-белков в MIB-1 позитивных клетках (t=2,0) При Ак среди независимых факторов прогноза были исключительно молекулярно-биологические маркеры.

–  –  –

При Пк статистически значимое влияние на выживаемость больных имели следующие факторы (в порядке уменьшения значимости критерия t) (таблица 106):

1. ПМЦР-Г (t=4,0)

2. ИМ ТороII (t=2,6)

3. площадь Ag-ЯОР-белков в MIB-1 позитивных клетках (t=2,6)

4. ПМЦР-Л (t=2,6)

5. тип операции (t=2,5)

6. КВ Ag-ЯОР-белков (t=2,4) При Пк среди независимых факторов прогноза сохранилась такая же тенденция как при анализе молекулярно-биологических маркеров (третья модель). Независимым фактором прогноза явился также клинический критерий – тип операции.

Таким образом, на основании регрессионного анализа множества данных относящихся к клиническим критериям, клинико-морфологическим параметрам, молекулярно-биологическим маркерам получены совокупности независимых факторов прогноза при НМКРЛ, Ак и Пк.

10.3. Модели прогноза

Были определены три модели прогноза для НМКРЛ, Ак и Пк, с использованием метода многофакторного регрессионного анализа по Коксу. На данном этапе было проведено пошаговое включение в многофакторный регрессионный анализ независимых факторов прогноза, из всего множества данных, относящихся к клиническим критериям, клинико-морфологическим параметрам, молекулярно-биологическим маркерам, полученных на предыдущем этапе (см. раздел 10.2.2) - начиная от наиболее значимых и заканчивая менее значимыми (по значению и значимости t).

Таблица 107. Многофакторный регрессионный анализ по Коксу при НМКРЛ (2=122,7; р0,001).

–  –  –

На основании результатов многофакторного регрессионного анализа (таблица 107) была получена формула, включающая факторы, которые имели прогностическое значение при НМКРЛ:

YНМКРЛ = 1,19*X1 + 0,91*X2 + 0,57*X3 + 0,56*X4 + 0,45*X5 + 0,43*X6, где YНМКРЛ – морфобиомолекулярный показатель при НМКРЛ, Х - значение фактора (в баллах): X1 – показатель N (0 баллов – показатель N0 и 2 балла – показатель N1-3), X2 – Ag-ЯОР-белки (MIB-1) (0 баллов – 10,47 мкм и 2 балла – 10,47 мкм), X3 – наибольший размер (0 баллов – 3см и 1 балл – 3см), X4 – ПМЦР-Г (0 баллов – 43 и 1 балл – 43), X5 – ИМ Ki-67 (0 баллов – 25% и 1 балл – 25%), X6 – КВ Ag-ЯОР-белков (0 баллов – 30,5% и 1 балл – 30,5%). Так как значение для факторов показатель N и Ag-ЯОРбелки (MIB-1) было примерно в два раза больше по сравнению с факторами ПМЦР-Г, наибольший размер, ИМ Ki-67 и КВ Ag-ЯОР-белков, то для уравнивания результатов факторы показатель N и Ag-ЯОР-белки (MIB-1) принимали значения 0 баллов и 2 балла, а факторы ПМЦР-Г, наибольший размер, ИМ Ki-67 и КВ Ag-ЯОР-белков - 0 баллов и 1 балл.

При НМКРЛ YНМКРЛ составил 2,83 (1,01-4,65); распределение значений в выборке было непараметрическим (W=0,93, р0,001). Минимальное значение выборки составило 0, максимальное – 6,88. Гистограмма распределения характеризовалась незначительным сдвигом вправо (ассиметрия 0,25) и значительной пологостью вершины (эксцесс -1,21) (рисунок 61).

Рисунок 61. Гистограмма распределения YНМКРЛ.

Значения медианы, нижнего и верхнего квартилей YНМКРЛ были определены как пороговые значения - соответственно 2,83, 1,01 и 4,65. Выделены четыре прогностические группы, соответственно пороговым значениям YНМКРЛ: 1 группа - с благоприятным прогнозом, YНМКРЛ 1,01; 2 группа - с относительно благоприятным прогнозом, YНМКРЛ 1,01 и 2,83; 3 группа - с относительно неблагоприятным прогнозом, YНМКРЛ 2,83 и 4,65; 4 группа с неблагоприятным прогнозом, YНМКРЛ 4,65. Показатель 5-летней выживаемости больных НМКРЛ составил: 70,6±8,6% - с благоприятным прогнозом, 50,3±8,4% - с относительно благоприятным прогнозом, 29,8±7,3% - с относительно неблагоприятным прогнозом, 0% - с неблагоприятным прогнозом (после операции больные умерли в течение 1000 дней). Между группами отличия показателей выживаемости были статистически значимыми (рисунок 62).

При однофакторном регрессионном анализе показатель YНМКРЛ имел влияние на выживаемость больных НМКРЛ (2=80,1, =0,46, стандартная ошибка р0,001), превосходя по значимости клинические, клиникоморфологические и молекулярно-биологические факторы.

Рисунок 62. График выживаемости по Каплану-Мейеру больных НМКРЛ в зависимости от значения YНМКРЛ. По оси абсцисс – время жизни (в днях), по оси ординат – доля выживших больных.

–  –  –

На основании результатов многофакторного регрессионного анализа (таблица 108) была получена формула, включающая факторы, которые имели прогностическое значение при Ак:

YАк = 0,96*X1 + 0,89*X2 + 0,85*X3 + 0,73*X4 + 0,73*X5 + 0,70*X6, где YАк – морфобиомолекулярный показатель при Ак, Х - значение фактора (в баллах): X1 – показатель N (0 баллов – показатель N0 и 1 балл – показатель N1-3), X2 – ИМ Ki-67 (0 баллов – 20% и 1 балл – 20%), X3 – наибольший размер (0 баллов – 3см и 1 балл – 3см), X4 – Ag-ЯОР-белки (MIB-1) (0 баллов – 10,56 мкм и 1 балл – 10,56 мкм), X5 – ПМЦР-Г (0 баллов – 47 и 1 балл – 47), X6 – ПП (0 баллов – 218,4 и 1 балл – 218,4).

Рисунок 63. Гистограмма распределения YАк.

При Ак YАк составил 2,32 (1,58-3,90); распределение значений в выборке было непараметрическим (W=0,95, р=0,001). Минимальное значение выборки составило 0, максимальное – 4,86. Гистограмма распределения характеризовалась незначительным сдвигом вправо (ассиметрия 0,04) и значительной пологостью вершины (эксцесс -0,99) (рисунок 63).

Рисунок 64. График выживаемости по Каплану-Мейеру больных Ак в зависимости от значения YАк. По оси абсцисс – время жизни (в днях), по оси ординат – доля выживших больных.

Значения медианы, нижнего и верхнего квартилей YАк были определены как пороговые значения - соответственно 2,32, 1,58 и 3,90. Выделены четыре прогностические группы, соответственно пороговым значениям YАк: 1 группа - с благоприятным прогнозом, YАк 1,58; 2 группа - с относительно благоприятным прогнозом, YАк 1,58 и 2,32; 3 группа - с относительно неблагоприятным прогнозом, YАк 2,32 и 3,90; 4 группа - с неблагоприятным прогнозом, YАк 3,90. Показатель 5-летней выживаемости больных Ак составил: 61,6±18,1% - с благоприятным прогнозом, 37,5±12,5% - с относительно благоприятным прогнозом, 13,5±8,3% - с относительно неблагоприятным прогнозом, 0% - с неблагоприятным прогнозом (после операции больные умерли в течение 1000 дней). Между группами отличия показателей выживаемости были статистически значимыми (рисунок 64). При однофакторном регрессионном анализе показатель YАк имел влияние на выживаемость больных Ак (2=36,2, =0,65, стандартная ошибка 0,11, р0,001), превосходя по значимости клинические, клинико-морфологические и молекулярнобиологические факторы.

–  –  –

На основании результатов многофакторного регрессионного анализа (таблица 109) была получена формула, включающая факторы, которые имели прогностическое значение при Пк:

YПк = 1,29*X1 + 1,20*X2 + 1,05*X3 + 1,02*X4 + 0,94*X5 + 0,80*X6, где YПк – морфобиомолекулярный показатель при Пк, Х - значение фактора (в баллах): X1 – ИМ ТороII (0 баллов – 22% и 1 балл – 22%), X2 – Ag-ЯОР-белки (MIB-1) (0 баллов – 10,67 мкм и 1 балл – 10,67 мкм), X3 – показатель N (0 баллов – показатель N0 и 1 балл – показатель N1-3), X4 – ПМЦР-Г (0 баллов – 40 и 1 балл – 40), X6 – КВ Ag-ЯОР-белков (0 баллов – 31,2% и 1 балл – 31,2%), X6 – ПМЦР-Л (0 баллов – 4 и 1 балл – 4).

При Пк YПк составил 3,25 (2,09-4,34); распределение значений в выборке было непараметрическим (W=0,97, р=0,01). Минимальное значение выборки составило 0, максимальное – 6,3. Гистограмма распределения характеризовалась умеренным сдвигом влево (ассиметрия -0,27) и значительной пологостью вершины (эксцесс -0,57) (рисунок 63).

Значения медианы, нижнего и верхнего квартилей YПк были определены как пороговые значения - соответственно 3,25, 2,09 и 4,34. Выделены четыре прогностические группы, соответственно пороговым значениям YПк: 1 группа - с благоприятным прогнозом, YПк 2,09; 2 группа - с относительно благоприятным прогнозом, YПк 2,09 и 3,25; 3 группа - с относительно неблагоприятным прогнозом, YПк 3,25 и 4,34; 4 группа - с неблагоприятным прогнозом, YПк 4,34.

Рисунок 65. Гистограмма распределения YПк.

Рисунок 66. График выживаемости по Каплану-Мейеру больных Пк в зависимости от значения YПк. По оси абсцисс – время жизни (в днях), по оси ординат – доля выживших больных.

Показатель 5-летней выживаемости больных Пк составил: 84,0±10,3% с благоприятным прогнозом, 53,0±11,5% - с относительно благоприятным прогнозом, 30,2±12,8% - с относительно неблагоприятным прогнозом, 0% - с неблагоприятным прогнозом (после операции больные умерли в течение 1000 дней). Между группами отличия показателей выживаемости были статистически значимыми (рисунок 66). При однофакторном регрессионном анализе показатель YПк имел влияние на выживаемость больных Пк (2=57,1, =0,76, стандартная ошибка 0,01, р0,001), превосходя по значимости клинические, клинико-морфологические и молекулярно-биологические факторы.

Суммируя данные результатов многофакторного анализа следует отметить следующие основные моменты. Неблагоприятными факторами 5-летней выживаемости при НМКРЛ, Пк и Ак по данным однофакторного регрессионного анализа являются клинические критерии (типа операции), клиникоморфологические параметры (показателя Т, наибольшего размера, показателя N, стадии заболевания, гистогенеза) и молекулярно-биологические маркеры (ИП и КВ Ag-ЯОР-белков, площади Ag-ЯОР-белков в MIB-1 позитивных клетках, показателя пролиферации, ИМ Ki-67, ИМ ТороII, экспрессии р53, bcl-2, ПМЦР-Г, ИГХ Her2 статуса, амплификации гена Her2). Неблагоприятными факторами 5-летней выживаемости по данным многофакторного регрессионного анализа являются: при НМКРЛ - площадь Ag-ЯОР-белков в MIB-1 позитивных клетках, ПМЦР-Г, КВ Ag-ЯОР-белков, ИМ Ki-67, показатель N1-3, наибольший размер опухоли; при Ак - показатель пролиферации, ПМЦР-Г, ИМ Ki-67, ИМ ТороII, площадь Ag-ЯОР-белков в MIB-1 позитивных клетках; при Пк - ПМЦР-Г, ИМ ТороII, площадь Ag-ЯОР-белков в MIB-1 позитивных клетках, ПМЦР-Л), тип операции, КВ Ag-ЯОР-белков.

Для индивидуального прогнозирования 5-летней выживаемости больных НМКРЛ, Пк и Ак были определены три модели прогноза, на основании данных предшествующего многофакторного регрессионного анализа. При однофакторном регрессионном анализе морфобиомолекулярные показатели НМКРЛ, Пк и Ак имели наибольшее влияние на выживаемость больных по сравнению с другими факторами прогноза (2=36,2-80,1; р0,001).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На сегодняшний день рак легкого является серьезной медицинской и социальной проблемой и несмотря на определенные успехи в диагностике и лечении результаты, в целом, остаются малоутешительными. Международная классификация по системе TNM не лишена недостатков в плане прогнозирования течения заболевания у больным НМКРЛ, так как в один и тот же показатель включаются больные неоднородные по другим факторам, имеющим прогностическое значение. В связи с чем, после хирургического лечения больных НМКРЛ, однородных по системе TNM, наблюдается выздоровление у одних, а у других наступает прогрессирование и рецидивирование. Таким образом, актуальным является исследование молекулярно-биологических маркеров во взаимосвязи клинико-морфологическими параметрами, выживаемостью и другими факторами прогноза при НМКРЛ и гистогенетических вариантах – Ак и Пк.

В связи с этим в работе были исследованы «традиционные» клинические и клинико-морфологические параметры, а также молекулярнобиологические маркеры: Ag-ЯОР-белки, маркеры пролиферативной активности (Ki-67, топоизомераза II), маркеры апоптоза (p53, bcl-2 и bax), маркеры ангиогенеза (CD34, подопланин), статус белка и гена Her2.

Ag-ЯОР-белки. В ядрах клеток неизмененного эпителия альвеол ИП Ag-ЯОР-белков составил 1,31±0,20, КВ Ag-ЯОР-белков 28,3±3,1%. В эпителии бронхов ИП Ag-ЯОР-белков составил 1,85±0,24, КВ Ag-ЯОР-белков 29,3±3,3%. В НМКРЛ ИП Ag-ЯОР-белков составил 6,52±1,66, КВ Ag-ЯОРбелков - 30,5±4,6%. В клетках НМКРЛ наблюдалось статистически значимое увеличение ИП и КВ Ag-ЯОР-белков по сравнению с неизмененным эпителием альвеол и бронхов (р0,001). По литературным данным в неизмененном эпителии бронха и альвеолы количественные показатели Ag-ЯОР-белков минимальны и достигают максимальных значений при раке легкого [Болгова Л.С., Туганова Т.Н., Алексеенко О.И., 2012; Болгова Л.С., Туганова Т.Н., Ярощук Т.М., 2011; Gulati A. et al., 2002; Zaczek M. et al., 1995; FisselerEckhoff A. et al., 1994; Nonomura A. et al., 1993; Abe S. et al., 1992; Boldy DA.

et al., 1991]. Дифференциально-диагностическая значимость отличия в AgЯОР-белков между неизмененной тканью и злокачественным новообразованием показаны нами при опухолях желудка [Бобров И.П., 2005; Климачев В.В., 2003], толстой кишки [Лазарев А.Ф. и соавт., 2010; Лазарев А.Ф., Климачев В.В., Кобяков Д.С., 2006; Кобяков Д.С., 2006] и гладкомышечных опухолях матки [Авдалян А.М., 2013; Авдалян А.М. и соавт., 2009, 2010; Лазарев А.Ф. и соавт., 2008; Бобpов И.П. и соавт., 2008]. Увеличение площади AgЯОР-белков в клетках опухоли по сравнению с неизмененной тканью имеет практическое дифференциально-диагностическое значение и подтверждает факт участия ядрышкового аппарата клетки в процессе канцерогенеза.

Возраст больных НМКРЛ, Ак и Пк не взаимосвязан с ИП и КВ AgЯОР-белков. Найдено статистически значимое увеличение ИП Ag-ЯОРбелков в НМКРЛ у лиц мужского пола по сравнению с женским - 6,71±1,63 и 5,69±1,65 соответственно (р=0,002). Также найдено статистически значимое увеличение КВ Ag-ЯОР-белков в НМКРЛ у лиц мужского пола по сравнению с женским - 31,03±4,59% и 28,25±3,86% соответственно (р0,001). Аналогичная тенденция достоверно прослеживается и при Ак; однако, при Пк различия статистически не достоверны. Вероятно, данные различия отражают взаимосвязь пола больных с гистогенезом НМКРЛ. К сожалению, в мировой литературе нет данных о взаимосвязи возрастно-половых характеристик больных НМКРЛ, Ак и Пк с ИП и КВ Ag-ЯОР-белков.

ИП Ag-ЯОР-белков имел умеренную корреляцию с показателем Т (r=0,34, р0,001) и размером первичной опухоли (r=0,45, р0,001). С увеличением размера опухолевого узла наблюдалось увеличение количественных показателей Ag-ЯОР-белков в клетках опухоли, что указывало на повышение уровня пролиферации в процессе роста опухоли. ИП Ag-ЯОР-белков в НМКРЛ достоверно больше в группе Т2-3 по сравнению с Т1 - соответственно 6,81±1,68 и 5,89±1,49 (р0,001). Также при размере первичной опухоли более 3 см ИП Ag-ЯОР-белков был больше, чем в опухоли менее 3 см – соответственно 7,05±1,58 и 5,84±1,54 (р0,001). С увеличением размера опухолевого узла наблюдалось увеличение гетерогенности ядрышковых организаторов в клетках опухоли, что указывало на неоднородность пролиферативной активности в больших по размеру опухолях. КВ Ag-ЯОР-белков в НМКРЛ достоверно больше в группе Т2-3 по сравнению с Т1- соответственно 31,1±4,6% и 29,5±4,5% (р0,01). Также при размере первичной опухоли более 3 см КВ Ag-ЯОР-белков был больше, чем в опухоли менее 3 см - соответственно 31,5±4,8% и 29,3±4,0% (р0,001). КВ Ag-ЯОР-белков имел умеренную корреляцию с показателем Т (r=0,29, р=0,006) и размером первичной опухоли (r=0,34, р0,001).

Метастатический потенциал НМКРЛ был взаимосвязан с высокими количественными показателями ядрышковых организаторов опухолевых клеток. Найдено статистически значимое увеличение ИП Ag-ЯОР-белков в НМКРЛ с наличием метастазов в регионарных лимфатических узлах по сравнению с опухолью без метастазов – соответственно 7,06±1,70 и 6,27±1,59 (р0,001). Показатель N при НМКРЛ имел умеренную корреляцию с ИП AgЯОР-белков (r=0,34, р0,001).

На ранних этапах опухолевого роста количественные показатели AgЯОР-белков минимальны по сравнению с последующими стадиями процесса.

ИП Ag-ЯОР-белков в НМКРЛ достоверно больше при II и III стадии по сравнению с I стадией – соответственно 6,99±1,64 и 6,23±1,62 (р0,001). Стадия процесса при НМКРЛ имела умеренную корреляцию с ИП Ag-ЯОР-белков (r=0,34, р0,001). Не найдено статистически значимого увеличения КВ AgЯОР-белков в НМКРЛ с наличием метастазов в регионарных лимфатических узлах по сравнению с опухолью без метастазов, а также во взаимосвязи с стадией заболевания. Таким образом, метастатический потенциал и стадия НМКРЛ не связаны с гетерогенностью ядрышковых организаторов опухолевых клеток.

Гистогенез НМКРЛ имел умеренную корреляцию с ИП Ag-ЯОР-белков (r=0,36, р0,001). Таким образом, имелась зависимость количественных показателей Ag-ЯОР-белков от тканевого происхождения опухоли. ИП AgЯОР-белков достоверно больше при Пк по сравнению с Ак - – соответственно 6,99±1,64 и 6,23±1,62 (р0,001). Также имелась зависимость гетерогенности Ag-ЯОР-белков от тканевого происхождения опухоли. КВ Ag-ЯОРбелков в НМКРЛ достоверно больше в Пк по сравнению с Ак - соответственно 31,2±4,4% и 29,8±4,7% (р=0,02). Гистогенез НМКРЛ имел умеренную корреляцию с КВ Ag-ЯОР-белков (r=0,29, р=0,01).

Количественные показатели ядрышковых организаторов возрастали в зависимости от степени дедифференцировки НМКРЛ. В клетках НМКРЛ ИП Ag-ЯОР-белков больше при умеренной и низкой дифференцировке по сравнению с высокодифференцированной карциномой – соответственно 6,76±1,66 и 5,90±1,54 (р0,001). Степень дифференцировки НМКРЛ имела умеренную корреляцию с ИП Ag-ЯОР-белков (r=0,33, р0,001). В клетках НМКРЛ КВ Ag-ЯОР-белков больше при умеренной и низкой дифференцировке по сравнению с высокодифференцированной карциномой - соответственно 31,0±4,8% и 29,4±3,7% (р=0,02). Степень дифференцировки НМКРЛ имела умеренную корреляцию с КВ Ag-ЯОР-белков (r=0,27, р=0,02). Гетерогенность ядрышковых организаторов возрастала в зависимости от степени дедифференцировки НМКРЛ.

В гистогенетических типах (Ак и Пк) и при НМКРЛ прослеживалась аналогичная динамика количественного содержания ИП и КВ Ag-ЯОРбелков в зависимости от клинико-морфологических параметров. Результаты нашего исследования подтверждаются данными мировой литературы. В большинстве исследований найдена взаимосвязь между количественным содержанием Ag-ЯОР-белков и клинико-морфологическими параметрами НМКРЛ: показателем Т и N [Kaneko S. et al., 1991], показателем М [Matheus R.S. et al., 2004], стадией заболевания [Minamoto H. et al., 2003; Antonangelo L. et al., 1997; Bernardi F.D. et al., 1997; Rodrigues O. R. et al., 1997; Oyama T.

et al., 1993; Kaneko S. et al., 1991], гистогенезом [Oyama T. et al., 1993;

Nonomura A. et al., 1993; Kaneko S. et al., 1991] и дифференцировкой [Cemeriki-Martinovi V. et al., 1998; Rodrigues O. R. et al., 1997; Antonangelo L. et al., 1997; Bernardi F.D. et al., 1997; Lee YC. et al., 1997]. Однако, некоторые авторы не находят взаимосвязи между Ag-ЯОР-белками и клиникоморфологическими параметрами НМКРЛ [Mourad W.A. et al., 1997; Abe S. et al., 1992].

ИП Ag-ЯОР-белков при НМКРЛ имел корреляцию с КВ Ag-ЯОРбелков (r=0,43, р0,001), Ag-ЯОР-белками (MIB-1) (r=0,71, р0,001), ПП (r=0,43, р0,001), ИМ Ki-67 (r=0,34, р0,001), ИМ ТороII (r=0,32, р0,001), р53 положительной экспрессией (r=0,24, р0,01), bcl-2 отрицательной экспрессией (r=-0,22, р0,01) и амплификацией гена Her2 (r=0,14, р0,05). КВ Ag-ЯОР-белков при НМКРЛ был взаимосвязан с большинством молекулярно-биологических маркеров: Ag-ЯОР-белками (MIB-1) (r=0,39, р0,001), ПП (r=0,36, р0,001), ИМ Ki-67 (r=0,35, р0,001), ИМ ТороII (r=0,26, р0,001).

Корреляционные взаимосвязи ИП и КВ Ag-ЯОР-белков с молекулярнобиологическими маркерами также были тождественны и при гистогенетических типах НМКРЛ - Ак и Пк. К сожалению, в отечественной и зарубежной литературе отсутствуют данных о взаимосвязи ИП и КВ Ag-ЯОР-белков при НМКРЛ, Ак и Пк с маркерами пролиферативной активности (Ki-67, топоизомераза II), апоптоза (p53, bcl-2) и статусом гена Her2.

При однофакторном регрессионном анализе при НМКРЛ, Ак и Пк имели влияние на выживаемость больных ИП Ag-ЯОР-белков (2=19,4-36,8;

р0,001) и КВ Ag-ЯОР-белков (2=9,1-29,6; р0,001). 5-летняя выживаемость больных НМКРЛ имела статистически значимое отличие (р0,001) в зависимости от ИП Ag-ЯОР-белков: 49,8±5,2% - при небольшом ИП6,52 и 28,6±4,7% - при большом ИП 6,52. Также 5-летняя выживаемость больных НМКРЛ имела статистически значимое отличие (р0,001) в зависимости от КВ Ag-ЯОР-белков: 50,2±4,9% - при небольшом КВ 30,5% и 25,8±4,9% при большом КВ 30,5%. Отмечена аналогичная динамика показателя 5летней выживаемости при гистогенетических типах НМКРЛ - Ак и Пк.

Выявлена зависимость показателя 5-летней выживаемости при НМКРЛ от взаимной коэкспрессии молекулярно-биологических маркеров - ИП и КВ Ag-ЯОР-белков, с одной стороны, и ИМ Ki-67, ИМ ТороII, с другой стороны, а также между ИП и КВ Ag-ЯОР-белков. Так, наблюдалось последовательное уменьшение выживаемости в ряду: тип -ИП Ag-ЯОР-белков/-КВ AgЯОР-белков, тип -ИП Ag-ЯОР-белков/+КВ Ag-ЯОР-белков, тип +ИП AgЯОР-белков/-КВ Ag-ЯОР-белков, тип +ИП Ag-ЯОР-белков/+КВ Ag-ЯОРбелков - показатель 5-летней выживаемости составил соответственно 53,2±6,0%, 38,5±10,0%, 38,7±9,1% и 20,7±5,2%. При исследовании ИП AgЯОР-белков и ИМ Ki-67 наблюдалось последовательное уменьшение выживаемости в ряду: тип -ИП Ag-ЯОР-белков/-ИМ Ki-67, тип -ИП Ag-ЯОРбелков/+ИМ Ki-67, тип +ИП Ag-ЯОР-белков/-ИМ Ki-67, тип +ИП Ag-ЯОРбелков/+ИМ Ki-67 - показатель 5-летней выживаемости составил соответственно 56,8±7,4%, 43,9±8,1%, 33,8±8,7% и 23,8±5,6%. При исследовании ИП Ag-ЯОР-белков и ИМ ТороII наблюдалось последовательное уменьшение выживаемости в ряду: тип -ИП Ag-ЯОР-белков/-ИМ ТороII, тип -ИП AgЯОР-белков/+ИМ ТороII, тип +ИП Ag-ЯОР-белков/-ИМ ТороII, тип +ИП Ag-ЯОР-белков/+ИМ ТороII - показатель 5-летней выживаемости составил соответственно 56,7±7,2%, 47,5±9,3%, 37,5±9,1% и 21,0±5,9%. При исследовании КВ Ag-ЯОР-белков и ИМ Ki-67 наблюдалось последовательное уменьшение выживаемости в ряду: тип -КВ Ag-ЯОР-белков/-ИМ Ki-67, тип КВ Ag-ЯОР-белков/+ИМ Ki-67, тип +КВ Ag-ЯОР-белков/-ИМ Ki-67, тип +КВ Ag-ЯОР-белков/+ИМ Ki-67 - показатель 5-летней выживаемости составил соответственно 57,3±7,1%, 40,5±7,0%, 38,9±9,9% и 18,3±5,5%. При исследовании КВ Ag-ЯОР-белков и ИМ ТороII наблюдалось последовательное уменьшение выживаемости в ряду: тип -КВ Ag-ЯОР-белков/-ИМ ТороII, тип -КВ Ag-ЯОР-белков/+ИМ ТороII, тип +КВ Ag-ЯОР-белков/-ИМ ТороII, тип +КВ Ag-ЯОР-белков/+ИМ ТороII - показатель 5-летней выживаемости составил соответственно 58,4±7,2%, 45,7±7,9%, 39,1±9,0% и 15,7±6,3%. Таким образом, продолжительность 5-летней послеоперационной выживаемости больных НМКРЛ был взаимосвязан с коэкспрессией молекулярно-биологических маркеров - ИП и КВ Ag-ЯОР-белков, ИМ Ki-67, ИМ ТороII. Сходные актуариальные кривые выживаемости, на основе взаимного содержания Ag-ЯОР-белков и ИМ Ki-67, получены Lorenzato M. с соавторами (2000) при исследовании рака молочной железы. Райхлин Н.Т. с соавторами (2008) в исследовании 20 «малых» раков легкого (размером до 3 см) показали, что для больных с продолжительностью жизни 3-5 лет характерен тип -Ag-ЯОР/+Ki-67, а с продолжительностью жизни до 2 лет характерен тип +Ag-ЯОР/-Ki-67. В нашем исследовании не получено статистически значимое отличие в выживаемости больных аденокарциномой легкого типов -AgЯОР/+Ki-67 и +Ag-ЯОР/-Ki-67. Поэтому, эти два типа были объединены в один (с противоположными значениями содержания Ag-ЯОР-белков и ИМ Ki-67), в котором выживаемость достоверно отличалась от -Ag-ЯОР/-Ki-67 типа и +Ag-ЯОР/+Ki-67 типа и имела промежуточное значение.

Литературные данные подтверждают результаты нашего исследования относительно взаимосвязи между высоким количественным содержанием Ag-ЯОР-белков и короткой продолжительностью послеоперационного периода жизни больных НМКРЛ и значимости Ag-ЯОР-белков как независимого фактора прогноза [Райхлин Н.Т. с соавт., 2008, Carvalho P. E. et al., 2000, Rodrigues O. R. et al., 1997, Antonangelo L. et al., 1997, Bernardi F.D. et al., 1997, Lee Y.C. et al., 1996, Tateishi M. et al., 1995, Ishida T. et al., 1993, Oyama T. et al., 2000, 1993, Kaneko S. et al., 1991, Ogura S. et al., 1992, Abe S. et al., 1992]. В противоположность нашим результатам, некоторые авторы не находят такой взаимосвязи [Boldy D.A. et al., 1997]. Также следует отметить, что только в единичных исследованиях, посвященных изучению Ag-ЯОР-белков при НМКРЛ, определялась площадь Ag-ЯОР-белков с использованием компьютерного анализа изображений, как объективного стандартизованного метода анализа [Matheus R. S. et al., 2004, Carvalho P. E. et al., 2000, Rodrigues O.

R. et al., 1997, Antonangelo L. et al., 1997, Bernardi F.D. et al., 1997]. Кроме того, наряду со стандартизацией исследования Ag-ЯОР-белков (компьютерный анализ изображений и определение ИП и КВ), в нашем исследовании применен стандартизованный метод окрашивания Ag-ЯОР-белков после высокотемпературной обработки и с использованием методики тканевых матриц, что безусловно объективизирует и максимально стандартизирует результаты нашего исследования.

Ag-ЯОР-белки в MIB-1 позитивных клетках и показатель пролиферации. В неизмененном эпителии бронха Ag-ЯОР-белки (MIB-1) составила 2,19±0,27 мкм, ПП 8,8±1,1. В неизмененном эпителии альвеолы MIB-1 позитивные клетки отсутствовали. В НМКРЛ Ag-ЯОР-белки (MIB-1) составила 10,47 (8,57-12,69) мкм; ПП - 304,2 (172,9-476,5). В клетках НМКРЛ наблюдалось статистически значимое увеличение Ag-ЯОР-белков (MIB-1) и ПП по сравнению с неизмененным эпителием бронхов (р0,001). Увеличение Ag-ЯОР-белков (MIB-1) и ПП при НМКРЛ по сравнению с неизмененной тканью имеет практическое дифференциально-диагностическое значение и подтверждает факт участия ядрышкового аппарата пролиферирующих клеток в процессе канцерогенеза.

Отсутствовала статистически значимая взаимосвязь пола и возраста больных НМКРЛ, Ак и Пк с Ag-ЯОР-белками (MIB-1). Возраст больных НМКРЛ, Ак и Пк не взаимосвязан с ПП. Найдено статистически значимое увеличение ПП при НМКРЛ у лиц мужского пола по сравнению с женским – соответственно 323,9 (192,2-531,5) и 137,2 (33,9-333,6) (р0,001). Аналогичная тенденция достоверно прослеживается и при Ак; однако, при Пк различия статистически не достоверны. Вероятно, данные различия отражают взаимосвязь пола больных с гистогенезом НМКРЛ.

В НМКРЛ Ag-ЯОР-белков (MIB-1) коррелировала с показателем Т (r=0,36, р0,001), наибольшим размером опухоли (r=0,44, р0,001), показателем N (r=0,39, р0,001), стадией заболевания (r=0,35, р0,001) и дифференцировкой (r=0,33, р0,001). Отмечалось увеличение Ag-ЯОР-белков (MIB-1) в группе Т2-3 по сравнению с Т1 - соответственно 11,08 (8,92-13,16) мкм и 8,95 (7,60-10,91) мкм (р0,001). При размере первичной опухоли менее 3 см Ag-ЯОР-белки (MIB-1) была меньше, чем в опухоли более 3 см - соответственно 8,93 (7,60-10,92) мкм и 11,60 (9,37-13,42) мкм (р0,001). Найдено увеличение Ag-ЯОР-белков (MIB-1) при НМКРЛ с наличием метастазов в лимфатические узлы по сравнению с опухолью без метастазов - соответственно 11,89 (10,37-14,23) мкм и 9,43 (8,04-11,88) мкм (р0,001). Ag-ЯОРбелки (MIB-1) меньше в I стадию заболевания по сравнению с II-III стадиями

- соответственно 9,35 (7,89-11,87) мкм и 11,41 (9,21-13,75) мкм (р0,001).

Отсутствовало отличие Ag-ЯОР-белков (MIB-1) между Ак и Пк. Ag-ЯОРбелки (MIB-1) больше при умеренной и низкой дифференцировке по сравнению с высокодифференцированной карциномой - соответственно 11,01 (8,97мкм и 8,79 (7,73-10,95) мкм (р0,001).

В НМКРЛ ПП имел корреляцию с показателем Т (r=0,29, р=0,006), наибольшим размером опухоли (r=0,39, р0,001), показателем N (r=0,30, р=0,003), стадией заболевания (r=0,33, р0,001), гистогенезом (r=0,37, р0,001) и дифференцировкой (r=0,37, р0,001). Отмечалось увеличение ПП в группе Т2-3 по сравнению с Т1 - соответственно 330,1 (192,2-531,5) и 222,0 (96,8-409,7) (р=0,006). При размере первичной опухоли менее 3 см ПП был меньше, чем в опухоли более 3 см - соответственно 203,5 (110,6-405,9) и 345,2 (215,0-558,4) (р0,001). Найдено увеличение ПП при НМКРЛ с наличием метастазов в лимфатические узлы по сравнению с опухолью без метастазов - соответственно 384,7 (214,1-618,0) и 273,4 (145,3-409,7) (р=0,003). ПП был меньше в I стадию заболевания по сравнению с II-III стадиями (соответственно 248,5 (137,5-404,7) и 357,7 (214,1-575,0), р0,001), а также при Ак по сравнению с Пк (соответственно 218,4 (80,3-454,1) и 343,3 (222,0-558,4), р0,001). ПП был больше при умеренной и низкой дифференцировке по сравнению с высокодифференцированной карциномой - соответственно 343,8 (195,4-532,5) и 192,5 (96,8-330,1) (р0,001).

В гистогенетических типах (Ак и Пк), как и при НМКРЛ прослеживалась аналогичная динамика Ag-ЯОР-белков (MIB-1) и ПП в зависимости от клинико-морфологических параметров. В других исследованиях также показана взаимосвязь отдельных клинико-морфологических параметров новообразования с Ag-ЯОР-белками (MIB-1). Kidogawa H. с соавторами (2005) при раке молочной железы нашли увеличение количества Ag-ЯОР-белков в MIBпозитивных клетках в опухоли с наибольшим размером более 2 см по сравнению с опухолью менее 2 см. Tomobe M. с соавторами (1999) при раке мочевого пузыря нашли последовательное увеличение количества Ag-ЯОРбелков в MIB-1 позитивных клетках в группах Т1, Т2, Т3. Nakamura S. (1998) нашел взаимосвязь типа роста и глубины инвазии в стенку при раке толстой кишки. Yamaguchi S. (1994) при НМКРЛ нашел увеличение количества AgЯОР-белков в MIB-1 позитивных клетках при Т4 по сравнению с Т1-3 и при N 2, 3 по сравнению с N 0, 1. Однако, результаты в этих работах получены при субъективном анализе (визуальном подсчете количества Ag-ЯОР-белков) в отличие от наших результатов, полученных при объективном анализе (компьютерном анализе изображений).

При НМКРЛ Ag-ЯОР-белков (MIB-1) имела корреляцию со следующими молекулярно-биологическими маркерами: ИП Ag-ЯОР-белков (r=0,71, р0,001), КВ Ag-ЯОР-белков (r=0,39, р0,001), ПП (r=0,49, р0,001), ИМ Kir=0,27, р0,001), ИМ ТороII (r=0,26, р0,001), р53 положительной экспрессией (r=0,20, р0,05), bcl-2 отрицательной экспрессией (r=-0,22, р0,01) и ИГХ Her2 статусом (r=0,17, р0,05). Корреляционные взаимосвязи Ag-ЯОРбелков (MIB-1) с молекулярно-биологическими маркерами были тождественны при НМКРЛ и Ак (за исключением экспрессии р53, bcl-2 и ИГХ Her2 статуса – взаимосвязь с которыми отсутствовала при Ак) и Пк (за исключением ИМ Ki-67, ИМ ТороII и экспрессии р53 – взаимосвязь с которыми отсутствовала при Пк).

ПП при НМКРЛ имел корреляцию со следующими молекулярнобиологическими маркерами: ИП Ag-ЯОР-белков (r=0,43, р0,001), КВ AgЯОР-белков (r=0,36, р0,001), Ag-ЯОР-белками (MIB-1) (r=0,49, р0,001), ИМ Ki-67 (r=0,74, р0,001), ИМ ТороII (r=0,52, р0,001), р53 положительной экспрессией (r=0,25, р0,001), bax положительной экспрессией экспрессией (r=0,20, р0,01) и амплификацией гена Her2 (r=0,21, р0,01). Корреляционные взаимосвязи ПП с молекулярно-биологическими маркерами были тождественны при НМКРЛ и Ак (за исключением экспрессии bax – взаимосвязь с которой отсутствовала при Ак) и Пк (за исключением экспрессии bclвзаимосвязь с которой присутствовала при Пк).

При однофакторном регрессионном анализе имели влияние на выживаемость больных НМКРЛ, Ак и Пк Ag-ЯОР-белки (MIB-1) (2=25,5-59,3;

р0,001) и ПП (2=5,4-11,4; р0,05). 5-летняя выживаемость больных НМКРЛ имела статистически значимое отличие (р0,001) в зависимости от Ag-ЯОР-белков (MIB-1): 61,2±5,4% - при небольшой площади 10,47 мкм и 16,2±4,2% - при большой 10,47 мкм. Также 5-летняя выживаемость больных НМКРЛ имела статистически значимое отличие (р0,001) в зависимости от ПП: 50,2±4,9% - при небольшом ПП304,2 и 25,8±4,9% - при большом 304,2. Нами отмечена аналогичная динамика показателя 5-летней выживаемости при гистогенетических типах НМКРЛ - Ак и Пк.

Выявлена зависимость показателя 5-летней выживаемости при НМКРЛ от взаимной коэкспрессии молекулярно-биологических маркеров - Ag-ЯОРбелков (MIB-1), с одной стороны, и ИМ Ki-67, ИМ ТороII, с другой стороны. Так, при исследовании Ag-ЯОР-белков (MIB-1) и ИМ Ki-67 наблюдалось последовательное уменьшение выживаемости в ряду: тип -Ag-ЯОР-белки (MIB-1)/-ИМ Ki-67, тип -Ag-ЯОР-белки (MIB-1)/+ИМ Ki-67, тип +Ag-ЯОРбелки (MIB-1)/-ИМ Ki-67, тип +Ag-ЯОР-белки (MIB-1)/+ИМ Ki-67 - показатель 5-летней выживаемости составил соответственно 65,2±8,1%, 53,6±8,0%, 28,7±7,7% и 9,9±4,2%. При исследовании Ag-ЯОР-белков (MIB-1) и ИМ ТороII наблюдалось последовательное уменьшение выживаемости в ряду: тип

-Ag-ЯОР-белки (MIB-1)/+ИМ ТороII, тип -Ag-ЯОР-белки (MIB-1)/-ИМ ТороII, тип +Ag-ЯОР-белки (MIB-1)/-ИМ ТороII, тип +Ag-ЯОР-белки (MIBИМ ТороII - показатель 5-летней выживаемости составил соответственно 61,5±7,2%, 64,7±9,6%, 23,9±8,3% и 8,2±4,7%. Таким образом, продолжительность 5-летней послеоперационной выживаемости при НМКРЛ была взаимосвязана с коэкспрессией молекулярно-биологических маркеров - AgЯОР-белков (MIB-1), ИМ Ki-67, ИМ ТороII. К сожалению, данный раздел научных знаний не освещен ни в отечественной, ни в зарубежной литературе.

В мировой литературе работы посвященные исследованию пролиферативного потенциала опухоли с использованием двойного окрашивания на антиген Ki-67 и Ag-ЯОР-белки крайне немногочисленны. Тем не менее, показана взаимосвязь количественного содержания Ag-ЯОР-белков в пролиферирующих клетках с выживаемостью при раке молочной железы [Abboud P. et al., 2008; Kidogawa H. et al., 2005; Biesterfeld S. et al., 2001; Lorenzato M. et al., 2000], мочевого пузыря [Tomobe M. et al., 1999] и НМКРЛ [Bigras G. et al., 1996]. В двух исследованиях показана взаимосвязь ПП с клиникоморфологическими параметрами и выживаемостью больных раком молочной железы [Abboud P. et al., 2008; Lorenzato M. et al., 2000]. При НМКРЛ, Ак и Пк отсутствуют литературные данные о взаимосвязи Ag-ЯОР-белков (MIB-1) и ПП, с одной стороны, с возрастном, полом, клинико-морфологическими параметрами и экспрессией молекулярно-биологических маркеров, с другой стороны.

Маркеры пролиферативной активности (Ki-67, топоизомераза II).

В ядрах клеток неизмененного эпителия альвеол ИМ Ki-67 и ТороII составил менее 1% (единичные положительные клетки). В неизмененном эпителии бронхов ИМ Ki-67 составил 4 (1-8)%, ИМ ТороII - менее 1% (единичные положительные клетки). Ki-67 и ТороII позитивные клетки определялись в базальном слое и нижней трети эпителия бронха. В НМКРЛ ИМ Ki-67 составил 25 (18-42)%, ИМ ТороII - 19 (12-27)%. В клетках НМКРЛ наблюдалось повышение ИМ Ki-67 и ИМ ТороII по сравнению с неизмененным эпителием альвеол и бронхов (р0,001). Таким образом, неизмененный эпителий бронха и альвеолы имеют относительно низкий пролиферативный уровень.

Результаты нашего исследования согласуются с литературными данными [Khojasteh M. et al., 2012; Kim E.S. et al., 2010; Miller Y.E. et al., 2007; Cohen L. et al., 2007; Meert A.P. et al., 2006; Fjellbirkeland L. et al., 2003; Giaccone G.

et al., 1995]. Отличия ИМ Ki-67 и ИМ ТороII при НМКРЛ по сравнению с неизмененным легким имеет практическое дифференциальнодиагностическое значение.

Возраст больных НМКРЛ, Ак и Пк не взаимосвязан с ИМ Ki-67 и ИМ ТороII. Найдено статистически значимое увеличение ИМ Ki-67 в НМКРЛ у лиц мужского пола по сравнению с женским – соответственно 30 (19-45)% и 14 (5-22)% (р0,001). Также найдено статистически значимое увеличение ИМ ТороII в НМКРЛ у лиц мужского пола по сравнению с женским – соответственно 20 (13-28)% и 7 (3-17)% (р0,001). Аналогичная тенденция достоверно прослеживается и при Ак; однако, при Пк различия статистически не достоверны. Вероятно, данные различия отражают взаимосвязь пола больных с гистогенезом НМКРЛ.

ИМ Ki-67 при НМКРЛ имел слабую корреляцию с наибольшим размером опухоли (r=0,21, р0,01), дифференцировкой (r=0,22, р0,01) и умеренную корреляцию с гистогенезом (r=0,31, р0,001). Отмечалось увеличение ИМ Ki-67 в группах Т2-3 по сравнению с Т1 (показатель Т), N1-3 по сравнению с N0 (показатель N), II-III по сравнению с I (стадия заболевания); однако, статистически значимого отличия не было получено. Статистически значимые отличия ИМ Ki-67 получены в следующих группах: наибольший размер опухоли до 3 см и более 3 см - соответственно 22 (13-38)% и 30 (21-45)% (р0,01), гистогенетический тип Ак и Пк - соответственно 20 (11-38)% и 30 (23-45)% (р0,001), высокодифференцированная и умерено, низкодифференцированная опухоль - соответственно 19 (13-32)% и 30 (20-45)% (р0,001).

Таким образом, пролиферативная активность увеличивается в процессе увеличения размера НМКРЛ и при Пк по сравнению с Ак. В опухолях без солидизации (высокодифференцированные) по сравнению с опухолями с разной степенью солидизации (умерено и низкодифференцированные) минимально содержание антигена Ki-67.

Отмечалось увеличение ИМ ТороII в группах Т2-3 по сравнению с Т1 (показатель Т), N1-3 по сравнению с N0 (показатель N), II-III по сравнению с I (стадия заболевания), однако, статистически значимого отличия не было получено. Статистически значимые отличия ИМ ТороII получены в следующих группах: наибольший размер опухоли до 3 см и более 3 см - соответственно 17 (9-22)% и 22 (13-29)% (р0,001), гистогенетический тип Ак и Пк соответственно 14 (6-21)% и 22 (16-28)% (р0,001), высокодифференцированная и умерено, низкодифференцированная опухоль - соответственно 16 (9-23)% и 20 (12-28)% (р0,001). Таким образом, ИМ ТороII увеличивается в процессе увеличения размера НМКРЛ и при Пк по сравнению с Ак. В опухолях без солидизации (высокодифференцированные) по сравнению с опухолями с разной степенью солидизации (умерено и низкодифференцированные) минимально содержание ТороII. Вероятно, при Ак, в процессе роста и снижении дифференцировки опухоли происходит увеличение активности ТороII, связанное как с увеличением пролиферативной активности опухоли, так и с изменением функциональных процессов мутированной ДНК.

По данным мировой литературы, прослеживается взаимосвязь ИМ Kiи ИМ ТороII с клинико-морфологическими параметрами НМКРЛ: с гистогенезом [Warth A. et al., 2014; Ahn H.K. et al., 2014; Niemiec J. et al., 2005;

Haga Y. et al., 2003; Nguyen V.N. et al., 2000], дифференцировкой [Werynska B. et al., 2011; Ludovini V. et al., 2008; Niemiec J. et al., 2005; Li C. et al., 2005] что подтверждает результаты нашего исследования. Однако, в некоторых исследованиях не найдена взаимосвязь экспрессии антигена Ki-67 и ТороII с клинико-морфологическими параметрами НМКРЛ [Erguden H.С. et al., 2012;

Yan S. et al., 2010; Yoo J. et al., 2007; Fujita Y. et al., 2003] - что не согласуется с результатами нашего исследования.

При НМКРЛ ИМ Ki-67 имел корреляцию со следующими молекулярно-биологическими маркерами: ИП Ag-ЯОР-белков (r=0,34, р0,001), КВ AgЯОР-белков (r=0,35, р0,001), Ag-ЯОР-белками (MIB-1) (r=0,27, р0,001), ПП (r=0,74, р0,001), ИМ ТороII (r=0,68, р0,001), р53 положительной экспрессией (r=0,22, р0,01), bax положительной экспрессией (r=0,23, р0,01) и амплификацией гена Her2 (r=0,16, р0,05). Корреляционные взаимосвязи ИМ Ki-67 с молекулярно-биологическими маркерами были тождественны при НМКРЛ и Ак (за исключением экспрессии bax – взаимосвязь с которой отсутствовала при Ак) и Пк (за исключением Ag-ЯОР-белков (MIB-1), экспрессии р53, bax и амплификации гена Her2 – взаимосвязь с которыми отсутствовала при Пк).

При НМКРЛ ИМ ТороII имел корреляцию со следующими молекулярно-биологическими маркерами: ИП Ag-ЯОР-белков (r=0,32, р0,001), КВ Ag-ЯОР-белков (r=0,26, р0,001), Ag-ЯОР-белками (MIB-1) (r=0,26, р0,001), ПП (r=0,52, р0,001), ИМ Ki-67 (r=0,68, р0,001), р53 положительной экспрессией (r=0,21, р0,05), bax положительной экспрессией (r=0,19, р0,05) и амплификацией гена Her2 (r=0,16, р0,05). Корреляционные взаимосвязи ИМ ТороII с молекулярно-биологическими маркерами были тождественны при НМКРЛ и Ак (за исключением ИП Ag-ЯОР-белков и экспрессии bax – взаимосвязь с которыми отсутствовала при Ак; однако, при Ак по сравнению с НМКРЛ отмечается корреляция ИМ ТороII с экспрессией bcl-2) и Пк (за исключением Ag-ЯОР-белков (MIB-1), экспрессии р53, bax и амплификации гена Her2 – взаимосвязь с которыми отсутствовала при Пк). К сожалению, в отечественной и зарубежной литературе отсутствуют комплексные исследования ИМ Ki-67 и ИМ ТороII при НМКРЛ, Ак и Пк во взаимосвязи с молекулярно-биологическими маркерами (Ag-ЯОР-белками, маркерами апоптоза (p53, bcl-2 и bax) и статусом гена Her2).

При однофакторном регрессионном анализе при НМКРЛ, Ак и Пк имели влияние на выживаемость больных ИМ Ki-67 (2=5,1-12,2; р0,05) и ИМ

ТороII (2=9,6-28,3; р0,01). 5-летняя выживаемость больных НМКРЛ имела статистически значимое отличие (р0,01) в зависимости от ИМ Ki-67:

50,3±5,5% - при небольшом ИМ Ki-6725% и 31,6±4,7% - при большом ИМ Ki-6725%. Также 5-летняя выживаемость больных НМКРЛ имела статистически значимое отличие (р0,01) в зависимости от ИМ ТороII: 53,0±5,5% при небольшом ИМ ТороII19% и 31,7±5,1% - при большом ИМ ТороII19%. Нами отмечена аналогичная динамика показателя 5-летней выживаемости при гистогенетических типах НМКРЛ - Ак и Пк.

В нашем исследовании показана зависимость показателя 5-летней выживаемости при НМКРЛ от взаимной коэкспрессии молекулярнобиологических маркеров - ИМ Ki-67 и ИМ ТороII. При исследовании коэкспрессии маркеров пролиферативной активности наблюдалось последовательное уменьшение выживаемости в ряду: тип -ИМ Ki-67/-ИМ ТороII, тип +ИМ Ki-67/-ИМ ТороII, тип -ИМ Ki-67/+ИМ ТороII, тип +ИМ Ki-67/+ИМ ТороII

- показатель 5-летней выживаемости составил соответственно 56,4±7,2%, 40,8±15,1%, 41,9±9,4% и 25,0±5,6%. Таким образом, продолжительность 5летней послеоперационной выживаемости при НМКРЛ зависит от взаимной коэкспрессии ИМ Ki-67 и ИМ ТороII. К сожалению, данный раздел научных знаний не освещен ни в отечественной, ни в зарубежной литературе.

Результаты нашего исследования совпадают с той частью литературных источников, в которых найдена взаимосвязь между низким показателем выживаемости больных и неблагоприятным прогнозом при НМКРЛ с высокими значениями ИМ Ki-67 [Warth A. et al., 2014; Tabata K. et al., 2014;

Tsoukalas N. et al., 2014; Zhong X. et al., 2014; Ahn H.K. et al., 2014; Berghoff A.S. et al., 2014; Lei B. et al., 2013] и ИМ ТороII [Dingemans A.C. et al., 2001].

Однако, в мировой литературе имеются исследования, результаты которых противоположны нашим – авторы не нашли взаимосвязь между неблагоприятным прогнозом при НМКРЛ и высокими значениями ИМ Ki-67 [Werynska B. et al., 2011; Yan S. et al., 2010; Yoo J. et al., 2007; Maounis N.F. et al., 2006;

Szelachowska J. et al., 2006] и ИМ ТороII [Zhu W.Y. et al., 2012; Erguden H.С.

et al., 2012; Woenckhaus M. et al., 2008; Langendijk H. et al., 2000].

Маркеры апоптоза (p53, bcl-2 и bax). В неизмененном эпителии альвеол отсутствовала экспрессия p53, bcl-2 и bax. В неизмененном эпителии бронхов отсутствовали p53-положительные клетки, bcl-2-положительные клетки определялись только в базальном слое (ИМ bcl-2 составил менее 10%), bax-положительные клетки определялись во всех слоях (ИМ bax составил более 90%). В нашем исследовании положительная экспрессия р53 определялась в 44% НМКРЛ, положительная экспрессия bcl-2 определялась в 18% НМКРЛ, положительная экспрессия bax определялась в 55% НМКРЛ.

Таким образом, в клетках НМКРЛ наблюдалось повышение экспрессии p53, bcl-2 и bax по сравнению с неизмененным эпителием альвеол (р0,001), а также повышение экспрессии p53, bcl-2 и снижение экспрессии bax по сравнению с неизмененным эпителием бронхов (р0,001). Экспрессия p53, bcl-2 и bax при НМКРЛ по сравнению с неизмененным легким имеет дифференциально-диагностическое значение в практической онкоморфологии. Литературные данные подтверждают полученные нами результаты [Porebska I. et al., 2006; Brambilla E. et al., 1998; Walker C. et al., 1994].

Возраст больных НМКРЛ, Ак и Пк не взаимосвязан с экспрессией р53, bcl-2 и bax. Пол больных НМКРЛ и Ак имел слабую корреляцию с положительной экспрессией bax (соответственно r=0,18 и r=0,20, р0,05). Найдено статистически значимое увеличение положительной экспрессии bax при НМКРЛ у лиц женского пола по сравнению с мужским – соответственно 26 случаев (76%) и 104 случая (51%) (р=0,006). Аналогичная тенденция достоверно прослеживается и при Ак; однако, при Пк различия статистически не достоверны. Вероятно, данные различия отражают взаимосвязь пола больных с гистогенезом НМКРЛ.

Гистогенетический тип НМКРЛ был взаимосвязан с экспрессией р53 (r=0,15, р0,05), bcl-2 (r=0,15, р0,05) и bax (r=0,16, р0,05), а также показатель N и стадия заболевания с экспрессией bcl-2 (r=0,15, р0,05 и r=0,18, р0,01 соответственно). При Пк по сравнению с Ак найдено статистически значимое увеличение количества случаев с положительной экспрессией р53 (соответственно 65 случаев (51%) и 39 случаев (36%), р0,05) и положительной экспрессией bcl-2 (соответственно 30 случаев (23%) и 13 случаев (12%), р0,05). Количество случаев с положительной экспрессией bax достоверно больше в Ак по сравнению с Пк (соответственно 69 случаев (63%) и 61 случай (48%), р0,05). Отмечается достоверное увеличение количества случаев с положительной экспрессией bcl-2 в группе опухолей без метастазов в лимфатические узлы по сравнению с опухолями с наличием метастазов (р0,05; соответственно 34 случая (23%) и 9 случаев (10%)), при I стадии заболевания по сравнению со II-III стадиями (р0,01; соответственно 30 случаев (25%) и 13 случаев (11%)). Данные мировой литературы также указывают на то, что имеется взаимосвязь гистогенетического типа НМКРЛ с экспрессией p53 [Jeong S.H. et al., 2008; Grossi F. et al., 2003; Laudanski J. et al., 2001], bcl-2 [Shibata Y. et al., 2004; Kren L. et al., 2004; Grossi F. et al., 2003], bax [Jeong S.H. et al., 2008; Porebska I. et al., 2006; Mori S. et al., 2004]; а также показателя N с экспрессией bcl-2 [Groeger A.M. et al., 2004; Ohmura Y. et al., 2000]. В то же время, в противоположность нашим данным, некоторые исследователи не находят взаимосвязи клинико-морфологических параметров НМКРЛ с экспрессией p53, bcl-2 и bax [Porebska I. et al., 2006; Milas I. et al., 2003; Hanaoka T. et al., 2002]. Таким образом, гистогенез НМКРЛ взаимосвязан с экспрессией р53 (выше при Пк), bcl-2 (выше при Пк) и bax (выше при Ак), что вероятно, отражает взаимосвязь особенностей генетических нарушений и гистогенеза опухоли. При возникновении метастатического потенциала и в более поздних стадиях заболевания экспрессия белка bcl-2 снижается, что указывает и на снижение антиапоптотического влияния этого белка.

При НМКРЛ экспрессия р53 имела корреляцию со следующими молекулярно-биологическими маркерами: ИП Ag-ЯОР-белков (r=0,24, р0,001), Ag-ЯОР-белками (MIB-1) (r=0,20, р0,05), ПП (r=0,25, р0,001), ИМ Ki-67 (r=0,22, р0,01), ИМ ТороII (r=0,21, р0,05). В НМКРЛ при положительной экспрессии р53 по сравнению с отрицательной экспрессией отмечались более высокие количественные показатели ИП Ag-ЯОР-белков, Ag-ЯОР-белков (MIB-1), ПП, ИМ Ki-67 и ИМ ТороII. Корреляционные взаимосвязи экспрессии р53 с молекулярно-биологическими маркерами были тождественны при НМКРЛ и Ак (за исключением Ag-ЯОР-белков (MIB-1) – взаимосвязь с которой отсутствовала при Ак) и Пк (за исключением ИМ Ki-67 и ИМ ТороII – взаимосвязь с которыми отсутствовала при Пк). Так как не менее чем в 70% р53 положительного НМКРЛ определяются точечные мутации гена р53, то возникновение мутации в гене р53 приводит как к снижению апоптоза, так и увеличению пролиферации, что проявляется в неблагоприятном прогнозе НМКРЛ.

При НМКРЛ экспрессия bcl-2 имела корреляцию с ИП Ag-ЯОР-белков (r=0,22, р0,01) и Ag-ЯОР-белками (MIB-1) (r=0,24, р0,01). В НМКРЛ при отрицательной экспрессии bcl-2 по сравнению с положительной экспрессией отмечались более высокие количественные показатели ИП Ag-ЯОР-белков и Ag-ЯОР-белков (MIB-1). При Ак корреляционные взаимосвязи экспрессии bcl-2 с молекулярно-биологическими маркерами имели отличия от НМКРЛ при Ак по сравнению с НМКРЛ отсутствовала взаимосвязь с Ag-ЯОРбелками (MIB-1) и была взаимосвязь с ИМ ТороII (р=0,04). Корреляционные взаимосвязи экспрессии bcl-2 с молекулярно-биологическими маркерами были тождественны при Пк и НМКРЛ; однако, при Пк по сравнению с НМКРЛ отмечается взаимосвязь с ПП (р=0,006). Для bcl-2 положительного НМКРЛ характерны небольшие количественные показатели ИП Ag-ЯОРбелков и Ag-ЯОР-белков (MIB-1). Полученные данные согласуются с благоприятным прогнозом bcl-2 положительного НМКРЛ. Данный факт, а также высокая экспрессия bcl-2 при N0 и I стадии являются труднообъяснимыми, поскольку bcl-2 - это антиапоптотический белок. Поэтому наши данные в какой-то степени объясняют данный феномен.

При НМКРЛ экспрессия bax имела корреляцию с ПП (r=0,20, р0,01), ИМ Ki-67 (r=0,23, р0,001), ИМ ТороII (r=0,19, р0,05). В НМКРЛ при положительной экспрессии bax по сравнению с отрицательной экспрессией отмечались более высокие значения ПП, ИМ Ki-67 и ИМ ТороII. Корреляционные взаимосвязи экспрессии bax с молекулярно-биологическими маркерами имели отличия при гистогенетических вариантах НМКРЛ – при Ак и Пк отсутствовала взаимосвязь с ПП, ИМ Ki-67 и ИМ ТороII по сравнению с НМКРЛ. Для bax положительного НМКРЛ характерны большие значения ПП и пролиферативной активности (по изучению ИМ Ki-67 и ИМ ТороII), что проявляется в повышении пролиферации и неблагоприятном прогнозе НМКРЛ.

При однофакторном регрессионном анализе при НМКРЛ и Пк имели влияние на выживаемость больных экспрессия р53(2=4,6-4,7; р0,05) и bcl-2 (2=4,1-8,5; р0,05). Экспрессия р53 и bcl-2 не была взаимосвязана с выживаемостью больных Ак при однофакторном регрессионном анализе. Также при однофакторном регрессионном анализе не обнаружена зависимость выживаемости больных НМКРЛ, Ак и Пк с экспрессией bax. 5-летняя выживаемость больных НМКРЛ имела статистически значимое отличие в зависимости от экспрессии р53 (р=0,03): 46,2±4,7% – при отрицательной экспрессии и 32,4±5,1% - при положительной экспрессии. Также 5-летняя выживаемость больных НМКРЛ имела статистически значимое отличие в зависимости от экспрессии bcl-2 (р=0,004): 35,6±3,8% – при отрицательной экспрессии и 58,4±8,8% - при положительной экспрессии. Выживаемость больных НМКРЛ при положительной экспрессии bax была ниже по сравнению с отрицательной экспрессией (36,8±4,7% и 44,8±5,2% соответственно), однако, отличие не достоверно (р=0,7). Нами отмечена аналогичная динамика показателя 5летней выживаемости при Пк; однако, при Ак отсутствовала взаимосвязь показателя 5-летней выживаемости с экспрессией р53 и bcl-2.

В нашем исследовании показана зависимость показателя 5-летней выживаемости при НМКРЛ от взаимной коэкспрессии молекулярнобиологических маркеров апоптоза p53, bcl-2 и bax. Выживаемость больных НМКРЛ уменьшалась в ряду иммунофенотипов опухоли: 1) тип -p53/+bcl-2, тип -p53/-bcl-2, тип +p53/+bcl-2 и тип +p53/-bcl-2 - показатель 5-летней выживаемости составил соответственно 70,1±12,5%, 38,9±5,1%, 32,6±12,7% и 30,3±5,6%; 2) тип -p53/-bax, тип -p53/+bax, тип +p53/-bax и тип +p53/+bax показатель 5-летней выживаемости составил соответственно 47,4±7,3%, 43,5±6,4%, 38,8±7,5% и 25,3±6,8%; 3) тип +bcl-2/-bax, тип +bcl-2/+bax, тип bcl-2/-bax и тип -bcl-2/+bax - показатель 5-летней выживаемости составил соответственно 58,9±13,3%, 56,2±10,8%, 39,5±5,7% и 32,4±5,1%. Таким образом, имелась взаимосвязь выживаемости больных НМКРЛ с коэкспрессией маркеров апоптоза (p53, bcl-2 и bax). Выживаемость больных НМКРЛ благоприятнее в +bcl-2 опухолях, хуже в +p53 опухолях и имеет тенденцию к укорочению в +bax опухолях.

Наши результаты изучения экспрессии p53, bcl-2 и bax при НМКРЛ, Ак и Пк совпадают с литературными данными. По литературным данным неблагоприятными прогностическими факторами при НМКРЛ являются положительная экспрессия р53 [Ahn H.K. et al., 2014; Tsubochi H. et al., 2006; Maddau C. et al., 2006; Grossi F. et al., 2003; Han H. et al, 2002], отрицательная экспрессия bcl-2 [Biesaga B. et al., 2014; Yoo J. et al., 2007; Ludovini V. et al., 2004;

Kren L. et al., 2004; Tomita M. et al., 2003] и положительная экспрессия bах [Jeong S.H. et al., 2008; Gessner C. et al., 2002]. Однако, имеются сообщения и противоположного характера – об отсутствии взаимосвязи выживаемости больных НМКРЛ с экспрессией p53 [Mohamed S. et al., 2007; Ulukus E.C. et al., 2007; Shibata Y.et al., 2004], bcl-2 [Ulukus E.C. et al., 2007; Yaren A. et al., 2006; Gregorc V. et al., 2003] и bax [Ulukus E.C. et al., 2007; Groeger A.M. et al., 2004].

ПМЦР-Г и ПМЦР-Л. В неизмененных альвеолах ПМЦР-Г составила 86 (73-102). Лимфатические сосуды в стенке альвеол отсутствовали и определялись в межальвеолярной соединительной ткани, около кровеносных сосудов, вне состава микроциркуляторного русла. В альвеолах найдена высокая плотность кровеносных и отсутствие лимфатических сосудов, что связано с наличием газотранспортной функции и отсутствием лимфатической дренажной функции. В неизмененных бронхах ПМЦР-Г составила 22 (17-31), ПМЦР-Л – 4 (2-7). В бронхах плотность кровеносных сосудов меньше по сравнению с альвеолами и присутствуют лимфатические сосуды, обеспечивая трофическую и дренажную функцию. При НМКРЛ ПМЦР-Г составила 43 (34-60), ПМЦР-Л - 4 (2-9). В НМКРЛ наблюдалось снижение ПМЦР-Г по сравнению с альвеолами и повышение по сравнению с бронхами (р0,001), а также повышение ПМЦР-Л по сравнению с альвеолами (р0,001) и отсутствие отличия по сравнению с бронхами. Данные мировой литературы согласуются с результатами нашего исследования [Meert AP. et al., 2007; Hiroshima K. et al., 2002; Keith RL. et al., 2002; Fontanini G. et al., 1999, 1996]. Динамика изменений ПМЦР-Г и ПМЦР-Л от неизмененного легкого до НМКРЛ имеет практическое дифференциально-диагностическое значение.

Отсутствовала статистически значимая взаимосвязь пола и возраста больных НМКРЛ, Ак и Пк с ПМЦР-Г и ПМЦР-Л. К сожалению, в мировой литературе нет данных о взаимосвязи возрастно-половых характеристик больных НМКРЛ, Ак и Пк с ПМЦР-Г и ПМЦР-Л.

Не найдено статистически значимого отличия и корреляции ПМЦР-Г и ПМЦР-Л в зависимости от клинико-морфологических параметров НМКРЛ – показателя Т, наибольшего размера опухоли, показателя N, стадии заболевания и дифференцировки. Отмечается статистически значимое увеличение ПМЦР-Г при Ак по сравнению с Пк (р=0,01); однако, ПМЦР-Л не имела отличий. Результаты нашего исследования по изучению ПМЦР-Г подтверждаются данными полученными Ozbudak I.H. с соавторами (2009) и Mineo T.C. с соавторами (2004).

При НМКРЛ, Ак и Пк отсутствовали статистически значимые связи ПМЦР-Л и экспрессии молекулярно-биологических маркеров. Также при НМКРЛ и Пк отсутствовали статистически значимые связи ПМЦР-Г и экспрессии молекулярно-биологических маркеров. В Ак при большой ПМЦР-Г по сравнению с небольшой отмечались более высокие количественные показатели ИП Ag-ЯОР-белков и Ag-ЯОР-белков (MIB-1). При Ак ПМЦР-Г имела корреляцию с ИП Ag-ЯОР-белков (r=0,21, р0,05) и Ag-ЯОР-белками (MIB-1) (r=0,23, р0,05). К сожалению, в мировой литературе нет данных о взаимосвязи ПМЦР-Г и ПМЦР-Л с экспрессией молекулярно-биологических маркеров.

5-летняя выживаемость больных НМКРЛ имела статистически значимое отличие в зависимости от ПМЦР-Г: 49,8±5,2% - при небольшой ПМЦРГ43 и 29,8±4,8% - при большой ПМЦР-Г43. Нами отмечена аналогичная динамика показателя 5-летней выживаемости при Ак и Пк в зависимости от ПМЦР-Г. Также 5-летняя выживаемость больных НМКРЛ имела статистически значимое отличие в зависимости от ПМЦР-Л: 48,3±5,5% - при небольшой ПМЦР-Л4 и 34,0±4,6% - при большой ПМЦР-Л4 (р=0,03). Нами отмечена аналогичная динамика показателя 5-летней выживаемости при Пк; однако, при Ак отсутствовала взаимосвязь показателя 5-летней выживаемости с ПМЦР-Л. При однофакторном регрессионном анализе ПМЦР-Г имела влияние на выживаемость больных НМКРЛ, Ак и Пк (2=7,3-10,0; р0,01). В тоже время, при однофакторном регрессионном анализе не обнаружена взаимосвязь ПМЦР-Л с выживаемостью больных НМКРЛ, Ак и Пк.

Наши результаты подтверждаются данными литературы о взаимосвязи высокой ПМЦР-Г с неблагоприятным прогнозом и низким показателем выживаемости больных НМКРЛ [Колесник А.П. и соавт., 2013; Lu M. et al., 2014; Tang H. et al., 2014; Lu M. et al., 2014; Kuang BH. et al., 2013; Wu S. et al., 2012; Li SH. et al., 2011; Yoo J. et al., 2007]. Однако, имеются исследования, сообщающие о противоположных результатах – отсутствии прогностической значимости ПМЦР-Г при НМКРЛ [Sardari Nia P. et al., 2010; Kim S.J.

et al., 2010; Donnem T. et al., 2007; Wang Y. et al., 2006; Chen F. et al., 2004].

Также наши данные подтверждают предположение о том, что интратуморальные лимфатические капилляры являются преимущественно не функциональными и не взаимосвязаны с клинико-морфологическими параметрами [Li M. et al., 2010; Faoro L. et al., 2008], а также выживаемостью больных и прогнозом при НМКРЛ [Faoro L. et al., 2008].

В нашем исследовании показана зависимость показателя 5-летней выживаемости при НМКРЛ в зависимости от соотношения ПМЦР-Г и ПМЦР-Л.

Выживаемость больных НМКРЛ уменьшалась в ряду иммунофенотипов опухоли:

-ПМЦР-Г/-ПМЦР-Л, -ПМЦР-Г/+ПМЦР-Л, +ПМЦР-Г/-ПМЦР-Л и +ПМЦР-Г/+ПМЦР-Л – соответственно 59,7±7,5%, 38,9±7,7%, 35,8±7,3% и 25,7±6,0%. Однако, статистически значимые отличия выживаемости больных получены только для иммунофенотипа -ПМЦР-Г /-ПМЦР-Л (р0,05). К сожалению, в мировой литературе нет данных о взаимосвязи выживаемости больных НМКРЛ в зависимости от соотношения ПМЦР-Г и ПМЦР-Л.

Статус белка и гена Her2. В неизмененном эпителии альвеол и бронхов отсутствовала положительная экспрессия белка Her2. В неизмененном эпителии бронхов определялось фрагментарное мембранное ИГХ окрашивание на Her2 в единичных клетках (до 10%). При НМКРЛ положительная экспрессия белка Her2 определена в 106 случаях (49%). При НМКРЛ наблюдалось повышение экспрессии белка Her2 по сравнению с неизмененным эпителием альвеол и бронхов (р0,001). В ядрах клеток неизмененного эпителия альвеол и бронхов определялись от 1 до 2 гранул черного цвета (ген Her2) чаще одна, от 1 до 2 гранул красного цвета (СЕР17) - чаще одна; соотношение Her2/CEP17 не превышало значения 1,8.

Хромогенная гибридизация in situ показала, что амплификация гена Her2 была в 19 (9%) случаях, увеличение CEP17 в 26 (12%) случаях НМКРЛ.

В 4 случаях (2%) Ак амплификация гена Her2 (без увеличения CEP17) определялась в виде кластеров (12 и более копий) и соответствовала высокому уровню амплификации. В остальных 15 случаях (7%) амплификация гена Her2 определялась в виде отдельных множественных копий (от 4 до 8) и соответствовала низкому уровню амплификации, из которых, в 7 (3%) случаях

– низкий уровень амплификации гена Her2 совместно с увеличением CEP17 и в 8 (4%) случаях - низкий уровень амплификации гена Her2 и отсутствие увеличения CEP17. В одном из четырех случаев Ак с высоким уровнем амплификации гена Her2 найдена неоднородность амплификации гена Her2: в участках опухоли с железистоподобным строением отмечался низкий уровень амплификации гена Her2, а в участках солидизации - высокий уровень амплификации гена Her2. Таким образом, в клетках НМКРЛ наблюдалось повышение амплификации гена Her2 и увеличения CEP17 по сравнению с неизмененным эпителием альвеол и бронхов (р0,001).

Marchio C. с соавторами (2009) показали, что из 18 случаев рака молочной железы с увеличением количества метки CEP17 по данным FISH анализа только в одном случае была полисомия 17 хромосомы. При НМКРЛ в 26 (12%) случаях нами было найдено увеличение CEP17, во всех случаях - незначительной степени. Nakamura H. с соавторами (2003) указывают на более высокие значения увеличения CEP17 при НМКРЛ – 44%. Вероятно, при НМКРЛ, как и в раке молочной железы, увеличение CEP17 связано с изменениями в центромерном участке 17 хромосомы, а не с полисомией 17 хромосомы. Во всех случаях увеличения CEP17 была положительная экспрессия белка Her2, что может указывать на не транскрипционную регуляцию белка Her2 в клетках. Наши результаты совпадают с данными мировой литературы [Xu YJ. et al., 2011; Radoviс S. et al., 2007; Tan D. et al., 2003; Meert A.P. et al., 2005; Piyathilake C.J. et al., 2002; Scheurle D. et al., 2000; al Moustafa A.E. et al., 1999].

Отсутствовала взаимосвязь пола и возраста больных НМКРЛ, Ак и Пк с положительной экспрессией белка Her2. Найдено статистически значимое увеличение количества случаев с амплификацией гена Her2 при НМКРЛ у лиц женского пола по сравнению с мужским – соответственно 6 случаев (18%) и 13 случаев (7%), р=0,04. Однако, при Ак и Пк различия статистически не достоверны. Вероятно, данные различия отражают взаимосвязь пола больных с гистогенезом НМКРЛ. Возраст больных НМКРЛ, Ак и Пк не взаимосвязан со статусом гена Her2, CEP17.

При НМКРЛ положительная экспрессия белка Her2 была взаимосвязана с показателем N (r=0,14, р=0,04) и гистогенезом (r=0,24, р0,001). Отмечалось статистически значимое увеличение количества случаев с положительной экспрессией Her2 в группе опухолей с наличием метастазов в лимфатические узлы по сравнению с опухолями без метастазов - соответственно 44 (58%) и 62 (44%) случаев (р=0,048), а также при Ак по сравнению с Пк - соответственно 61 (62%) и 45 (38%) случаев (р0,001). Таким образом, содержание белка Her2 в НМКРЛ взаимосвязано с гистогенезом и метастатическим потенциалом опухоли. Некоторые отличия имелись в экспрессии белка Her2 при гистогенетических вариантах НМКРЛ: при Ак положительная экспрессия белка Her2 коррелировала с наибольшим размером опухоли (r=0,21, р=0,03), при Пк – с показателем N (r=0,31, р=0,006) и стадией заболевания (r=0,21, р=0,03).

Состояние гена Her2 коррелировало с гистогенезом опухоли (r=0,24, р0,001), а состояние CEP17 - с показателем N (r=0,15, р=0,03). Количество случаев с амплификацией гена Her2 достоверно больше при Ак по сравнению с Пк - соответственно 16 (16%) и 3 (3%) случая (р0,001). Отмечалось статистически значимое увеличение количества случаев с увеличением CEP17 в группе опухолей с наличием метастазов в лимфатические узлы по сравнению с опухолями без метастазов - соответственно 14 (18%) и 12 (8%) случаев (р=0,047). Таким образом, при НМКРЛ состояние гена Her2 взаимосвязано с гистогенезом, а состояние CEP17 - с метастатическим потенциалом опухоли.

В доступных литературных источниках, имеются сообщения о взаимосвязи экспрессии белка Her2 с гистогенезом [Xia Q. et al., 2012; Toh C.K. et al., 2010; Radoviс S. et al., 2007; Mukohara T. et al., 2004] и показателем N [Panagiotou I. et al., 2012; Gomez A.M. et al., 2014; Ludovini V. et al., 2008], что согласуется с результатами нашего исследовавния. При НМКРЛ амплификация гена Her2 определялась чаще в Ак по сравнению с Пк, что соответствует одним литературным данным [Grob T.J. et al., 2012] и противоречит другим [Hirsch F.R. et al., 2002]. Увеличение CEP17 чаще определялось в опухолях с наличием метастазов в лимфатические узлы по сравнению с опухолями без метастазов. Аналогичную взаимосвязь показали Ma J. с соавторами (2006), которые нашли корреляцию изменения хромосомного локуса 17q12-22 с метастатическим потенциалом Пк.

При НМКРЛ и Пк экспрессия белка Her2 коррелировала с Ag-ЯОРбелками (MIB-1) - соответственно r=0,17, р0,05 и r=0,21, р0,01. В НМКРЛ и Пк при положительной экспрессии белка Her2 отмечались достоверно большие значения Ag-ЯОР-белков (MIB-1); в Ак данные отличия были не достоверны. При НМКРЛ амплификации гена Her2 имела корреляцию с ИП Ag-ЯОР-белков (r=0,14, р0,05), ПП (r=0,21, р0,01), ИМ Ki-67 (r=0,16, р0,05), ИМ ТороII (r=0,16, р0,05). При Ак амплификации гена Her2 имела корреляцию с ИП Ag-ЯОР-белков (r=0,24, р0,05), ПП (r=0,26, р0,05), ИМ Ki-67 (r=0,21, р0,05), ИМ ТороII (r=0,22, р0,05). В НМКРЛ и Ак при амплификации гена Her2 отмечались достоверно большие значения ИП AgЯОР-белков, ПП, ИМ Ki-67 и ИМ ТороII. При Пк данные отличия были не достоверны. При НМКРЛ, Пк и Ак отмечалась умеренная корреляция между положительной экспрессией белка Her2 и амплификацией гена Her2 - соответственно r=0,32, р0,001, r=0,48, р0,001 и r=0,23; р0,05. В НМКРЛ, Пк и Ак только при положительной экспрессии белка Her2отмечалась амплификация гена Her2, при отрицательной экспрессии белка Her2отсутствовала амплификация гена Her2. В других исследованиях также отмечается корреляция между экспрессией белка и амплификацией гена Her2 при НМКРЛ[Al-Saad S.

et al., 2010; Kuyama S. et al., 2008; Hirsch FR. et al., 2007; Soh J. et al., 2007;

Pelosi G. et al.,2005; Meert AP. et al.,2005]. К сожалению, в мировой литературе отсутствуют данные о взаимосвязи молекулярно-биологических параметров с экспрессией белка Her2, амплификацией гена Her2 и увеличением CEP17 при НМКРЛ.

5-летняя выживаемость больных НМКРЛ имела статистически значимое отличие в зависимости от экспрессии белка Her2 (р=0,02): 46,8±5,2% – при отрицательной и 30,9±5,0% - при положительной экспрессии. Аналогичная взаимосвязь показателя 5-летней выживаемости прослеживается только при Пк, при Ак - отсутствует. 5-летняя выживаемость больных НМКРЛ при наличии амплификации гена Her2 была ниже по сравнению с опухолями, в которых отсутствовала амплификация гена Her2 (31,0±11,5% и 39,9±3,8% соответственно), однако, отличие не достоверно (р=0,5).

Выживаемость больных НМКРЛ при наличии увеличения CEP17 была ниже по сравнению с опухолями, в которых отсутствовало увеличение CEP17 (25,6±8,9% и 42,3±3,8% соответственно), однако, имеется только тенденция к статистической достоверности (р=0,07).

При анализе выживаемости больных НМКРЛ с четырьмя типами опухоли выявлено отсутствие отличий между типами N и AP (р=0,3; выживаемость соответственно 44,6±4,0% и 55,1±19,6%) и между типами A и P (р=0,7;

выживаемость соответственно 9,2±8,8% и 9,5±7,0%). Наблюдалось статистически значимое снижение выживаемости больных с типами A и P, с одной стороны, по сравнению с типами N и AP, с другой стороны.

При гистогенетических типах НМКРЛ – Ак и Пк – прослежена сходная взаимосвязь показателя 5-летней выживаемости с амплификацией гена Her2 и увеличением CEP17. При однофакторном регрессионном анализе положительная экспрессия белка Her2 имела влияние на выживаемость больных НМКРЛ и Пк (соответственно 2=5,8 и 2=4,2; р0,05); при Ак статистически значимая взаимосвязь отсутствовала. При однофакторном регрессионном анализе амплификация гена Her2 имела влияние на выживаемость больных Пк (2=2,6; р0,05); при НМКРЛ и Ак статистически значимая взаимосвязь отсутствовала. При однофакторном регрессионном анализе увеличение СЕР17 имело влияние на выживаемость больных Пк (2=6,2; р0,01); при НМКРЛ и Ак статистически значимая взаимосвязь отсутствовала.

Наши результаты совпадают с литературными данными, в которых сообщается о взаимосвязи положительной экспрессии белка Her2 с неблагоприятным прогнозом и низким показателем выживаемости больных НМКРЛ [Xia Q. et al., 2012; Takenaka M. et al., 2011; Toh C.K. et al., 2010; Hirsch F.R. et al., 2009; Calikusu Z. et al., 2009; Kashihara M. et al., 2009]. В тоже время, в отличие от наших результатов, имеются исследования в которых не найдено такой взаимосвязи [Aleric I. et al., 2012; Xu Y.J. et al., 2011; Feng X.L.et al., 2011; Grossi F.et al., 2010; Tiseo M. et al., 2010; Al-Saad S. et al., 2010]. В настоящее время, по литературным источникам, прогностическая значимость амплификации гена Her2 при НМКРЛ четко не определена. Наши результаты совпадают с исследованиями, в которых обнаружено, что амплификация гена Her2 является неблагоприятным фактором, связанным с низким показателем выживаемости больных НМКРЛ [Al-Saad S. et al., 2010; Meert A.P. et al., 2005; Tan D. et al., 2003].

Многофакторный анализ и модели прогноза. Существующие в настоящее время модели прогнозирования течения онкологических заболеваний сочетают в себе клинические, клинико-морфологические и молекулярно-биологические факторы, которые оценивались отдельно друг от друга или разрабатывались комбинированные модели. Общим мнением, совпадающим с нашим, является мнение о большей значимости именно комбинированной модели проноза [Юрин А.Г., 2009; Frank I et al., 2002, 2010].

Проведенный многофакторный регрессионный анализ по Коксу с включением широкого спектра клинических критериев, клинико-морфологических и молекулярно-биологическим параметров показал нижеследующие совокупности факторов прогноза.

При НМКРЛ неблагоприятными факторами 5-летней выживаемости являются: Ag-ЯОР-белки (MIB-1) 10,47 мкм и более (=1,01, стандартная ошибка=0,28, р0,001), ПМЦР-Г 43 и более (=0,56, стандартная ошибка=0,20, р=0,006), КВ Ag-ЯОР-белков 30,5 и более (=0,57, стандартная ошибка=0,21, р=0,007), ИМ Ki-67 25% и более (=0,71, стандартная ошибка=0,28, р=0,009), показатель N1-3 (=0,86, стандартная ошибка=0,38, р=0,02), наибольший размер опухоли 3 см и более (=0,52, стандартная ошибка=0,26, р=0,04).

При Ак неблагоприятными факторами 5-летней выживаемости являются: ПП 218,4 и более (=1,68, стандартная ошибка=0,68, р=0,01), ПМЦР-Г 47 и более (=0,71, стандартная ошибка=0,31, р=0,02), ИМ Ki-67 20% и более (=1,55, стандартная ошибка=0,69, р=0,02), ИМ ТороII 14% и более (=1,09, стандартная ошибка=0,50, р=0,03), Ag-ЯОР-белки (MIB-1) 10,56 мкм и более (=1,29, стандартная ошибка=0,65, р=0,046).

При Пк неблагоприятными факторами 5-летней выживаемости являются: ПМЦР-Г 40 и более (=1,60, стандартная ошибка=0,40, р0,001), ИМ ТороII 22% и более (=1,31, стандартная ошибка=0,50, р=0,008), Ag-ЯОРбелки (MIB-1) 10,67 мкм и более (=1,15, стандартная ошибка=0,45, р=0,009), ПМЦР-Л 4 и более (=0,85, стандартная ошибка=0,33, р=0,009), тип операции пневмонэктомия (=0,80, стандартная ошибка=0,32, р=0,01), КВ Ag-ЯОР-белков 31,2 и более (=0,87, стандартная ошибка=0,36, р=0,01).

Нами были разработаны три модели прогноза для НМКРЛ, Ак и Пк, с использованием метода многофакторного регрессионного анализа по Коксу с пошаговым включением в многофакторный регрессионный анализ независимых факторов прогноза, из всего множества данных, относящихся к клиническим критериям, клинико-морфологическим и молекулярно-биологическим параметрам, полученных на предыдущем этапе - начиная от наиболее значимых и заканчивая менее значимыми. В разработанных моделях прогноза, по совокупности факторов определялось количественное значение морфобиомолекулярного показателя для НМКРЛ, Ак и Пк.

При однофакторном регрессионном анализе морфобиомолекулярный показатель имел влияние на выживаемость больных НМКРЛ (2=80,1, =0,46, стандартная ошибка 0,05, р0,001), Ак (2=36,2, =0,65, стандартная ошибка 0,11, р0,001) и Пк (2=57,1, =0,76, стандартная ошибка 0,01, р0,001), превосходя по значимости клинические, клинико-морфологические и молекулярно-биологические факторы. При оценке морфобиомолекулярного показателя 5-летняя выживаемость больных составила: при НМКРЛ 70,6±8,6% - с благоприятным прогнозом, 50,3±8,4% - с относительно благоприятным прогнозом, 29,8±7,3% - с относительно неблагоприятным прогнозом, 0% - с неблагоприятным прогнозом; при Ак 61,6±18,1% - с благоприятным прогнозом, 37,5±12,5% - с относительно благоприятным прогнозом, 13,5±8,3% - с относительно неблагоприятным прогнозом, 0% - с неблагоприятным прогнозом; при Пк 84,0±10,3% - с благоприятным прогнозом, 53,0±11,5% - с относительно благоприятным прогнозом, 30,2±12,8% - с относительно неблагоприятным прогнозом, 0% - с неблагоприятным прогнозом.

Таким образом, молекулярно-биологические параметры имеют высокую прогностическую значимость, что в совокупности с «классическими»

клинико-морфологическими параметрами позволяет более точно характеризовать закономерности опухолевого процесса при НМКРЛ, Ак и Пк, объективизировать и стандартизировать определение выживаемости и прогноза больных.

ВЫВОДЫ

1. Между неизмененным легким и НМКРЛ были отличия в экспрессии молекулярно-биологических маркеров (р0,001): ИП и КВ Ag-ЯОР-белков, ИМ Ki-67, ИМ ТороII, площади Ag-ЯОР-белков в MIB-1 позитивных клетках, показателе пролиферации, экспрессии р53, bcl-2 и bax, ПМЦР-Г, ПМЦРЛ, экспрессии белка Her2 и амплификации гена Her2.

2. При НМКРЛ отмечались гендерные отличия в экспрессии молекулярно-биологических маркеров. При мужском поле по сравнению с женским отмечались большие значения ИП и КВ Ag-ЯОР-белков, показателя пролиферации, ИМ Ki-67, ИМ ТороII, а также меньшая частота положительной экспрессии bax и амплификации гена Her2.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
Похожие работы:

«2012.03.038 природой изучаемых феноменов. Исследователям разных специальностей есть что сказать не только друг другу, но и выразить коллективное мнение о социальных и культурных проблемах всему миру политмейкеров (с. 401). Для Эллена, по его словам, причина быть антропологом закл...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "САРАТОВСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г.ЧЕРНЫШЕВСКОГО" Кафедра нелинейной физики Разработка...»

«Западно-Казахстанский государственный университет имени Махамбета Утемисова Кафедра биологии, экологии УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ДИСЦИПЛИНЫ Анатомия человека по кредитной технологии обучения для студен...»

«УДК 576.89 (470.323) К ВОПРОСУ ОБ АКТУАЛЬНОСТИ ИЗУЧЕНИЯ АЛЯРИОЗА (МЕЗОЦЕРКАРИОЗА) НА ТЕРРИТОРИИ КУРСКОЙ ОБЛАСТИ © 2013 Н. С. Малышева1, Н. А. Самофалова2, Е. А. Власов3, Н. А. Вагин4, А. С. Елизаров5, А. Н. Борзосеков6, К. А....»

«ВОСТОЧНОЕВРОПЕЙСКИЙ БОТАНИЧЕСКИЙ ВЕСТНИК. 2007. № 2. С.181-227. УДК 581.9 (471.56) РАСТИТЕЛЬНОСТЬ КАМЕНИСТОЙ СТЕПИ ЖИГУЛЕВСКИХ ГОР СИСТЕМАТИЧЕСКИЙ ПЕРЕЧЕНЬ ВИДОВ ФЛОРЫ Л.М. Черепнин * ПР...»

«"ПЕДАГОГИКО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ И МЕДИКО-БИОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ И СПОРТА" Электронный журнал Камского государственного института физической культуры Рег.№ Эл №ФС77-27659 от 26 марта 2007г №6 (1/2008) Организация питания в...»

«2 ОГЛАВЛЕНИЕ Стр. ВВЕДЕНИЕ.. 4 Глава 1. ГЕОЭКОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ СЕЙСМИЧЕСКОЙ ОПАСНОСТИ И РИСКА. ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ. 11 1.1. Анализ литературных данных и постановка задачи. 11 1.2. Исходные материалы и методика и...»

«Всеро оссийская науучно-практич ческая конфер ренция "Экологи и безопасн ия ность в технос сфере: соврем менные проб блемы и пути решения"4. Куччерик Г.В. Виикористання електродіалі для вилуч ізу чення хлорид та сульфат з лужних регенедів тів рацційних розчин / Г.В. Куч нів черик, Ю.А. ООмельчук, М.Д. Гомеля // Екологічна...»

«КАРЕВ Вадим Евгеньевич КЛИНИЧЕСКИЕ И ИММУНО-МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПАТОГЕНЕЗА ХРОНИЧЕСКОЙ HBVИ HCV-ИНФЕКЦИИ 14.01.09 – инфекционные болезни 14.03.02 – патологическая анатомия Диссертация на соискание ученой степени доктора медицинских наук Научные консультанты – з.д.н. РФ, академик РАН, д.м.н., профессо...»

«ГАЗОВАЯ ОТРАСЛЬ ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ, ЕЁ ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ Горягина А.С. Данилова А.В. Оренбургский государственный университет, г. Оренбург Газовая отрасль в Оренбургской области возникла не давно и за короткий срок стала одной из ведущих в её промышленности. Она в...»

«Ч. АЮУШСУРЭН1, А. ДУЛМАА2 ( 1Институт биологии АНМ, Улаанбаатор, Монголия, 2Иркутский государственный университет, Иркутск, ayush_ch21@yahoo.com) ЗООПЛАНКТОН ОЗЕР БАССЕЙНА УЛААГЧНЫ ХАР Озера Улаагчны Хар, Бага, Жаахан расположены в Западной Монголии Завханского аймака, Эрдэнэхайр...»

«ЕВРОПЕЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ОБЗОРЫ РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ БЕЛАРУСЬ Третий обзор сокращенная версия ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ 2016 год СОДЕРЖАНИЕ Вступление Резюме Выводы и рекомендации Осуществление рекомендаций, содержащ...»

«РАЗРАБОТАНА УТВЕРЖДЕНА Кафедрой физиологии и морфолоУченым советом гии человека и животных Биологического факультета 06.03.2014, протокол № 87 13.03.2014, протокол № 5 ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНОГО ИСПЫТАНИЯ для поступающих на обучение по программам подгото...»

«ЗАГАЛЬНІ ПРОБЛЕМИ УДК [577.23+615.95]574.64 В.В. Г Р У Б И Н К О Тернопольский национальный педагогический университет им. Владимира Гнатюка ул. М. Кривоноса, 2, Тернополь, 46027, Украина СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД В ФИЗИОЛОГО-БИОХИМИЧЕСКОЙ ОЦЕНКЕ ТОКСИЧНОСТИ ВОДНОЙ СР...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Тульский государственный университет Белорусский национальный технический университет Донецкий национальный технический университет Правительство Тульск...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ КОСМИЧЕСКОЕ АГЕНТСТВО РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ "НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИСПЫТАТЕЛЬНЫЙ ЦЕНТР ПОДГОТОВКИ КОСМОНАВТОВ имени Ю.А. ГАГАРИНА" УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ– ИНСТИТУТ МЕДИКО-БИОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ РАН   КОСМИЧЕСКИЙ...»

«СОЧИНСКИЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ) федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего образования "РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ" (РУДН) ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ АННОТАЦИЯ УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ Образов...»

«535 УДК 543:541 Современные подходы к конструированию структуры полимерных сорбентов для препаративной хроматографии биологически активных веществ (обзор) Писарев O.А., Ежова Н.М. Институт Высокомолекулярных...»

«формой устанавливали путем сравнения профилей амплифицированных ПЦРпродуктов. Синтезированные в процессе исследования Semi-RAPD праймеры могут быть рекомендованы для генотипирования выделенных и идентифицированных клонов. УДК 619:616.9-636.1 Шалгынбаев Э.К., Коспанова М. Н., Р...»

«общества. На это, как правило, социологи обращают внимание. Однако в не меньшей степени проблема социальной перспективы должна быть связана с биологической составляющей, т.к. социальная (рациональная) составляющая человека интенционально, ка...»

«Моросанова Мария Александровна Механизмы повреждения клеток эпителия почечных канальцев при моделировании пиелонефрита in vitro 03.03.04 клеточная биология, цитология, гистология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата био...»

«РЕАЛИЗАЦИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТНОГО ПОДХОДА В ОРГАНИЗАЦИИ ПРАКТИЧЕСКИХ ДОМАШНИХ РАБОТ ПО БИОЛОГИИ Глухова А. С., Боброва Н. Г. Поволжская государственная социально-гуманитарная академия Самара, Россия Деятельностный подход заявле...»

«1. Вольф Бавария 2. Основы звукоизоляции 3. Инструкция по монтажу 4. PhoneStar на полу 5. PhoneStar на стене 6. PhoneStar на потолке Промышленная звукоизоляция 7. Материалы и комплектующие 8. Сертификаты 9. special Инстр...»

«Рабочая программа по биологии 7 КЛАСС Пояснительная записка Рабочая программа составлена на основе Федерального Государственного образовательного стандарта, примерной программы основного общего образования по биологии для 7 класса, авторской программы В.Б. Захарова, Н.И. Сонина, Е.Т.Захаровой Примерной программы, и ориентирована на работ...»








 
2017 www.net.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.