WWW.NET.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет ресурсы
 

«Человек в российском глобализирующемся обществе: социальное самоопределение ...»

На правах рукописи

Есиповская Ольга Борисовна

Человек в российском глобализирующемся обществе:

социальное самоопределение

09.00.11 – социальная философия

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Ростов-на-Дону – 2012

Работа выполнена

в ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный университет»

Научный Заслуженный деятель науки Российской Федерации,

руководитель: доктор философских наук, профессор

Волков Юрий Григорьевич Официальные Лубский Анатолий Владимирович оппоненты: доктор философских наук, профессор ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет»; профессор кафедры социологии, политологии и права Института по переподготовке и повышения квалификации ЮФУ Очирова Александра Васильевна доктор философских наук, профессор Международный гуманитарный общественный фонд «Знание»; вице-президент Ведущая НОУ ВПО «Южно-Российский гуманитарный организация: институт»

Защита состоится «27» декабря 2012 года в 10.00 на заседании диссертационного совета Д 212.208.01 по философским и социологическим наукам ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет»

(344006, г. Ростов н/Д, ул. Пушкинская, 160, ИППК ЮФУ, ауд. 34).

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» (344006, г. Ростов н/Д, ул. Пушкинская, 148).

Автореферат разослан « __ » ____________ 2012 г.



Ученый секретарь диссертационного совета, А.В. Верещагина

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Глобализация, как социальное явление по традиции рассматривается с позиции форм и механизмов социальной детерминации, влияния, связанных с глобализацией как процессом становления единства мира технологических, экономических, информационных, финансовых эффектов.

В этом смысле человек становится в той или иной мере объектом воздействия объективированных глобальных структур, представляется актором, действующим по логике реакции или адаптации к изменениям глобализационного характера.

Исследование влияния глобализации на современного человека определяется как анализом форм социальности общества модернити с позиционированием рационального человека, так и тенденциями индивидуализации жизненных стилей, исчезновения социально-классовых и этнокультурных различий в глобализируемом мире. Между тем трансформация общественных отношений фиксирует переопределение места человека в обществе, что показательно для массового общественного сознания.

В большей степени глобализационные процессы вызывают тревоги и страхи по поводу не только нарастающих глобальных проблем, но и отчужденности человека от общества и государства, конструирования индивидуализированного мира и оборонительных идентичностей. В этой связи встает проблема переосмысления, переинтерпретации социальности человека, форм социальной субъектности и, особенно, социального самоопределения как способа социальной самооценки и социального самопознания человека.

Можно, конечно, ограничиться констатацией интенсификации социальных отношений в эпоху глобализации, но, как свидетельствуют социальные практики в российском обществе, далеко не однозначным представляется включение человека в систему глобальных отношений и принятия глобальных ценностей. Описываемый эффект глокализации только устанавливает факт ассимиляции глобализационных эффектов под влиянием социокультурных контекстов общественной жизни.





Главное, на наш взгляд, есть необходимость социально-философского осмысления существования человека в глобализируемом мире, ориентиром которого выступает субъектность человека, его способность не только и не столько приспосабливаться к современным реалиям, сколько, исходя из потребностей в самореализации и самоактуализации, действовать рефлексивно, осуществлять выбор ценностей и стратегий, включаясь в различные формы социальности.

В российском общественном сознании присутствует понимание глобализации преимущественно как внешнего, объективированного фактора социальной жизни. Эта позиция усиливается тем, что растет влияние миграционных процессов, изменяются социально-статусные и языковые позиции, обретают новый смысл социальные идентичности. Можно сказать, что на уровне социальной повседневности глобализируемый мир предстает как ускользающая социальность, вместе с тем указанные обстоятельства подчеркивают необходимость выявить логику возникновения форм социального самоопределения человека, которые так или иначе связаны не только с условиями глобализации и локализации, но и выводят на осмысление перспектив и судеб человека в глобализируемом мире.

Следовательно, человек, осмысливаемый социальнофилософским знанием в рамках убеждения его социальности, требует не истины о человеческой жизни в целом: разработка проблемы человека должна обнаруживать восприимчивость к пониманию сущностного общественного и культурного смысла глобализации как условия развития человека, как комбинации сил, способных вызвать разнонаправленные тенденции человеческой жизни, и как включение человека в новые формы социальности. Актуальность предложенной темы, таким образом, основывается на развитии социально-философского знания о «природе человека», что делает необходимым осмысление социального самоопределения человека как ключевого момента существования в глобализируемом мире.

Степень научной разработанности темы. Особенностью исследования заявленной темы можно считать разрыв между концептуальным осмыслением глобализации как детерминанты современного общественного развития и рефлексией социального самоопределения человека, смещающейся в сферу схем гуманизации и повседневности, а также выводимой на уровне социальнопсихологических, социально-бихевиористских и постмодернистских интерпретаций.

Это объясняется тем, что исследовательская традиция, которая сложилась в конце 80-х–90-х годов и представлена в трудах Д. Александера, М. Кастельса 1, П. Ритцера, Э. Шиллза, в общем сконцентрировалась на обосновании закономерности глобализации, что усиливало аргументированность в пользу объективированности глобальных структур и актуализировало проблему отставания познания человека от влияния глобализационных сдвигов. Иными словами, в глобализации, описываемой как процесс изменения социальной жизни, существование человека становится все более неопределенным и подверженным рискам. При этом подчеркивалось, что человечеству предстоит болезненный период расставания с предрассудками прошлого, в частности, веры в прогресс и управляемость мира, по отношению к человеку как существу социальному делался «реверанс» в пользу рациональности позиции. Однако самоопределение человека становится проблематичным, и, следовательно, речь идет о переходе на новые формы социальности, ориентированные на усиление социальной гомогенности.

Признание культурной глобализации, которое содержится в трудах С. Бенхабиб, М. Уолцера, С. Хантингтона, П. Штомпки, является значительной коррекцией позиции глобализационного детерминизма2. Учеными отмечается, что в глобализируемом мире Кастельс М. Информационная эпоха: экономика общество и культура. М., 2000.

Бенхабиб С. Притязания культуры. М., 2006; Benhabib S. Situating the Self. Yele.

1992; Уолцер М. О терпимости. М., 2000; Хантингтон С. Конфликт цивилизаций. М., 2007; Он же. Кто мы? Вызовы американской национальной идентичности. М., 2004;

Штомпка П. Социология изменений. М., 1996.

возникают социокультурные разрывы, связанные с «взрывом»

идентичностей, с конфликтностью культурно-цивилизационных типов, с тенденциями социальной и культурной самоизоляции, с переформатированием архаических и ностальгических настроений в обществе. Причины противоречивого состояния человека в глобализируемом мире ими объясняются и описываются в рамках конфликтности нативных культур и унифицирующих глобальных культурных образцов. Значительное место в исследованиях указанных ученых занимает обоснование социального и культурного многообразия, основой которого могут стать или поощрение и толерантность к культурным различиям, или практики взаимодополнительности культур, воплощающие стремление к человечности, признанию равноценности принципов и идеалов различных форм социальной жизни.

В работах З. Баумана Э., Гидденса, Ю. Хабермаса объединяющим моментом является отношение к человеку как актору социальной транзиции, связанной с переходом от традиции общества модернити к новым формам социальной жизни и социальной рациональности3.

В глобализируемом мире человек является либо потребителем, либо «номадником», и обе роли являются навязанными в силу неопределенности существования, исчезновения привычных форм коллективной и индивидуальной жизни и раскола наследия модерна на отдельные жизненные дискурсы. Оптимизм указанных авторов выражается в том, что в глобализируемом мире человек не имеет альтернативы глобальной свободе, что отстранение от глобальности порождает отчуждение на уровне локальности.

У. Бек, С. Жижек полагают, что человек в глобализируемом мире испытывает искушение социальной агрессивности и насилия, тоталитарного выбора, если растет разрыв между элементарным социальным опытом и практиками договорности по отношению к Бауман З. Глобализация. Последствия для человека и общества. М., 2004; Он же.

Индивидуализированное общество. М., 2002; Гидденс Э. Ускользающий мир. М., 2004;

Хабермас Ю. Философский дискурс о модерне. М., 2003.

представителям агрессивных субкультур. В этом усматривается кризис фундаментальных ценностей Просвещения и обоснование проекта коллективного социального самоопределения как глобального порядка прав человека4.

Российская социально-философская традиция содержит положение о духовности человека, определяемое потребностью в нахождении и сопричастности общему благу, о чем свидетельствуют работы Н. Бердяева с размышлениями о подлинной свободе человека, С. Франка – о духовности как квинтэссенции человеческой социальности, К. Леонтьева – о самобытности русской культурной традиции.

Современная социально-философская мысль определяет данную проблематику в контексте социальной транзиции российского общества, незавершенности социокультурной модернизации и проблемы интеграции в глобализируемый мир. В работах В.Л. Иноземцева, Л.Г. Ионина, А.В. Очировой, Н.Е. Покровского подчеркивается индивидуализация жизненных стилей в российском обществе как следствие глобализации, а также отмечается, что глобальные эффекты, прежде всего экономического и культурно-информационного свойства, создают ситуацию гибридности, в которой традиционность сосуществует с глобальными культурными образцами.

Указывая на раздвижение жизненных горизонтов человека в контексте глобализируемого мира, учеными делается вывод о двойственности массового общественного сознания: с одной стороны, очевидным становится формирование интереса к открытому глобальным влияниям обществу, с другой – выявляется тенденция воспринимать социальное самоопределение человека как предпочтение социальной и культурной локализации5.

Бек У. Что такое глобализация? М., 2001;Жижек Ж. О насилии. М., 2010.

Иноземцев В.Л. Постиндустриальное общество. Очерк теории. СПб., 2005; Покровский Н.Е. Глобализация и конфликт // Вестник Московского университета. Сер. 18.

Социология и политология. 1999. № 2; Ионин Л.Г. Социология культуры. Путь в новое тысячелетие. М., 2002.

Позиция А.Б. Вебера, Ю.Г. Волкова, А.С. Панарина состоит в том, что российское общество, представляя особый вид культурноцивилизационного единства, вносит самостоятельный вклад в развитие глобализируемого мира, что гуманистическое наследие, традиции социального альтруизма и социальной ответственности влияют на гуманистический выбор социального самоопределения человека. Изменения, связанные с вступлением России в глобализируемый мир, усиливают внимание к самоактуализации человека, к принятию новых форм социальности, связанных с ценностями творческого коллективизма6.

Эта же мысль развивается в работах С.Г. Ильинской, В.С. Малахова, Н.Р. Маликовой, для которых важным представляется формирование в российском обществе культуры диалога как альтернативы построению схем мультикультурализма, противоречащих традициям культурной полифоничности и необходимости формирования российской гражданской нации как наиболее адекватной формы социального самоопределения человека7.

А.А. Галкин, А.В. Лубский8, В.А. Федотова9, Ю.В. Яковец,10 подчеркивают, что российскому обществу еще предстоит период социокультурной модернизации, так как вне ее контекста глобализация становится во многом деструктивной силой, формируя в обществе имитационные глобализационные образцы, а ломка сложившихся общественных отношений и стереотипов поведения способствует размытию российских социокультурных предпосылок и традиций. Подчеркивая, что Россия является «особой» Европой, этими учеными делается вывод о реализации собственной схемы Волков Ю.Г. Креативность: исторический прорыв России. М., 2011; Вебер А.Б.

Глобализация. Конфликт или диалог цивилизации? М., 2002; Панарин А.С. Православная цивилизация в глобальном мире. М., 2002; Он же. Реванш истории. М., 2005.

Ильинская С.Г. Толерантность. М., 2007; Малахов В.С. Национализм как политическая идеология. М., 2005; Мультикультурализм и трансформация постсоветских сообществ. М., 2002; Маликова Н.Р. Социальное измерение глобализации. М., 2012.

Лубский А.В. Человек в России и на Западе: концепты дискурсивного мышления // Научная мысль Кавказа. 2012. № 4.

Федотова В.А. Хорошее общество. М., 2005.

Вебер А.Б. Глобализация. Конфликт или диалог цивилизаций? М., 2002.

интеграции в глобализируемый мир, связанной с раскрытием потенциала самобытности российского общества.

В целом можно констатировать существование дискуссионного пространства в обсуждении данной проблематики, что связано с доминированием структурного подхода, объективирующего воздействие глобализационных эффектов на социальное самоопределение человека.

Альтернативные – культурно-цивилизационный и гуманистический подходы направляют исследовательские усилия на выявление параметров социального самоопределения человека в контексте самопонимания, возможного в рамках обновленной социальной традиции в осуществлении проекта гражданского самоопределения.

Вместе с тем есть необходимость рассматривать избранную проблематику в принятии концепции развивающегося человека, содержащей в качестве фундаментального условия рефлексивное философское знание.

Таким образом, проанализировать исследовательский «задел»

по данной проблематике, можно сделать вывод, что проблемность избранного направления заключается в концептуализации вариантов и перспектив социального самоопределения человека в глобализирующемся мире.

Цель диссертационного исследования состоит в разработке социально-философской концепции социального самоопределения человека в глобализирующемся российском обществе.

Цель диссертационного исследования достигается посредством решения следующих научно-исследовательских задач:

– провести концептуальный анализ исследования социального самоопределения человека в классической социально-философской мысли;

– выявить и рассмотреть парадигму социального самоопределения человека в гуманитарной трактовке социальности человека;

– определить сущность самореализации и самодетерминации человека в глобализирующемся российском обществе как качества социальности;

– рассмотреть идентификационный выбор человека в контексте воздействия глобализационных эффектов на массовое сознание российского общества;

– проанализировать последствия практики мультикультурализма, как реализации принципа релятивизма культур, для социального самоопределения человека в российском обществе;

– охарактеризовать перспективы перехода от индивидуализации к глобальному гуманизму в контексте эволюции социального самоопределения человека в российском обществе.

Объект исследования – человек как социальный субъект в российском глобализирующемся обществе.

Предмет исследования – социальное самоопределение человека в российском глобализирующемся обществе.

Гипотеза диссертационного исследования. В глобализирующемся российском обществе проявляются разнонаправленные тенденции социального самоопределения человека. С одной стороны, очевидным становится рост социальной и культурной однородности, что приводит к унификации схем социального самоопределения, к одобрению «экстерриториальности», «нового кочевничества», включенности в систему потребительских практик и оторванности от культурной традиции. С другой стороны, эффекты глобализации вызывают коллективное переживание резистенции вносимым переменам, порождают локализацию как способ социального самоопределения в рамках «контролируемого пространства» и воспроизводства алгоритмов повседневности в целях сохранения стабильных солидарных связей.

Выявление универсального воздействия глобализации связано с индивидуализацией самоопределения в российском обществе, что вызывает беспокойство по поводу утраты целостности человеческой жизни. Перспективы социального самоопределения человека в отмеченных обстоятельствах определяются возможностями перехода к глобальному гуманизму как всеобщему порядку прав и ценностей человека при условии сохранения культурной самобытности.

Теоретико-методологическая основа диссертации. Основным положением в исследовании социального самоопределения человека в глобализирующемся российском обществе является представление о двойственности глобализации, соединяющей в себе одновременно унификацию и локализацию. Эта важная мысль З. Баумана и Э. Гидденса реализуется как фундаментальная установка исследования, исходя из которой прослеживается эволюция представлений о социальном самоопределении человека в обществе.

Исходя из взглядов Ю.Г. Волкова о созидательной силе гуманизма, исследовательские усилия концентрируются на характеристике форм социальности, изменяющихся в контексте реализации потребности человека в самовыражении и самоактуализации.

В диссертационном исследовании нашли применение методологические принципы философии социально-коммуникативной рациональности Ю. Хабермаса, а также выводы российского исследователя Н.Е. Покровского о формировании жизненных горизонтов человека под влиянием глобализации.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что:

– подвергнута социально-философской рефлексии классическая философская традиция разумности человека, которая рассматривает процесс становления единого человечества как закрепление европейской традиции рационализма и прогрессизма;

– выявлена специфика понимания социального самоопределения человека в концептах глобализации, дана авторская позиция относительно параметров универсализации локализации в глобализирующемся российском обществе;

– рассмотрены возможности самореализации в российском глобализирующемся обществе на основании понимания самореализации как социального качества человека, его способностей к социальному проектированию и социальному творчеству;

– охарактеризована сущность идентификационных сдвигов в российском обществе, связанных с включением в глобализационный процесс как процесс конкуренции идентичностей;

– дан анализ концепции и практикам мультикультурализма, ориентированным на поощрение культурного разнообразия, в котором автор видит индоктринацию конфликтных форм социального самоопределения человека в российском обществе;

– обоснована тенденция перехода от позиции индивидуализации в контексте социального самоопределения человека к глобальному гуманизму как утверждению всеобщего порядка взаимных обязательств человека и общества в оценке и участии в глобальных процессах российского общества.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Классическая социальная философская традиция исходила из разумной природы человека как социального существа. Вера в социальный прогресс, бесконечное совершенствование человека накладывала отпечаток на понимание единства человечества, которое мыслилось как солидаризация всех людей на основе прав человека. В этой позиции прослеживалась евроцентричность представленных философских установок, так как единение человечества мыслилось сообразно реализации принципов социального детерминизма и закономерности доминирования европейской культуры.

Социальное самоопределение человека понималось как присоединение к цивилизованному человечеству, и в качестве эталона выступал современный человек с качествами рациональности, планирования своей судьбы, уверенности в будущем, что определяло отношение к достижению единства человечества как априорному предположению «вестернизации».

2. В условиях глобализирующегося мира социальнофилософская мысль осознает неоднозначность тенденций, связанных с социальным самоопределением человека, которое выражается в двойственном влиянии глобализации, унификации и локализации человеческого существования, что показывает ограниченность концепции социальной разумности человека как творца и участника различных социокультурных контекстов, неприводимых к интегральному показателю рациональности. Отмечая возникновение множественности новых ситуаций, содержащих риски для самоопределения человека в обществе, акцент переносится на принятие взаимодополнительности социальных форм, которые интегрируются на уровне осознания всеобщности рисков и достижений глобализирующегося мира.

3. Пределы возможностей самоопределения человека в российском глобализирующемся обществе зависят от осознания объективных последствий глобализации, которые воспринимаются и оцениваются как имманентные параметры социальной жизни человека. Самореализация человека связана с состоянием личной и социальной гармонии, с осознанием собственной социальной субъектности как способности контролировать динамическое равновесие общественной жизни и использовать преимущества глобализации в виде свободы передвижения и индивидуализации жизненных стилей. В то же время проявляется самодетерминация социального самоопределения, связанная с социальным опытом жизни в параллельных социальных мирах, а также сужение социального пространства на основе выбора локализованности социального самоопределения.

4. Социальное самоопределение в глобальном контексте представляется как рост и ренессанс идентичностей, что, казалось бы, противоречит логике глобализации, связанной с утверждением позиции гражданина мира. Идентификационные сдвиги в российском обществе имеют глобальный смысл, так как возрождают интерес к архаичным и локальным идентичностям как способу формирования социальных преимуществ в контексте неравенства доступа к достижениям глобализации. Российская идентичность может рассматриваться как социальное самоопределение человека на основе конкуренции социальных форм, в которой идентичность «замещает»

демонстративное потребление и массовые культурные образцы глобализирующегося мира.

5. Практики мультикультурализма, связанные с признанием релятивизма социальных и культурных ценностей, содержат отказ от идеи интеграции человека и поощрение культурных различий в качестве социального самоопределения человека в условиях безграничной толерантности. Ограниченность воздействия мультикультурализма в российском глобализирующемся обществе проявляется в том, что, имея целью включение российского общества в стандарты глобализации, концепция особых коллективных прав, отрицающих достижение в обществе ценностного консенсуса в качестве принципа социального самоопределения человека, содержит негативные последствия, связанные с неравенством на основании принадлежности к «меньшинствам» или «большинству». Альтернативой практике мультикультурализма выступает гражданское самоопределение человека на основе интеграции в консолидированное по отношению к глобализируемому миру российское общество.

6. Индивидуализация социального самоопределения человека представляет выбор в контексте распада традиционных коллективных общностей. Человек в российском обществе находится в состоянии напряженности между центрами социальной интеграции и индивидуализации жизненных позиций, понимаемых как следствие неуверенности в своих силах как социального индивида.

Индивидуализация имеет пределы в гипертрофированности стремления к самоосуществлению, выражаемой в бесконечном переопределении места жительства и социальных обязанностей. Глобальный гуманизм как перспектива социального самоопределения россиян означает включение человека во всеобщий порядок прав и ценностей, обеспечивающих кооперацию и взаимоуважение людей в целях осуществления реальных шансов «быть творцом своей судьбы».

Теоретическая и практическая значимость исследования определяется содержанием ее концептуальных положений и выводов, связанных с философской рефлексией социального самоопределения человека в российском глобализирующемся обществе.

Результаты работы могут быть использованы в системе гражданского и духовного воспитания российской молодежи, в совершенствовании международных контактов, а также могут оказаться полезными для разработки конкретных социальных программ по гражданскому самоопределению в российском обществе.

Материалы диссертационного исследования могут найти применение при составлении и чтении курсов по социальной философии, социальной психологии, социологии, культурологии в высших учебных заведениях.

Апробация работы. Положения и выводы диссертационного исследования обсуждались на заседаниях кафедры философии и социологии Адыгейского государственного университета.

Результаты исследования были изложены на региональных, международных и всероссийских научных и научно-практических конференциях и семинарах в 2011 – 2012 гг. В частности, на: Международной научно-практической конференции «Модернизация России: региональные особенности и перспективы» (г. Ростов-наДону, 21 – 22 апреля 2011 г.); Региональной научной конференции «Путь в науку: молодые ученые об актуальных проблемах социальных и гуманитарных наук» (г. Ростов-на-Дону, 21 – 22 апреля 2011 г.); III Международной научно-практической конференции «Кавказ – наш общий дом» (г. Ростов-на-Дону, 27 – 29 сентября 2011 г.); Всероссийской научной конференции «Геополитическая миссия России в XXI веке и национальная идея» (г. Ростов-на-Дону, 17 – 18 марта 2011 г.); Международной научно-практической конференции «Социальное партнерство в России: фактор инновационного развития и общенациональной солидарности» (г. Ростов-наДону, 19 – 20 апреля 2012 г.).

Основное содержание диссертационного исследования отражено в 5 научных публикациях, в том числе в изданиях, которые входят в список ВАК Минобрнауки РФ, общим объемом около 9 п.л.

Результаты диссертационного исследования нашли применение в разработке магистерской программы на отделении «Регионоведение» ИППК Южного федерального университета.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих шесть параграфов, заключения и списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается выбор актуальности темы исследования, рассматривается степень ее разработанности, формулируются цель и задачи исследования, его объект и предмет, представлена гипотеза исследования, определяются методологическая и теоретическая база, приводятся элементы научной новизны, обосновывается теоретическое и практическое значение работы, выделяются основные положения, выносимые на защиту, а также указываются ее апробация и структура.

Глава 1 «Теоретико-методологические подходы к исследованию гуманитарных аспектов процесса глобализации» посвящена анализу социально философской мысли в изучении процесса глобализации и его влияния на социальное самоопределение человека в российском обществе.

В параграфе 1.1 «Классическая социально-философская мысль о единстве человечества» рассматривается парадигма разумности человека как конституирующий фактор отношения к единству человечества как прообразу современной глобализации.

Автор подчеркивает, что социально философская мысль делает предметом философской рефлексии проблему человека как человека, «живущего вне границ», в XVIII в. Следуя размышлениям об индивидуальной человеческой природе, при этом расходясь в позиции относительно социальности человека, в это время вырабатывается понимание социальности как естественного состояния человека.

Автор полагает, что хотя социальная проблематика не имела самостоятельного дискурса, уровень философского обобщения был связан с деиндивидуализацией человека. В связи с этим обосновывается вывод, что само понятие индивидуальности соотносилось с обществом, с конкретными моральными и социальными добродетелями. Это обстоятельство повлияло на понимание человека как существа, обладающего разумностью как способностью осознавать зависимость от общества. А значит, что парадоксальность выводов относительно социальности человека состояла в признании социальности как объективированных социальных форм, действующих по логике предопределенности.

Общество как единство, считает автор, основывалось на социальных законах, на том, что индивидуальность человека устанавливается границами равновесия между свободой и социальной гармонией. Классическая социально-философская традиция, находясь под влиянием концепта естественности человека, рассматривала прогресс общества как прогресс человека, оцениваемого по движению к цивилизационному состоянию, обладанию добродетелями, контрастирующими с примитивной человечностью.

Очевидно, что прогрессизм стал обоснованием проекта цивилизационной экспансии, в которой определяющим являлось утверждение единства человечества как свидетельства свободного использования разума (И. Кант)11. Для классической социальнофилософской традиции, подчеркивает автор, свойственно излагать проблему человека в контексте экспансии всеобщего разума, который на поверку оказывался обоснованием культурного превосходства.

Являясь сторонниками всеобщего детерминизма, представители классической традиции исходили из предопределенности достижения единства мира на условиях осуществления принципов разумности и прогресса. По мнению диссертанта, важным в интересе Кант И. Из рукописного наследия. М., 2000. С. 151.

к этому процессу являлись не внешние обстоятельства, а логика эволюции социально-философской мысли. Это выражалось в том, что, проводя границу между цивилизованностью как состоянием социальности и примитивностью как иррациональностью человеческого существования, можно было придти к выводу, что единство мира определяется включением или изгнанием из европейской цивилизации.

Решение проблемы социальности человека имело культуроцентристский смысл, так как фиксировалась выключенность культуры из сферы материальных обстоятельств, и позиция автора состоит в том, что акцент на объективированные культурные образцы наделял самостоятельностью административные и финансовые институты, которые осуществляли колониальную экспансию. Это породило двойственность отношения к идее единства человечества, которая предполагала, с одной стороны, уникальность разумности, как качества европейской культуры, с другой – что существует цивилизаторская миссия, связанная с разумом и моралью как всеобщими основами мирового порядка.

Можно отметить, что парадигма разумности человека классической социально-философской традиции ориентировала на социальность как деятельность в обществе в соответствии с рациональными «естественными» законами и понимание культуры как системы упорядоченности поведения и ментальности человека. А значит, долг европейского общества связан со способностью достичь единства человечества как рационально и морально сотворенного порядка.

В параграфе 1.2 «Философская глобалистика о проблемах социального самоопределения человека» дается анализ концепции философской глобалистики, связанной с гуманитарными аспектами глобализации.

По мнению диссертанта, социально-философская мысль находится в определенном отрыве от проблем глобализации, что выражается не только в активном освоении этой проблематики экономической и политико-правовой мыслью, но и в силу того обстоятельства, что в социально-философской традиции социальность человека рассматривается как проблема соотношения универсального и локального. Речь идет о том, что, исходя из универсальной логики социального процесса, человек рассматривается объектно, когда увязываются воедино развитие глобализации и развитие обществ как «национальных организмов».

Необходимо подчеркнуть, что социально-философская рефлексия в осмыслении этой проблематики наталкивается на противоречия между описанием предопределенности глобализации как тенденции влияния экономических и других внешних факторов и выявлением неравномерности в культурной сфере, где глобализация становится пространством борьбы внедряемых глобальных образцов и сопротивления культурной самобытности. На взгляд автора, с неполнотой позиции связано допущение принципа взаимодополнительности, комплементарности культур. Иными словами, создается впечатление, что сфера культуры рассматривается как «островок» уникальности. Автору представляется, что в предложенной схеме социальное самоопределение сужается до пределов культурного этнографизма.

Полагая, что современная социально-философская мысль характеризуется осознанием пределов социального детерминизма, диссертант обосновывает мысль, что объяснительным потенциалом обладает концепция коммуникативной рациональности, содержащая в качестве принципов исследования переход от системы к субъекту, т.е. выявление соотнесенности гуманитарных аспектов глобализации с самореферентностью, представлениями и образами в обществе, связанными с проблемой «мы и мир».

Очевидно, что критика социальной разумности, связанная с признанием множественности культурных форм и введением коммуникативной рациональности как способности к взаимопониманию, переносит философскую рефлексию на уровень осознания социального самоопределения человека в контексте выдвижения культурных смыслов, смыслов, означающих соотнесенность глобализации с тем, что может быть отрефлексировано как социокультурная традиция общества.

Следует отметить, что концепция коммуникативной рациональности ориентирует на готовность к обсуждению рисков и достижений глобализации, однако главным является формирование способности действовать в рамках самоактуализации человека, в то время как трактовка глобальных проблем, по существу, определяется логикой социального воспроизводства, в которой утрачивается гуманитарный смысл глобализации.

Исходя из того, что философская глобалистика концентрирует внимание на системных последствиях глобализации, автор полагает, что более перспективным является выбор концепта коммуникативной рациональности, направленного на выявление соотнесенности гуманитарных эффектов глобализации с социальным самоопределением человека. Для автора представляется обоснованным рассматривать принцип взаимодополнительности культурных форм в единстве с логикой социального самоопределения человека.

В главе 2 «Социальная субъектность человека: горизонты социального самоопределения» рассматриваются условия и возможности человека как действующего субъекта в глобализирующемся обществе.

Параграф 2.1 «Самодетерминация и самореализация человека в глобализирующемся российском обществе» посвящен анализу имманентных факторов социального самоопределения человека в обществе, связанных с восприятием и включением в структуру социального действия культурных эффектов глобализации.

Заметим, что влияние глобализации на российское общество определяется не только воздействием экономических и финансовых факторов, к чему часто сводится оценка рисков и достоинств глобализации, но и тем, что с формированием культурноинформационного пространства, с интенсификацией контактов на глобальном уровне, с усилением миграционных потоков можно отметить возрастание потребности в российском обществе в самореализации. По мнению автора, к этому располагают как внешние социальные обстоятельства, выступающие как конфигурация стимулирования гражданской инициативы и, как альтернативная тенденция возрастания настроений культурной обособленности и, в какой-то степени, культурной архаизации, выражающейся в соотнесенности с клановыми и земляческими принципами организации общественной жизни, так и определяемые социальной самооценкой человека в российском обществе, что воплощается в формировании позиции «мы не хуже других» относительно к внешнему миру и во включении как в социальные квазипрактики потребительской ориентации, так и в созидательные практики, определяемые ростом гражданского самосознания.

Очевидным для диссертанта представляется, что потребность самореализации не является механическим переносом идеи «гражданства мира», связанной с освобождением от обязательств перед обществом и государством и верой в общемировую солидарность, а с пониманием, что самореализация, по его мнению, является адекватной формой социального самоопределения в глобализируемом обществе, так как в современных условиях человек не может формировать социальную самооценку только на локальном уровне, социальном пространстве, ограниченном миром социальной рутины.

В восприятии среднестатистического россиянина глобализация вызывает ощущение переопределения, рефлексии об историческом и культурном наследии общества, в котором он живет, и, что не менее важно, сохранение ощущения «внутренней гармонии» в условиях эклектизма культур, представляемых глобализацией. И хотя для определенных сегментов российского общества характерны индивидуализация жизненных стилей под воздействием вносимых культурных форм и выбор социального самоопределения как выбор космополитического стиля жизни, эта тенденция в обществе преломляется в возрастание ощущения культурной самобытности.

Это может восприниматься как синдром «исторического отставания», но, по мнению автора, важно определить самодетерминацию этого процесса.

Заметим, что в разнообразном по природным и культурным условиям российском обществе именно идея российской самобытности становится символическим кодом социального самоопределения. Автор диссертации обосновывает заявленную позицию тем, что, во-первых, в представлении россиян сама Россия воспринимается «миром миров», что снижает привлекательность глобальных образцов и делает демонстрацию российской самобытности как «заявку на равенство» с доминирующими образцами культурной глобализации. Во-вторых, так как состояние культурного развития российского общества для россиян представляется кризисным, усиливается тенденция общественных настроений выявить источники культурных расколов, которые воспринимаются как последствия вестернизации12.

По мнению автора, глобализация, ассоциируемая с ростом потребительства, вызывает одобрение или отторжение культуры потребления, что приводит к конфликтной множественности путей социального самоопределения в российском обществе. Поэтому можно говорить об определенном стимулировании интереса, с одной стороны, к социальному креативу, связанному с заимствованием образцов совместного сотрудничества и полезной инициативы, а с другой – к стремлениям к локализации, закрепляющей потребительский образ глобализации.

В заключение параграфа автор делает выводы, во-первых, о том, что в условиях существования социальных параллельных миров глобализация закрепляет культурную сегментацию российского общества по схеме социального самоопределения. Во-вторых, пределы возможностей как самодетерминация человека влияют на социальное самоопределение двойственно: с одной стороны, возрастает интерес к ценностям взаимопонимания и сотрудничества; с Горшков М.К. Готово ли российское общество к модернизации? М., 2010. С. 15.

другой стороны, этот интерес замещается вовлечением в потребительские практики, редуцирующие культурные образцы к стандартам потребления.

В параграфе 2.2 «Идентичность россиян в контексте образов глобализации» характеризуются идентификационные сдвиги в массовом сознании как следствие влияния глобализации.

Анализ состояния массового сознания в российском обществе, по мнению автора, показывает, что доминирование форм социального самоопределения социальной со-принадлежности с кругом близких, коллегами по работе вызвано тремя обстоятельствами. Вопервых, «исчезновением» советской интернациональной идентичности, которая в предшествующий период выступала предпочтительной, по сравнению с внедряемыми прежде всего государством, идентификационной «российской» матрицей. Во-вторых, тем, что открытость российского общества глобализационным эффектам выявила ощущение несоразмерности «быть гражданином мира»

сложившимся в обществе социокультурным традициям, господствующим социальным самооценкам, согласно которым россияне вполне удовлетворены условиями своей жизни, но ощущают общественную жизнь проблемной. В-третьих, ренессанс архаичных идентичностей, которые, казалось бы, противоречат логике глобализации, не только связан с универсальным механизмом локализации, но и имеет основу в отношении к глобальной идентичности, как идентичности экстерриториальной, презентативной или «карнавальной».

Диссертант полагает, что тенденция взрыва идентичностей в эпоху глобализации в российском обществе переформатируется в тенденцию диффузии идентичностей, размытости идентификационных предпочтений, что определяет акцент на социальное самоопределение не по культурным, а преимущественно по социальнопрофессиональным или территориальным критериям. В этой позиции культурная унификация, связанная с глобализацией, оценивается избирательно. По мнению автора, повышение статуса ценностей эффективности и профессионализма связано с воздействием глобальных культурных образцов, но очевидно также, что формула «граждане мира» периферийна в массовом сознании россиян, так как если и соотносится с социальным самоопределением, то в качестве демонстративного потребления по формуле «мы не хуже других» или в возрастании интереса к российской идентичности как наиболее предпочтительной в условиях глобальной конкуренции идентичностей.

В заключение параграфа отмечается, что, во-первых, в российском обществе интерес к идентичности присутствует не в качестве формы социального конструирования, а связан со статусными позициями, что снижает интерес к культурным формам как идентификационным матрицам. Во-вторых, культурные глобальные образцы не представляются как основа формирования позиции «мы граждане мира», так как принятие подобной идентичности не соотносится с существующими в российском обществе образцами социального самоопределения.

Глава 3 «Альтернативы социального самоопределения человека в российском обществе: глобальный контекст» имеет целью анализ и оценку траекторий социального самоопределения, существующих в российском обществе.

Параграф 3.1 «Практики мультикультурализма и социальное самоопределение россиян» содержит рефлексию практик мультикультурализма как эффекта внедрения культурных образцов глобализации.

Известно, что сегодня в российском обществе наблюдается попытка мультикультурализации общественной жизни, связанная не только с тем, что Россия стала обществом массовой миграции, но и, в определенной степени, с тем, что существовавшие ранее традиции совместной жизни и культурного многообразия объявляются устаревшими, несоответствующими современным социальным реалиям формами.

Как отмечает диссертант, хотя внешним побудителем выступает необходимость снижения ксенофобии и создание условий для интеграции мигрантов, более приемлемой представляется позиция считать практики мультикультурализма способом преодоления «отрыва» российского общественного сознания от включенности в процессы глобализации. Конкретизируя эту мысль, автор диссертации рассматривает практики мультикультурализма в российском обществе как вытесняющие существующие социокультурные традиции. Во-первых, по мнению автора, подвергается сомнению коллективизм социального самоопределения на основании «избыточного» внимания к культурным меньшинствам и дискредитации идеи культурного многообразия.

Во-вторых, считая, что практики мультикультурализма в российском обществе направлены на достижение правовых компромиссов или уступок и не связаны с социальным самоопределением человека как реализацией личностного потенциала, автор делает вывод, что создается «почва» для углубления существующих социокультурных расколов, конструирования культурных различий как имеющих значение для отклонения самоопределения человека в рамках социально-консолидированной позиции.

Так как массовое сознание в российском обществе ориентировано на идеал социальной справедливости как равенства возможностей, практики предоставления социальных преимуществ определенным группам рассматриваются дискриминационными, и в связи с этим необходимо отметить, что мультикультурализм в России оценивается как способ перенесения социальных противоречий в сферу культурных и моральных предпочтений, что осложняет социальную самооценку россиян в контексте обвинений в массовой интолерантности.

Характеризуя культурно-духовную ситуацию, подчеркивает автор, можно сделать вывод, что привитие мультикультурализма российскому обществу может быть интерпретировано как стремление продемонстрировать присоединение к глобальному сообществу, но в целом приводит к отдалению перспектив ценностного консенсуса как основного условия социального самоопределения. Диссертант считает, что практики мультикультурализма, ориентированные на релятивизм ценностей и провозглашающие не только сохранение, но и преимущество культурного обособления, нуждаются в критической рефлексии. Не отрицая полезности мультикультурализма как вынужденной практики соединения разнородных культурных интенций, считает вывод автор диссертации, мультикультурализм необходимо рассматривать в контексте сформировавшейся традиции культурно-цивилизационного единства народов России, и на основании этого придерживаться позиции социального самоопределения человека как сферы взаимоуважения в рамках согласуемого нормативного порядка.

В заключение параграфа отмечается, что во-первых, практики мультикультурализма в российском обществе во многом являются внедряемыми и не учитывают сложившийся социокультурный опыт россиян. Во-вторых, это выражается в том, что в социальное самоопределение человека в контексте мультикультурализма вмещается принадлежность к меньшинствам, что содержит принудительную включенность в локальную общность или к «большинству», обязанному ограничивать рамки самореализации на основе перераспределения преимуществ в пользу меньшинств.

В параграфе 3.2 «Российское общество: от индивидуализма к глобальному гуманизму» рассматриваются перспективы перехода от индивидуализма, как формы социального самоопределения в современном российском обществе, к глобальному гуманизму, соединяющему традицию «всемирности» и культурной самобытности.

В российском обществе постепенно изживается синдром индивидуализации, что является, по мнению автора диссертации, не прямым следствием глобализации, а имеет причины в кризисе социальных отношений и стандартов социального поведения, ориентированных на потребительские и адаптивные практики. Известно, что рост массовых настроений в пользу общественного альтруизма связан с необходимостью преодоления социальной неуверенности и оценки индивидуализации жизненных устремлений как гипертрофированного, не имеющего разумных пределов интереса к самовыражению13. В этом смысле вместе с возрастанием потребности в социальной консолидации стимулирующим обстоятельством выступает понимание риска потери российским обществом иммунитета против массовой культуры, привносимой с усилением глобализационных эффектов.

Необходимо сказать, что в российском обществе не существует предубеждения против культурных последствий глобализации, так как именно в контексте глобализационных эффектов происходит расширение культурных горизонтов россиян, что особенно ощущается молодым поколением, сочетающим гордость национальной культурой и открытость культурным изменениям. Такая пластичность, по мнению автора, приводит к поиску социального самоопределения как осознания себя гражданином России в глобальном гражданском сообществе.

Несмотря на тенденцию угасания интереса россиян к тому, что происходит «за пределами» России негативизм определяется соотнесенностью с апатией россиян к тому, что, по их мнению, ничего не зависит от их позиции во внутренней жизни российского общества. В российском обществе вполне отчетливо прослеживается позиция неприятия изоляционизма страны и, хотя в меньшей степени, необходимости установления справедливого мирового порядка.

По мнению автора, это можно классифицировать как поворот российского общества к глобальному гуманизму, ориентацию на подход и оценку глобальных проблем как способ понимания неразделенности миров, того, что социальный авторитет России и оценка россиян в мире зависят от их образа как общности, от включения в общий порядок прав и ценностей, связанных с самореализацией Горшков М.К. О чем мечтают россияне. М., 2012. С. 48.

человека как личности. Подтверждением этому является настрой россиян на гуманно ориентированную глобализацию, в которой бы реально уважались права человека на достойную жизнь и личное счастье. В этом смысле проявляется стремление россиян к единству с народами, имеющими «общую судьбу», что провоцирует мысль о неевропейском векторе развития России, но, как полагает автор диссертации, вполне вмещается в стремление россиян видеть магистральный путь российского общества в достижении гармонии между социумом и человеком.

Автором последовательно проводится мысль о том, что, вопреки сложившимся стереотипам, приоритетным для россиян является восприятие гуманитарного аспекта глобализации, связанного с культурой, как способом социального самоопределения человека, и уроки глобализации для российского общества состоят в обращении к коллективному самопознанию и самооценке как условию вхождения в глобальное сообщество.

В Заключении сформулированы основные выводы диссертационной работы, определяются дальнейшие перспективы социально философского анализа проблем глобализирующегося российского общества.

–  –  –

1. Есиповская О.Б. Влияние процессов глобализации на социальную самореализацию в российском обществе // Социальногуманитарные знания. 2010. № 7. Спецвыпуск. 0,5 п.л.

2. Есиповская О.Б. Практики мультикультурализма в российском обществе: социальные и культурные последствия // Социально-гуманитарные знания. 2012. № 7. 0,5 п.л.

Монография

3. Есиповская О.Б. Социальное самоопределение человека в российском глобализирующемся обществе. Ростов н/Д: СКНЦ ВШ ЮФУ, 2012. 6 п.л.

Брошюры

4. Есиповская О.Б. Социально философская мысль о гуманитарных последствиях глобализации. Ростов н/Д: Антей, 2010. 1 п.л.

5. Есиповская О.Б. Человек в российском обществе: размышление о глобальном гуманизме. Ростов н/Д: Антей, 2011. 1 п.л.

Сдано в набор 26.11.12. Подписано в печать 26.11.12.

Формат 60х84/16. Бумага офсетная. Гарнитура «Times»

Печать цифровая. Усл. печ. л. 1,2 Тираж 100 экз.

Типография ЗАО «Центр Универсальной Полиграфии»

344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 140, офис 201 тел. 8-918-570-30-30



Похожие работы:

«Хаджиев Мухтар Махмутович ОЦЕНКА СЕЛЕВОЙ ОПАСНОСТИ РАЙОНА г. ТЫРНЫАУЗА 25.00.23. Физическая география, биогеография, география почв, география ландшафтов Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата географических наук Нальчик, 2...»

«Евсеева Нина Степановна СОВРЕМЕННЫЕ ПРОЦЕССЫ РЕЛЬЕФООБРАЗОВАНИЯ ЮГО-ВОСТОКА ЗАПАДНО-СИБИРСКОЙ РАВНИНЫ 25.00.25 – Геоморфология и эволюционная география АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора географических наук Томск 2006 Работа выполнен...»

«Эмад Самир Саид Саллам СТРАТИГРАФИЯ И ПАЛЕОГЕОГРАФИЯ ЧЕТВЕРТИЧНЫХ ОТЛОЖЕНИЙ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЧАСТИ ПРЕДГИССАРСКОГО ПРОГИБА МЕЖДУ ФАЙЗАБАДСКОЙ И ОБИГАРМСКОЙ ВПАДИНАМИ 25.00.02 Палеонтология и стратиграфия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учен...»

«Золотых Марина Валерьевна ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ ТРАНЗИТ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ПЕРЕХОДА В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Специальность 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии (политические науки) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук Воронеж Работа выполнена на кафедре...»

«Посохина Марина Владимировна Творчество Алексея Алексеевича Харламова и салонное искусство Специальность 17.00.04 "Изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура" Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Москва 2007 Работа выполнена на кафедре истории отечественного искусств...»

«ЗИНЧЕНКО Владимир Николаевич МЕСТОРОЖДЕНИЯ АЛМАЗОВ ИЗ КИМБЕРЛИТОВ СЕВЕРО-ВОСТОКА АНГОЛЫ Специальность: 25.00.11 Геология, поиски и разведка твёрдых полезных ископаемых, минерагения Автореферат диссертации на соискание учёной степени доктора геолого-минералогических наук САНКТ-ПЕТЕРБУРГ Работа выполнена в Санк...»

«Колодько Наталья Геннадьевна ПОВСЕДНЕВНОЕ РАЦИОНАЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ (ПОНЯТИЕ, ВИДЫ, РОЛЬ В РАЗВИТИИ ОБЩЕСТВА) Специальность 09.00.11 – социальная философия Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Ростов-на-Дону – 2008 Работа вып...»

«Ли Елена Романовна СОЦИАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ И УПРАВЛЕНИЕ СФЕРОЙ ТУРИЗМА В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ Специальность 22.00.08 – Социология управления Автореферат дис...»

«ПРОХОРЕНКО Ирина Львовна ИСПАНИЯ В ЕВРОПЕЙСКОМ СОЮЗЕ: ВЗАИМОВЛИЯНИЕ НАЦИОНАЛЬНОГО И ТРАНСНАЦИОНАЛЬНОГО ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРОСТРАНСТВ Специальности: 23.00.02 – Политические институты, процессы и тех...»

«ШИРЯЕВ Александр Евгеньевич КОНЦЕПЦИЯ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ: СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АСПЕКТ 09.00.11 социальная философия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук I Омск 2007 Работа выполнена на кафедре гуманитарных и политических дисциплин НОУ ВПО "Омский гуманитарны...»

«Самгин-Должанский Иван Сергеевич СТРУКТУРНО-МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ТИПЫ УРАНОНОСНЫХ ЗОН И СОПРОВОЖДАЮЩИЕ ИХ ОКОЛОРУДНЫЕ МЕТАСОМАТИТЫ АКИТКАНСКОГО ПОТЕНЦИАЛЬНОГО УРАНОВОРУДНОГО РАЙОНА (СЕВЕРНОЕ ПРИБАЙКАЛЬЕ) Специальность 25.00.11 – Геология, поиски и разведка твердых полезных ископаемых, минерагения Автореферат диссертации на с...»

«Железнов Андрей Сергеевич СОЦИАЛЬНОЕ И ЭТИЧЕСКОЕ: ОБОСНОВАНИЕ ФОРМ ЕДИНСТВА Специальность 09.00.11 – социальная философия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Екатеринбург Работа выполнена на кафедре социальной философии Института социальных и политических наук ФГАОУ ВПО "Уральский федеральный университет имени первого Президента Рос...»

«Бондарь Евгений Александрович СОЦИАЛЬНЫЙ КАПИТАЛ В РОССИИ И НА ЗАПАДЕ: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ 09.00.11 – Социальная философия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Ростов-на-Дону Работа выполнена в ФГАОУ ВПО Работа выполнена в ФГАОУ ВПО "Южный федеральный университет" "Южный феде...»

«ЛЕОНОВ СЕРГЕЙ АНАТОЛЬЕВИЧ ПЕРСПЕКТИВЫ ГИДРАТОНОСНОСТИ НАДСЕНОМАНСКИХ ОТЛОЖЕНИЙ СЕВЕРА ЗАПАДНОЙ СИБИРИ 25.00.12 – Геология, поиски и разведка нефтяных и газовых месторождений АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических наук Москва 2010 Работа выполнена в Обществе с ограниченно...»








 
2017 www.net.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.