WWW.NET.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет ресурсы
 

«МЕСТОРОЖДЕНИЯ АЛМАЗОВ ИЗ КИМБЕРЛИТОВ СЕВЕРО-ВОСТОКА АНГОЛЫ ...»

Санкт-Петербургский государственный университет

На правах рукописи

ЗИНЧЕНКО Владимир Николаевич

МЕСТОРОЖДЕНИЯ АЛМАЗОВ ИЗ КИМБЕРЛИТОВ

СЕВЕРО-ВОСТОКА АНГОЛЫ

Специальность: 25.00.11 Геология, поиски и разведка твёрдых полезных

ископаемых, минерагения

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

доктора геолого-минералогических наук

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Работа выполнена в Санкт-Петербургском государственном университете

Научный консультант – Виктор Андреевич Глебовицкий, член-корреспондент РАН, доктор геолого-минералогических наук, советник РАН, профессор, зав. кафедрой петрографии СПб ГУ.

Официальные оппоненты:

Зинчук Николай Николаевич, доктор геолого-минералогических наук, профессор, академик АН РС (Я), председатель Западно-Якутского научного центра АН РС (Я), г. Мирный Гаранин Виктор Константинович, доктор геолого-минералогических наук, профессор МГУ, академик РАЕН, директор Минералогического музея им. А.Е.

Ферсмана РАН, г. Москва Белов Сергей Викторович, доктор геолого-минералогических наук, главный научный консультант ООО «ОЗГЕО», г. Москва

Ведущая организация: Институт геологии и минералогии им. В.С. Соболева СО РАН, г. Новосибирск, пр. Коптюга, д. 3



Защита диссертации состоится 7 июня 2016 г. в 14-00 часов на заседании диссертационного совета Д 216.001.01 при ФГУП Всероссийский Научноисследовательский Геологический институт им. А.П.

Карпинского (ВСЕГЕИ) по адресу:

199100, Санкт-Петербург, Средний проспект В.О., д.74, зал Учёного Совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ВСЕГЕИ.

Автореферат разослан 2016 г.

Отзывы на автореферат в 2-х экземплярах, заверенные подписью и печатью учреждения, просим направлять по указанному ниже адресу, секретарю УС ВСЕГЕИ Р.Л.

Бродской. Оригиналы отзывов должны прийти в УС до защиты.

Продублируйте отсканированный и заверенный вариант Вашего отзыва по электронной почте:

Rimma_Brodskaya@vsegei.ru. В Отзыве необходимо указать: полностью свою фамилию, имя и отчество, почтовый адрес и телефон (при наличии), полное наименование организации, где Вы работаете, Вашу должность. По вопросам обращаться по тел.

+7-812-328-92-18, учёный секретарь диссертационного совета Бродская Римма Львовна, или по указанной электронной почте.

УЧЁНЫЙ СЕКРЕТАРЬ

диссертационного совета ________________ Бродская Римма Львовна Д 216.001.01, доктор геологоминералогических наук

Общая характеристика работы

Актуальность темы диссертации определяется тем, что в ХХI веке индустриальный мир вступил в эпоху интенсивного развития высоких технологий и дефицита природных ресурсов полезных ископаемых, в том числе алмазов. Основными источниками природных алмазов (84,5 % от мировых запасов) служат кимберлитовые трубки. В настоящее время в мире насчитывается около 3 тыс. месторождений алмазов, из которых разрабатывается около 50 (Рис.1). Выявленные ресурсы их составляют более 5 млрд. карат, в том числе около 1 млрд. карат – разведанные запасы, которые находятся на территории Намибии (20%), Анголы (16,0%), Канады (14,0%), Ботсваны (12,0%), Австралии (10,0 %), России (8,0%), Конго (6,0%) и ЮАР (4,0%). Проблема стабилизации мирового АБК решается за счёт открытия и введения в эксплуатацию новых месторождений алмазов в перспективных регионах СЗ России, Австралийской, Северо-Канадской и Ангола-Конголезской алмазоносных провинций (Рис.2). Эти факторы обуславливают активизацию поисков коренных месторождений алмазов и требуют совершенствования методов геологоразведки (ГРР) и оценки их ресурсов.

Научная актуальность темы состоит в том, что до сего дня остаётся не решённым ряд проблем мирагении алмаза из кимберлитов теоретического характера, разработка которых имеет важное прикладное значение для поиска коренных его месторождений и оценки их промышленного потенциала:

механизм формирования богатых алмазами «рудных столбов» в кимберлитовых месторождениях; тектонические закономерности локализации алмазоносных кимберлитовых полей и трубок; факторы кимберлитового рудогенеза и механизм концентрации алмазов в кимберлитовых месторождениях;

ксеногенность или сегрегационность (родственность) алмаза по отношению к кимберлитовой магме; адекватная математическая модель распределения алмазов в месторождениях кимберлитов по классам крупности (массы).

Разработка и решение этих проблем предприняты автором на основе анализа новых материалов по составу, строению и алмазоносности кимберлитовых месторождений Анголы – одной из ведущих стран в мировой алмазодобыче.

Цель работы. Целью данной работы является развитие теории магматического кимберлитового петрогенеза и минерагенеза и установление закономерностей распределения и концентрации алмазов в кимберлитовых месторождениях на основе исследования геологического строения и вещественного состава кимберлитов и мантийных ксенолитов, РТ условий мантийной алмазогенерации и изучения морфологии кристаллов алмаза из коренных месторождений Анголы.

Задачи исследования.

1. Установить структурно-тектонические закономерности локализации месторождений алмазоносных кимберлитов на северо-востоке Анголы, в регионах концессий Катока, Луэмба, Чири (Концессия-10), Камафука, Луаши в алмазоносном кимберлитовом районе Лунда.

млн. карат млрд. долл. США Спрос Производство 2020 а 2006 2011 2016 1996 1998 2000 2002 2004 2006 2008 2010 2012 2014 б Рис.1. Динамика объёмов спроса и производства сырых алмазов в 2006-2014 г.г. и прогноз до 2020 г., в млрд. долл. США (а); динамика мировой добычи природных алмазов (млн. кар./млрд. долл. США) в 1996-2014 г.г. (б) (по International Diamond Consultants) Ботсвана Ботсвана 2,1% 5,4% 9,7% Россия Россия 1,3% 8,4% 3,8% Канада Канада 25,8% 17,8% 12,3% ЮАР 9,1% ЮАР Ангола 8,4% Ангола 29,0% 22,1% 7,2% Зимбабве 13,6% Зимбабве 6,2% 8,1% Намибия Намибия Австралия Австралия 8,0% Другиестраны Другиестраны а б Рис. 2. Добыча алмазов в мире в 2013 г., %: от общего объёма добычи (130,48 млн.

кар) (а); от общей суммы реализации (14,09 млрд. долл. США) (б) (по International Diamond Consultants)

2. Исследовать вещественный состав кимберлитов и разработать палеовулканическую и минерагеническую модели формирования кимберлитовой трубки на основе новых геологических материалов по составу и строению слабо эродированных трубок СВ Анголы.

3. Выявить петролого-минералогические признаки кимберлитового минерагенеза, связанные с механизмами транспортировки и концентрации алмазов, и формирования «рудных столбов» в кимберлитовых месторождениях.

4. Выявить вещественный состав и РТ условия глубинного минерагенеза в мантии под кратоном Касаи на основе петрографо-минералогических и изотопно-геохимических исследований мантийных ксенолитов из кимберлитов.

5. Выявить кристалломорфологические и минералогические особенности алмазов из кимберлитовых месторождений СВ Анголы.

6. Исследовать математические законы распределения алмазов по массе в кимберлитовых месторождениях.

Фактический материал. Автором проведено послойное описание и фото документация керна разрезов более 100 разведочных скважин, пробуренных на 16 кимберлитовых трубках на СВ Анголы. Минеральный и петрографический состав кимберлитов изучался оптико-микроскопически в штуфах и шлифах (более 500 шлифов), и мономинеральных фракциях концентратов обогащения руд (более 3000 проб), а также методами электронной микроскопии ( более 500 определений). Методами XRF и ICP-MS выполнено более 400 химических анализов главных и более 300 анализов редких (РЭ) и редкоземельных (РЗЭ) элементов образцов кимберлитов. Проведено минералого-морфологическое описание более 5000 алмазов из изученных трубок. Проанализированы данные кернового геологического опробования руд месторождений Катока (1056 проб) и Чиузу (608 проб) и проведён анализ гранулометрических и весовых характеристик 7946 и 4894 кристаллов алмаза, являющихся основой для расчёта их содержаний и запасов. Исследована коллекция 30 мантийных ксенолитов из кимберлитов трубок Катока, КАТ-115 и Чиузу, и (по шлифам, методом SEMEDS). Sm, Nd и U-Pb систематика и изотопный возраст кимберлитов и мантийных пород установлен по цирконам – 27 и 5 зёрен, 38 и 7 U-Pb анализов, соответственно (SHRIMP-II, Finnigan).





Автором, с разрешения дирекции ГРО «Катока», использованы материалы отчётов организаций, выполнявших тематические и аналитические работы по контрактам с предприятием.

Методы исследования.

В зависимости от объектов изучения и характера решаемых задач, методы исследований, реализованных в данной работе, можно разделить на три группы:

Описательная петрография и минералогия, структурно - тектонический анализ; аналитические исследования вещественного состава пород и минералов;

математический анализ с использованием фундаментальных подходов статистической термодинамики и генетико-статистического моделирования.

Аналитические исследования пород и минералов кимберлитов из изученных трубок выполнены в лабораториях Института геологии и минералогии им. В.С.

Соболева СО РАН, ГИН РАН, ВСЕГЕИ, ИГГД РАН, ЦНИГРИ и Ботуобинской экспедиции (АК АЛРОСА), Университета Барселоны (Испания).

Морфология, минералогия и гранулометрия кристаллов алмаза изучались в Лаборатории минералогии и петрографии ГРО «Катока» на микроскопе MZ 12,5 Leica с цифровой камерой DC-300. Микрозондовые исследования морфологии и химического состава МИК из кимберлитов выполнены в ИГГД РАН на электронном микроскопе JMC-35CX с EDS системой JET-2200 в режимах SE и BSE, а также в ИГМ им. В.С. Соболева СО РАН, Институте минералогии и петрографии СО РАН, ЦНИГРИ (АК АЛРОСА). Исследования структурной позиции кимберлитовых полей района Лунда в регионе СВ Анголы выполнены по материалам анализа космических съёмок, проведённого Институтом дистанционного прогноза руд (г. Москва) и материалов аэромагнитных исследований, проведённых фирмой АЭРОГЕОФИЗИКА и ВСЕГЕИ.

Защищаемые положения.

1. Кимберлитовые месторождения алмазов северо-востока Анголы формировались в два вулканических минерагенических этапа, каждый из которых состоял из двух стадий – ранней флюидно-эксплозивной и поздней – интрузивной.

2. Образование «рудных столбов» в кимберлитовых месторождениях было концентрацией алмазов в субвертикальных «колоннах»

обусловлено кимберлитового расплава под действием динамической энергии струйных потоков вулканических газов.

3. Кристаллы алмаза из разных месторождений кимберлитов северо-востока Анголы отличает уникальный морфологический спектр. Для трубок центральной части кимберлитового района Лунда характерны плоскогранные кристаллы со скульптурами роста, периферической области – кристаллы с коррозионно- диссолюционными формами, и для трубок промежуточной области – округлые кристаллы со скульптурами растворения.

4. Для оценки запасов алмазов в месторождениях кимберлитов наиболее эффективны экспоненциальные модели, поскольку приращение массы их кристаллов по {111} происходило экспоненциально, и их распределения отвечают законам Больцмана-Гиббса и Бозе-Эйнштейна.

Научная новизна.

1. На основе анализа новых данных по вещественному составу и строению слабо эродированных алмазоносных кимберлитовых трубок СВ Анголы разработана палеовулканическая и металлогеническая модели их формирования и показана минералого-геохимическая специализация вулканических этапов и стадий процесса их формирования.

формирования

2. Представлен новый минерагенический механизм обогащённых алмазами «рудных столбов» в кимберлитовых месторождениях в процессе кинематической дифференциации магматического расплава под влиянием восходящих потоков вулканических газов, дренировавших магматическую колонну при формировании трубки.

3. Впервые установлено, что каждому месторождению кимберлитов присущ собственный морфологический спектр кристаллов алмаза, что формирует латеральную зональность в изменении морфологии алмазов из трубок разных кимберлитовых полей алмазоносного района Лунда.

4. Впервые показано, что распределение алмазов в месторождениях кимберлитов по классам массы отвечает каноническим экспоненциальным распределениям Больцмана-Гиббса и Бозе-Эйнштейна, эффективным при расчётах средних содержаний и запасов алмазов в месторождениях кимберлитов.

5. Впервые петрографо-минералогические и изотопнополучены геохронологические характеристики (Sm-Nd и U-Pb) мантийных и коровых ксенолитов, что позволило оценить их возраст и PT условия алмазопродуцирующей мантии под кратоном Касаи.

6. Впервые установлены Fe,Ni,Сu(O,S) сфероиды в эклогитовых включениях из кимберлитов CВ Анголы, формировавшиеся при декомпрессионном плавлении мантийного субстрата.

Практическая значимость работы состоит в следующем:

1. Разработана схема петрогенетической классификации кимберлитов, актуальная для Анголо-Конголезской алмазоносной провинции, используемая при поисках и разведке коренных месторождений алмаза в этом регионе.

2. Выявлены структурно-тектонические факторы локализации алмазоносных кимберлитов и сделан прогноз новых районов на территории Республики Ангола, перспективных на их поиски.

3. Разработки автора вошли в 11 геологических отчётов ГРО «Катока» и 1 – ОАО «Архангельскгеолдобыча». Они были использованы ГРО «Катока», проектом «Чиузу» и ОАО «Архангельскгеолдобыча» для уточнения параметров ТЭО на отработку месторождений Катока, Чиузу и им. Гриба.

4. Полученные автором данные и разработки используются ГРО «Катока»

при поисках месторождений алмазов на территории концессий Луаши, Луанге, Дала, Вулеже, Чафуа, Гангу, а также АК АЛРОСА при определении направлений геолого-поисковых работ в Анголе.

Личный вклад соискателя состоит в его многолетнем (1994-2015 г.г.) участии в геологических исследованиях территории Республики Ангола в качестве консультанта Института Геологии Анголы (IGEO) и департамента геологии ГРО «Катока». Автор лично участвовал в полевых изысканиях и ГРР на 16 алмазоносных кимберлитовых трубках Анголы, в процессе которых проводил исследования их геологического строения, состава пород и морфологии кристаллов алмаза. Работа выполнена в Санкт-Петербургском государственном университете (С-Пб ГУ).

Достоверность защищаемых положений и выводов диссертации обеспечивается большим объёмом фактического материала по геологическому строению и тектонике региона СВ Анголы, современных аналитических данных о вещественном составе кимберлитовых месторождений, минералогии и геохимии МИК кимберлитов и мантийных ксенолитов, минералогии и морфологии кристаллов алмаза из кимберлитов.

Апробация работы. Основные научные положения работы докладывались на ряде Международных горно-геологических конгрессов и конференций – Конгресс PDAC, Торонто, 2002 г.; Конференция Ордена Инженеров Анголы, 2003 г.; Конференция «Алмазы-50», Санкт-Петербург, 2004 г.; годовые сессии РМО, 2009, 2010, 2011, 2012, 2014 г.г.; ХХХI научное собрание Минералогического Общества Испании, Барселона, 2011 г.; XI Международной конференции «Новые идеи в науках о Земле», Москва, 2013 г.;

Научно-методический Совет по геолого-геофизическим технологиям поисков и разведки твёрдых полезных ископаемых Минприроды РФ, 2014 г.; Конгресс СMN2015 «Численные методы в инженерии», 2015 г., Лиссабон. Они также докладывались на кафедрах МПИ Университета им. А. Нету (Ангола), Университета Барселоны (Испания) и Национального минерально-сырьевого университета «Горный» (Санкт-Петербург). Ряд разработок автора вошёл в геологические отчёты ГРО «КАТОКА» и Государственной алмазной компании Анголы ЭНДИАМА по геологии и оценке алмазоносности трубок Катока, Чиузу, Какеле, Камитонгу, Камуанзанза, КАТ-115, КАТ-Е42, – «О результатах детальной разведки кимберлитовой трубки Катока за 1995-2001 г.г. с подсчётом запасов алмазов до глубины 600 м (по состоянию на 01.10.2001 г.)» (2003 г.);

«О результатах поисково-оценочных исследований, выполненных на кимберлитовых трубках Камитонго-I, Камитонго-II и Какелэ, расположенных на севере провинции Лунда Сул, Ангола» (2003 г.); «Математическая модель изменчивости содержания алмазов кимберлитовой трубки Катока как основа дифференциальной оценки её алмазоносности» (2006 г.);«О геологоразведочных работах за 2005-2009 г.г. по проекту ЛУЭМБА с подсчётом запасов алмазов по трубке Чиузу (по состоянию на 01.07.2009 г.)» (2009 г.); «О результатах разведки и оценки кимберлитовой трубки Камуанзанза, провинция Лунда Норте» (2010 г.); «О результатах разведки глубоких горизонтов трубки Катока за 2004-2009 г.г. с подсчётом запасов алмазов до глубины 800 м (по состоянию на 01.10.2010 г.)» (2010 г.); «О результатах поисково-оценочных работ на кимберлитовой трубке КАТ-115 (концессия Катока) за 2007-2010 г.г. (с подсчётом ресурсов алмазов)» (2011 г.); «Моделирование распределения алмазов в кимберлитах, как основа для уточнения оценки содержаний алмазов в рудных блоках трубки Чиузу» (2011 г.); «О результатах поисковых и оценочных работ в бассейне руч. Луэмба» (2012 г.); «О результатах геологоразведочных работ на трубке КАТ-Е42 за 2011-2013 г.г. (с подсчётом запасов алмазов до глубины 200 м)» (2014 г.); «Комплексные исследования геохимии, минералогии и условий образования мантийных ксенолитов (эклогиты и перидотиты) из кимберлитов поля Катока» (2014 г.).

Разработки автора также использованы при подсчёте запасов трубки им. Гриба предприятием «Архангельскгеолдобыча» – «Разработка математической модели распределения алмазов в месторождении им. В. Гриба по данным геологического опробования, как основы для расчёта средних содержаний алмазов в рудных (подсчётных) блоках» (2010 г.).

Публикации. По теме диссертации опубликовано 48 работ, из них 3 монографии и 1 учебник. В изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки России, опубликовано 18 работ, в том числе 2 в зарубежных; 9 работ в зарубежных научных журналах; 17 работ опубликовано в материалах конференций, в том числе в 3 зарубежных.

Реализация результатов исследования. Выводы и положения диссертации используются алмазодобывающими компаниями АК АЛРОСА, ОАО «Архангельскгеолдобыча» в России и ЭНДИАМА в Анголе для повышения эффективности поисков и разведки месторождений алмазов. Выполнен аудит содержаний и запасов алмазов в кимберлитовых рудах ангольских месторождений Катока и Чиузу, а также российского – трубки им. Гриба, где получены значительные геолого-экономические эффекты, способствующие расширению алмазодобычи в Анголе и России.

Структура и объём работы. Диссертация состоит из 5 глав, Заключения и Списка литературы. Общий объем – 314 страниц, включая 212 текстовых рисунка и 29 таблиц, список литературы включает 339 наименований, в том числе 16 интернет-источников.

Благодарности. Автор глубоко признателен коллегам, оказавшим поддержку его исследованиям – д.г-м.н., Чл. корр. РАН, д.г-м.н., проф. В.А.

Глебовицкому, д.г-м.н., проф. В.Г. Лазаренкову, д.г-м.н. В.Л. Масайтису, д.гм.н. В.А. Милашеву, д.г.-м.н., проф. Л.П. Никитиной, к.г-м.н. В.Н. Дечу, к.г.м.н. Г.И. Шафрановскому, заслуженному деятелю науки РФ, д.э.н., проф.

А.А. Ильинскому, д.г.-м.н. В.М. Зуеву, к.г.-м.н., проф. Б.Л. Егорову, д.гм.н. А.Н. Зайцеву, генеральному директору ГРО «Катока», к.э.н. Ганге Жуниору, директорам – к.э.н. С.Ф. Носыко, С.А. Герасимову и к.т.н. В.А. Джуре, к.э.н. Жоао Тунга Феликсу, к.э.н. Бенедиту Паулу Мануэлю, к.г-м.н. Вунда Тинта Мануэлю, ГРО «Катока»; к.э.н. Антониу Тиагу Дуарте, ЭНДИАМА;

генеральному директору «Северо-Западной Геофизической Компании» А.Д.

Кузовенкову. Глубокую признательность автор выражает коллегам, чья критика и советы способствовали реализации данного исследования: Чл. корр. РАН, д.г-м.н., проф. Ю.Б. Марину, к.г.-м.н. Л.И. Лукьяновой, к.г-м.н. З.Е.

Барановой, к.г-м.н. М.Д. Толмачёву, к.г.-м.н. Н.М. Королёву, д.г.-м.н. А.Я.

Ротману, к.г.-м.н. Ю.Б. Стегницкому, д.г-м.н., проф. А.В. Козлову, проф., докторам Сальвадору Гали и Жоану Карлосу Мелгарехо (Испания), доктору Аугушту Жерману Де Араужу (Ангола).

Основное содержание работы

. В работе рассмотрены и исследованы актуальные проблемы кимберлитового магматизма и минерагении алмаза, решение которых предложено на основе изучения геологического строения и минералогии, петрографии, геохимии и алмазоносности 16 кимберлитовых месторождений и трубок Анголы, включая как ранее известные Катока, Камачия, Камафука-Камазамбо, Камуанзанза, так и новые трубки, геологическое строение и алмазоносность которых рассмотрены впервые – Чиузу, КАТ-115, КАТ-Е42, Чири, Камитонгу, Какеле, Луите, Камбунду и Луэле.

Геологический очерк региона северо-востока Анголы. Геолого-тектоническое строение и особенности структурного контроля кимберлитовых полей и месторождений алмазоносного района Лунда, расположенного в пределах СВ оконечности авлакогена Лукапа, отражены на Рис. 3 и 4. Их расположение в пределах архейского кратона Касаи отвечает «правилу Клиффорда».

Кимберлитовые трубки приурочены к узлам пересечения двух систем глубинных разломов СВ и СЗ направлений. Внедрение кимберлитовых интрузий датируется ранним мелом (K1). К меловому периоду сформировались и радиальнокольцевые структуры разного порядка. К наиболее крупной, 200 км в диаметре, Сауримской структуре приурочены кимберлитовые поля Катока, Камачия, Луэмба, Камафука, а также территории концессий Луаше, Луанге и Дала кимберлитового района Лунда (Рис.3,а; 4).

Геологическое строение кимберлитовых месторождений.

Месторождение Катока (Catoca) имеет размеры 915990 м и площадь – 63,6 Га (Рис.5,а). Трубка сужается с глубиной, и на отметке -400 м размеры её составляют 360430 м, а площадь сечения уменьшается в 4,5 раза – до 13,6 Га (Рис.5,б). Она является слабо эродированным палеовулканом, и в её составе установлен полный набор петрофациальных комплексов и разновидностей пород кимберлитовой формации (Рис. 5,б; 6,1-12) – интрузивных кимберлитовых брекчий и порфировых кимберлитов диатремы, эффузивных туфов, эруптивных вулканических брекчий, вулканогенно-осадочных кратерных образований и туффизитовых кимберлитовых брекчий. U/Pb методом по цирконам установлен изотопный возраст кимберлитов, оцениваемый в 118,3±3,7 млн. лет, ранний мел (Robles-Cruz, et al., 2010).

Изотопный U-Pb возраст цирконов эклогитовых и лерцолитовых мантийных ксенолитов – около 2,8 млрд. лет (Никитина, и др., 2012; Zinchenko et al., 2013;

Королёв, 2015).

Для кимберлитов трубки Катока характерны средние (0,3-0,6 кар/т), до высоких (1,5-3,0 кар/т) содержания алмазов. Являясь крупнейшим в Анголе промышленным месторождением, оно по запасам алмазов (более 200 млн.

карат) относится к категории гигантских.

Месторождение Чиузу (Txiuzo) расположено в кимберлитовом поле Луэмба в приустьевой части р. Чиузу (Рис.4), имеет форму овала и размеры 542224 м, при площади 9,6 Га. Его слагают комплексы диатремы – брекчии АКБ, КБМ и кратерные брекчии комплекса БКС, в составе которого выявлены

–  –  –

туффизитовые брекчии и «риф» пестроцветных пород супергуппы Карру с многочисленными тонкими силлами и дайками кимберлита, образующими туффизитовый штокверк. U-Pb изотопный возраст трубки Чиузу оценивается в 118,30±0,67 млн. (Robles-Cruz, et al., 2010). Среднее содержание алмазов в трубке Чиузу 0,51 кар/т, и по запасам – 25 млн. карат – она относится к крупным месторождениям.

Месторождение Камуанзанза (Kamuanzanza) расположено на севере района Лунда в русле р. Шикапа (Рис.4), размеры его 550125 м, форма вытянутая гантелевидная. С глубиной трубка постепенно сужается – площадь выхода её на поверхность 7,2 Га уменьшается до 6,0 Га на глубине 100 м. Она сложена слабо алмазоносными массивными кимберлитовыми брекчиями комплекса КБМ с переменным содержанием ксенолитового материала (10% – 30%).

Мощность алмазоносных четвертичных аллювиальных отложений над трубкой достигает 8,4 м. Содержание алмазов в трубке Камуанзанза – 0,32 кар/т, и по их промышленным запасам – 3,3 млн. карат – она относится к весьма мелким месторождениям.

–  –  –

С КЗП КТБ-2 ВОП КБМ

–  –  –

Рис.5. Кимберлитовая трубка Катока: а – панорама рудного тела в карьере, проекция Ю-С; б – геологический профиль с разрезом скв. 047/35. Петрогенетические комплексы кимберлитов представлены на Рис.6; графики в интервале 220-600 м демонстрируют увеличение массы (голубые гистограммы, %) и содержаний алмазов (зелёные гистограммы, 10 кар/т) на границах интрузивных тел разных фаз внедрения

– АКБ1, АКБ2… АКБ5 в разрезе скв. 047/35 (Зинченко и др., 2012, с дополнениями).

Месторождение КАТ-Е42 (CAT-E42) расположено в 5 км к юго-западу от трубки Катока (Рис. 4), имеет размеры 220170 м и воронкообразную форму в разрезе, сужающуюся с глубиной. Мощность кратерных вулканогенноосадочных комплексов ВОП и КТБ составляет 30 м. Массивные брекчии комплекса КБМ залегают в интервале 40-90 м, ниже развиты автолитовые брекчии диатремового комплекса АКБ, рассечённые дайками порфировых кимберлитов комплекса КП. Содержания алмазов к разных блоках кимберлитов трубки КАТ-Е42 – от 0,42 кар/т до 2,32 кар/т, в среднем – 0,82 кар/т. По запасам алмазов – 5,315 млн. карат, она относится к мелким промышленным месторождениям.

Алмазоносность кимберлитов в центральной части Сауримской структуры возрастает, что подтверждается данными ГРР на трубках Камуанзанза, Чиузу, Катока, КАТ-Е42 и Луэле – промышленные содержания алмазов в них возрастают в 2-3 раза – от 0, 32 кар/т и 0,51 кар/т (Камуанзанза и Чиузу), до 0,77 кар/т, 0,82 кар/т и 1,0 кар/т (Катока, КАТ-Е42 и Луэле).

–  –  –

ВОП г в Рис.8. Кимберлиты диатремы трубки Катока в шлифах (NII): массивная порфировая брекчия с зёрнами оливина (Ol) серпентинизированного (Srp) рудных минералов (R), кристаллическим кальцит-сапонитовым матриксом комплекса КБМ, СЗ фланг карьера, гор. 900 м (а); округлое включение порфирового кимберлита с мегакристом пироксена в центре (Px) в автолитовой брекчии с микрокристаллическим матриксом, зёрнами оливина серпентинизированного (Srp) и рудными минералами (R) комплекса АКБ, скв.050/34, глубина 388,2 (б); кристаллокласты оливина (Ol) серпентинизированные в мелкопорфировом матриксе с криптокристаллическим мезостазисом в туффизитовых кимберлитах, скв. 033/35, глубина 344,4 м (в); контакт брекчии КБМ с порфирокристами флогопита (Phl) с кимберлитовым туфом комплекса ВОП, рассечённом тонкими прожилками кальцит-сапонитового агрегата (Са-Sp), СЗ фланг карьера, гор. 905 м (г).

–  –  –

Рис. 10. Геодинамическая модель кимберлитового интрузивного процесса (Зинченко, 2014, с изменениями): 1 – разломы надрегиональной радиально-кольцевой структуры на земной поверхности; 2 – кимберлитовые трубки в центре структуры (зелёная – высоко алмазоносная), в середине (синяя – умеренно алмазоносная) и на краю (белая – не алмазоносная, жёлтая – слабо алмазоносная); 3 – зоны тектономагматической активизации в земной коре; 4 – магмоподводящие разломы нижнекоровой (красные линии) и верхнекоровой (синие линии) активизации; 5 – граница коромантийного раздела, область «алмазного окна» и направлениями тепломассопереноса; 6 – надрегиональные глубинные разломы; 7 – очаги флюидо-магматического фракционирования кимберлитовой магмы (а – глубинный, б – гипабиссальный); 8 – направления движения магмы (а), вулканических газов (б), алмазов (в) в интрузивном процессе; 9 – направления тектонических напряжений (красные – радиальные напряжения нижнекоровой, и синие – горизонтальные верхнекоровой локализации); 10

– состав зон верхней мантии, земной коры и основные границы: дуниты- гарцбургиты, б – эклогиты, в – лерцолиты (по Доусон, 1983); 11 – типоморфные ряды кристаллов алмаза трубок Чиузу, Катока, Луэле и Камуанзанза; 12 – глубинная генерация алмазов и алмаз «in sito» в эклогитах из трубки Катока; изотермы в мантии – штриховые линии (по Пасухова, 2000; Королёв, 2015).

Петрохимия кимберлитов трубки Катока. Выявлены существенные вариации содержаний всех петрогенных химических элементов кимберлитовых пород трубки Катока и проведено сопоставление их с кимберлитами трубок Юга Африки и Якутии (Табл. 3). На графике петрогенных окислов MgO-SiO2 выделены поля составов кимберлитовых пород, слагающих трубку Катока (Рис.11). Туфопесчаники комплекса ВОП относятся к группе (популяции) кремнистых пород (SiO2/MgO=10-20), а туфоалевролиты и туфоаргиллиты в его составе, в совокупности с туфами и осадочно-вулканогенными породами комплексов КЗП (ЮВ фланг) и эксплозивными брекчиями БКС – к группе магнезиально- кремнистых пород (SiO2/MgO=2,6-6,0). Наиболее близок к «кимберлитовым рамкам» химизм магматических брекчий комплексов АКБ и КБМ, а также кимберлиты комплекса КП, поля составов которых лежат в области относительно высокомагнезиальных пород (SiO2/MgO=1,0-1,8). Поля составов туфобрекчий комплексов КТБ-1 и КЗП (З фланг) занимают промежуточное положение (SiO2/MgO=1,8-10). Вниз по разрезу, в диатремовых Рис. 11. Составы кимберлитовых пород и ксенолитов из кимберлитов трубки Катока в координатах SiO2 – MgO, масс. % (по Ganga et al., 2003; Ротман и др., 2003; Первов и др., 2011, с дополнениями и изменениями автора). Условные обозначения: дайки порфировых кимберлитов комплекса КП (1), автолитовые брекчии жерла (2), поле и средний состав комплекса АКБ (3); поле и средний состав брекчий комплекса КБМ (4);

комплекс КТБ-1 и поле его составов – бедные кварцем (5) и кварцевые туфобрекчии (6);

комплекс КТБ-2 – туфогравелиты (7); комплекс БКС и поле его составов – кимберлитовые туфы и туфопесчаники (8), алевропелитовые туфы (9); комплекс КЗП и поля его составов В фланга трубки – туфы (10), туфогравелиты (11), туфопесчаники (12); Ю-В фланга – туфы и туфопесчаники (13), туфоалевролиты и туфоаргиллиты (14);

З фланга – туфы и туфобрекчии (15), туфы и туфопесчаники (16), туфоалевролиты (17);

комплекс ВОП и поле его составов: З фланга трубки – туфогравелиты (18), туфопесчаники (19), туфоалевролиты и туфоаргиллиты (20), Ю фланга – бескварцевые туфопесчаники (29); В фланга трубки – туфопесчаники (22), туфоалевролиты (23, 24);

разреза скв. 033/35 – туфопесчаники (25, 26), туфоалевролиты, туфоаргиллиты (27), туфопесчаники основания разреза комплекса ВОП (28); мантийные ксенолиты: средний состав перидотитовых ксенолитов (30); поле средних составов эклогитовых ксенолитов:

высокомагнезиальных (31), низкомагнезиальных (32), высокоглинозёмистых (33);

коровые ксенолиты: граниты (34), гнейсы (35).

комплексах КБМ и АКБ количество MgO заметно возрастает, а SiO2 падает.

Перидотиты мантийных ксенолитов занимают экстремальное по магнезиальности положение (SiO2/MgO1,3), эклогиты среднемагнезиальны, и поле их составов отвечает усреднённому составу кимберлитовых пород в целом, а коровые ксенолиты занимают минимальное по магнезиальности положение (SiO2/MgO20) (Рис.11). Полученные данные свидетельствуют о петрохимическом «родстве»

кимберлитов с мантийными перидотитами, которое существенно затушёвывается примесями корового ксенолитового материала, захваченного кимберлитовой магмой в вулканическом процессе.

Изотопно-геохимическая характеристика и возраст кимберлитов и мантийных и коровых ксенолитов из трубок Какелэ, Камитонгу I, Катока, Чиузу и КАТ-115 исследованы методами масс-спектрометрии (Finnigan MAT- 261; SRIMP II; Cameca IMS-4f) (Robles-Cruz et al., 2010; Никитина и др., 2012, 2013; Zinchenko et al., 2012; Зинченко, 2014; Nikitina et al., 2014; Королёв, 2015). Результаты изучения Sm-Nd систематики кимберлитов, эклогитового ксенолита и коровых гранито-гнейсов кластера Камитонгу-Какелэ позволили оценить их возраст по гранатам и диопсидам, а также по цирконам. Для кимберлита трубки Камитонгу-I получена двухточечная изохрона, отвечающая оценке возраста 241±40 млн. лет (Т-J1). Аналогичная изохрона для эклогита из трубки Какелэ отвечает возрасту 284 ±17 млн. лет (С3-Р1), что может рассматриваться, как время уравновешивания изотопной системы при высокотемпературном метаморфизме.

–  –  –

Рис.13. Зёрна оливина разного состава и генераций: оливин в «родственных»

включениях в оливините из трубки КАТ-115: (а – шлиф, N; б – фото детали шлифа в режиме BSE, масштаб – мм); оливин комплекса КП трубки Катока (обр. 493, скв.

033/35, глубина 503,2 м): мегакристы I генерации и микрокристы II генерации (в);

деталь фото «в», микрокрист II генерации (г); масштаб – микроны. Обозначения: Оl-I

– оливин I генерации; Ol-II – оливин II генерации; FeO – железо-оксидные фазы каплевидной формы; Phl – флогопит; Мg# = Mg/(Mg+Feоб) (в, г – данные Первов и др., 2011).

Оливин интрателлурической генерации из перидотитов «родственных»

включений близок по магнезиальности к оливину Ol-I кимберлитов (Мg# = 0,73) (Табл.1). Для зёрен оливина характерны многочисленные минерализованные трещины (Рис.13, в, г), не переходящие на тонкокристаллический «матрикс». В кимберлитах Анголы оливин в составе пород кратерных комплексов замещён серпентином, и неизменённые его зёрна характерны лишь для пород диатремы, залегающих на глубинах более 300 м.

Пироп – встречается в виде отдельных округлых, овальных уплощенных зёрен, сростков с хромдиопсидом размерами до 0,5-2,0 мм и редких кристаллов с огранкой (Рис.14). Вариации содержаний Cr2O3 и CaO в изученных гранатах из кимберлитов Анголы (630 зёрен) свидетельствуют о том, что они формировались как в ультраосновных (перидотитовых), так и основных (эклогитовых, пироксенитовых) породах. Положение полей составов гранатов трубок Катока и Чиузу отвечают полю пиропов из лерцолитов, гарцбургитов и эклогитов (Рис.15,а). Пиропы трубки Луэле принадлежат ассоциации G10G10D (40%). Специализация пиропов проявляется в разделение полей их составов на две области – относительно высокохромистых (Cr2O3 – 4-8%) и

–  –  –

% Рис. 15. Состав пиропов кимберлитовых трубок СВ Анголы: поля составов по Grtter et al., 2004 (а); зависимость средних содержаний алмазов (кар/т) в кимберлитах трубок Луэле, Катока, Чиузу, Камуанзанза и Камафука от содержания в пиропах Cr2O3 (мас.

%) (б); группы гранатов: G10 – гарцбургитовые (G10D – алмазной фации), G9 – лерцолитовые, G12 – верлитовые, G1 – низко-Cr мегакристы, G11 – низко-Ti перидотитовые, G4 и G5 – пироксенитовые, верлитовые, G3 – эклогитовые; зелёные линии ограничивают поле лерцолитовых гранатов, красная линия – поле составов высокохромистых низкокальциевых гранатов гарцбургитов (G10) и гранатоввключений в алмазе (G10D), по Gurney, 1984; бордовыми линиями ограничено поле составов пиропов алмазоносной трубки Луэле (а – Cоболев и др., 1990; Castillo-Oliver et al., 2011; Первов и др., 2011, с дополнениями; б – Зинченко, 2014, с дополнениями).

низкохромистых (Cr2O34%). Зависимость средних содержаний (кар/т) алмазов в кимберлитах от содержания в хромистых пиропах Cr2O3, установленная для трубок Камафука-Камазамбо, Чиузу, Катока и Луэле, близка к экспоненциальной, что отчётливо проявляется только для максимальных значений содержаний (мас. %) окиси хрома (Рис.15,б) (Зинченко, 2014), и что подтвержает региональный тренд алмазоносности, установленный впервые для района Лунда Н.В. Соболевым с соавторами (Соболев и др., 1990).

Пикроильменит преобладает в составе тяжёлой фракции кимберлитов СВ Анголы. Представлен изометричными округлыми или угловатыми зернами размерами от долей до 8-15 мм (Рис.16,а,б) и тонко-кристаллическими агрегатами (Рис.16,в). Соотношение ферромагнитных и парамагнитных разновидностей – 1:3. Первые (поле I) с высоким содержанием железа (FeO 40%), низким титана (TiO 239%) и магния (MgO4,5%), средним содержанием хрома (Сr2O34,5%) свойственны кимберлитам трубок Катока и Луите. Вторые (поле II) с высоким содержанием магния (MgO=5,52–13,51%) и титана (TiO 2 = 41,28–54,83%), низким содержанием хрома (Сr2O31,0%), куда попадает большая часть пикроильменитов из трубок поля Катока (Рис.17).

Составы первой группы характерны для включений ильменита в гранатах, а наиболее хромистые и магнезиальные разности характерны для алмазоносных ильменит-пироповых лерцолитов из коренных месторождений алмазов. В третью группу входят пикроильмениты, состав которых был трансформирован в процессе метасоматических изменений. Ильмениты с низкими отношениями Fe+3/ Fe+2 характерны для алмазоносных кимберлитов, обогащённые Fe+3 с алмазами вообще не ассоциируются, а высокое содержание Mg в ильменитах считается позитивным фактором алмазоносности (Герни и др., 1994; Сarmody et al., 2014).

в а б Рис.16. Пикроильменит из кимберлитов трубки Катока: угловатые обломки кристаллов в срастании со вторичными кальцитом (а) и кварцем (б); аллотриоморфное зерно с микрокристаллической оторочкой, обогащенной Ti и Nb (б); мелкозернистый агрегат с размером индивидов 10-50 µm. Шкала на фото «б» – 500 µm, на фото «в» – 100 µm (б и в – Castillo-Oliver et al., 2011).

Моноклинные пироксены представлены хромдиопсидом зеленого, изумруднозеленого цвета с коротко призматическими кристаллами и овальными и угловатыми зёрнами размером 1-5 мм (Рис.18,б,в). По химическому составу пироксены кимберлитов трубки Катока типичны для ультраосновного и эклогитового парагенезисов и содержат Cr до 2,7 мас.%, при повышенной доле Na2O в составе юриитового минала. Наиболее обогащены хромом диопсиды из кимберлитов трубок Чиузу и Камитогну-I – до 4,7%. В целом клинопироксены из кимберлитов трубок полей Катока, Луэмба и Камачия представлены как хромсодержащей высокомагнезиальной разновидностью – хромдиопсидом перидотитовой ассоциации (CGP), так и низкохромистой умеренно железистой разновидностью, богатой Al2O3 – омфацит эклогитовой и пироксенитовой ассоциаций кратонных областей (CPP) (Рис.18,а).

–  –  –

30 0,53 0,37 96,46 0,00 0,16 0,00 1,12 1,35 0,00 0,00 100,00 31 2,57 0,50 93,92 0,00 1,51 0,00 1,50 0,00 0,00 0,00 100,00 32 29,00 3,69 35,66 0,11 11,98 0,97 14,29 0,00 1,06 3,23 100,00

–  –  –

Они отличаются микропористой структурой и представлены железо-оксидными фазами, FeO состава (до 97 мас. %), иногда с незначительной примесью MgO – до 4,0%, NiO – 1,0-17,0 %, CuO – до 3,5%, SO3 – до 1,5%, V2O5, TiO2 и CaO – до 2,0% в сумме (Табл. 2). Гипидиоморфные зёрна со скруглёнными границами и неправильные амёбообразные зёрна образовались в результате их оплавления и пластических деформаций. Генезис этих образований связан, вероятно, с декомпрессионным прогревом пород и плавлением Fe,Ni,Сu(O,S) минералов. В результате плавления они приобретали пластичность, округлённые и каплевидно-сферические формы и выдавливались по прототрещинам (Рис.20,г,д).

Полученные автором данные по геологическому строению, петрографическому и химико-минералогическому составу кимберлитовых трубок СВ Анголы, изотопной геохимии мантийных эклогитов и перидотитов из кимберлитов легли в основу выводов и построений в области петрогенеза и минерагенеза коренных месторождений алмазов этого региона, а также обоснования защищаемых положений диссертации.

Этапы и стадии формирования кимберлитового вулкана и минерагенические факторы алмазоносности кимберлитов, морфология, минералогия, онтогенез кристаллов алмаза и моделирование их распределения в кимберлитах по массе рассмотрены ниже, в разделе Защищаемые положения и их обоснование.

–  –  –

Большинство исследователей полагает, что кимберлитовые расплавы являлись выплавками, образовавшимися в результате парциального плавления эклогитперидотитового субстрата (Соболев, 1974; Доусон, 1983; Милашев, 1993), что подтверждается полученными данными по вещественному составу и РТ условиям верхней мантии под кратоном Касаи. По данным датировок цирконов из мантийных ксенолитов и омоложения их U-Pb системы (изотопный возраст 194±74 млн. лет), активизация плюма под кратоном Касаи, вызвавшая плавление мантийных пород и генерацию кимберлитовых расплавов, могла происходить на рубеже Триасового и Юрского периодов (Т-J).

Первый этап корового вулканизма начался с флюидно-эксплозивной стадии и прорыва глубинного вещества на палеоповерхность в виде потоков вулканических газов и флюидов, отделившихся от магматической колонны кимберлитового расплава, и вулканической пирокластики (пепел, песок, бомбы) (Рис.22,а). Трещины во вмещающих породах заполнялись кимберлитом в виде многочисленных микросиллов и микродаек, образующих штокверковые тела туффизитов первой фазы (установлены на трубках Камафука, Катока и Чиузу (Рис.28,а). На глубоких горизонтах в приконтактовые зоны диатрем внедрялись дайки порфировых кимберлитов (Рис.6.10). В результате проседания в центре взрывной «воронки» сформировалась кратерная впадина (Рис.22,б,в), на дне которой скапливались крупные блоки гранито-гнейсов и терригенных пород, образующие брекчии ксенолитового «слоя» – комплекс БКС (Рис.6,9; 9,в,г).

На бортах впадины по её периметру сформировались слоистые туфобрекчии комплекса КТБ-1 – так называемое «туфовое кольцо» палеовулкана (Рис.6,5-6;

9,а,б), что завершило активную фазу первого этапа развития кратера.

Во вторую стадию первого этапа – интрузивную – на уровне диатремы поднимались колонны кимберлитового расплава, которые заполнили её полость до границы с комплексом БКС и сформировали комплекс автолитовых брекчий АКБ с характерными образованиями «кимберлит в кимберлите» (Рис.8, в,г).

Блоки мантийных перидотитов и эклогитов, вовлечённые в интрузивный процесс, под воздействием внутреннего напряжения разрушались по механизму саморазрыва, образуя желваки «родственных» включений и мегакристы оливина, пироксена, гранатов и пикроильменита и высвобождая алмазы.

К концу первого этапа в кратерной впадине в условиях умеренной вулканической активности формировались ритмично слоистые осадочновулканогенные слабо алмазоносные отложения комплекса ВОП – туфобрекчии, туфопесчаники, туфоалевролиты и туфоаргиллиты с признаки мелководья – знаки ряби и трещины усыхания, углефицированные остатки растений и отпечатки следов динозавров и текстуры оползания осадков (Рис.6,2; 6,8). Этот период внутрикратерного вулканизма и осадконакопления разделяет первый этап формирования палеовулкана от второго, развивавшегося по сходному сценарию.

На втором этапе вулканической активизации также отчётливо проявились две стадии (Рис.22,г). В первую – флюидно-эксплозивную, подток вулканических газов по разломам через диатрему стал затруднён, и давление вулканических газов достигло критического уровня. Произошло их второе взрывное выделение, приведшее к углублению кратера и возобновлению вулкано-интрузивных процессов. На локализацию взрыва вулканических газов на уровне диатремы указывают гипабиссальные туффизитовые брекчии, развитые в автолитовых кимберлитах (Рис.6,12; 28,б). Прорыв в кратер палеовулкана пирокластики и её отложение сформировали алмазоносные туфы и туфобрекчии комплекса КТБ-2, перекрывшие ранее сформировавшийся комплекс ВОП (Рис.6,2; 6,3; 9, г).

Во вторую стадию – интрузивную этого этапа на уровне диатремы по субвертикальным разломам внедрялись дайки массивных брекчий комплекса КБМ (Рис.6,11), пространственно ассоциированные с дайками КП первого этапа. В гипабиссальных условиях формируется мощный конусообразный шток алмазоносных массивных кимберлитовых брекчий комплекса КБМ-СлКбМ, имеющий секущие тектоно-магматические контакты с породами кратерных комплексов ВОП и КТБ-1 (Рис.6,1;6,5). Внедрение в межслоевое пространство слабо уплотнённых пород комплекса ВОП серии силлов привело к формированию «гибридного» комплекса «переслаивания» интрузивных и осадочно-вулканогенных пород зоны перехода – КЗП (Рис.6,2). Второй этап завершил вулканическую деятельность, которая сменилась периодом гидротермальной активности палеовулкана, приведшей к интенсивному изменению первичных минералов кимберлитов и замещению их гидроокисными и глинистыми минералами.

Поствулканический этап сопровождался физико-химическими процессами, протекавшими в условиях теплого гумидного климата, сформировавшими профиль коры выветривания кимберлитов до глубины 200 м. Уплотнение пород вызывало проседание дна кратерной депрессии, заполняемой продуктами эрозии вмещающих трубку гнейсов – песчаниками формации Интеркалар. По завершении мелового периода трубка подверглась эрозии и была перекрыта горизонтально залегающими песчаниками формации Калахари (Рис.6, 3).

На основе представленной палеовулканической модели формирования кимберлитовой трубки разработана схема петрогенетической типизации пород кимберлитовой формации Анголо-Конголезской алмазоносной провинции (Табл. 3). В практической области палеовулканическая модель формирования алмазоносной кимберлитовой трубки позволяет в процессе поисковых работ оптимизировать методику и сеть выработок для получения эффективного результата при заверке аномалий трубочного типа – обнаружения высоко алмазоносных комплексов кимберлитов интрузивных и эксплозивных стадий формирования месторождения.

–  –  –

Рис. 22. Палеовулканическая модель формирования кимберлитовой трубки в регионе СВ Анголы. Условные обозначения: 1 – глубинный и оперяющие разломы; 2 – направления движения и 3 – потоки вулканических газов; 4 – подошва супергруппы Карру (голубая) и основание кратера; 5 – радиально-кольцевая структура; 6 – туффизитовые флюидиты 1-й фазы; 7 – направления тектонических напряжений; 8 – потоки пирокластики; 9 – направления внедрения даек первой (зелёный – 19) и второй (жёлтый – 19) фаз магматизма; 10 – эксплозивные очаги 1-й (красный) и 2-й (фиолетовый) фаз вулканизма; 11 – границы комплексов (синяя), кратера и диатремы (черная); 12 – туффизиты 1-й (зелёные) и 2-й (жёлтые) фаз; 13 – туфы комплекса КТБ-1 1-й фазы («туфовое кольцо»); 14 – автолитовые брекчии комплекса АКБ; 15 – глыбовые брекчии комплекса БКС; 16 – туфобрекчии комплекса КТБ-2 2-й фазы; 17 – массивные брекчии комплекса КБМ; отложения комплекса ВОП; 20 – песчаники осадочного комплекса МФП; 21 – песчаники формации Калахари; 22 – гнейсы AR2; 23

– отложения супергруппы Карру (Зинченко, 2014; Zinchenko et al., 2015).

2. Образование «рудных столбов» в кимберлитовых месторождениях было обусловлено концентрацией алмазов в субвертикальных «колоннах»

кимберлитового расплава под действием динамической энергии струйных потоков вулканических газов.

В кимберлитах трубок Катока, Чиузу и Камуанзанза в среди минералов тяжёлой фракции обнаружены металло-оксидные сфероиды, описанные выше (Рис. 19) (Шафрановский, Зинченко, 2010; Зинченко и др., 2012). В значительных количествах они установлены в туффизитовых брекчиях кимберлитов. Их форма (Рис.19; 25) свидетельствует о динамичном процессе формирования кимберлитовых туффизитов из высокоподвижного, насыщенного вулканическими газами кимберлитового расплава. Ликвационный генезис сфероидов подтверждается результатами исследования металлургических шлаков, в которых установлена ликвация железа и образование техногенных Si-FeO сфероидов (Егоров, 2000, 2001). Морфологическое сходство природных и техногенных Fe-FeO сфероидов вполне очевидно (Рис.23), что говорит о сходстве механизма их образования в процессе ликвационной дифференциации оксидно-силикатных расплавов при взаимодействии с пузырьками газа. Прямыми наблюдениями были установлены сфероиды на поверхности кристаллов алмаза, где они участвуют в окислительном растворении и коррозии (Рис.24, а, г, д). Об активной флюидодинамике говорят и деформации Fe-O сфероидов, вызванные их соударением с твёрдыми кристалло- и литокластами, вовлечёнными в интрузивный процесс (Рис.25).

Свидетельством кинетической активности расплава является расслоенность кимберлитов комплексов АКБ и КБМ, которая подчёркивается параллельной ориентировкой в них лито- и кристаллокластов (Рис. 26).

В качестве механизма формирования рудных концентраций алмазов в кимберлитах рассматривается перенос их кристаллов в магматическом расплаве под действием потоков вулканических газов (Рис.29). Насыщение кимберлитового расплава газовой фазой вызывало изменение его реологических свойств – уменьшение вязкости и увеличение текучести. Расплав, насыщенный вулканическими газами, продвигался с большой скоростью в диатреме в газонасыщенных «колоннах» в виде субвертикальных струй, увлекая за собой твёрдофазные ксенолиты и порфирокристы, а также кристаллы алмаза. К периферии «колонн» динамическая активность расплава уменьшалась вследствие увеличения его вязкости. Это и приводило к концентрации алмазов в пределах «колонн» кимберлитового расплава, дренируемых струйными потоками вулканических газов, которые образовывали при его застывании «рудные столбы», обогащённые алмазами. Характерное для них концентрически-зональное распределение алмазов, содержание которых закономерно падает от центра «рудного столба» к его периферии (Рис.27), что связанно с этим флюидодинамическим процессом. Вертикальная протяжённость «рудных столбов» в месторождении Катока достигает 200-300 м, а площадь сечения – от 5050 м на глубине до 200 м, и до 100150 м на глубине более 400 м. В ряде трубок (Катока, КАТ-Е42, Луэле) на уровне диатремы на границах интрузивных тел установлены «рудные гнёзда» протяжённостью до 10 м. Их образование также

Рис. 23. Ликвация Fe-FeO в фосфатнооксидно- силикатном расплаве шлаков:

каплевидные включения Fe-FeO в сферических порах (РЭМ фото) (а); группа сфероидов Fe диаметром 200-1000 мк с плёночными выделениями Fe по границам поры в тонкозернистой P-О-Si матрице (б);

а б гантелевидный сфероид 400500 мк с Fe ядром (1), окружённым тонкой (50 мк) Fe-O оболочкой (2 – серый сегмент справа) и FeОР-Si оболочками (3 – тёмно-серый и пятнистый сегмент) и сателитными выделениями Fe (4) в мелких порах P-O-Si матрицы (5). РЭМ фото в режиме ВSE (б).

в г Образцы из коллекции проф. Б.Л. Егорова (Зинченко и др., 2012).

–  –  –

Рис. 25. Металло-оксидные сфероиды в кимберлитах из интервала развития даек КП и туффизитов, разрез скв. 037/34 (596-632 м), трубка Катока: сфероиды с признаками их динамической деформации на контакте с кимберлитом и следами выходов газовой фазы (а, б); сфероид с признаками деформации и окисления (корки лимонита) на контакте с кристаллокластом диопсида (в) (Зинченко и др., 2012).

а б

Рис. 26. Расслоенность магматических брекчий комплекса АКБ трубки Катока:

псевдослоистость в брекчиях с ориентированными по направлению движения расплава лито- и кристаллокластами, скв.044/35, глубина 337 м (а,б) (Зинченко и др., 2012).

–  –  –

Рис.27. Концентрическая зональность в распределении алмазов в кимберлитах трубки Катока в пределах «рудных столбов»: на глубине 100 м (а); на глубине 400 м (б);

содержания алмазов на цветовой шкале – в кар/т (в) (Ganga et al., 2003; Зинченко и др., 2012).

–  –  –

3. Кристаллы алмаза из разных месторождений кимберлитов северо-востока Анголы отличает уникальный морфологический спектр. Для трубок центральной части кимберлитового района Лунда характерны плоскогранные кристаллы со скульптурами роста, периферической области

– кристаллы с коррозионно-диссолюционными формами, и для трубок промежуточной области – округлые кристаллы со скульптурами растворения.

Проведено исследование морфологии более 5 тысяч кристаллов алмаза из трубок кимберлитовых полей Катока, Луэмба, Чири, Камафука и Луаши.

Методической основой его являлись положения широко известной работы Ю.Л.

Орлова, выделившего одиннадцать морфологических разновидностей кристаллов и агрегатов (I-XI) по отличию плоскогранных форм роста и другим типоморфным особенностям, возникшим в процессе кристаллизации (Орлов, 1963).

Среди алмазов трубки Катока преобладает разновидность I – 85,4%, доля которой падает с увеличением размеров кристаллов. Из них октаэдров в мелкихсредних классах крупности – 23,1%, в крупных и очень крупных – до 33,3%;

кристаллов переходного (ОД) габитуса, соответственно, 34,9% и 16,5%;

ромбододекаэдров – 16,0% и 10,4%; тетрагексаэдров – 2,2% и до 4,1%; кубов – 1,6% и до 4,9% (Рис.30). К типоморфным признакам кристаллов алмаза трубки Катока относится также преобладание ростовых форм рельефа их граней, доли которых возрастают от мелких – средних, к крупным и очень крупным размерным классам. Распределение алмазов по габитусным формам в различных петротипах кимберлитов трубки Катока показано на графике (Рис. 34,б).

Для алмазов трубки Чиузу характерно преобладание кристаллов разновидности I – 92,8% (в классе -5,7+1,8 мм), среди которых октаэдров – 4,0% (в 6 раз меньше, чем на трубке Катока), переходных – 12,5% (в 2,8 раза меньше) и ромбододекаэдров – 67,5% (в 4 раза больше) (Рис.34,а). Всего 16,8% кристаллов алмаза этой трубки имеют ростовый рельеф, остальные – коррозионнодиссолюционный и интерстиционный (Рис.31).

Среди алмазов трубки Камуанзанза доля кристаллов разновидности I понижена – 76,7%, доля октаэдрических кристаллов в среднем в 2,5 раза ниже, а кристаллов переходного габитуса – в 3,0 раза ниже, чем среди алмазов Катоки.

Доля ромбододекаэдров, напротив, в среднем в 1,4 раза выше, и они представлены в основном округлыми додекаэдроидами (Рис.34,а). Преобладают кристаллы с коррозионно-диссолюционными формами рельефа – каналами и кавернами травления (Рис. 32).

Алмазы трубки КАТ-Е42 отличает преимущественное развитие округлых форм с додекаэдроидым габитусом, часто несущих многочисленные протомагматические сколы. Агрегаты разновидности «борт» не типичны, а незакономерные сростки разновидности VII присутствуют постоянно (6,8%). В целом среди алмазов этой трубки доля разновидности I достаточно высока (86,0%), при средней доле разновидности VII и незначительных долях разновидностей III (1,5%) и IX (1,9%) (Рис. 33).

–  –  –

Рис. 31. Морфологические разновидности и габитусные формы кристаллов алмаза трубки Чиузу: разновидность I – тонко- (а) и груболаминарный (б) октаэдры;

комбинация октаэдр-додекаэдроид – ОД (в); плоскогранный ромбододекаэдр (г);

додекаэдроиды «уральского» (ж) и «эбеляхского» (з) типа; параллельный сросток тонколаминарных октаэдров (д); шпинелевый двойник ОД (е); кристаллы интерстиционно-блокового типа (и, к); разновидности II – жёлтый (л) и III – серый (м) кубы; разновидность IV – сросток грубо ламинарных октаэдров в «оболочке» (н);

разновидность V – коричневые додекаэдроиды (о, п); разновидность VII – незакономерный сросток груболаминарных октаэдров (р); разновидности VIII и IX – борт крупнокристаллический (с) и мелкокристаллический (т) (Зинченко, Шафрановский, 2011).

г а в б д ж з е л м и к Рис. 32. Морфологические разновидности и габитусные формы кристаллов алмаза трубки Камуанзанза: разновидность I – тонколаминарный октаэдр (а); комбинация октаэдр-ромбододекаэдр – ОД (б); плоскогранный ромбододекаэдр (в); додекаэдроиды с коррозионным каналом (г) и дисковой скульптурой с каплевидными рудными выделениями (д); параллельный сросток кристаллов ОД (е); звездообразный «пятерник» индивидов ОД (ж); кристалл ОД с ядром и периферийной областью в параллельном срастании (з); разновидность III – серый кубоид (и); комбинации {111}к, л); разновидность VII – комбинация незакономерного и параллельного сростков ОД (м (Шафрановский, Зинченко, 2009).

–  –  –

Рис. 34. Распределение габитусных форм кристаллов алмаза, % массы: а – по разным трубкам (по данным Табл. 4); б – по разным петрогенетическим комплексам кимберлитов трубки Катока (по данным Табл. 5); Д – ромбододекаэдр, К – куб; ТГ – тетрагексаэдр, То – техногенный осколок, По – протомагматический осколок; н.о. – осколки неопределённого габитуса (Зинченко, 2014).

Показано, что алмазы из разных месторождений отличаются уникальными кристалломорфологическими спектрами (Рис.34,а), так же, как и алмазы из разных петрогенетических комплексов одной полифациальной трубки (Рис.34,б).

В латеральном ряду ассоциаций алмазов из трубок центральной части (трубка Катока), переходной (трубка Чиузу) и краевой зон (трубка Камуанзанза) района Лунда фиксируется закономерная смена кристаллов с преобладанием признаков роста, кристаллами округлых форм растворения и коррозионно-диссолюционных форм.

4. Для оценки запасов алмазов в месторождениях кимберлитов наиболее эффективны экспоненциальные модели, поскольку приращение массы их кристаллов по {111} происходило экспоненциально, и их распределения по классам массы отвечают законам Больцмана-Гиббса и Бозе-Эйнштейна.

Иccледование структуры распределения алмазов в кимберлитах проводилось в рамках Геогенетического закона академика РАН Д.В. Рундквиста, показавшего, что онтогенез минеральных индивидов отражает филогенез их скоплений разного масштаба в земной коре. Именно в особенностях внешней и внутренней морфологии кристаллов алмаза был «записан» алгоритм роста их массы, определявший их концентрацию в рудах кимберлитовых месторождений. Такой подход к исследованию закона распределения алмазов в кимберлитах по массе, отличный от формального геостатистического моделирования (методы Матерона и Криге), назван автором генетико-вероятностным. Впервые было обосновано приложение моделей статистической термодинамики (СТ) к изучению математического закона распределения по количеству и массе алмазов в алмазоносных кимберлитах (Zinchenko et al., 2006; 2007; Зинченко и др., 2012).

Поиск новых подходов к оценке запасов коренных месторождений алмаза продиктован тем, что традиционные модели геостатистики в рамках идей Матерона-Криге (Матерон, 1968; Криге, 1968) и основанные на них методы расчёта средних содержаний алмазов в кимберлитовых рудах не лишены недостатков. При значительных вариациях содержаний алмазов в кимберлитах и специфики их гранулометрического спектра, распределения их по классам массы «сдвигаются» в сторону мелких классов. Распределение алмазов по крупности (массе), аппроксимируемое степенной функцией, в общем справедливо для мелких и средних классов крупности, что впервые было установлено В.М. Зуевым (Зуев, 2005, 2008). Используемые в практике ГРР на алмазы логнормальные и степенные распределения, адекватно отражают распределения алмазов в кимберлитах по массе лишь до определённого предела, на котором их непрерывность нарушается вследствие «эффекта самородка», хорошо известного для распределений золота, платины и других редких элементов (Матерон, 1968). Задача преодоления этого эффекта решалась автором на основе принципиально нового подхода к построению генетически состоятельных математических моделей распределения алмазов по массе (классам массы), основные положения которого представлены ниже.

Формирование кристаллов алмаза из атомов углерода происходит в результате ковалентной химической связи, стехиометрия которой определяется тетраэдрической ориентировкой в пространстве орбит валентных электронов атома углерода (Григорьев, 1967). Рост количества атомов углерода, в зависимости от размеров координационных полиэдров кристалла октаэдрической формы, пропорционален его радиусу в степени 2,7 (Рис.

35):

Nат = 1,32(Rкс) 2,7, или Ln(Nат/1,32)/LnRкс =, где Nат – число атомов углерода, Rкс – радиус координационной сферы вокруг октаэдрического полиэдра алмаза (ангстремы, ), = 2,7 = exp – экспонента.

Полученная зависимость свидетельствует, что на этапах роста кристалла алмаза в направлении 111 количество атомов в его решётке прирастало экспоненциально с ростом его размера/радиуса. Прирост массы кристалла алмаза, который представляет собой «макромолекулу» из многих углеродных атомов, происходил послойно, т.е. по квантовому механизму, что подтверждается результатами УФ- и КЛ-томографии кристаллов алмаза, свидетельствующими о дискретном характере их послойного роста (Рис. 36).

–  –  –

Эти онтогенетические особенности обосновывают генетически состоятельный закон распределения кристаллов алмаза по их массе, отвечающий природе их роста. Характерный для алмазов в мантийной среде их кристаллизации, этот закон унаследовано проявляется и в кимберлитах. Поиск математических моделей, которые бы отвечали указанным природным особенностям кристаллизации алмаза, показал, что наиболее эффективными в приложении к исследованию их распределения по массе в кимберлитах являются модели и статистики распределений Бозе-Эйнштейна (Рис.37) и Больцмана-Гиббса (Рис.38).

Были проанализированы данные весового и гранулометрического анализа 7988 алмазов суммарной массой 48523,6 мг в диапазоне крупности/веса +0,5- 590,6 мг, извлеченных из 1056 геологических проб, и исследовано их распределение по массе и содержанию в кимберлитах месторождения Катока. Результаты исследования распределений алмазов по классам массы в кимберлитах разных петрогенетических комплексов трубки Катока и аналитические модели, отвечающие им, представлены на Рис. 39. Подобие представленных графиков свидетельствует о едином источнике генерации популяций алмазов из разных фациальных комплексов, что говорит в пользу, «ксеногенной» гипотезы образования алмазов из кимберлитов. Аналогичные результаты получены и для популяций алмазов из кимберлитов месторождений Чиузу (Ангола) и им. Гриба (Россия).

Экономическая эффективность исследования

Разработка новых математических моделей для эффективной и надёжной оценки ресурсов алмазов представляет собой решение крупной народнохозяйственной проблемы по детальному геологическому изучению коренных месторождений России, Анголы и других алмазодобывающих стран. Их реализация в практике ГРР существенно повышает возможности ресурсной базы по наращиванию добычи алмазов и способствует укреплению стратегических позиций страны на международном рынке алмазов. Реализованный на основе генетико-статистических моделей аудит запасов месторождений Катока, Чиузу и им. Гриба дал значительный геолого-экономический эффект – они были увеличены на 37,4 млн. карат, 1,6 млн. карат и на 30,0 млн. карат, соответственно.

Количество кристаллов алмаза (Nj) j

–  –  –

АКБ 10,60

–  –  –

КБМ 42,33 КЗП 87,64 КТБ+ 171,17 ВОП 444,44 Заключение Несмотря на 150-летнюю историю изучения кимберлитов, и сегодня остаются не выясненными или дискуссионными многие вопросы генезиса магматических месторождений алмазов, их петрогенеза и минерагенеза, онтогении алмаза в мантийной среде и в кимберлитах. Это выдвигает в ряд актуальных задачи построения адекватных геодинамической, палеовулканической моделей вулканизма и модели рудогенерации кимберлитов, основанных на петрографоминералогических, изотопно-геохимических и кристаллографических исследованиях, изучении математических законов распределения алмазов в кимберлитовых месторождениях, решение которых предпринято в данной работе. Представленные автором модели глубинной алмазогенерации, кимберлитового петрогенеза и минерагенеза вносят вклад в познание механизма образования магматических месторождений алмаза, что способствует повышению эффективности их поисков и разведки. Кимберлитовые месторождения Республики Ангола составляют существенную часть мирового ресурсного потенциала алмазов ювелирного качества. Настоящее исследование является первой актуальной сводкой, описывающей детали геологического строения, петрологию, минералогию и алмазоносность 6 месторождений и 10 кимберлитовых трубок СВ Анголы, материалы которой используются при поисках и разведке алмазоносных кимберлитов в России, Республике Ангола, Намибии и Зимбабве, а также при подготовке геологов в высших учебных заведениях России, Анголы, Португалии, Испании, Бразилии и ЮАР.

Список публикаций по теме диссертации

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК Российской Федерации:

1. Eclogites from the upper mantel beneath the Kassai Craton (Western Africa): Petrography, whole-rock geochemistry and U-Pb zircon age// Precambrian Research 249 (2014) 13-22, p.p.13-22 (в соавторстве с L. Nikitina, N. Коrоlev, T. Flix).

2. Высокониобиевый рутил из верхнемантийных эклогитовых ксенолитов алмазоносной кимберлитовой трубки Катока, Ангола//Доклады РАН, Геохимия, т.454, №2, с.с.

207-210 (в соавторстве с Н.М. Королёвым, Ю.Б. Мариным, Л.П. Никитиной).

3. Эклогитовые ксенолиты кимберлитовых трубок Катока и Кат-115, кратон Кассаи, Западная Африка: минералогия, условия образования//Региональная геология и металлогения, №55, 2013, с.с. 51-64 (в соавторстве с Н.М. Королёвым, Л.П.

Никитиной, Ж. Франсишку).

4. Геохимия и возраст эклогитовых ксенолитов из алмазоносных кимберлитов трубок Катока и КАТ-115 (кратон Кассаи, Западная Африка)// Региональная геология и металлогения, №56, 2013, с.с. 1-12 (в соавторстве с Л.П. Никитиной, Н.М. Королёвым, С.Г. Скубловым, Ж. Франсишку).

5. U-Pb возраст и геохимия цирконов из мантийных ксенолитов трубок КАТОКА и КАТ-115 (Ангола)//Доклады РАН, Геохимия, т. 445, №1, 2012, с.с. 80-85 (в соавторстве с Л.П. Никитиной, Ю.Б. Мариным, С.Г. Скубловым, Н.М. Королевым, А.К. Салтыковой, Х. Шиссупа).

6. Структурно-тектонический контроль проявлений кимберлитового магматизма на северо-востоке республики Ангола //Региональная геология и металлогения, №47, 2011, с.с.107- 114 (в соавторстве с Т. Феликсом, Т. Дуарте, Е.А. Дулапчий, В.А.

Ванчуговым).

7. Морфология кристаллов крупных алмазов и их распределение в кимберлитах трубки Катока//ЗМРО, №5, 2009, с.32-44.

8. О степени неравновесности алмазогенерирующих кимберлитовых систем//ЗРМО, ч.

138, №4, 2009, с.с.1-10 (в соавторстве с В.Н. Дечем, В.А. Глебовицким)

9. Распределение содержаний алмазов, как отражение процессов самоорганизации в кимберлитах трубки Катока (Ангола)//ЗРМО, ч. СХХХVII, №1, 2008, с.с.11-21 (в соавторстве с В.Н. Дечем, В.А. Глебовицким).

Morphology of Diamonds from Kimberlite Pipes of the Catoca Field, Angola//Rev.

10.

Geology of Ore Deposits, Vol. 50, №8, 2008, р.p.148-156

11. Морфология алмазов кимберлитовых трубок поля Катока (Ангола)//ЗМРО, №6, 2007, с.с. 91-102

12. Алмазы кимберлитовой трубки Катока//Региональная геология и металлогения, 2007,№30-31, с.с.153-161

13. Структура распределения кристаллов алмазов в полигенных кимберлитах и ее модельное представление в терминах статистической термодинамики»//Вестник Санкт- Петербургского университета, вып. 3, сер. 7, 2007, с.с.61-67 (в соавторстве с В.Н. Дечем, В.А. Глебовицким).

14. Принцип Больцмана при исследовании расслоенных базит - ультрабазитовых интрузий//Вестник Санкт-Петербургского университета, вып. 4, сер. 7, 2005, с.с.13-31 (в соавторстве с В.Н. Дечем, В.А. Глебовицким).

Проект «Катока» – успех российских горно-обогатительных технологий в 15.

алмазодобывающей промышленности Анголы //Горный журнал, №7, 2005, с.с.64-66 (в соавторстве с Г. Жуниором, С.А. Герасимовым, В.А. Ларионовым, Т. Феликсом).

16. Алмазоносность и перспективы обнаружения новых кимберлитовых месторождений на северо-востоке Анголы//Региональная геология и металлогения, №22, 2004, c.с.116-123 (в соавторстве с Г. Жуниором, С.Ф. Носыко, А.Я. Ротманом).

17. Механизм интрузий трапповой магмы и структурообразование на примере западной части Сибирской платформы//Депонированная рукопись, ВИНИТИ, №2309-80, 1980.

18. Учёт влияния траппового магматизма при зональном прогнозе нефтегазоносности на западе Сибирской платформы// В сб.: Прогноз зон нефтегазонакопления и локальных объектов на Сибирской платформе (сб. научных трудов ВНИГРИ), Л.,1988, с.с.116-128 (в соавторстве с А.Е. Головешкиным, Т.В. Афанасьевой).

Публикации в зарубежных научных журналах:

19. Distribuio de diamantes nos kimberlitos de Catoca e os modelos da termodinmica estatstica//Rev. Angola Minas, №23, 1-o trim., 2007, p.p.38-52 (в соавторстве с T. Flix, V.Dech).

20. Distribuio de diamantes nos kimberlitos de Catoca e os modelos da termodinmica estatstica// Rev. Angola Minas, №22, 2-o trim., 2006, p.p.20-31 (в соавторстве с Т.

Flix, V. Dech).

21. Tecnologias inivadoras na construco da Central de tratamento II// Rev. Angola Minas, №21, 1-o trim., 2006, p.p.38-47 (в соавторстве с G. Jnior, S. Guerassimov, A.Yadrikov).

22. Macrocristais de Diamante da Chamin de Catoca. Morfologia e Factores Morfognese// Rev. Angola Minas, №19, 2-o trim., 2005, р.р. 24-33

23. Geologia e Genese da Chamin Quimberlitica de Catoca (Segundo dados modernos de prospeco)// Rev. Angola Minas, №14, 1-o trim., 2003, p.p. 23-29 (в соавторстве с G. Jnior, S. Nossyko, A. Rotman, B. Chipoio).

24. Morfologia dos Microdiamantes do Kimberlito de Catoca// Rev. Angola Minas, №14, 1-o trim., 2003, p.p.10-15 (в соавторстве с S. Nossyko).

25. A natureza piezoelectrica das estruturas crustificadas de cimento argiloso de arenitos petroliferos quarziosos// Rev. Angola Minas, №6, 1- o trim., 1999, p.p. 14-21.

26. Estruturas finas no espao poroso de rochas colectoras de petroleo//Rev. Angola Minas, №6, 1-о trim., 1997, p.p. 24-28.

27. A descoberta assombrosa dentro do pequeno poro (o problema cristalografico do quartzo pinacoidal) //Rev. Angola Minas, №5, 2-o trimestrе, 1996, p.p. 14-15.

Учебники и монографии:

28. Diamantes dos kimberlitos do Nordeste de Angola. Geologia dos kimberlitos. v.1., IMETRA- RENOME, Luanda-S-Pb 2015, 136 p. (в соавторстве с Shafranovskiy G., T. Flix, P. Benedito).

29. Кимберлиты северо-востока Анголы. Геологическое строение, алмазоносность, алмазы. Саарбрюкен (Германия), Palmarium Academic Publishing, 2014, 240 c.

30. Кимберлиты и алмазы трубки Катока. Петрогенез, рудогенез и моделирование распределения алмазов. Саарбрюкен (Германия), Palmarium cademic Publishing, 2012, 277 c. (в соавторстве с В.Н. Дечем, Г.И. Шафрановским)

31. Bases tecnolgicas de tratamento do minerio do kimberlito. V.1, Ronlen Fine Print, Luanda-RSA, 2011, 50 p. (в соавторстве с М. Flix).

Материалы конференций:

32. Modelo matemtico estatstico-gentico de Bolzman-Gibbs de distribuio dos diamantes nos kimberlitos por massa dos seus cristais// Congresso de Mtodos Numricos em Engenharia 2015, Livro de resumos, 29 de Junho a 2 de Julho, Instituto Superior Tcnico

– Universidade de Lisboa, Lisboa, 2015, p. 305 (в соавторстве с Dech V., T. Flix).

33. FeO-NiO(S) сфероиды из эклогитовых ксенолитов трубки Катока (Ангола)// в сб.:Годичное собрание РМО 2014. Минералогия во всём пространстве сего слова.

Материалы конференции. РМО–СПбГИ, СПб, 2014, с.с. 189-191.

34. Морфология кристаллов алмаза из кимберлитов трубки КАТ-Е42 (Ангола)// в сб.: Годичное собрание РМО 2014. Минералогия во всём пространстве сего слова.

РМО – СПбГИ, СПб, 2014, с.с. 224-226 (в соавторстве с Г.И. Шафрановским).

35. Возможности метода вызванной поляризации при поисках алмазоносных кимберлитов//в сб.: Заключение Научно-методического Совета по геологогеофизическим технологиям поисков и разведки твёрдых полезных ископаемых Минприроды РФ, Минприроды РФ – ФГУНПП «Геологоразведка», С-Пб, 2014, с.с.14-15 (в соавторстве с А.Д. Кузовенковым).

36. Морфолого-минералогические спектры кристаллов алмаза разных размерных классов из кимберлитов трубки Катока//В сб.: XI Международная конференция «Новые идеи в науках о Земле», Т.1., МГРИ-РГГРУ, М., 2013, с.с.243-246 (в соавторстве с Г.И. Шафрановским, Ж. Франсишку).

37. Определение сортности и качества алмазного сырья по данным геологического опробования (на примере кимберлитовой трубки Катока, Ангола)//В сб.: XI Международная конференция «Новые идеи в науках о Земле», Т.1., МГРИ-РГГРУ, М., 2013, с.с.241-242 (в соавторстве с Ж. Франсишку, Т. Феликсом).

38. Морфологические особенности алмазов трубки САТ-115//В сб.:РМО–СПбГИ, Международная научная конференция «Фёдоровская сессия», СПб, 2012, с.с.411-412 (в соавторстве с Г.И. Шафрановским).

39. Мантийные ксенолиты из алмазоносных кимберлитов Анголы: состав, условия кристаллизации//В сб.: Модели образования алмазов и его коренных источников.

Перспективы алмазоносности Украинского щита и смежных территорий. Тезисы докладов Международной научной конференции, Киев, 2012, с.с.132-134 (в соавторстве с Л.П. Никитиной, Н.М. Королевым, Г.И. Шафрановским).

40. U-Pb idade absoluta e geoquimica dos zirces dos kimberlitos e dos xenolitos mantlicos da chamin de Catoca (Nordeste de Angola)//Tese do XI Congresso Geoquimico Internacional dos Pises de lingua Portugusa, Luanda, 2012, p.p.20-21 (в соавторстве с L. Nikitina, J.

Francisco, H. Chissupa, N. Korolev, S. Skublov).

41. Large Diamond Morphology of Catoca pipe (NE of Angola)//Rev. Macla, №15, SEM, 2011, XXXI Reunion Cientifica de la SEM, Barcelona, p.p. 205-206.

42. Сфероиды из пород кимберлитовой трубки Катока (СВ Анголы)//В сб.: РМО – СПбГИМеждународная научная конференция «Фёдоровская сессия», СПб, 2010, с.с. 63-66 (в соавторстве с Г.И. Шафрановским).

43. The direction of migration of the recent alkaline-basalt plumes of West African alkaline province. Geochemistry of magmatic rocks-2010//Abstracts of XXVII International conference School «Geochemistry of Alkaline rocks», Moscow-Koktebel, 2010, p.p.

96-97 (в соавторстве с V. Lazarenkov, H. Mamayeva).

44. Морфологическая характеристика алмазов из кимберлитовой трубки Чиузу (СВ Анголы)//В сб.: СПб ГИ–РМО, Международная научная конференция «Фёдоровская сессия», СПб, 2010, с.с. 92-95 (в соавторстве с Г.И. Шафрановским).

45. Использование морфологических данных в онтогении алмазов из трубки Камуанзанза(СВ Ангола)//В сб.:РМО–СПбГИ, Международная научная конференция «Онтогения минералов и её значение для решения геологических прикладных и научных задач», СПб, 2009, с.с.158-160 (в соавторстве с Г.И. Шафрановским).

46. Роль природных флотационных процессов при образовании магматических месторождений алмазов//В сб.: Эффективность прогнозирования и поисков месторождений алмазов: прошлое, настоящее и будущее (АЛМАЗЫ-50). С-Пб, Издво ВСЕГЕИ, 2004, с.с.110-112 (в соавторстве с А.В. Козловым).

47. К вопросу о влиянии трапповых интрузий на вмещающие породы и их коллекторские свойства на западе Сибирской платформы//В сб.:Тезисы докладов 4й краевой трапповой конференции «Трапповый магматизм Сибирской платформы в связи с тектоникой и поисками полезных ископаемых», Красноярск, 1983, с.с.150-151 (в соавторстве с Т.В. Афанасьевой).

48. Некоторые закономерности внедрения магмы в осадочные породы при формировании силлов в западной части Сибирской платформы//В сб.: Тезисы докладов V-й научно- практической конференции ЗапСибНИГНИ, Тюмень, 1981, с.с.20-22 (в соавторстве с А.Е. Головешкиным).



Похожие работы:

«Ананьина Валентина Тимофеевна ВЛИЯНИЕ МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫХ СЕМЕЙ НА ЭТНИЧЕСКУЮ ТОЛЕРАНТНОСТЬ В РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ Специальность 22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и процессы Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Екатеринбург – 2015...»

«Орлова Елена Викторовна ФЕНОМЕН СОЦИАЛЬНОГО ПАРАЗИТИЗМА В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ: СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЕ АСПЕКТЫ Специальность 09. 00. 11 – социальная философия Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философ...»

«УДК 622.276.654.001.57 622.276.5.001.5 АФАНАСКИН ИВАН ВЛАДИМИРОВИЧ ПОВЫШЕНИЕ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ МЕТОДА НАПРАВЛЕННОЙ ЗАКАЧКИ ВОЗДУХА В НЕФТЯНЫЕ ПЛАСТЫ НА ОСНОВЕ ЧИСЛЕННОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ И РЕЗУЛЬТАТОВ ГИДРОДИНАМИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ СКВАЖИН Специальность: 25.0...»

«ПРОХОРЕНКО Ирина Львовна ИСПАНИЯ В ЕВРОПЕЙСКОМ СОЮЗЕ: ВЗАИМОВЛИЯНИЕ НАЦИОНАЛЬНОГО И ТРАНСНАЦИОНАЛЬНОГО ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРОСТРАНСТВ Специальности: 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии 23.00.04 – Политические проблемы междуна...»

«Старикова Елена Николаевна СИНЕСТЕТИЧНОСТЬ КАК ОСНОВА "ВИТРАЖНОГО МЫШЛЕНИЯ" ОЛИВЬЕ МЕССИАНА Специальность 17.00.02 – Музыкальное искусство АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата искусствоведения Новосибирск – 2016 Работа выполнена на кафедре музыкального образования и просвещения ФГБОУ ВО "Новосибирская государственная консерватория имен...»

«НОВИКОВА Татьяна Витальевна ТРАДИЦИИ И НОВАТОРСТВО В МУЗЫКЕ РУБЕЖА XX–XXI ВЕКОВ (на примере фортепианных произведений отечественных композиторов) Специальность 17.00.02 — Музыкальное искусство Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата искусст...»

«Фомичев Евгений Владимирович ТРУДОВАЯ МОТИВАЦИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ СЛУЖАЩИХ В УСЛОВИЯХ РЕФОРМИРОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ 22.00.08 – социология управления Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата соци...»

«Варакин Александр Александрович СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ПАРТНЕРСТВО ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ ПОГРАНИЧНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ГОСУДАРСТВ – УЧАСТНИКОВ СНГ Специальность 23.00.04 – "Политические проблемы международных отношений, гло...»

«АЛЕКСЕЕВ Андрей Германович ОПТИМИЗАЦИЯ КОМПЛЕКСА ГЕОЛОГОРАЗВЕДОЧНЫХ РАБОТ НА НЕФТЬ И ГАЗ В СЕВЕРНОМ КАСПИИ Специальность 25.00.12 – Геология, поиски и разведка горючих ископаемых АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических наук Ростов-на-Дону Работа...»

«Грибоносова-Гребнева Елена Владимировна Творчество К.С. Петрова-Водкина и западноевропейские "реализмы" 1920–1930-х гг. Специальность 17.00.04. – изобразительное и декоративно-прикладное искусство и архитектура Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Москва 2009 Оборотная сто...»

«Пашарина Екатерина Сергеевна ПРИНЦИП СОМНЕНИЯ В ФИЛОСОФСКОМ ПОЗНАНИИ Специальность 09.00.01 – онтология и теория познания АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Волгоград – 2013 Работа выполнена в Федеральном государственном автономном образовательном учреждении высшего профессионального образования "Волгоградский госу...»

«Астахов Сергей Михайлович ОЦЕНКА УГЛЕВОДОРОДНОГО ПОТЕНЦИАЛА ТУАПСИНСКОГО ПРОГИБА НА ОСНОВЕ МЕТОДИК БАССЕЙНОВОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ Специальность: 25.00.12 Геология, поиски и разведка нефтяных и газовых месторождений АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических н...»

«САМДАНОВ Дмитрий Александрович ГЕОМОРФОЛОГИЧЕСКИЕ И МИНЕРАЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ КОРЕННОЙ АЛМАЗОНОСНОСТИ МУНО-МАРХИНСКОГО МЕЖДУРЕЧЬЯ (ЯКУТИЯ) 25.00.11 – геология, поиски и разведка твердых полезных ископаемых, минерагения АВТОРЕФЕРАТ диссертац...»

« УДК 552.4:553.22(470.22) ПРОСКУРИН Георгий Юрьевич МЕТАСОМАТИТЫ ТИКШЕОЗЕРСКОГО ЗЕЛЕНОКАМЕННОГО ПОЯСА Специальность 25.00.04 – петрология, вулканология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических...»

«ШИРЯЕВ Александр Евгеньевич КОНЦЕПЦИЯ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ: СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АСПЕКТ 09.00.11 социальная философия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук I Омск 2007 Работа выполнена на кафедре гуманитарных и...»

«Варакин Александр Александрович СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ПАРТНЕРСТВО ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ ПОГРАНИЧНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ГОСУДАРСТВ – УЧАСТНИКОВ СНГ Специальность 23.00.04 – "Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития" АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степе...»

«Абдель Азиз Фавзи Махмуд Эль Шинави Эль Хайес ГИДРОГЕОЛОГИЧЕСКИЕ И ИНЖЕНЕРНО-ГЕОЛОГИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ НИЖНЕЙ ЧАСТИ БАССЕЙНА РЕКИ ТОМИ (ТОМСКАЯ ОБЛАСТЬ) 25.00.07 Гидрогеология 25.00.08 Инженерная геология, мерзлотоведение и грунтоведение АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата геолого-мин...»

«Имайкин Александр Камильевич ОЦЕНКА И ПРОГНОЗ ГИДРОГЕОЛОГИЧЕСКИХ УСЛОВИЙ ТЕРРИТОРИИ КИЗЕЛОВСКОГО УГОЛЬНОГО БАССЕЙНА ПОСЛЕ ЗАКРЫТИЯ ШАХТ Специальность 25.00.07 – Гидрогеология АВТОРЕФЕРАТ диссертации...»

«Кашулин Данила Александрович ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ГОСУДАРСТВА В СОВРЕМЕННОМ ПОЛИТИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ: ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ И ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ Специальность 23.00.04 "Политические проблемы международных отношений, глобального и...»

«ПОХИЛЬКО АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ ЭКСТРЕМИСТСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ В СИСТЕМЕ РЕГИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ БЛИЖНЕГО ВОСТОКА Специальность 23.00.04 – Политические проблемы международных отношений, глобального и региональн...»

«Подберезкина Ольга Алексеевна Эволюция значения международных транспортных коридоров в мировой политике на примере России Специальность: 23.00.04– политические проблемы международных отношений, глобального и региональног...»








 
2017 www.ne.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - электронные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.